Верхний баннер
00:07 | | 05 ИЮЛЯ 2020

$ 70.5 € 79.22

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

14:37, 09 января 2015

Илья Губин: Несколько слов о «Башмачкине» Сергея Федотова

«Из гоголевской "Шинели" вышла вся русская литература». Эта фраза, ставшая уже канонической, приписывается разным русским литераторам, однако, не взирая на авторство, неизменным остается зерно фразы – произведение великого русского классика столь необъятно, что умещает в себе, ели не все направления и жанры, которыми до сих пор славится русская классическая литература, то, по крайней мере, дает явный толчок к их развитию. 
Также стоит заметить, что гоголевская шинель – это один из тех текстов, который очень часто пытаются интерпретировать. У кого-то это получается лучше, у кого-то – хуже, а у кого-то и вовсе не получается. Если взглянуть хотя бы на театральную афишу Перми, то гоголевская Шинель в разных вариациях идет и в театре кукол, и в Театре-Театре. А теперь знакомое произведение, но под заглавием «Башмачкин» появилось и в «У Моста». 
Кажется, что все пренебрегают наставлением Владимира Набокова – «Не трогайте Гоголя. Каторжная работа <…> не оплатится привычной монетой».
Иногда, правда, очень радует, что данное наставление остается незамеченным. Так, например, Олег Богаев создал в свое время совершенно блистательный римейк (настаиваю именно на этой орфографии слова, хотя кому-то и ближе начертание «ремейк»), который тоже носит название «Башмачкин». Однако в отличие от спектакля театра «У Моста» в данном случае смена названия вполне закономерна, т.к. Олег Анатольевич делает абсолютный перифраз повести Гоголя. Николай Васильевич выбирает для своей повести название «Шинель», которую крадут у главного персонажа Акакия Акакиевича, в середине текста и более мы с ней не сталкиваемся. Богаев же отодвигает на второй план чиновника Башмачкина, делая главным действующим лицом Шинель. В пьесе «Башмачкин» перед нами предстает мотив человеческой души, а образы Шинели и Башмачкина выступают как две части одного целого. В финале пьесы кажется, что со смертью Башмачкина на земле умирает все святое и живое. В конце мы видим абсолютную пустоту. Именно эта пустота жизни и волнует Олега Анатольевича Богаева, именно на это он и пытается указать нам своим римейком. 
Почему-же театр «У Моста» решил вынести в афишу название «Башмачкин»? Тут дело, конечно, не в режиссерских изысках, и уж тем более не в новом взгляде на классический текст, а всего лишь в том, что первоначально за литературную основу спектакля была взята пьеса Богаева, но по каким-то причинам потом спектакль стали делать по каноническому тексту Гоголя.
Кстати, сам Гоголь в компании упырей и вурдалаков появляется в самом начале спектакля и как хозяин всей нечистой силы по-хозяйски распоряжается с ней. 
Вообще, конечно, Николай Васильевич мистик и про нечисть (в самом широком смысле слова) писал, однако представить его в столь пошлом виде, по крайней мере неуважительно. Нужно вспомнить хотя бы то, что Гоголь всю жизнь боялся кошек, т.к. в детстве ему увиделось, что в его черную кошку вселилась нечистая сила, из-за этой боязни он был вынужден утопить своего домашнего любимца и долго еще страдать над тем, как нечистая сила извела бедную любимицу, или же его боязнь женщин, которые все, как одна, ведьмы. Поэтому, конечно, такое представление о Гоголе не может не удивить и не опечалить. Да еще в довершение образа пафосная сцена с сожжением рукописи в самом начале действа. Кажется, что Сергей Федотов решил собрать все штампы воедино. Подобный образ часто мелькает в юмористических программах по центральным ТВ и совершенно досадно видеть его еще и в театре. 
Помимо всего прочего возникает вопрос – «А что это перед нами?». Спектакль? Читка? А может быть нечто еще? Весь спектакль Андрей Малянов в образе Николая Васильевича усердно и устало читает великолепный текст Гоголя (но если он автор текста, демиург этого мира, то почему читает?), а Илья Бабошин, исполняющий роль Башмачкина, которого перед спектаклем Олеся Егорова назвала башмачником, и другие актеры, будто верные куклы-марионетки делают необходимые движения, произносят слова искаженными голосами. 
Все это выглядит либо скучно, либо раздражающе.
Однако если опустить то, что образ Акакия Акакиевича, выглядит нелепо, особенно на полусогнутых, как бы в подтверждение того, что он «маленький человек», хотя буквализация здесь ни к чему, так как он маленький, конечно, не физически, а внутренне, если забыть о Гоголе на сцене, которых иногда двое, одного из которых первый Гоголь прикажет нечести уничтожить, то совершенно ходульными вышли о оставшиеся образы. 
Остановлюсь на Петровиче. Данный образ один из наиболее важных для повести Гоголя. Так как он, подобно змею искусителю, убеждает Акакия Акакиевича сшить новую шинель, он и лишает Башмачкина души, заменяет душу на внешнее и наносное. Да и появляется-то он в повести очень эффектно, в клубах дыма от жаренной рыбы (!!!), а рыба, как известно, это один из символов Иисуса Христа. К сожалению, здесь этого нет. Здесь Петрович еще одна марионетка, притом достаточно проходная. 
Вообще весь спектакль выглядит скучно и уже на десятой минуте хочется встать и выйти, так как юмор пошлый, а глубины анализа текста нет вовсе. И самое печальное в финале то, что народ бурно приветствует этот ужас, а раз рeople хавает, то боюсь, что скоро нас будет ждать еще один ужас, который так далек от той «Панночки», которой заслуженно гордится театр «У Моста». 
А это, как не крути, печально…

Источник


Обсуждение
3023
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.