Верхний баннер
18:35 | | 21 ИЮЛЯ 2019

$ 62.87 € 70.79

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

09:53, 26 февраля 2019

«Чтобы в школу приходили хорошие специалисты, нужно сделать одну достаточно простую вещь – улучшить условия труда», – гендерная исследовательница Алиса Клоц о «мужчине в образовании»

22 февраля в Перми завершился конкурс «Мужчина в образовании». Заявленная цель конкурса – привлечь в образование мужчин. Специально для «Эха Перми» гендерная исследовательница, доцент факультета истории Европейского университета, кандидат исторических наук Алиса Клоц порассуждала на тему педагогов-мужчин и педагогов-женщин, конкурсе «Мужчина в образовании» и роли гендера в это самом образовании. 

Почему большинство педагогов сегодня – женщины? Исторически, школьное образование стало одной из первых областей квалифицированного труда, доступной для женщин. Общество готово было принять женщин-учительниц, потому что работа с детьми воспринималась как продолжение естественных женских «материнских» обязанностей. Работа учительницей давала женщине финансовую независимость и возможность профессиональной реализации. Неудивительно, что все больше женщин стремились к карьере в образовании.

Однако увеличение удельного веса женщин привело к тому, к чему всегда приводит феминизация профессии – падению статуса и уровня зарплат. В результате получается замкнутый круг: мужчины не идут в «женскую» малооплачиваемую и малопрестижную профессию, тогда как высокий процент женщин делает профессию малопрестижной и малооплачиваемой. При этом феминизация образования воспринимается как проблема: якобы, если ребенка учат исключительно, или в большинстве своем, женщины, с ним обязательно будет что-то не так.

Примечательно, что в своих интервью начальница департамента образования Людмила Серикова отмечает, что «Когда мы говорим о мэтрах педагогики, мы всегда вспоминаем представителей «мужского» образования». Это очень показательно, что женщина, добившаяся заметных профессиональных успехов, продолжает воспроизводить сексисткие клише, не задумываясь о том, в какой мере существующий педагогический пантеон является продуктом дискриминации женщин в системе образования. Конкурсы педагогического мастерства служат прекрасной иллюстрацией предвзятого отношения к женщинам-педагогам: за почти тридцать лет существования конкуса «Учитель года», женщины побеждали всего шесть раз при том, что абсолютное большинство учителей — женщины.

Что же такое «мужское образование»? Что могут дать педагоги мужчины, чего не могут дать женщины? Организаторы предложили участникам соревноваться в трех номинациях: «Спорт-марафон», «ЛЕГО марафон» и «Творческий марафон». Только последняя номинация может теоретически иметь отношения к преподаванию: ни физическая подготовка, ни умение собрать модель из конструктора ничего не говорят о педагогических талантах. Зато именно физическая сила и умение «мастерить» традиционно ассоциируются с мужественностью. Финал конкурса, в дополнение к «испытанию-экспромту на профессиональную компетентность», включал в себя дефиле в деловых костюмах – видимо, чтобы продемонстрировать «мужскую» красоту. Получается, что чтобы быть хорошим педагогом мужчине нужно немного – быть мужчиной и соответствовать нормативным представлениям о мужественности.

Привлечь мужчин в образование было бы неплохо: например, для того, чтобы у детей не формировался стереотип о том, что воспитание детей – сфера ответственности исключительно женщин. Однако для этого не нужны никакие конкурсы. Чтобы в школу приходили хорошие специалисты, нужно сделать одну достаточно простую вещь – улучшить условия труда. Только при достойной зарплате, разумной нагрузке и умеренном административном контроле можно ожидать, что в образовании будут работать талантливые педагоги - и женщины, и мужчины.

Обсуждение
2602
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.