Верхний баннер
19:24 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 16 СЕНТЯБРЯ 2019

$ 63.83 € 70.67

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

12:05, 13 декабря 2013

О большой лжи и маленькой неправде: скандал в Пешнигортском детском доме, митинг в защиту ипподрома, провокация с референдумом

- Сегодня мы поговорим об историях, когда одна ложь порождает большую неправду. И наоборот, маленькая неправда порождает большую ложь.

 

Скандал в Пешнигортском детском доме

Начнем с событий в Пешнигортском детском доме-интернате. Буду опираться на два материала – статьи, которые вышли на сайте 59.ru и в газете «Местное время», ну и на собственную информацию, которую имею из Коми-пермяцкого автономного округа. Оба СМИ сообщают о том, что там, возможно, было изнасилование. Мы знаем, что вчера уголовное дело все-таки было возбуждено, и был задержан один из воспитанников этого дома, 16-летний молодой человек. Что же предшествовало всем этим событиям?

 

Вот что говорит в интервью 59.ru директор интерната Татьяна Подвинцева (для справки, это бывший местный депутат, человек в округе достаточно влиятельный): «Все произошло по взаимному согласию подростков. Более того, эта 13-летняя девочка поступила в детский дом из семьи алкоголиков. Позже она была устроена в приемную семью, где с ней не могли справиться, поэтому девочка снова вернулась в детский дом. У нас она проходила реабилитацию. Я заявляю: и речи не может идти о групповом изнасиловании в детдоме. Ни в коем случае! Эта девочка дружит с двумя мальчиками. Это случилось в лагере в Соль-Илецке. Зная тех мальчишек, я уверена, что это было по обоюдному согласию. Тем более, эта девочка сама склоняет мальчишек к такому союзу, считая подобное в порядке вещей».

 

Дальше директор детского дома рассказывает историю этой девочки. Она говорит – действительно, она поступила в детский дом из аморальной семьи, родители за бутылку водки сдавали соседям для сексуальных услуг. То есть она имела сексуальный опыт, до этого детского дома уже проживала с другими гражданами. Это нам говорит должностное лицо, директор Пешнигортского детского дома Татьяна Подвинцева.

 

Дальше нам сообщает она не о чем-нибудь, а об уголовном преступлении – родители свою малолетнюю дочь сдавали за бутылку водки для сексуальных утех соседей. И закончилось все это, со слов опять-таки директора, всего лишь тем, что их лишили родительских прав. Получается, на тот период, когда службы соцзащиты занимались этой историей, либо вся история про некое социальное рабство, а это называется именно так, не всплывала, либо всплыла попозже в детском доме, когда девочка находилась. Получается, что директор Пешнигортского детского дома как минимум совершила должностное преступление, не сообщила в правоохранительные органы, что ей известны случаи сексуального рабства, в которых находилась ее воспитанница. Это раз.

 

Теперь по второй теме. По моей информации, в Соль-Илецке не два, а 10 человек занимались этим по доброй воле – это два. Информация была закрыта – это три. Администрация этого кисельного заведения пыталась тщательно замять эту информацию. Дальше туда неоднократно выезжал уполномоченный по правам детей в Пермском крае Павел Миков. Насколько я понимаю, обо всей этой истории ему было хорошо известно. Тем более, меня удивляет тот комментарий, который Павел Миков выдал и газете «Местное время», и сайту 59.ru: «Во-первых, изнасилований не было. Уголовное дело не возбуждено». Павел Миков говорит это накануне возбуждения уголовного дела.

 

«Проведена только доследственная проверка, в ходе которой отказано в возбуждении уголовного дела. Обе девочки вступили в половые отношения со сверстниками с обоюдного согласия. И не более! Действительно, 13-летняя девочка…», - и дальше он рассказывает про аморальную позицию родителей. Еще и уполномоченный по правам детей знал о том, что речь идет об уголовном деле, которое не было возбуждено, что девочку сдавали в сексуальное рабство.

 

А дальше Миков рассуждает очень интересно, на мой взгляд, может быть, я излишне морализирую. «Посмотрите, - говорит Миков, - родительские дети из обычных семей половую жизнь начинают также с 13–14 лет. И никто не кричит об этом на каждом углу, раздувая скандал, мы можем навредить этим детям. Воспитанники детдома живут в замкнутом пространстве. И мы не думаем о том, что кто-то после этого может решиться на суицид».

 

Разбираясь внимательно в конфликте в детском доме, мы выяснили, что там действительно было самоубийство. В прошлом году 11-летний мальчик покончил с собой как раз в этом детском доме. До этого его изнасиловали несколько ребят, затем сняли все это на видео и выложили в интернет. То есть ситуация постоянно находилась в такой истории, и я думаю, Павел Миков должен об истории с этим мальчиком знать. История была довольно громкая. Далее была еще одна история, при которой дети убежали, попали в какую-то ситуацию, где-то нашли бывших осужденных. Те их также изнасиловали. Пришли в детский дом, никакой реабилитации не было. И дальше эти дети занялись тем же самым, что в принципе одно из другого вытекает.

 

Возникает очень простой вопрос. Вообще у нас для какой цели присутствует там директор этого детского дома? А для какой цели туда выезжает уполномоченный по правам детей в Пермском крае, наделенный особыми полномочиями? Если вы не забыли, у нас именно Законодательное Собрание назначает уполномоченного по правам человека и уполномоченного по правам детей. Кроме этого, Законодательное Собрание назначает только председателя правительства и министра финансов. Только четыре человека назначаются полным составом Законодательного Собрания! Полномочия там просто огромные.

 

После этих полномочий у нас идут ссылки на Конвенции Совета Европы по защите детей от сексуальной эксплуатации. Это я опять цитирую Микова: «Если несовершеннолетние вступили в интим с обоюдного согласия, это деяние декриминализируется». Далее пошли еще интереснее высказывания уполномоченного по правам детей в Пермском крае: «Никакого изнасилования, тем более группового, не было, это версия следствия». То есть Миков сомневается в версии следствия. «По внутренней убежденности детей, все происходило  по обоюдному согласию и любви.  Точку в этом деле поставит суд. А пока подозреваемые в столь тяжком преступлении даже не задержаны. Скажу больше,  директор, который является законным представителем детей, не ознакомлена с материалами дела».

 

Дальше пойду по слухам, поскольку подтвердить эту информацию пока не могу. Вчера мне позвонили из Коми округа, рассказали, что туда приезжал Павел Миков, как раз в детский дом. Со слов моих собеседников, не могу подтвердить информацию, но не могу им не доверять, Павел Миков всех собрал и первое, что он спросил у воспитателей детского дома – кто из вас слил информацию СМИ? Далее, не знаю, насколько правдивая история, воспитатели сказали, что Павел сказал, что тот, кто произнес эту информацию, будет уволен. Если это правда, получается, у нас уполномоченный что-то в своей жизни перепутал.

 

Далее рассказали мне, что Павел Миков произнес, что все воспитатели в этом детском доме профнепригодны, всех надо уволить, а дальше начал ходить и разговаривать с детьми. Это пока слухи, трудно сказать, так это было или нет. И говорить – ребята, вы же не хотите, чтобы вашего директора сменили? Тогда не рассказывайте никому ничего. Далее самое интересное – а вот это я знаю абсолютно точно. Три недели назад делегация из Пешнигортского детского дома просилась на прием к уполномоченному по правам детей. И в этом приеме им было отказано.

 

Может быть, если бы три недели назад уполномоченный по правам детей принял эту делегацию и понял бы, что там происходит какой-то конфликт, у нас бы не было уголовного дела? Может быть, мы бы сумели остановить всю ситуацию? Не было бы задержаний и так далее, которые все-таки случились. Что это означает – по обоюдному согласию и любви? Всматриваемся в 131 статью Уголовного кодекса Российской Федерации и понимаем, что никакого обоюдного согласия и любви в таком раннем возрасте быть не может! Российская судебная практика также говорит нам именно об этом. У уполномоченного по правам детей здесь особое мнение.

 

 

Митинг в защиту ипподрома

1 декабря 2013 года. В центре города проходит митинг в защиту орловского рысака. Это я к тому, как маленькая ложь может породить большую неправду. Не о том, что не надо сохранять орловского рысака! Надо, только методы бывают разные. Среди прочих был один лозунг: «Иппотерапия – луч надежды для детей-инвалидов». Кто бы сомневался, правильный лозунг. Дальше открываю газету «Аргументы и факты» и процитирую высказывание Веры Смирновой, газета ее подписывает представителем центра иппотерапии «Луч надежды».

 

А она сообщает нам, что на этот раз дети-инвалиды стали заложниками борьбы вокруг пермского ипподрома. Они занимаются в центре иппотерапии бесплатно по направлению соцзащиты. За год проходят реабилитацию более 200 ребят. Сейчас охранники запрещают проезжать машинам к конюшне и даже проходить на занятия пешком: «Сергей Чернов, директор компании-арендатора «ИнвестТрейд», заверил, что перекопает дорогу на конюшню и сделает платным использование дорожек. Сейчас мы проходим на ипподром со стороны «Нефтяника» и туберкулезного диспансера».

 

Итак, если верить газете «Аргументы и факты» и еще ряду изданий, Вера Смирнова занимается иппотерапией. Вдруг неожиданно появляется Зинаида Кожевникова, которая и является центром иппотерапии «Луч надежды». И вот что она заявляет: «Ипподром сейчас воюет и прикрывается иппотерапией. Меня даже не предупредили. Представляете, я сижу дома, смотрю телевизор, а там плакат – «Луч надежды», детям не дают заниматься? А у меня идут социальные проекты. Я сейчас сдаю отчет в министерство социального развития, прихожу, а мне заведующая отделом говорит – как вы сдаете отчет, вы же не можете работать, у нас возле администрации был митинг, подписи собирали?» Дальше директор центра иппотерапии говорит: «А мы нормально работаем, нас пускают на ипподром».

 

Начинаем дальше разбираться в этой интереснейшей детективной истории, кто из двух уважаемых барышень представляет иппотерапию. Выясняем еще один интересный факт. Оказывается, Вера Смирнова сдала денники на этой бывшей государственной конюшне как раз центру иппотерапии и регулярно с них собирает арендную плату. За две лошади, которые там стоят, центр иппотерапии платит Вере Смирновой ни много ни мало 26 тысяч рублей. Мне показывали документы. Теперь попытаемся понять, много это или мало – 13 тысяч рублей за лошадь в месяц?

 

На том же митинге коневладельцы говорили, что руководство ипподрома, негодяи и мерзавцы, заставляет их платить просто невыносимые деньги – по 10 тысяч рублей за пользование конюшней в месяц. А тут с детей-инвалидов те самые люди, оказывается, берут на 3 тысячи больше за лошадь! Это когда маленькая неправда порождает большую ложь, и даже начинаешь не верить во всю эту историю.

 

Вера Смирнова по телефону мне рассказала, на что уходят эти средства. Кстати, если про аренду – у Александра Кузовлева на Ферме, где только слегка побелено, и капитальный ремонт сделан, душ, туалет, за лошадь с манежем вышло бы 11 тысяч рублей. Не 13, а 11, и при очень хороших условиях. Так вот, Вера Смирнова говорит, это не совсем так, что она берет с них такие деньги: «С «Луча надежды» я содержу этих двух лошадей, кормлю. Если дать вам расклад на содержание, то получится еще больше, чем они платят». Дальше она говорит, что большие затраты несет на свет, иппотерапия зимой всю конюшню отапливает, рассказывает дословно она мне. Для справки, кто не знает, если отапливать всю конюшню, лошади просто сдохнут – в конюшне никогда не бывает отопления!

 

Дальше она мне рассказывает, что вывозят опил. Ну, зачем врать-то? Видимо, Вера Смирнова думала, что я в центре города нахожусь. Я находился как раз возле конюшни и видел, куда она вывозит этот опил. Выходишь из конюшни, и там как раз весь этот опил лежит огромной горой. Вывозит она его на утилизацию, видимо, тут и утилизируется. Дальше она рассказала, что очень много уходит на уличное освещение. Лампы уличного освещения перегорают каждую неделю, представьте себе. Если кто-то занимался внешним благоустройством города, он понимает, что, если бы лампы уличного освещения перегорали каждую неделю, наш «Горсвет» бы просто чокнулся.

 

Дело в том, что Веру Смирнову я на этой конюшне по ее же просьбе жду до 20 часов, мы договорились встретиться в 18. Я просто ослеп от освещения, уважаемые радиослушатели! Света там просто не было, хоть глаз выколи. Может быть, и включается свет там периодически, а мне просто так не повезло в этот день, что несчастные дети-инвалиды добирались до этой конюшни втемную. А мне рассказывали, опять-таки Смирнову процитирую, что «за электроэнергию я плачу летом 8-10 тысяч, зимой чуть побольше», потому что они отопитель включают на всю конюшню. Да еще манеж, в котором они занимаются – там с 9 утра до 9 вечера горит целых три лампы, ребята. И плюсом еще лампы уличного освещения, эти лампы она еще меняет, сейчас холодно, раз в неделю перегорают. Надо менять, говорит Вера Смирнова, чтобы люди приезжали и шли по свету.

 

Сам факт необходимости сохранения пермского ипподрома, орловского рысака мной не отрицается и не вызывает ни у кого сомнений. Просто бывают разные методы. Вернемся снова к этому митингу, который прошел в Перми 1 декабря. Среди лозунгов, которые там звучали, был лозунг о том, что на 9 маточном конном заводе не удалось запастись кормами, и это ставилось в вину. Теперь давайте разбираться. Заготавливали корма как в этом, так и в прошлом году корма для маточного конного завода учхоз «Липовая гора». Директор учхоза мне сказал, что ни за этот, ни за тот год денег ему за это не заплатили. В этом году учхоз «Липовая гора» выехал на заготовку кормов для маточного хозяйства 9 конного завода под давлением, то есть по звонку Ивана Огородова, министра сельского хозяйства Пермского края.

 

Дальше есть интересный аргумент защитников, как он сам себя называет, владельца кобыл Сергея Левитана, что у него поля отобрали. Дело в том, что у учхоза тоже в этом году отобрали поля. Там как раз разместили участки земли для тех семей, у которых много детей. Получается, два хозяйства сталкиваются с одной и той же проблемой. Один выходит на митинги. Другой мне рассказывает, что да, проблема с полями, заготовка кормов – сложная история, но мы нашли бесхозные поля в районе поселка Юг, выехали туда, сделали яму, собрали силос и обеспечили своих животных кормами на зиму. Что называется, два абсолютно разных подхода. Дело в том, что на митинге лошадь прокормить невозможно, а лошадь хочет кушать.

 

К чему это приводит, тоже известно, когда лошадей не кормят. Давайте посмотрим, есть разные мнения по этому поводу. 9 конный завод участвовал в конкурсе, который объявило ГУВД. Еще раз говорю, никто насильно никого на этот конкурс не тянул. Сами заявились, проплатили участие в этом конкурсе и сами же его проиграли. Эксперт-ветеринар, который участвовал в осмотре лошадей, рассказывает мне, какие были проблемы. Лошади должны быть по высоте в холке не менее 160 сантиметров, лошади были маленькие. Только две головы были на уровне того, что требовалось. Остальные были 154, 155, 156, мелковатые. Они были не заезженные, упитанность ниже средней, худоватые, то есть плохо кормили. Она же мне рассказывает – поделились местные, что там были перебои с кормами.

 

Худоватые лошади – это видно, даже не специалист посмотрит и увидит. Я спрашивал зоотехников, они сказали мне, что у них были перебои с овсом. От этого они так опали. Вообще, конечно, спрашивает зоотехник, если не можете содержать такое большое поголовье, то зачем столько голов? У меня тоже возникает вопрос. То, что лошадей не кормят, вообще-то называется жестоким обращением с животными, а не сохранение породы. То, что орловских рысаков довели практически до состояния пони, никак не улучшает породу!

 

А вспомним, что владельцу кобыл это все досталось практически бесплатно. За 3 миллиона ему продали поголовье плюс корма практически на один год, и он понимал, на что идет. Ладно, поехали дальше. Организатором митинга была федерация беговых и скаковых видов спорта. В моем распоряжении оказался запрос, который отправил в министерство спорта Российской Федерации Александр Кузовлев. В министерстве ему ответили, что такой федерации не зарегистрировано. То есть это что, фейк? Нет такой федерации – по крайней мере, в Минспорта о ней не знают.

 

Дальше интересная ситуация возникает вокруг председателя федерации Олега Гукова. Покопался в документах, нашел материалы суда. В 2001 году в отношении ипподрома были иски о взыскании с него задолженности. Тогда директором ипподрома как раз был Олег Гуков. Судили тогда судебного пристава, которая превысила свои полномочия и за долг в 20 тысяч рублей в отношении ипподрома… Я в программе сказал, что она вывела имущество на 120 тысяч – извините, я ошибся. На 4 миллиона она вывела имущества с ипподрома, и это имущество оказалось в собственности Олега Гукова.

 

Может быть, эти вещи и не связаны. Но что сказал мне сам Гуков? Это просто без комментариев. Я его спрашиваю – получается, это имущество дальше оказалось у вас в собственности? Ну, получается. Разграбление ипподрома начинается с этой истории, правильно, спрашиваю я его? Разграбление, говорит Гуков? «Я сейчас вообще по истечении столького времени думаю, надо было вообще весь ипподром разграбить, он был бы сейчас целый, потому что я никуда с ипподрома не ушел. Я здесь с 1997 года нахожусь и никуда не собираюсь уходить». То есть, с точки зрения Гукова, надо было разграбить весь ипподром. Таким образом, он подчеркивает и говорит, что да, я занимался разграблением ипподрома. Так вот, подходы к сохранению ипподрома и орловского рысака бывают разные. Давайте хотя бы не врать!

 

Провокация с референдумом 

И последние три минуты посвящу одной интереснейшей статье в газете «Московский комсомолец», она называется «Распетушились». Я в своих эфирах говорил о том, что те, кто организовывал так называемый референдум о прямых выборах главы города, несколько подставили общественность. Но дальше признание, никто за язык не тянул. Константин Окунев говорит о том, что «мы довольны теми событиями, которые происходили. Провокация сыграла роль». То есть это была провокация, они говорят об этом откровенно – те, кто организовывал инициативную группу! «Общество начинает созревать, местное самоуправление – обрастать новыми людьми и идеями. Для настоящих политиков, которые выстраивают свою жизнь вместе с людьми, другого и не надо».

 

Андрей Агишев подтверждает: «Все началось с провокации-«прививки», и она удалась – организм отреагировал». Я чего-то не понимаю в этой жизни. По-моему, это не политика. По-моему, это политиканство, когда такими серьезными вещами, как референдум, люди так спокойно бравируют – да, это мы спровоцировали, таким образом мы растим гражданское общество… А по-моему, таким образом из маленькой неправды рождается огромная ложь. Засим прощаюсь, услышимся как всегда, в следующую пятницу, в 12 по Москве.

Обсуждение
2718
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.