Верхний баннер
18:42 | СУББОТА | 24 АВГУСТА 2019

$ 65.6 € 72.62

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Дневной прямой эфир

22.07.2015 | 14:00
«Большинство преступлений против половой свободы и неприкосновенности детей совершаются в семьях», - Павел Миков

Тема: ситуации в сфере защиты прав детей в Пермском крае, ухудшение статистики по преступлениям в отношении детей

Гость: Павел Миков, уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае

Программа: дневной прямой эфир

Дата выхода: 22 июля 2015 года

Ведущий: Сергей Хакимов

- День добрый, дорогие радиослушатели! Это программа «Дневной разворот» на радио «Эхо Перми». У микрофона Сергей Хакимов, за звукорежиссерским пультом мне помогает Мария Зуева. В гостях у нас Павел Миков, уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае. Павел Владимирович, здравствуйте!

Павел Миков: Добрый день!

- Мы поговорим сегодня о ситуации в сфере защиты прав детей и вообще о ситуации с детьми в Пермском крае. Подведены итоги первого полугодия, и итоги эти тревожны. Ведь я прав, Павел Владимирович?

Павел Миков: Совершенно верно. По целому ряду направлений обеспечения прав ребенка у нас ситуация в первом полугодии, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, сложилась крайне негативная и тревожная.

- Озвучьте цифры, пожалуйста.

Павел Миков: Во-первых, мы отмечаем, что количество жалоб в мой адрес за первое полугодие этого года выросло на 59%. Правда, структура жалоб, как и прежде, остается прежней. На первом месте вопросы, связанные с обеспечением права ребенка на жилище. К сожалению, как и в предыдущие годы, вынужден констатировать, что большинство родителей, обращающихся в мой адрес, не имеют финансовых возможностей обеспечить более достойные условия жизни для своего ребенка. Нуждаются в государственной поддержке, в жилье по договорам социального найма, в муниципальном жилье. Но эта проблема решается крайне медленно в крае. На втором месте вопросы, связанные с обеспечением права ребенка на образование. У нас почти на треть выросло количество жалоб, связанных с обеспечением права ребенка на дошкольное образование в городе Перми. Если в целом по территориям Пермского края мы сегодня констатируем, что уже в 32 муниципалитетах из 48 вопросы, связанные с ликвидацией очереди в детские сады для детей в возрасте до 7 лет, решены, все дети обеспечены путевками в детские сады, то наиболее острой ситуация остается в Перми.

- Подождите секундочку. Глава правительства Пермского края Геннадий Тушнолобов не так давно отчитывался о том, что проблема нехватки мест в детских садах, в частности, уплотнение детских садов, она решена. Оказывается, она не решена?

Павел Миков: На самом деле по городу Перми ситуация остается острой. Особенно это касается тех районов, где происходило массовое жилищное строительство, но при этом в этих микрорайонах не строились объекты социальной инфраструктуры – детские сады, школы, поликлиники. Если взять Пермь, то здесь две основных темы из всего количества жалоб. Первая тема связана с тем, что не предоставляется место в детском саду в связи с тем, что ребенок не достиг возраста 3-х лет. Но в новом учебном году, например, не в сентябре, а в октябре-декабре он достигнет возраста 3-х лет, но родителям отказывают в предоставлении направления в детский сад.

- С точки зрения закона, это законно отказывать?

Павел Миков: С точки зрения закона, если совсем уже жестко подходить, то вообще у нас право на посещение ребенком детского сада гарантируется с 2-х месяцев. А совсем даже не с 3-х лет. В любом случае, выполняя майские указы президента, где обозначено, действительно, что все регионы должны до 1 января 2017 года достигнуть именно этого показателя – обеспечения в детских садах мест для 100% детей в возрасте от 3-х до 7 лет, вроде бы здесь край движется хорошими темпами. И в 2016 году эта проблема будет решена. Но федеральное законодательство гарантирует посещение детского сада ребенком с двухмесячного возраста. И поэтому родители, когда обращаются в мой адрес, в органы прокуратуры, в управление образования с требованием предоставить им место в детском саду, если даже ребенку нет 3 лет, они абсолютно правомерно обращаются, на законных основаниях. Вторая тема по городу Перми наиболее острая – это распределение путевок в детские сады не в шаговой доступности от места жительства ребенка-дошкольника. То есть сейчас принцип комплектования в Перми детских садов осуществляется, исходя из возраста ребенка. Естественно, родители недовольны.

- Исходя из возраста – что это значит? Чем старше ребенок, тем дальше его можно определить в детский сад?

Павел Миков: Определены детские сады, куда направляются и выдаются путевки детям одного возраста. И получается, что, естественно, это вызывает возмущение родителей, поскольку они вынуждены возить своего ребенка, некоторые с несколькими пересадками, или с одного берега Камы на другой, с Дзержинского района в Индустриальный и т.д. Это создает неудобства как для ребенка, так и для родителей. Поскольку они абсолютно правы, что им не только важно довезти ребенка до детского сада, но еще и успеть приехать вовремя на работу. И в этом отношении я уже обращался в администрацию города Перми с просьбой пересмотреть принципы комплектования детских садов. Сейчас ожидаю официального ответа. Будет ли приняты какие-то кардинальные меры для того, чтобы этот поток напряженности, поток жалоб, который поступает в мой адрес, и не только в мой. Родители очень активно сегодня эту тему обсуждают в интернете, в соцсетях, и уже пошли коллективные обращения от неудовлетворенных таким получением путевок родителей. Я думаю, что до 1 августа эту проблему решить. Тем более, что у нас есть договоренность с руководителем департамента образования города Перми Людмилой Гаджиевой, что с 1 августа родители, кто желает поменять путевку в детский сад, будут иметь возможность обратиться в районные отделы образования с заявлением об обмене путевки, и им будет оказано содействие в обмене путевки на более приемлемый вариант на посещение их ребенком детского сада. 

- Вы подняли важные, на мой взгляд, вопросы о том, что в микрорайонах массовой застройки не создается инфраструктура, в том числе для детей. О каких районах идет речь?

Павел Миков: Вы прекрасно знаете это. Например, микрорайон Грибоедовский, который строится в Мотовилихинском районе. Жилье доступно по ценовой политике для молодых семей, у которых как раз и есть дети дошкольного возраста, либо школьного возраста. Вместе с тем, в этом микрорайоне не предусмотрено было изначально планом ни строительство новой школы, детского сада или поликлиники. И обращения от родителей детей, которые уже заехали и фактически проживают в этих новостройках, тоже начали поступать. Поскольку ближайшие школы, например, располагаются в микрорайоне Садовый, но при этом нет автобусного сообщения прямого между микрорайонами. Школьники вынуждены будут зимой ходить через крутой лог по неосвещенной абсолютно территории, поскольку там только оборудована лестница между гаражами для того, чтобы прийти в школу № 135. И такие обращения стали поступать. Но, кроме этого, можно привести в примеры наш правый берег Камы, где на сегодняшний день идет активное строительство, но при этом, опять же, да, построены были и запущены детские сады, но сейчас огромный дефицит в школе. И, к сожалению, та школа, которая была заложена для строительства в микрорайоне Пролетарский - по каким-то причинам строительство приостановлено. И об этом тоже местные жители сообщили, и бьют тревогу, будет ли у них построена школа все-таки.

- Павел Владимирович, нередко приходится слышать от представителей власти о том, что перед застройщиками ставится задача помимо строительства квадратных метров вводить и социальную инфраструктуру, в том числе школы и детские сады. Это саботаж со стороны застройщиков, или это власть закрывает глаза?

Павел Миков: Насколько я понимаю, для того, чтобы строить объекты социальной инфраструктуры, необходим муниципальный заказ. И застройщик не может за свой счет строить объекты муниципальной социальной инфраструктуры. Тут вопрос в другом, я не являюсь в данном случае финансистом, каковы механизмы финансирования, достаточно ли средств, выделяемых на строительство объектов социальной инфраструктуры, я не могу вам сказать.

- Тогда вопрос еще один. С 1 августа, вы говорите, есть договоренность с госпожой Гаджиевой. Что можно обжаловать решение…

Павел Миков: Не обжаловать решение, а прийти в районный отдел образования Перми с заявлением об обмене направления в детский сад. И по каждому заявлению специалисты отделов образования будут отрабатывать и подыскивать наиболее приемлемый вариант для семьи, для устройства ребенка в детский сад.

- Ну если в микрорайоне нет детского сада в принципе, а ближайший - через темный и страшный лог? На что менять в результате?

Павел Миков: С этой точки зрения, конечно, родителям придется все равно так или иначе испытывать неудобства и обеспечивать доставку своего ребенка в детское дошкольное учреждение. Если с точки зрения формальной, юридической, если ребенку предоставляется место в детском саду, родитель получает путевку, это означает, что право ребенка на дошкольное образование со стороны государства обеспечено. А дальше задача родителей – доставить своего ребенка в детский сад.

- Сейчас, пожалуй, стоит поговорить о наиболее тревожных данных, которые получил уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае. Вы их озвучивали недавно. О преступлениях в отношении детей. Как изменилась ситуация в крае за последний год?

Павел Миков: Действительно, к сожалению, за 6 месяцев 2015 года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, мы вынуждены констатировать несколько негативных тенденций. Во-первых, отмечу, что в 2 раза выросло количество потерпевших детей от преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности.

- Это всплеск педофилии в Пермском крае?

Павел Миков: 56 детей признаны потерпевшими от преступлений сексуального характера. В аналогичном периоде прошлого года 28 детей пострадали от этих преступлений. На 40% выросло количество потерпевших детей, связанных с преступлением против половой неприкосновенности, предусмотренной ст. 134 УК – это половое сношение с лицом, не достигшим 16-ленего возраста. Также в 10 раз выросло количество преступлений, связанных с оборотом порнографических материалов с участием несовершеннолетних и вовлечением несовершеннолетних в создание порнографических материалов с их участием. По сравнению с 2014 годом, когда было зарегистрировано только 2 таких преступления в крае, за первое полугодие этого года уже 21 преступление, предусмотренное статьями 242-1, 242-2 УК. Эти факты, конечно, заставляют уже не просто констатировать, а заставляют посмотреть на систему профилактики преступности против несовершеннолетних, ее эффективность и результативность проводимых мероприятий с качественно иной точки зрения. И в этом отношении отмечу, что, обсуждая эту тему с губернатором Пермского края в прошлый понедельник, губернатором были даны поручения сразу же о том, чтобы в ближайшее время было проведено криминологическое исследование всплеска преступлений против несовершеннолетних у нас в Пермском крае. В том числе преступления против половой свободы детей. Для того, чтобы могли объективно понимать как причины, так и условия, чтобы были предложены, соответственно, эффективные меры по профилактике предотвращения этих преступлений. И второе, также губернатором дано поручение, чтобы в сентябре во всех образовательных организациях, начиная с дошкольных, заканчивая школами, техникумами, колледжами, чтобы у нас были массировано проведены уроки безопасности как для детей, так и для взрослых. Поскольку тема связана не только с тем, что дети страдают от преступлений. К сожалению, первое полугодие нам дало резкий всплеск гибели детей и от управляемых причин – на воде, на пожарах, в ДТП.

- Мы об этом поговорим. Давайте вернемся к всплеску преступлений против половой свободы детей. В 2 раза выросло за год- действительно, ужасающая статистика. Я так понимаю, что на сегодняшний день рецептов борьбы с этим нет. То есть изучаются причины.

Павел Миков: Большинство преступлений, которые совершены против половой свободы и неприкосновенности детей, совершаются в семьях. Следовательно, они носят скрытый характер. Их удается выявить только, когда сам ребенок, либо мама пострадавшего ребенка, приводит его медицинскую организацию в связи с наличием беременности, либо в связи с тем, что у ребенка выявлено венерическое заболевание, либо при плановой диспансеризации и осмотре гинекологом девочек, выявляются факты насилия в отношении несовершеннолетних детей.

- Можно говорить о том, что в реальности этих преступлений гораздо больше?

Павел Миков: Правоохранительные органы всегда говорят, что все, что они вскрыли – это только лишь верхушка айсберга. Как правило, по тем или иным преступлениям нужно умножать на 5, а то и на 10. Если у нас сегодня вскрыто 229 преступлений против половой свободы детей, по которым признаны потерпевшими 56 несовершеннолетних детей, это только верхушка айсберга. И даже эта статистика четко показывает, что в отношении одного ребенка было совершено несколько преступных эпизодов, то есть преступления против детей имеют длящийся характер. И, как анализируют органы следствия, действительно это так и происходит. От нескольких месяцев, когда ребенок подвергается насилию, даже до нескольких лет. Выявляются и такие факты, когда ребенок в собственной семье выступает объектом полового насилия. Посмотрите, членами семьи в отношении детей совершено преступлений: отцами в отношении 7 детей, отчимами и сожителями матерей - 31-го ребенка, родственниками и иными членами семьи - 2 ребенка. Это вся статистика четко показывает, что сегодня то место, где ребенок должен чувствовать себя защищенным и в безопасности - это, прежде всего, в родной семье, в родном доме - не представляет для него безопасное место.

- Совсем недавно новый прокурор Пермского края Вадим Антипов сказал, что Прикамье лидирует по числу преступлений против детей, кажется, так. Это действительно так? Есть какая-то сравнительная картина с другими регионами?

Павел Миков: Что касается сравнительной картины, то я думаю, что органам надзора виднее. Я могу сказать в динамике по Пермскому краю. К сожалению, количество преступлений против детей в Пермском крае действительно кардинально не меняется. То, что касается половых преступлений, действительно растет в 2 раза. Но по некоторым видам преступлений все-таки есть снижение. В частности, например, по преступлениям, предусмотренным ст.156 УК РФ – это по неисполнению обязанностей по воспитанию детей, сопряженных с жестоким обращением, у нас произошло в этом полугодии незначительное, но все-таки снижение. Зарегистрировано 33 преступления, в прошлом году это было 48. При этом активизировалась деятельность службы судебных приставов Пермского края. И по взысканию элементов, и по привлечению к уголовной ответственности лиц, злостно уклоняющихся от уплаты алиментов на детей. В этом году возбуждено 974 уголовных дела судебными приставами, по сравнению с 741 делом прошлого года. Тут статистика очень разная, но в целом, еще раз повторю, к сожалению, кардинально снизить количество как преступлений, так и потерпевших детей от преступлений, пока действительно не удается.

- По поводу преступлений против половой свободы детей. Хотелось бы по этому поводу вашу личную оценку, почему вот так вдвое выросло количество преступлений? Я просто объясню. Я работаю в новостях, и этот вал новостей в отношении детских преступлений как раз полового характера, он просто ужасает последнее время.

Павел Миков: Во-первых, нужно смотреть, в каком состоянии и когда совершаются эти преступления. Скажем так, серийных педофилов, как иногда принято называть эту ситуацию, у нас не регистрируется. Педофилия – это особое психическое состояние человек, это фактически психическое заболевание, которое регистрируется, и все равно серийные педофилы в большинстве сидят. Вот большая часть преступлений, которые совершены в этом году против половой свободы детей, это преступления, носящие спонтанный характер. Когда взрослый человек, находясь в состоянии алкогольного опьянения, остается один на один с ребенком и у него исчезает социальный контроль, и кроме как удовлетворение своей животной страсти и похоти он ничего в ребенке не видит. В том числе даже в отношении собственного родного ребенка. Ну скажите мне, пожалуйста, что могло двигать 32-летним отцом, когда он насиловал свою собственную 3-месячную дочь? Это дикость, которая необъяснима. Ни с точки зрения просто человеческой логики, ни с точки зрения психиатрии. Человек находился в состоянии сильного алкогольного опьянения, распивали вместе с матерью ребенка алкогольные напитки, не хватило, он ее отправил в магазин за дополнительной порцией, и в это время, оставшись один на один с ребенком, совершает насилие. Вот чем это объяснить? Как можно было в этой ситуации предотвратить, сдержать и так далее? Если у человека, у родного отца не сработал родительский инстинкт и какой-то социальный тормоз. И таких примеров можно приводить несколько. Когда реально в такой ситуации, оставшись один на один с ребенком, находясь в состоянии алкогольного опьянения, родные и близкие ребенку люди совершают над ним насилие. Это одна часть. Вторая часть: все-таки я вижу, что система выявления таких преступлений все-таки начинает работать более эффективно. Если до прошлого года у нас постоянно были вопросы, связанные с информированием учреждений здравоохранения, правоохранительных органов о фактах, ставших известными, о возможном насилии в отношении ребенка. То в этом году у нас ситуация значительно улучшилась. По большинству преступлений, по 28 детям, информация о совершении преступления против ребенка поступила из учреждений здравоохранений. Когда ребенок обращался либо в связи с беременностью, необходимостью сделать аборт, либо с наличием венерического заболевания, либо при проведении диспансерного обследования ребенка. Но это, к сожалению, уже последствия, это очень поздно происходит. Поэтому наша задача на новый учебный год, и в первом полугодии учебном на всей территории Пермского края будут проводиться специальные семинары по обучению специалистов, работающих с детьми: учителей, врачей, тренеров, педагогов дополнительного образования, раннему выявлению признаков насилия и жестокого обращению над ребенком. Нам важно, чтобы люди, находящиеся рядом с ребенком, вовремя увидели его неблагополучие.

- Павел Владимирович, этот резкий рост преступлений в отношении детей полового характера, он ведь произошел не в какие-то там кровавые ужасные 90-е, он произошел в последний год. Когда по федеральным СМИ идет информация о том, что мы укрепляем духовность, нравственность нашего общества, оздоровляем его, церковь очень много по этому поводу говорит, Госпожа Мизулина, Павел Астахов - и такой резкий рост преступлений в отношении детей. Дайте, пожалуйста, оценку в отношении детей в этой сфере.

Павел Миков: Несомненно, укреплять духовность, нравственность, возрождать традиционные ценности семейного воспитания, это очень важно и необходимо. Но замалчивать вопросы, связанные с возможностью ребенка быть подвергнутым сексуальному насилию, мы тоже не можем на сегодняшний день. Я глубоко убежден, что мы должны информировать как родителей, так и самих детей, особенно, когда они вступают в период полового созревания, об этой угрозе. Что они могут быть подвергнуты сексуальным преступлениям, начиная от развратных действий, заканчивая насилием. Мы должны научить как родителей, так и детей правильно вести себя в таких ситуациях, если они в них оказываются. Мы должны научить детей и информировать их о тех службах, которые придут на помощь, куда необходимо обратиться, если ребенок стал жертвой насилия в отношении себя, какую он может получить помощь. Мы должны создавать эффективную систему защиты и реабилитации ребенка, пострадавшего от преступлений сексуального характера. В этом отношении отмечу, что в Пермском крае с 1 января этого года действует краевая государственная программа «Детство без насилия». В рамках этой программы сейчас создается система реабилитации детей, ставших жертвами сексуального насилия. У нас планируется в течение этого года открыть дополнительно 5 «зеленых комнат». В прошлом году мы только одну такую комнату открыли для проведения следственных действий и проведения реабилитации с потерпевшим ребенком. Также будут дополнительно обучены 25 кризисных психолога, которые будут работать с детьми – жертвами насилия, и сопровождать, как и во время следствия, так и в период судебных разбирательств, и параллельно их реабилитировать. Кроме того, предполагается проведение информационной компании, направленной на информирование родителей детей о механизмах защиты от преступлений сексуального характера. Я думаю, что системность мер, которые предполагаются в рамках реализации этой программы, пусть  не в этом году, но все-таки в последующих годах свой эффект даст. Поскольку программа по срокам рассчитана на 3 года, до 2017 года, поэтому эффект нельзя ожидать быстро. Кроме этого также отмечу, что губернатору края было предложено все-таки в рамках информационной политики в Пермском крае активизировать размещение социальной рекламы в СМИ, направленной на профилактику жестокого обращения, насилия в отношении детей. Социальную рекламу, направленную на обеспечение безопасности ребенка, причем любой.

- Павел Владимирович, если нас сейчас слышат вдруг дети, которые становились или систематически становятся жертвами этого насилия, что вы им посоветуете? Обратитесь.

Павел Миков: Во-первых, если вы чувствуете, что против вас совершается что-то нехорошее – не держите это в себе. Прежде всего, расскажите об этом человеку, которому вы доверяете. Если вы стесняетесь или боитесь рассказать об этом вживую своим родственникам, то позвоните на детский телефон доверия: 8-800-2-000-122. Вас обязательно выслушают квалифицированные психологи, и они подскажут вам, каким образом выйти из сложной ситуации, в которой вы оказались. Главное, помните, что помощь вы всегда получите - если не от близких людей, то от специалистов, которые заинтересованы в благополучии каждого ребенка.

-  На этом наше время в эфире заканчивается. Павел Владимирович, спасибо огромное. Всего вам доброго!

Павел Миков: Всего доброго! 

Обсуждение
6143
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.