Верхний баннер
19:04 | СУББОТА | 24 АВГУСТА 2019

$ 65.6 € 72.62

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Дневной прямой эфир

03.08.2016 | 22:36
«Вопрос наведения финансовой дисциплины нужно начинать не с оптимизации школ, больниц, что происходит повсеместно, а с точки зрения ответственности конкретных чиновников», – Юрий Афонин, депутат Госдумы, секретарь ЦК КПРФ

Юлия Хлобыст: Добрый день! В эфире «Эхо Перми». У микрофона Юлия Хлобыст и политический обозреватель газеты «Звезда» Евгений Плотников. Женя, добрый день!

Евгений Плотников: Добрый день!

Юлия Хлобыст: Ну что же, гость сегодняшней нашей программы – представитель коммунистической партии Российской Федерации, а именно секретарь ЦК КПРФ, член президиума ЦК КПРФ, депутат Госдумы Российской Федерации Юрий Афонин. Добрый день, Юрий Вячеславович!

Юрий Афонин: Добрый день!

Юлия Хлобыст. Ну чтобы у наших слушателей было понимание, понятно, что в последнее время, вот предвыборный год, понятно, что представители различных партий, различных объединений, в общем-то, посещают регионы, чтобы познакомиться с ситуацией, и, соответственно, визит Юрия Вячеславовича, собственно говоря, с этим же и связан. Мы правильно понимаем?

Юрий Афонин: Понятно, что выборная кампания накладывает отпечаток. С другой стороны, Пермский край – регион, в котором я уже достаточно часто бываю. В свое время, еще в начале 2000-х, еще с Геннадием Андреевичем, который очень любит ваш регион. И как раз борьба за сохранение целого ряда оборонных предприятий строилась по линии поддержки Геннадия Андреевича Зюганова. Поэтому в то время первый раз был. Ну и сейчас мы достаточно плотно работаем с партийной организацией, видим, что она развивается, укрепляется. Поэтому, конечно, задачи связаны, с одной стороны, и посмотреть готовность к избирательной кампании, а у вас здесь, в Пермском крае, большой тур выборов – это местные выборы, это региональные выборы, это выборы в самой Перми, ну и, конечно, основная, федеральная кампания – Государственная дума. Поэтому задача еще и посмотреть работу нашей организации и готовность к избирательной кампании.

Юлия Хлобыст: Хорошо, раз вы сказали, что вы уже не первый раз здесь, вы можете сравнить, по сути дела, ситуацию от предыдущих визитов, и то, что вы увидели в этот раз. Ваши впечатления.

Евгений Плотников: Да, где вы были? Что делали? Интересно.

Юрий Афонин: На самом деле, к сожалению, когда приезжаешь в район, в том числе и такой крупный промышленный центр – Пермский край, через какой-то период совершенно очевидно становится, что, несмотря на заверения федеральных властей, что, дескать, у нас экономика развивается, что-то поднимается… Ну ситуация, как правило, даже визуально понимаешь, что развития особенно не видно. С одной стороны, мы знаем, и статистика показывает те проблемы, которые есть в целом в стране – это и колоссальный уровень социального расслоения, это и падение реальных доходов населения, это и сворачивание целого ряда федеральных программ в связи с общей экономической ситуацией. С другой стороны, мы прекрасно понимаем, что многие вопросы жизнедеятельности и обеспечения населения можно решать на местном уровне: вопросы эффективности использования средств, наличие команды, которая нацелена показать определенный результат. К сожалению, и наша риторика, и наша позиция, наша программа, которая есть здесь, в Пермском крае, говорит о том, что необходимы, конечно, серьезные изменения, нужен курс перемен и в социально-экономической сфере не только страны, но и здесь, Пермского края. Поэтому мы, типичный пример сейчас мы обсуждали, встречались с нашими товарищами, смотрели болевые точки, вот просто типичный пример – как можно рачительно работать, а как можно спустя рукава. Мы неделю назад с участием лидера нашей партии в Приволжском федеральном округе на базе республики Марий Эл проводили крупный форум работников агропромышленного комплекса. Мы активно развиваем такую форму предприятий, как народные предприятия, и она получила серьезную поддержку, есть несколько флагманов – это совхоз имени Ленина в Подмосковье и как раз «Звениговский» в Марий Эл, который возглавляют коммунисты-руководители. И мы на базе Марий Эл проводили большой форум. Свинокомплекс, крупный свинокомплекс. В советское время был он достаточно значительным в размерах Марий Эл. За последнее время, за последние годы, в то время, как все везде падает и разрушается, поголовье свиней увеличилось в 15 раз, 190 тысяч. Фактически, этот свинокомплекс перестал быть региональным, а переходит на федеральный уровень, там многие регионы Поволжья. Народное предприятие. Чем отличается народное предприятие от других форм собственности? В том, что там фактически максимально используется возможность социальной поддержки и нет социального расслоения. Директор этого свинокомплекса – коммунист Казанков – получает заплату лишь на 30% больше, чем обычный работник.

Юлия Хлобыст: Слушайте, вот вы сейчас рассказываете, у нас в Пермском крае…

Евгений Плотников: Да, свинокомплекс.

Юлия Хлобыст: Ситуация кардинально противоположная.

Юрий Афонин: Я как раз про этот пример хотел сказать. Значит, уровень зарплат на селе 40 тысяч на этом предприятии, когда среднее, там, 8-10 тысяч, колоссальное количество социальных льгот. Специалистам после того, как они три года отработали, дается за счет предприятия, народного предприятия, а если народное – ты чем больше заработаешь, тем ты больше получишь, тем ты больше отчислишь на социальную сферу – дается беспроцентный кредит для молодых семей, детские сады, школы, все бесплатно. Говорят, что не могут быть в рыночной экономике такие островки социализма? Могут, и активно развиваются.  Дальше что? Регион соседний – Татарстан. Он один из флагманов развития у нас в стране. Действительно, экономика и руководство очень рачительно относится к хозяйству. Там несколько было отстающих предприятий, они посмотрели опыт Казанкова – кстати, премьер Татарстана прилетал на наш форум, посмотрел – и они отдали отстающие предприятия. Но они за полтора-два года после инвестиций, народных инвестиций в эти предприятия, стали прибыльные, высочайший уровень техники. И что происходит с вашим свинокомплексом?

Юлия Хлобыст: «Майский», да.

Евгений Плотников: Кстати, в советские времена там было поголовье 200 тысяч.

Юрий Афонин: Да, да, да, ну вот сопоставимо.

Евгений Плотников: Сопоставимо. И это был крупнейший свинокомплекс в стране.

Юрий Афонин: Наши товарищи здесь активны на эту тему, Геннадий Андреевич, и к президенту, я знаю, губернатор выезжал. Слушайте, ну дайте вы возможность, чтобы не было преднамеренное банкротство, а наши коллеги по фракции внесли законопроект, который выводит из плана приватизации этот свинокомплекс, потому что, как правило, как захватываются и разрушаются предприятия? Вводится управление внешнее, вместо того, чтобы развивать производство очень рентабельного, а особенно в нынешних условиях экономических санкций и тех средств, которые государство направляет на поддержку, сельхозпроизводителя, оно банкротится, потом за бесценок продается, а дальше на его базе кто-то что-то пытается захватить вокруг…

Юлия Хлобыст: Нет. Эта история уже потом, а сначала-то сдается в аренду!

Юрий Афонин: Ну или сдается в аренду.

Евгений Плотников: Чтобы довести до соответствующего состояния, да?

Юлия Хлобыст: А арендатор делает уже все, что там душе его угодно.

Юрий Афонин: Поэтому, давайте я вот официально, и мы по итогам визита – я и Геннадий Андреевич, мы будем завтра встречаться. И сегодня мы готовы обратиться и к губернатору: найдите, мы готовы поддержать, мы готовы приехать, мы готовы предложить возможности и форму работы. Даже, я думаю, что Иван Иванович, учитывая его социальную ответственность, готов взяться даже для оказания помощи этому региону. Мы готовы провести работу. Но, ребята, ну отдайте эффективному управленцу, не тот, который будет эти деньги растыривать по карманам и выводить в западные офшоры, а те, кто будет развивать производство. И так в каждой сфере, если мы начнем смотреть примеры ремонта дорог, инфраструктуры и так далее. Ведь основная проблема – сейчас минфин постоянно говорит: «Нужно экономить». Сокращается одна программа, сокращается другая, сокращается третья. Но, ребята, посмотрите, те деньги, которые вы даете, как они эффективно расходуются или неэффективно, кто получает подряды, какие… Колоссальная черная дыра уходит через систему ЖКХ, когда свои фирмочки и компании работают. Поэтому вопрос наведения финансовой дисциплины нужно начинать не с оптимизации школ, больниц, что происходит повсеместно, а с точки зрения ответственности конкретных чиновников.

Евгений Плотников: Ну у нас в Пермском крае много их сидит сейчас.

Юрий Афонин: И сидит, и будут сидеть. Я еще думаю, что, в принципе, вот эти вот последние события, связанные и с питерскими вот этими вот событиями, и руководством таможни, оно показывает, что, в принципе, круга неприкасаемых нет.

Юлия Хлобыст: Слушайте, но вот, кстати, это же тренд коммунистической партии – сформировать правительство народного доверия. А вот как быть в этой ситуации, когда, по сути дела, в связи с этими событиями, с посадками какими-то непрекращающимися в Пермском крае, у народа-то уже нет никакого доверия, ну, по крайней мере, к своему региональному правительству? Ничего личного, только факты, которые говорят сами за себя.

Юрий Афонин: Я принципиально считаю, что, во-первых, все-таки система выборности – она должна реальной быть выборности. Ведь та система, иногда даже переход на выборы губернатора после их отмены, она во многом часто носит условный характер. Вот последние примеры: появляется сильный кандидат от КПРФ, ну, в основном, только от КПРФ – начинаются препоны. У нас в Тверской области секретарь ЦК Соловьев, руководитель юридической службы, ну он-то может грамотно подать документы. Под надуманным предлогом отказали в регистрации, потому что была возможность победить на выборах. Дальше… Вы помните сложную кампанию год назад в Иркутской области, в тяжелейшей кампании, когда нам чинили препятствия, не пускали на мероприятия и так далее, коммунист Левченко стал губернатором и очень эффективно работает. Это даже оценивает представитель федерального центра. Та же республика Марий Эл. Ну там ночь, зависла вся система в три часа, там действующий глава чуть-чуть получил больше, хотя мы недавно приехали и понимаем, что наш авторитет там в разы выше, чем действующая власть. То есть нужны свободные, честные выборы, а не вот эти муниципальные фильтры. Слушайте, ну у нас на президентские выборы кандидаты от партии, имеющей фракцию в Государственной думе, идут без сбора подписей. А эти же партии на региональных выборах должны собирать муниципальные фильтры для того, чтобы власть смотрела: если кандидат не проходной или достаточно лояльный – мы его пропускаем, а такой как Соловьев – мы его не пропускаем. И мы же в ходе этой избирательной кампании считаем, что необходимо поднять не только экономический вопрос. Конечно, в основе политический: прямые выборы глав органов местного самоуправления. Это тоже одна из ключевых задач.

Евгений Плотников: Да, кстати, мы и хотели вам…

Юлия Хлобыст: Мы продолжаем разговор с секретарем ЦК КПРФ, членом президиума ЦК КПРФ, депутатом Госдумы Российской Федерации Юрием Афониным. Евгений Плотников, Юлия Хлобыст в студии. Да, начали разговор мы о прямых выборах.

Евгений Плотников: Да, Юрий Вячеславович, да, вот вы интересно нам рассказывали о том, про муниципальные фильтры и так далее, и так далее. Мы-то всего этого здесь в Пермском крае не знаем, потому что губернатора мы не выбирали с 2000-го года. Так получилось, что мы были первым регионом, куда губернатор был назначен и стали последним регионом, куда он был тоже назначен, и, в общем-то, мы не знаем, что это такое, и, видимо, нам это предстоит узнать. Но при этом, собственно, у нас уже два года назад были отменены прямые выбора глав, то есть, у нас главы… Вообще прямые выборы глав муниципалитетов – у нас сегодня их нет. Сегодня они назначаются конкурсной комиссией – главы, и так далее, и так далее. Нам всегда говорили, что это некие федеральные тренды, что это для укрепления вертикали власти и прочее бла-бла-бла… То есть, на самом деле какие федеральные тренды и вообще не пора ли эту прямую выборность на всех уровнях как-то законодательно закрепить и убрать все эти левые, какие-то кривые механизмы захода во власть?

Юлия Хлобыст: Иначе при таких федеральных трендах мы скоро забудем, что такое избранный президент.

Евгений Плотников: Да.

Юрий Афонин: Я вам серьезно говорю, мы на протяжении всех этих лет бились за то, чтобы выборы были прямые, чтобы население могло избирать, самостоятельно выбирать себе власть, причем и доступ должен быть более упрощенный. Поэтому вопрос выборности глав органов местного самоуправления – он принципиальный и мы будем его отстаивать. Вот мы в целом ряде регионов даже идем на позиции, связанные с проведением местных референдумов – это такая форма, позволяющая, где мы будем настаивать на проведении прямых выборов. Я, например, вот можно по-разному относиться к действующей городской власти в Екатеринбурге, но то, что там сохранили выборы, мы все видели, что это была конкуренция и тот кандидат от действующей власти, который был предложен – он не выиграл. С другой стороны, победил человек либеральных, так сказать, взглядов, и антисоветчик – мы не могли поддерживать, но это вопрос развития.

Евгений Плотников: Да. При этом, кстати, мы с вами уточним, что в Екатеринбурге-то они ведь, так скажем, не главу-хозяйственника выбрали, а председателя думы, то есть, имеется в виду это опять какие-то выборы-то кривоватые.

Юрий Афонин: Ну кривоватые, но все равно…

Евгений Плотников: Но все же хотя бы выборы.

Юрий Афонин: Это процесс, есть сферы влияния, действующий глава, даже председатель думы может идти им командовать.

Евгений Плотников: Легитимность есть.

Юрий Афонин: Я, кстати, помню прошлые выборы 11-го года в Государственную думу, я несколько раз здесь был. Слушайте, ну Пермский край, а особенно город Пермь, всегда показывал конкурентность. Не было таких грязных технологий с точки зрения массовых фальсификаций и подтасовок, которые часто присутствовали в стране. Я надеюсь, что политической культуры и у избирательных комиссий в Пермском крае, и у жителей, хватит, чтобы в этот раз мы не скатились в эти вещи. Но вообще, на самом деле, нужно, конечно, упрощение всей избирательной системы. Вот сейчас политические партии проходят процедуру регистрации. Слушайте, ну некоторые наши товарищи, вот сейчас я и здесь встречался, мы просто забюрокрачены, там огромное количество справок совершенно, у нас даже в муниципалитетах чуть ли не антикоррупционную декларацию надо подавать и недвижимость за рубежом. Ну какого там у нашего молодого активиста может быть недвижимость за рубежом?

Юлия Хлобыст: Ну правила, они для всех.

Юрий Афонин: Нет, нет, Госдума – да, но, слушайте, а муниципалитет? То есть, вопрос доступности выборов – это не только свободные выборы, но возможность выдвигаться. А для того, чтобы выдвинуться, ты должен сделать это и это, нотариус, и так далее, то есть определенно. Поэтому мы считаем, что, конечно, на уровне местного самоуправления процедура выдвижения кандидатов должна быть менее забюрокраченная.

Евгения Плотников: То есть там, получается, еще и по финансам люди вкладываются, когда всю эту бюрократию ликвидируют, чтобы собрать все справки, они же, как правило, платные?

Юрий Афонин: Колоссальные.

Евгений Плотников: Там все равно, в любом случае, юриста нанять, то есть, получается, даже на самом мелком уровне для того, чтобы куда-то выдвинуться, нужно иметь ну…

Юрий Афонин: Я вам серьезно скажу, вот посмотрите, у нас сейчас федеральные выборы, 39 выборов субъектов Российской Федерации в законодательное собрание, в том числе и здесь, в Пермском крае, и местные выборы, выборы в семи регионах прямые губернаторов. И получается что? Мы вот сейчас до сих пор еще проходим процедуры регистрации, подачи, и так далее, и так далее. То есть избирательная кампания – три месяца собираем документы, месяц агитируем, ну это же не дело. С другой стороны, понятно, нужны фильтры. С точки зрения – основной аргумент об отмене прямых выборов в свое время и губернаторов, и сейчас сохраняющаяся система отмены выборов мэров и руководителей муниципалитетов – это то, что типа криминал может прийти во власть. Ребята, ну вы, с одной стороны…

Евгений Плотников: Подымайте уровень жизни так, чтобы не голосовали за криминальных авторитетов.

Юрий Афонин: Да, жизни, жизни. Это примерно то же самое, когда сейчас очень резко наши оппоненты в Государственной думе из партии власти выступают против введения шкалы прогрессивного подоходного налога: «Да, хорошо, да, в мире есть, но если мы сейчас введем прогрессивную шкалу налогообложения, хотя она дает в бюджет несколько триллионов рублей, которые могут решить проблемы пенсионного фонда и детей войны – мы не соберем налоги». А мы задаем вопрос: «Фискальная функция, она исторически является одной из основных функций государства, как охрана страны, границ и так далее. Если государство не выполняет фискальную функцию – значит государство фактически расписывается в своей недееспособности. Ребята, у вас колоссальная система правоохранительных органов, мы должны исходить не из того, что вы можете или не можете, вы должны обеспечить это, если вы на себя взяли право руководить».

Евгений Плотников: Ну и когда-то ведь надо начинать. То есть, имеется в виду, может быть сразу не соберут, но, так скажем, с годами-то все равно ведь научатся, правильно?

Юрий Афонин: Я уверен. У нас действительно после падения цен на нефть сузилась возможность федерального бюджета, но это вопросы рачительного использования и вопросы, связанные с необходимой поддержкой муниципалитетов и регионов. Вот посмотрите, какие цифры, мы сейчас говорим о Пермском крае, да, надо наводить порядок, да, надо ставить на руководящие должности эффективных людей, которые будут болеть за дело, но посмотрите, на следующий год федеральный бюджет, скорее всего, примерно на 15% сократит субвенции и дотации регионам. Это уменьшение доходов.

Евгений Плотников: Значит все просядут.

Юрий Афонин: Да. Посмотрите, что у нас фактически 76 регионов сейчас уже являются дотационными, а некоторые регионы как Мордовия – 182% от федерального, от собственного бюджета закредитованность, то есть они уходят в долги, а развитие…

Евгений Плотников: Есть риск появления регионов-банкротов, да?

Юрий Афонин: Ну оно фактически да, конечно, федерация максимально отсрочками и так далее не позволит это сделать, но проблема наполняемости бюджетов, она стоит. Подоходный налог – не хотят. Вопрос, связанный с национализацией минерально-сырьевой базы – не хотят, хотя есть примеры. Вот я в свое время, в 2007-м году, избирался депутатом от республики Башкортостан и как раз вот этот вопрос, связанный с «Башнефтью», тогда стоял очень остро. Семья Рахимовых, потом АФК, потом недавно и национализация. Многие коллеги ваши, журналисты-либералы, кричали: «А вот, как, что, бизнес кошмарят!», и так далее. Могу сказать: советские заводы за бесценок были забраны одним кланом, который оказался в руководстве республики. Дальше при участии федерального центра за два миллиарда долларов, то есть по тому курсу 60 миллиардов, она перешла в собственность крупной компании. Потом государство сказало: «Ребята, возвратите». Но когда мы посмотрели – одних дивидендов собственники, не вкладывая серьезных средств в модернизацию, мощности и так далее, получили 180 миллиардов. 60 вложили – 180 получили, они все уже заработали. Но… И когда прошла фактически национализация «Башнефти», причем компании, эффективно работающей в рамках государства, то есть она государственная, она показывает лучшие показатели, чем даже «Роснефть» и так далее. А теперь встал вопрос: «Ребята, вот мы отобрали, давайте ее теперь другому частнику продадим». А оно что, мешает? Государство получает реальный бюджет. Поэтому к каждому вопросу надо подходить. Мы же говорим, и некоторые пытаются винить КПРФ – только плановая экономика – мы разные формы готовы развивать: народные предприятия, должен развиваться малый и средний бизнес. Ведь на самом деле последний наш анализ данных показывает, что в КПРФ очень много в последнее время притока симпатий со стороны представителей малого бизнеса, потому что это человек, который своим трудом пытается что-то сделать, а ему не то что не помогают, а ставят препоны, власть всегда говорит о том, что необходимо поддерживать и развивать малый бизнес, но ничего не делает.

Юлия Хлобыст: У нас с вами разговор так скачет – от федеральной повестки к местной повестке… я сейчас опять хочу вернуться к федеральной повестке. Вот Женя сказал, что, возможно, в связи вот с такой политикой появятся у нас регионы-банкроты. Но ведь уже именно экономисты заявляют, что федеральный резервный фонд – он не резиновый, и вообще может в 17-м году, так сказать, все вот это вот, кошелечек, он может оказаться пустой просто.

Евгений Плотников: Подушка сдуется.

Юлия Хлобыст: Вот в этой связи что КПРФ вообще, какие планы? Как экономически, я не знаю, какие экономические шаги предпринять, чтобы все-таки вот… Это же мы понимаем, что федеральный резервный фонд – это в том числе и зарплаты бюджетной сфере?

Юрий Афонин: Мы предложили программу развития страны, программу выхода из кризиса. Журналисты ее окрестили «десять пунктов Зюганова». И действительно она достаточно объемная и даже по отдельным отраслям есть свои подпрограммы: и развитие физической культуры и спорта, сельского хозяйства, развития промышленности. Есть несколько ключевых вещей – вот те средства, которые может аккумулировать государство, они должны работать в интересах страны, а не в интересах кучки олигархов. К сожалению, из двадцати триллионов дохода, которые получают от нефтегазового комплекса, государству идет семь-восемь, все остальное распределяется с точки зрения олигархических структур. Значит, принятие закона о детях войны, за которое бьется коммунистическая партия Российской Федерации, которое, кстати, поддержал перед новым годом Владимир Владимирович Путин на встрече с Геннадием Андреевичем Зюгановым, но «Единая Россия» не проголосовала, несмотря на то, что в эфир пошла поддержка президентом этого закона. А требуется совершенно небольшая сумма, она сопоставимая с одной-двумя яхтами наших российских олигархов. Вопрос в том, что меры, предложенные нами, позволяют примерно еще увеличить бюджет примерно еще на пять-шесть триллионов рублей. Это вопрос про действительно шкалу налогообложения, это вопрос национализации минерально-сырьевой базы, причем совершенно предложен механизм. Ведь предприятия, которые создавались с нуля или которые эффективно работают, никто не предлагает отбирать, делить, что-то делать. Я вам пример «Башнефти» показал. Ну что, государство провело это?

Юлия Хлобыст: То есть национализация – это не то, что представляет себе какая-то часть людей?

Юрий Афонин: Конечно.

Евгений Плотников: Представляется всегда так, что много-много вложили…

Юлия Хлобыст: Отобрать, да.

Евгений Плотников: И сразу у них это отобрали.

Юлия Хлобыст: Да.

Евгений Плотников: Вот так предоставляется, да.

Юрий Афонин: Я вам, например, по «Башнефти» сказал, что ничего никто не вложил, наоборот, вывели.

Евгений Плотников: Да.

Юрий Афонин: А теперь государство, но государство теперь хочет другому продать. Нет, оставьте у государства. Третья составляющая… Третья составляющая – должна прийти эффективная команда. И вот создание правительства, не коалиционного правительства, как некоторые говорят, а правительства национального доверия. Мы ведь на самом деле, 98-й год, вот это вот сложный период, фактически если бы не было правительства Примакова, Маслюкова, а КПРФ там имело серьезное представительство – Маслюков, наш коллега, удалось с ним, мы и в прошлом созыве вместе работали, ну великий человек и великий экономист. Они же фактически в тяжелейших условиях вывели страну из кризиса. Но там же были и меры, которые совершенно четко говорили о том, что есть возможность не в такой вот огульно-рыночной истерии проводить реформы. Был наложен мораторий на повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Когда Чубайс и компания кричала, Примаков сказал: «Или повышаете, или разберемся, спокойно, или сохраняете тарифы, и не повышаете, или мы найдем методы другие». Спокойно, росла, прибыль была и так далее – просто вопрос эффективности. Я приехал к вам, несколько дней был в Ленинграде, встречались с жителями – Санкт-Петербург – вот сейчас спорт, тема спорта же, она очень активна, и наши олимпийцы, строительство стадиона в Санкт-Петербурге. Слушайте, ну вот есть, опять же, вопрос частника и государства. К государственным деньгам многие относятся как к средствам, на которых ты сидишь, ты можешь раскладывать их по своим карманам. А есть пример: в Москве построили стадион к чемпионату мира, открытию – «Арена». Там частный собственник, он вложил десять миллиардов и построил прекрасный стадион, а в Питере похожий стадион не могут построить за 45 миллиардов. Это же хищение! И ваши посадки здесь в регионе связаны с этим.

Юлия Хлобыст: В том числе.

Евгений Плотников: Нет, ну у нас стадион «Динамо» реконструировали и из 46-ти миллионов на реконструкцию 13 украли как бы, ну сейчас чиновник, в общем-то, сидит.

Юлия Хлобыст: Продолжаем разговор с секретарем ЦК КПРФ, членом президиума ЦК КПРФ, депутатом Госдумы Российской федерации Юрием Афониным.

Юлия Хлобыст: Напоминаю, что в этой студии Юлия Хлобыст и Евгений Плотников. Итак, вы начали говорить о десяти пунктах программы Зюганова. Три озвучили. Остальные.

Юрий Афонин: Ну я могу сказать, что очень важно ведь не просто, не только наполнение бюджета, потому что наш оппонент откуда возьмет деньги; Мы расписали – причем можно очень подробно, долго, я вам даже подарю, чтобы вы более подробно поизучали эти программы – вопросы реализации этих средств. Вот поддержка социальной сферы, бесплатное образование и доступное здравоохранение является ключевым. Что происходит по всей стране? Идет так называемая оптимизация, фактически полностью разрушение системы бесплатного образования и здравоохранения.

Юлия Хлобыст: Да. Это мы очень хорошо чувствуем на примере края.

Евгений Плотников: На себе видим, да, да.

Юрий Афонин: Это каждый чувствует. Это каждый чувствует. Слушайте, а ведь особо это касается села: закрываются школы и больницы – все, вымирает село. Когда рожениц везут за 80-100 километров, это полное безобразие, это геноцид против народа. А делают красиво: что-то объединили, где-то что-то закупили, а потом, когда начинаем проверять, оказывается – и здание потом уходит непонятно куда, и закупили втридорога, и так далее. Вопрос бесплатного образования и здравоохранения – он очень важен. Кстати, могу сказать, что мы сейчас говорим, в рынок надо идти, в рынок, а ведь на самом деле в мире-то несколько другие тенденции. Вот сейчас в СМИ везде идет о выборах – так мы иногда даже больше уделяем внимания, к сожалению, наши СМИ, потому что о плохих вещах не хочется рассказывать, что происходит в экономике – поэтому Трамп, Хиллари, что там происходит, и так далее. Ну вам пример: я подробно изучал их программы, могу сказать, что ведь там даже левые тенденции социалистические в Америке усиливаются. 42% молодежи говорит, что социализм – это будущее развитие. Это в Америке. Посмотрите, какая программа демократической партии на съезде была принята: семьи, у которых доход меньше 125000 долларов в год, имеют право получить для детей бесплатное образование. А вот у нас вопрос бесплатного образования сворачивается. Там, значит, рабочий день не менее 15-ти долларов в час. Ну это же как? Там идут, а мы начинаем сворачивать, оптимизировать, сокращать. Вопрос: для чего это сокращается? Если бы это все шло на пользу государства, если бы население верило власти. А оно, к сожалению, региональной, и, по большей части, даже федеральной власти не верит. Поэтому основные позиции – это борьба с коррупцией. И эта тема со стороны КПРФ здесь в регионе очень активно звучит, и мы считаем, что это очень важно. Причем тот тренд и те действия президента, даже из людей как бы относящихся к высшим руководителям, которое происходит, мы активно поддерживаем. Вот посмотрите, Китай: у КПРФ с китайской компартией очень тесные связи, у нас подписан двухсторонний договор, мы часто обмениваемся делегациями. Слушайте, там нет неприкасаемых. Вот последние события: высшие партийные чиновники подвергаются следственным действиям и получают реальные сроки. Неотвратимость наказания – она является главным элементом сдерживания совершения преступления. Поэтому мы должны четко здесь провести серьезную работу, а у нас, к сожалению, коррупция, начиная от бытовой и заканчивая на высочайшем уровне, считается повседневной нормой.

Юлия Хлобыст: Да, но коррупция также, как и другие недостатки, это вопрос системный. Так вот, когда разговариваешь с представителями, я не знаю, любых партий или представителями депутатов разных уровней, вот когда говоришь, все, да, все за то, чтобы коррупции не было, бороться с коррупцией, но как только человек попадает в определенные органы власти, он попадает как раз в эту самую систему. И вопрос, мне кажется, уже здесь в том, как сломать систему. Так вот как?

Юрий Афонин: Я считаю…

Евгений Плотников: Уволить всех и набрать новых, или как?

Юрий Афонин: Нет, уволить всех и набрать новых не получится. Вопрос менталитета, вопрос подходов и вопрос ответственности. Вот мы выступаем за то, чтобы к управлению страны и правительства, и в регионах пришли люди ответственные. Кстати, я хочу сказать: мы здесь в Пермском крае предложили очень сильную команду, которая работает с КПРФ, в ближайшее время состоится приезд сюда одного из самых таких знаковых людей в нашей партии, Комоедова. Владимир Петрович Комоедов у вас тут, да, курирует выборы, мы с ним и в прошлом созыве вместе очень тесно работали. Кстати, одна из моих инициатив была поддержка наших пермских товарищей, чтобы Комоедов здесь работал, причем Владимир Петрович, он человек действительно очень известный и в армии, и в оборонном комплексе. Я думаю, что как раз развитие оборонных предприятий, сохранение, возможность получения дополнительных заказов – это одна из ключевых задач. Вот когда про КПРФ говорят: «Вы только ругаете кого-то, критикуете». Мы-то наоборот, за созидательное, мы предлагаем программы, пойдет господин губернатор и власть – мы готовы оказать и помощь, и поддержку, и наши навыки по развитию народных предприятий, вашего свинокомплекса «Пермский», значит. Нужна поддержка, ведь для этого мы сюда посылаем одни из лучших кадров как Комоедов. По развитию оборонной промышленности и взаимодействию с министерством мы тоже окажем помощь. Нужна система выстроенной борьбы с коррупцией, не для галочки, а общественный контроль – у нас тоже есть свои предложения, свои люди и своя команда, тот же Чулошников, который может, то есть совершенно конструктивно и разумно. Но каждый должен отдать, отдавать себе отчет: ты пришел на ту или иную руководящую должность для того, чтобы осуществлять систему государственной работы не в интересах себя, а в интересах людей, являешься ли ты местным жителем или приехал. А когда у нас тут кто-то приехал – побыли и уехали – работы не будет, нужно врасти. Или очень много примеров, когда назначат даже человека, не связанного с регионом, так прорастают в регион, так пытаются сделать для него и принести пользу, что люди благодарят за это. А с другой стороны, есть обратные примеры. Я надеюсь, что та команда, которая есть у нас, она действительно сможет реализовать ту программу, которая предложена. Вообще, на самом деле-то, если по большому счету, говоря о наших политических оппонентах, могу сказать, что выбор-то очень такой… тут есть или продолжение того всего, что есть – есть действующая власть, все понятно – или что-то поменять. Вот если мы хотим что-то поменять, то мы должны отчетливо понимать: да, есть президент, который проводит совершенно четкую внешнеполитическую линию по укреплению страны. И тут все политические силы поддерживают, несмотря на то, что там какие-то силы пытаются тут всех в один котел. Ну есть внутренняя повестка. А внутренняя повестка, не правительство, не целый ряд, большая часть губернаторов, последние уголовные дела, там и Белых, и Гайзера, и Хорошавина, и еще, я думаю, что будут показывать, что неэффективно работают. Они совершенно тянут страну вниз, потому что в условиях экономических санкций тут нужна максимальная мобилизация. Вот мы предлагаем и правительство народного доверия, и реализацию программ, которые позволят стране выйти из кризиса.

Юлия Хлобыст: Не все зависит, конечно, от представителей политических партий. Я это к тому, что очень многое зависит от избирателя, который должен не просто идя на избирательный участок там ставить где-то, как-то, чего-то, исходя, может быть, из личных симпатий, галочку, а я призываю наших слушателей просто читать программы разных партий, разных кандидатов, смотреть, кто именно идет, чтобы сделать такой, так скажем, не просто бытовой, что ли, на уровне бытовом, да, выбор, а вот именно профессиональный. То есть профессионально подойти к процессу выборов, по сути дела. То есть, мне кажется, это очень важно в этом выборном цикле.

Евгений Плотников: Да, и еще оценить, чем партия занималась в предшествующие периоды, потому что обещать можно много.

Юлия Хлобыст: Безусловно. Это относится не только к КПРФ, естественно, это относится ко всем партиям – как парламентским, так и непарламентским.

Юрий Афонин: Ну, знаете, я хотел один момент: очень важно, чтобы выборы прошли честно. Это одна из ключевых задач. Причем, вы знаете, президент в своем послании четко сформулировал задачу и федеральный центр в ряде направлений показывает это, но у населения, чтобы не было разочарования в действующей власти, помимо всего прочего должно быть понимание, что «я формирую эту власть, я избираю президента, я избираю губернатора, я избираю главу, я избираю депутата». А не то, что «мой голос никому не нужен, все украли, переписали и дали другой результат». Вот если кому-то может не нравится коммунистическая партия Российской Федерации, кому-то не нравится «Единая Россия», ну об остальных не говорю. Но когда человек пытается, осознанно голосуя, можно даже ошибаться, он понимает, что он несет ответственность и власть должна перед ним нести ответственность. А когда одиннадцатый год, ведь вот эти митинги и так далее. Конечно, там были и инсценировки, но ведь вышли-то потому, что почувствовали, что их голос не учли, что все поменяли. Вот наша очень принципиальная задача – и политических партий, и правоохранительных органов, и системы избирательных комиссий – чтобы население выбирало из программы, из личностей кандидата и, самое главное, выбирало путь развития на многие годы.

Евгений Плотников: Ну, согласитесь, что, в общем-то, да, население, конечно, как бы мы понимаем, что должно прийти, проголосовать, но согласитесь, что сейчас это проблема очень большая, потому что явка-то какая будет? Дай бог, половина придет. То есть, получается, что половина-то считает, что голос-то ведь ничего не значит.

Юрий Афонин: Ну это вот то же самое, как претензии по целому ряду проектов в Государственной думе: сначала действующая власть проголосовала, а потом посмотрели и ужаснулись. С одной стороны, летом действительно дачи, если погода хорошая, а сейчас в условиях падения уровня жизни все живут дачей. А с другой стороны, ребята, выборы должны быть легитимные, нужна высокая явка. Как? Искусственно, что? Поэтому вот я… например, одна из проблем, я проехал по городу и в районы: слушайте, а где избиратель увидит информацию о том, что через полтора месяца состоятся выборы?

Евгений Плотников: Всем не до этого, да.

Юрий Афонин: У меня вопрос к избирательной комиссии, нет, к областной: слушайте, ну вы хоть информирование проведите. А так… Это федеральные выборы, это фактически курс развития страны. Дума, избранная 18-го сентября, в начале октября будет формировать федеральный бюджет, причем очень сложно будет формировать, понимаем, какие проблемы. А тут как-то все тихо, что-то тихо так как-то. Не получится. Поэтому я и региональную власть, и избирательную комиссию прошу серьезно уделить внимание информированию избирателя на то, что у вас состоятся выборы здесь в крае.

Юлия Хлобыст: Спасибо! Депутат Государственной думы Российской Федерации Юрий Афонин был сегодня у нас в гостях. У микрофона были Евгений Плотников, Юлия Хлобыст. Еще раз вам спасибо и до свидания!

Юрий Афонин: Спасибо, до свидания!

___________________

Программа вышла в эфир 3 августа 2016 г.

Обсуждение
2307
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.