Верхний баннер
17:43 | | 28 ФЕВРАЛЯ 2021

$ 74.44 € 90.37

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневной прямой эфир

14.10.2009 | 22:00
Прямой эфир. Как оценить качество региональной власти?

Ведущий: Добрый день. Мы продолжаем вещание на пермской части радиостанции «Эхо Москвы». Меня зовут Анастасия Сечина. И сейчас мы будем говорить в прямом эфире на тему серьезную, на тему довольно всеобъемлющую, даже сложную, но при этом ужасно интересную. О качестве пермской власти будем говорить сегодня и на конкретных примерах, и с конкретными результатами, и с конкретными итогами, которые выяснили в ходе различных экспериментов. Гость нашей студии сегодня Светлана Геннадьевна Маковецкая, не безызвестный уже нашим слушателям руководитель пермского центра гражданского анализа и независимых исследований (Центр «ГРАНИ»). Добрый день, Светлана Геннадьевна. Татьяна Маковецкая: Здравствуйте.

Ведущий: В чем история? Дело в том, что центр «ГРАНИ» подготовил доклад о качестве пермской власти. По серьезному над этим докладом, вот он, я вижу, есть перед Светланой Геннадьевной формат А4 130 страниц, по серьезному над этим докладом работали примерно полгода. Теперь его уже написали, его уже напечатали, и его уже даже презентовали какой-то части нашей общественности. Не знаю, насколько еще, я так понимаю, с властью широко его не обсуждали, и ее такая, какая-то более менее публичная реакция на этот доклад, во всяком случае, мне она не известна. Но, тем не менее, доклад существует. И мы, наконец, нашли время для того, чтобы о нем поговорить и в нашем эфире. Т.М.: Спасибо.

Ведущий: Да. Дело в том, что мы никак не могли состыковаться со Светланой Геннадьевной. На этой неделе получилось. О чем идет речь в этом докладе? Вот я свое понимание обозначу. Существует государственная услуга. По своей сути мало, чем отличается от любой другой услуги, которую мы можем получить в магазине, в химчистке, где-то еще, в любой другой сфере, где оказываются услуги. Т.М.: По составу процедур, да.

Ведущий: У этой государственной услуги тоже есть определенные стандарты и определенные требования к качеству, как она должна быть оказана. Т.М.: Да.

Ведущий: Банально, если я прихожу на прием к чиновнику, например, то у меня должна быть возможность снять с себя тяжелую шубу. Это совершенно банальнейший пример. Оставить ее в гардеробе. Т.М.: Да.

Ведущий: Если я нахожусь в очереди, например, довольно длительное время, у меня должна быть возможность банально посетить туалет. Это тоже вот на таком низовом уровне пример. Или. Если есть вообще очередь куда-то для получения государственной услуги, то определенными нормами и стандартами установлено, что я, в общем-то, не должна стоять в этой очереди больше, например, 30 минут, и так далее. Есть определенные стандарты, которые должны предъявляться к качеству государственной услуги. И эти стандарты прописаны в документах… Т.М.: Да, да.

Ведущий: …которые называются – административный регламент. Т.М.: Абсолютно верно.

Ведущий: Так вот, суть работы центра «ГРАНИ», и, насколько я понимаю, совместно с пермской Гражданской палатой, да? Т.М.: Нет, ну, центр «ГРАНИ» только.

Ведущий: Центр «ГРАНИ» только в этой истории. Суть работы заключалась в том, чтоб посмотреть, а насколько вообще вот эти стандарты качества при конкретном оказании услуги конкретному гражданину соблюдаются в самых, самых, самых разных ситуациях. Т.М.: Абсолютно верно.

Ведущий: Вот это была задача. И эту задачу реализовывали через различные эксперименты. Можно даже более подробно сказать, через какие. То есть, вы звонили, вы приходили в кабинеты к чиновникам, и так далее. Что еще делали? Т.М.: Ну, естественно, мы проводили эксперименты. Ваши радиослушатели сами могут представить, что нужно сделать, чтобы проверить – выполняется что-нибудь или нет. Можно попытаться самому пройти все этапы этой самой процедуры, получить результаты, а потом взять и сравнить с административным регламентом, то есть, с правилами. Посмотреть, где выполняются, где нет. Иногда мы получали, кстати, лучшую практику, даже лучшую по отношению к регламенту. Зачастую получали проблемы. Это один вариант. Второй вариант. Можно попытаться позвонить и посмотреть, как информируют об услуге, не заходя в орган власти. Потому что гражданин знает, что основная проблема для него в том, как получить полную информацию. Сколько документов, куда идти, как они работают там, через какие процедуры нужно пройти. Это как будет частичный эксперимент. Наконец, мы занимались не только тем, что посмотрели, как на практике – ходили, звонили и так далее, посылали запросы. Мы еще решили ответить на вопрос – а почему так происходит? То есть, это проблема конкретного чиновника на конкретном рабочем месте? Или существуют основания говорить, что будут постоянно воспроизводиться огрехи, потому что какие-то системные сбои. Поэтому наши специалисты еще сидели и рассматривали нормативно-правовые акты, сравнивали одни и те же регламенты в нашем регионе и в других регионах, смотрели, как выглядит вообще вся система информационная, и так далее. То есть, вот много разной работы.

Ведущий: По сути, вот можно ли сказать, что у вас было две такие большие задачи? Задача первая - обратить в принципе внимание людей на существование вот этих правил игры и стандартов качества, и попробовать призвать их к тому, чтобы они использовали эти правила, и пытались требовать именно того качества государственной услуги, на которое они имеют право. Вот обратить на это внимание. Потому что многие же даже вообще не знают - административный регламент – это кто, это что? У нас не говорилось об этом. И это тоже вы рассказывали на презентации, что об этом писалось мало. Т.М.: Да, конечно.

Ведущий: То есть, вот это одна задача. А вторая задача – выяснив, почему происходят те или иные сбои, доложить, рассказать, объяснить, поговорить об этом с представителями власти, чтобы они для себя сделали какие-то выводы. И, возможно, внесли какие-то поправки в систему работы. Т.М.: Да, абсолютно верно, мы решали обе эти задачи. Но основная цель, которую мы ставили, заключается в следующем. А можно сделать предметным и совершенно конкретным разговором о том, что такое качественная власть? И самое главное, что нужно сделать, чтобы она была качественная? Вот как выглядит качественная власть для гражданина , представителя бизнеса. Но только не вообще, когда он сидит и жареные семечки ест, и при этом рассуждает, какая зажравшаяся власть. А совершенно конкретно вот в конкретных обязательствах, которая она взяла на себя. А с другой стороны, что означает качественная власть для чиновника соответственно нормативно-правовым актам? И в этом смысле мы не просто призываем чиновников и пермскую власть отнестись внимательно к результатам нашего исследования. Мы на этом настаиваем. Потому что мы чрезвычайно чувствительны к призывам находиться в правовом государстве. Очень хотелось бы правопослушности и со стороны чиновников. И поэтому пока сейчас мы с лицами, которые отвечают за некоторые стратегические решения, общаемся. Но, ежели решения какие-нибудь не приняты, у нас всегда остается возможность наши результаты принести, например, в прокуратуру и спросить - а чего елки-палки?

Ведущий: То есть, если вы какое-то понимание с властью не дождетесь, то пойдете в прокуратуру? Т.М.: Это не угроза. Мы считаем, что любой государственный инструмент должен использоваться эффективно. Чего ему гнить? Если есть прокуратура, как эффективный инструмент, я его буду использовать. Это не война с государством. Это, я бы так сказала, принуждение государства к исполнению своих собственных правил. Я за эффективное государство.

Ведущий: Вот теперь давайте поговорим о том, какие результаты… Я полагаю, что все-таки выводы, которые вы сделали в ходе конкретных экспериментов, можно разделить как-то по блокам. Мы поняли, что – там, пам, пам, пам, пам. Какие основные выводы вы сделали в ходе своей работы и, естественно, впоследствии обнародовали в докладе? Т.М.: Мы поняли, что, независимо от органа власти, существует большая проблема со средой, со зданиями и помещениями, в которых чиновники и граждане, представители бизнеса общаются. К ним существуют совершенно четкие установленные требования. Как в отношении открытых гардеробов, туалетов, количества посадочных мест, освещенности информационных стендов, и так далее, и так далее. Возможно, наши слушатели будут считать, что это такая, не самая важная вещь. Но это те требования, которые в обязательном порядке должны быть исполнены, независимо от того, какую услугу или какую функцию вы исполняете. Это требования, которые одинаково ????????? (неразборчиво) и чиновник, и посетитель. Если посетитель начинает злиться только по поводу того, что он стоял в очереди, а пришел потом к нормальному чиновнику, и они друг другу начинают мотать нервы, так это ведь проблема не чиновника, а проблема общей среды. Так вот, существуют системные сбои. Системные сбои, связанные с тем, что нет, там, я не знаю, указателей, например. Существуют административные регламенты, в которых написано, сколько минут нужно идти от остановки до здания, и в здании должны быть указатели. Это очень смешно. Но вот у нас, как правило, их нет. Очень трудно найти органы сами. Они расположены таким образом, что помещения, то ест, конкретные кабинеты, трудно определить. И так далее. Вот это общие системные правила. Но и здесь есть свои особенности. Мы зафиксировали лучшую практику. Например, в федеральной налоговой службе и в некоторых центрах занятости существует такой специальный выделенный офис, похожий вот на ресепшн, или вот на лобби-холл в гостиницах, в которых сидят девушки, юноши, которые подробно объясняют, в какой кабинет нужно ходить. Нам кажется, что это очень человеческое решение проблемы. Я сейчас не буду даже говорить про общее место, про то, что с инвалидами всегда очень тяжело с доступом. Мы в данном случае, обозначая это как общее место, говорили, что всегда у чиновника есть возможность решить эту проблему. Нет денег построить пандус, или там все упирается в какие-то узкие тротуары и так далее, и так далее, вынесите эту услугу хотя бы раз в неделю в такое помещение, где есть пандусы. Или сделайте ее час заочно. Это как раз то, о чем, видимо, бьется наш губернатор Олег Чиркунов. Вот электронные процедуры, они нужны не Интернет зависимым. Электронные процедуры, вдумайтесь в это, они нужны инвалидам и людям, которым тяжело прийти самим. И вот в этом смысле мы рассматривать дальше ?????????? (неразборчиво) процедур. Итак, первое. Системный сбой – это плохие условия.

Ведущий: Да. Вот здесь мне для понимания сейчас. Те условия, которые должны быть в идеале, они оговариваются в этих административных регламентах? Т.М.: В административных регламентах, абсолютно точно.

Ведущий: И вот эти административные регламенты, я ведь сама ничего в этом не понимаю, да. Есть для каждого учреждения административный регламент, регламентирующий должную среду? Или это некий общий документ? Т.М.: Нет, у нас есть административный регламент, он в отношении совершенно конкретной функции государственной. Поэтому, когда вы, например, получаете паспорт, сейчас буду говорить, или обращаетесь за пособием, разумный гражданин на всякий случай должен поинтересоваться, если у него есть возможность в Интернете или в органе, есть ли такой административный регламент, и заглянуть в его вторую часть, где написано, вот по каким условиям должно существовать. Это во второй части административного регламента. Это применительно к конкретной функции. Но у нас есть органы, например, ЗАГС, федеральная налоговая служба, которые разработали общие правила для всех услуг, которые оказываются здесь. Это стандарт комфортности или стандарт обслуживания, в двух разных вариантах. И это такие общие правила. Чтобы не было, не происходило в налоговой службе, она гарантирует открытые туалеты, там, я не знаю, 30 минут в очереди или 15 минут в очереди.

Ведущий: И то же самое касается службы занятости, то же самое касается любого другого места, где происходит оказание госуслуги. Т.М.: Нет, вот такие стандарты для всех функций, я сказала только про два органа - налоговой службы и ЗАГС. А во всех остальных - применительно к конкретной функции.

Ведущий: То есть, например, если я хочу найти эти стандарты в отношении центра занятости, я ищу регламент, который касается центра занятости. Т.М.: Да, и это будет означать, что вот, если там есть функция, например, не знаю, информирование о положении на рынке труда, и там написано, что открыто то, другое, третье, и вы приходите, открыто то, другое, и третье, а вот гардероб не работает, то у вас есть возможность обратиться и сказать – а где у вас открытый гардероб? Если вы пришли за другой функцией, и на нее нет административного регламента, то пока у вас нет, как бы, получается нормативно-правого обеспеченного требования, требовать этот открытый гардероб. Это пока очень смешно, но у нас регламентов будет разрабатываться все больше, больше и больше.

Ведущий: Ладно. Мы к этому еще вернемся, вообще к теме регламента, как документа. Продолжаем о выводах. Т.М.: Выводы. Следующие выводы. У нас, к сожалению, до сих пор чиновники не решили, что все-таки предоставление информации – это краеугольный камень, позволяющий… качественное предоставление информации – краеугольный камень, позволяющий хорошо взаимодействовать гражданину и чиновнику. Мы обнаружили большое количество проблем с получением информации как о даже самом административном регламенте. Ну, проще говоря, мы делали запросы, а ведомства нам отвечали – мы не можем предоставить. Или – обратитесь в коммерческую базу данных «Консультант Плюс». Это неверно. Это прямое нарушение, о чем мы написали в своем докладе. Но такие же проблемы существуют с предоставлением полной качественной информации о времени работы учреждения. Оно работает не в то время, когда у них в административном регламенте, например, и так далее. Или о том, какое количество документов нужно для того, чтобы получить ту или иную услугу. Например, мы тестировали услугу по подаче заявления на опеку и попечительство. И там стандартный вариант - одиннадцать документов с вас должны запросить. Вот когда мы запрашивали разные органы в разных муниципальных образованиях Пермского края, у нас разброс документов был от трех и, там, выше, до тринадцати.

Ведущий: Кто-то говорил, что надо три… Т.М.: Да. Но это, на самом деле, возможно, означает, но не во всех случаях конкретно, потом дошли, в некоторых случаях означает, что приходишь с тремя, и они сами за тебя собирают остальные справки. Но я такого коммунизма редко видела, честно говоря, в Пермском крае. Скорее всего, это означает, что ты придешь с тремя, их посмотрят и отправят за следующими. Вот это категорически недопустимо. Поэтому вот мы специально обратили внимание, что это системная проблема с тем, что чиновники, исполнители конкретных функций плохо представляют как свою ответственность, так и зачем им-то, любимым, нужно предоставлять сразу полную информацию. У них в глубине души сидит уверенность, что есть та информация, которую гражданину знать не обязательно, или не нужно, не взирая на административный регламент.

Ведущий: Вот, что касается предоставления самой различной информации. У нас же с Нового года вступает в силу закон о доступе к информации, сейчас не вспомню точную формулировку… Т.М.: Да, да, да.

Ведущий: …который процедуру получения информации от разных органов госвласти как-то упорядочивает, вводит какие-то меры наказания, делает ее боле жесткой. Но и сейчас мы имеем право на получение информации, еще и до вступления? Т.М.: Конечно. У нас есть конституционные права, у нас есть права, связанные с положениями о конкретных ведомствах, у нас есть права в связи с другими федеральными законами. Тот закон, на который вы обратили внимание, мне кажется, любой гражданин его должен просто намертво выучить название. Это восьмой федеральный закон о предоставлении информации о деятельности органов исполнительной власти местного самоуправления. Он фактически о доступе к информации. Так будем говорить. Так вот он предполагает, что органы власти совершенно четко определяют, какую информацию, в каких объемах и по какой процедуре они предоставляют бесплатно, а какая информация может предоставляться, в том числе, на платной основе. Вот тот минимум, который бесплатно, он должен быть совершенно четко представлен везде и где именно представлен. И вот мы в нашем докладе проанализировали не только на примере конкретных процедур, но и проанализировали все сайты органов исполнительной власти, имея в виду, существует ли в них уже сейчас такая информация, чтобы она соответствовала требованиям закона, который с 1 января вступает в действие. И обнаружили огромное количество проблем. Повторяю для наших слушателей, для чиновников, которые, возможно, нас слушают. Мы считаем, что независимо от того, какое количество специализированных порталов взаимодействия с разными органами есть, регулярное исполнение функций и обязательств органов исполнительной власти по этому поводу никто не отменял. Потому, невзирая на портал, орган исполнительной власти должен исполнять закон. Так вот, там большое количество проблем с размещением информации, начиная от того, что иногда у нас разные Интернет адреса, разная электронная почта, у нас не размещены нормативно-правовые акты, у нас нет адресов обращения к конкретным чиновникам, и так далее.

Ведущий: Ну, то есть, есть некое подозрение тире опасение, что с Нового года многочисленные ведомства просто не успеют привести свои сайты и странички, и так далее, в Интернете для того, чтобы все это дело соответствовало закону, который вступит в силу с Нового года? Т.М.: Абсолютно так. У нас есть такое ощущение, что вполне возможно это приоритет, который прямо сейчас нужно решить органам власти. Другое дело, что уже, как вы видите, краевая власть и муниципальная показали, что они могут сконцентрировать, в короткие сроки что-то сделать. Поэтому вот предоставление информации – это буквальный приоритет номер один. А для гражданина приоритет номер один и дело чести, начиная с 1 января требовать это, смотреть, обращаться в суд, если у него есть такая возможность. В том числе, объединяясь в общественные организации, обращаться в суд. И принуждать исполнять этот закон от и до. Потому что от него зависит наше не травматичное общение с чиновником. Это, по-моему, правильно.

Ведущий: Так, едем дальше о выводах. Т.М.: Следующий вывод касается общения с чиновником как таковым. Мы пытались понять, а чиновник сам понимает все требования административного регламента? Знает ли о том, какое количество документов, по какой процедуре, и что он должен ответить, какой функционал и так далее? Тут, к сожалению, тоже большое количество проблем. Чиновники тоже люди. И мы обнаружили, что они иногда просто не информированы об этой функции. Она у них развита вообще в некоторый объем деятельности, который они делают. И в этом смысле это странно, с нашей точки зрения, получить практику, при которой мы точно знаем, что, если человек чиновник, хотя бы раз прочитал собственный административный регламент своего ведомства, то он бы точно знал, что он должен делать и что нет. Это один полюс. Соответственно, у нас проблема у пермяков. Возможно, мы получаем хорошие правила. Но если администраторы на месте не могут их реализовывать, не знают про них или не умеют их реализовывать, три разных варианта, то мы получаем все равно не качественную власть на месте. И, получается, хотели, как лучше, а получилось по-прежнему плохо. Именно поэтому мы и настаиваем, что крайне важно, чтобы граждане постоянно включались в этот процесс. И, если они увидели какую-нибудь несуразность, нужно об этом сигнализировать. А если они увидели хорошее исполнение, то нужно тоже делать. Итак, наши чиновники плохо знают законы, которые они должны исполнять в рамках административных процедур, административных регламентов. Но они, как правило, более вежливы, чем даже это требуется по административному регламенту. Это точно совершенно.

Ведущий: А вежливость тоже прописана в этих документах? Т.М.: Да, написано, что они должны ответить по телефону, что они должны объяснить. И мы обнаружили, что они…

Ведущий: Что они должны представиться, кстати. Т.М.: А вот это да, с этим проблема. Но Настя, поскольку слушала нашу презентацию, она знает, что вот наша власть какая была безымянная, такая и есть. Вот это четкое, вызубренное навсегда - поднял трубку, говоришь ведомство, свою фамилию, имя, отчество и свою должность, ее, к сожалению, нет. Уважаемые радиослушатели, они обязаны это делать по административному регламенту. А вы обязаны, если что, переспросить, извините, не услышал вашего отчества. Пока сейчас это у нас не в чести, к сожалению. А вот дальше, вот сам разговор они много раз готовы повторять одну и ту же информацию. Потому что наши представлялись не очень вменяемыми получателями услуг, еще какими-то. Поэтому они терпимости, готовы много больше говорить, чем нужно, предоставляя достаточно большое количество сведений. Но, опять же, ограничением является то, что он вежливый-то вежливый, но, если он не знает, что он должен сказать, то он вежливо будет говорить не то, что нужно говорить. Но все-таки мы регион вежливых чиновников. По телефону, по крайней мере.

Ведущий: Хорошо. Это мы уже назвали три пункта более менее общих выводов. Вообще их сколько? Т.М.: Ой, у нас много выводов на самом деле.

Ведущий: Но мы остановимся на основных. Т.М.: Ну, я бы, наверно, сказала еще про электронные процедуры. И еще бы, наверно, сказала про включение граждан в деятельность по настройке этих самых процедур.

Ведущий: Про электронные процедуры я сейчас не помню, тот вывод, который вы сделали. Просто сама не так давно отправляла запрос с помощью электронной процедуры. Т.М.: Какой результат?

Ведущий: Результат нулевой. Ответа на него я не получила. Хотя просила его прислать любым удобным для вас способом, или же мне по электронной почте, или же мне по обычной почте туда или сюда. Ну, собственно, ответа не получила никакого в принципе. Т.М.: Ну, это так. То есть, ведь понимаете, чем отличается государственная услуга от любой коммерческой услуги. Вот в коммерческой услуге, может быть, разные качества. И мы в этом смысле голосуем рублем. А в государственной услуге не может быть качество хуже, чем нормативно-правовым образом закрепленное. Вот на то и государство, что оно должно вот эту троечную, то есть, удовлетворительную услугу намертво, зафиксировано оказывать, как танк, не взирая ни на что. Так вот у нас и проблема заключается в том, что мы получали разные варианты. Вот эта несистемность дикая совершенно. Отправляем запросы. Получаем три разных варианта ответа. Отправляем запросы с прикрепленными файлами, чтобы проверить. Ну, вы же знаете, что в нашем регионе после того, как судили директора школы Поносова за нелицензионный Софт, за нелицензионное программное обеспечение, крайне важно, чтобы граждане приучались работать и в программном доступном обеспечении.

Ведущий: В частности у нас стоит Оупен Офис на многих компьютерах. Т.М.: Прекрасно. Вот вы попытайтесь в Оупен Офисе прикрепить файл и отправить его в орган власти. Так вот мы и именно так и делали. Вот этот новый после 2007-го года Офис, и в старом и в открытом программном обеспечении отправляли. И получали варианты, что они кроме вот этого стандартного старого Офиса не могут открыть документы. И они нам говорят – пришлите в другом формате. Что значит - в другом формате? А где у вас в правилах написано, что нужно в другом формате? Вы будете смеяться, потому что все чиновники, когда мы с ними разговариваем, они сами понимают эту проблему, и они смеются, и говорят – ну, вы же понимаете что мы в условиях перехода. Не понимаю. Отказываюсь понимать. Если государство требует от меня, чтобы, не взирая ни на что, я платила налог, то на мой налог я могу требовать, чтобы оно, не взирая ни на что, открывало, если оно обязалось отвечать, любой мой файл в любом формате. Оно для этого специально должно подумать. У него на это сто голов. Но самое смешное не в этом, а в том, что были чиновники, которые открыли. И были чиновники, которые не открыли. И тут у меня возникает вопрос. Почему у одних есть после 2007-го года Офис, у других нет, а у третьих есть Софт? Где они его берут? У них вообще все с лицензионным программным обеспечением? И так далее.

Ведущий: Ну, то есть, очень разные результаты в разных ситуациях. Т.М.: Да. Но, сразу могу сказать. Вот мы в сторону электронных процедур идем. Это предмет нашей гордости. Наши идут по разным основаниям через порталы и так далее, и так далее. Можем гордиться.

Ведущий: О стандартах качества нашей власти мы говорим и о том, можем ли мы потребовать следования этим стандартам, и как это сделать. Мне бы вот хотелось вернуться еще к теме административных регламентов как таковой. Я хочу понять, ведь не на каждую государственную услугу существует регламент? Не на каждую? Он есть, где-то есть, где-то нет. Как оно в реальности, как оно должно быть, как оно будет? Кстати, после презентации этого доклада, уже не помню, кто спросил. Настя, а как вот мне найти административный регламент по такой-то, такой-то теме? Я думала, потому что у меня там стояла проблема с регистрацией земельного участка, я думала, а есть ли вот для этой процедуры регламент? Ну, и так далее. Они не для каждой госуслуги существуют? Т.М.: Пока сейчас нет для каждой госуслуги. Но, в принципе, у нас есть такой документ, который называется «Концепция административной реформы в Российской Федерации», где указано, что вот те услуги, которые федеральными органами власти оказываются, их очень много, и мы с ними сталкиваемся постоянно. Это вот и паспорт этот, и… Ну, очень много. В центрах занятости услуги федеральные на самом деле. То там почти все услуги, так или иначе, будут иметь административные регламенты и стандарты. То есть, вот все, которые социально востребованные, или которые проблемные, и там, крайне важно настроить процедуру нормально, или в отношении которых бизнес или граждане говорят – ну, так много барьеров. Вот там они все будут. В регионе у нас их пока сейчас немного, регламентов. Они разрабатываются. Фактически 16 регламентов услуг. И теперь будут разрабатываться и муниципальные регламенты. Просто потому, что, я надеюсь, сейчас внесен в Думу и уже начал обсуждаться законопроект, который называется «Об общих принципах организации предоставления государственных (муниципальных) услуг и производства государственных (муниципальных) функций».

Ведущий: То есть, появится нечто, что обяжет нашу власть эти регламенты производить? Т.М.: Разрабатывать регламенты. И у нас будут реестры и услуг, и так далее, и так далее. Вот эта чересполосица закончится. Но я бы сказала так, если вы в здравом рассудке хотите не потратить всю жизнь на изучение всякой нормативно-правовой базы, то куда вы должны зайти и посмотреть, есть регламент или нет? Есть сайт, который называется «Административная реформа в Российской Федерации». ar.gov.ru. И на нем, если вы зайдете, там все административные регламенты федеральные есть. Называется «Текст административных регламентов». Вот в Пермском крае, сейчас с этим несколько сложнее, потому что мы их не все нашли даже размещенные на сайтах. Но проще так. Если вы знаете, где функция реализуется приблизительно, то можно зайти на сайт этого ведомства, и найти этот административный регламент. Либо, если вы идете и зашли в орган исполнительной власти, подойдите к информационному стенду. По идее, там должен висеть административный регламент. Ну, и вы, и мы, и чиновники… они сейчас находятся на начальном этапе, поэтому их может не быть, еще что-то. Поэтому вот сайт - это лучший способ найти. Но со следующего года будут реестры.

Ведущий: Очень хорошо. То есть, либо, если мы примерно представляем, к какому это ведомству, идти на сайт, там пытаться что-то найти, либо через поисковик. Т.М.: Искать административный регламент, просто, да. Нужно еще научиться грамотно читать административный регламент, чтобы не читать лишнее. Хотите, я расскажу, как его нужно читать?

Ведущий: Очень. Т.М.: Значит, административный регламент, еще раз говорю, это одновременно инструкция по сборке стиральной машинки, то есть для чиновников, и инструкция по использованию стиральной машинки, то есть, для граждан, бизнеса. Что нас интересует? Конечно, ни чего они собирают, а как мы будем пользоваться. Итак. Первый раздел административного регламента. В нем нас интересует название функций, чтоб мы поняли, чего мы будем получать, что является результатом функций. Нам выдадут бумагу, или будет отказ, или нам статус какой-нибудь предоставят, и так далее. Где это оказывается, в каких именно органах, и кто отвечает, кто является получателем этой услуги. Мы должны проверить – мы туда входим или нет. Это в первой части регламента. Вот там еще написано, на основании каких законов это производится, и так далее. Это вам нужно будет только в том случае, если у вас возникнут конфликты.

Ведущий: Слушайте, а вот, кроме того, как найти этот регламент в Интернете, его человек, не имеющий доступа в Интернет, как-то где-то может обнаружить? Т.М.: Он может найти в «Консультант Плюс». И также вообще они должны вот физически висеть в органах исполнительной власти.

Ведущий: Они физически висят? Т.М.: Не везде. Наши эксперименты показали, что не везде. Именно потому мы и переговариваемся с властью, чтобы они везде их повесили.

Ведущий: Вот о переговорах-то с властью все-таки еще скажите. Что вообще уже было? С кем встречались и чего решили? Т.М.: Значит, ну, мы разговаривали с администрацией губернатора, с руководителем администрации, с замом руководителя, с руководителем департамента макроэкономики, который с нами взаимодействовал. Вроде бы нащупали, как должно выглядеть вот это дальнейшее поэтапное взаимодействие, при котором чиновники смогут отреагировать на выявленные нами проблемы и предложенные нами варианты решения. А также отреагировать на лучшую практику, которую нужно распространить. Но руководитель администрации уехал у Москву, как все теперь знают. Поэтому мы сейчас находимся в состоянии некоторого недоумения, пытаясь понять, сохраняется договоренность или нет. Пока вот мяч не на нашей стороне, а на стороне администрации губернатора. Что касается самого губернатора, то поскольку он про это слышал на Пермском экономическом форуме, где мы по это говорили, и в личном контакте он сказал, что он возьмет с собой вот экземпляр и прочитает его в самолете, а у нас там…

Ведущий: Но это должен быть длительный полет, не до Москвы. Т.М.: Вы понимаете, какая штука. Да. Но поскольку у нас там вроде рубрикация такая и в самом начале очень такая возбуждающая фраза о том, что, если вы реально, не на словах, наша власть, а у нас кромешный менеджмент, то есть, они очень активно используют бизнес процедуры управления, менеджерские процедуры в государственном управлении, они точно знают, что такое обратная связь качественная. То есть, если вы реально менеджеры, то вы должны будете за это ухватиться. Ну, ждем. Губернатор пока никак не отреагировал. Но у нас есть возможность еще какие-то контакты включить. Потому что точно совершенно экземпляр этого доклада увезли сразу несколько членов Совета по развитию институтов гражданского общества и правам человека при президенте Российской Федерации. В ноябре с президентом будет встреча у членов Совета. И один из рассматриваемых вопросов, насколько я знаю, будет вопрос о гражданском контроле, в том числе, и в социально-экономической сфере. И мы точно совершенно входим с нашей вот этой лучшей, единственной в России, практикой. И я точно знаю человека, который точно будет махать этим докладом. Поэтому вот есть надежда, что как-то еще иначе отреагируют. Ну, и, наконец… Мы считаем, что это инструментальная штука. Мы еще поговорили с руководителем аналитического управления аппарата правительства, поскольку к ним это имеет отношение. И тоже договорились поэтапно, как мы будем взаимодействовать с конкретными чиновниками или конкретными ведомствами, потому, чтобы это системно решить. Мы не за то, чтобы расстреливали каждого, кто нарушил…

Ведущий: Кто там где-то у вас в эксперименте фигурировал, так или иначе. Т.М.: Мы хотим, чтобы они системно решили проблему. Чтобы мы понимали, что вот, скорее всего, больше это не будет повторяться. Вот и все.

Ведущий: Еще такой вопрос. На самом деле, вот тот доклад, который сейчас перед вами, и который 130 страниц, он для, скажем так, простого смертного труден для понимания. Т.М.: Да.

Ведущий: Нет ли мысли, задумки, идеи сделать некую лайт-версию? Что-то, может быть, вроде памятки? Банально, памятки для человека, которому, может быть, не нужно так глубоко погружаться в суть? Т.М.: А вот, вы знаете, у нас есть такая памятка, которая называется «Как пользоваться административным регламентом». И мы считаем, что крайне важно вот его сделать. Мы ее сделали. И всяким некоммерческим организациям и общественным объединения раздаем. А дальше у нас есть такие маленькие таблички, которые мы сделали по разным регламентам. Наша логика такая. Все-таки до конечного потребителя, условно говоря, это должна доносить либо сама власть, и мы настаиваем на том, чтобы они лайт-версию делали к административному регламенту, именно она висела. А второй вариант – должны группы интереса. Вот если есть общество инвалидов, они защищают права инвалидов, то на основании нашей методики и по нашим табличкам они могут сделать по всем административным регламентам фактически такие лайт-версии. Поэтому сами в целом мы все административные регламенты е собираемся охватывать. Потому что, еще раз говорю, мы модельно это сделали. Мы еще не всего Толстого прочитали. Есть, чем позаниматься в жизни.

Ведущий: Хорошо. Все, на этом мы завершаем наш эфир. Для тех, кто хочет познакомиться с текстом этого доклада, есть несколько вариантов. Первый. Вы можете зайти на сайт. Там не полная ведь версия у вас? Т.М.: В Центр «ГРАНИ» вы можете зайти на сайт, посмотреть презентации. Или можете заказать версию письменную, ну, в смысле, в виде книжек. Пока они у нас есть. Мы вам пошлем бандеролью, не наложенным платежом, а за свои деньги. Либо пошлем в электронной версии. Либо вы можете зайти, взять у нас, позвонить. Либо другой вариант. Поскольку они у нас закончатся, мы их просто разместим в библиотеках.

Ведущий: Да. То есть, есть несколько вариантов, которые доступны сейчас. И будет еще это дело доступно в библиотеке. Светлана Геннадьевна, спасибо. Т.М.: Спасибо вам.

Ведущий: На этом я прощаюсь.


Обсуждение
21708
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.