Верхний баннер
17:02 | | 28 ФЕВРАЛЯ 2021

$ 74.44 € 90.37

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Дневной прямой эфир

25.10.2009 | 22:00
Прямой эфир. Снесут ли торговый центр на ул. Революции, 5а?

Ведущий: Это прямой эфир на радио «Эхо». 91,2 FM. В студии Олег Русских. Уважаемые радиослушатели, если кто помнит, некоторое время назад Арбитражный суд Пермского края вынес, ну, в общем, беспрецедентное на сегодняшний день решение о сносе здания по адресу улица Революции, 5а. Это вот большое здание, которое рядом с новой дамбой. Решение, действительно, беспрецедентное. До этого никаких подобных ни судебных, ни административных предложений не принималось. И, в общем-то, надо сказать, что это решение в определенном смысле общественностью Перми на первый взгляд было воспринято даже с определенным удовольствием – наконец-то будут сноситься некие, ну, что ли, не разрешенные к постройке здания. Но ситуация, насколько я понимаю, несколько сложнее, чем кажется поверхностному взгляду. И для того, чтобы эту ситуацию разобрать, для того, чтобы посмотреть все аспекты проблемы, которые с этим связаны, мы сегодня в студию «Эха» пригласили Алексея Старожука, человека, который… ну, наверно… как правильно сказать, Алексей Валентинович, вы хозяин этого здания, да? Правильно это будет сказать?

Алексей Старожук: Я его застройщик.

Ведущий: Он его застройщик. Добрый день, Алексей Валентинович Старожук.

А.С.: Добрый день, уважаемые радиослушатели.

Ведущий: На самом деле Алексей Валентинович гендиректор компании «Город-кофе». И вот застройщик этого самого здания на Революции, 5а. И, собственно, смысл нашего разговора в том, что Алексей Старожук написал открытое письмо губернатору Олегу Чиркунову, в котором он говорит о том, что данное судебное решение, на его взгляд, является: а) незаконным; б) противоречит тем нормам и документам, которые есть на сегодняшний день; и с) является фактическим давлением со стороны администрации Перми на предпринимателей малых и средних. Ну, что давайте по порядку. Алексей Валентинович, давайте начнем с той части, которая касается собственно здания. Объясните, почему, на ваш взгляд, это решение незаконно, решение суда, на ваш взгляд? И вы его будете опротестовывать, насколько я понимаю.

А.С.: Да.

Ведущий: И почему здание имеет право стоять? Давайте по порядку.

А.С.: Ну, дело в том, что история строительства этого здания – это уже семь лет, семь долгих лет наших упорных сражений с административными органами. И началось все с того, что я купил эту площадку, когда там была просто грязевая яма рядом с жильцами, и когда еще не было этой асфальтированной красивой дороги, которая сегодня усилиями областной власти все-таки построена. И поэтому история, действительно, долгая. И если объяснить с самого начала очень просто, то изначально был предложен городу на рассмотрение проект трехэтажного здания, которое бы включало субъекты малого предпринимательства. То есть, кому неизвестно, я хочу сказать…

Ведущий: Торговый офисный центр.

А.С.: Да, торговый офисный центр. Но в основном это предприятия ресторанной направленности. То есть, там был бы пивной ресторан с собственным производством пива, там была бы кофейня, магазин, то, чем, собственно, профильно мы и занимаемся с самого начала. Хочется сказать, что это здание проектировалось три года. Было запроектировано. Было получено разрешение на строительство, была выделена земля. Далее была зарегистрирована собственность, которую я и купил изначально.

Ведущий: Подождите, Алексей Валентинович. Собственность на что?

А.С.: Собственность на неоконченное строительством здание. То есть, там была зарегистрирована частная собственность. Собственно, которую беспрецедентно и занялся сносить наш мэр, уважаемый господин Шубин.

Ведущий: Подождите. Давайте, Алексей Валентинович, для понимания для всех. Земля находится у вас в аренде.

А.С.: Совершенно верно. Земля выделена городом с целями, связанные со строительством в аренду.

Ведущий: Она выделена в аренду. На этой земле вы начали строить здание…

А.С.: Трехэтажное здание.

Ведущий: Трехэтажное здание с разрешением на строительство.

А.С.: Совершенно верно.

Ведущий: И вот этот недострой, я не знаю, там, подвал, что вы сначала построили, подвал?

А.С.: Сначала цокольный этаж построили, да.

Ведущий: Вот это то, что вы построили, вы зарегистрировали в собственность.

А.С.: Совершенно верно, да.

Ведущий: После этого вы выстроили, достраивая три этажа, насколько я понимаю, проект был вами изменен.

А.С.: Да, проект был изменен в связи с экономической необходимостью. Просто всем нам известно, что два года назад власти и федеральные, и областные подняли ставки аренды на землю более, чем в 5 раз. Возникла экономическая нецелесообразность данного проекта. И соинвесторами было принято решение о реконструкции данного проекта, и видоизменении его. Собственно говоря, так родился проект пятиэтажного здания в том виде, в котором оно сейчас построено. Сделал его лицензированный архитектор, достаточно известный, который строил «Семью» и многие другие здания в городе Перми, который имеет опыт и огромную практику сложившуюся строительную. Естественно, что здание было построено в связи со всеми нормами СНиП. И это, собственно, уже в неоднократных судебных разбирательствах доказано все это дело.

Ведущий: То есть, я правильно понимаю, что вот дополнительный проект, который вы сделали новый, он, что, он не прошел экспертизу, вы не получили разрешение? Что там произошло?

А.С.: История очень сложная на самом деле, поскольку она коснулась меня, как предпринимателя, конкретно. И здание здесь, оно, как бы, играет некую такую, так скажем, не главную роль в истории всего этого процесса. На самом деле речь идет сейчас о борьбе администрации города, так скажем, против определенного лица, против предпринимателя.

Ведущий: А чего вдруг они с вами борются, Алексей Валентинович?

А.С.: Я поясню. То есть, дело в том, что когда-то в соинвесторах данного коммерческого проекта входил один из депутатов Законодательного Собрания Константин Окунев, с которым мы не нашли общего языка в понимании инвестирования в данный проект. И велись долгие очень судебные разбирательства с ним. В результате суд удовлетворил наши ходатайства. И с господином Окуневым мы разошлись. Ну, после этого неудовлетворенный данным решением депутат начал инициировать различные процессы по, так скажем, по сносу этого здания, по отмене разрешения на строительство. То есть, начал всячески противостоять, и, так скажем, раздрай с административными органами, собственно, и внес данный человек с его частной инициативой. После этого началась вся, собственно, эта история.

Ведущий: Вот тут по ICQ нам задают вопрос уже радиослушатели. Спрашивают: «У вас что, взятку вымогали?» Алексей Валентинович.

А.С.: Вы знаете, ко мне никто не обращался с данной просьбой, с просьбой о взятке. Известна всем моя позиция, что я свои деньги зарабатывал очень долго и очень тяжело, и никому не раздаю денег. В связи с этим, конечно, есть крайне не довольные люди моим поведением на данном рынке. Но позиция моя оставалась и остается прежней. Я не даю взяток. Никому. Я не трачу денег, поскольку у меня их страшно не хватает на те дела, которыми я занимаюсь непосредственно.

Ведущий: Хорошо. Давайте вернемся к зданию. Городская администрация не выдала вам экспертизу, не выдала вам разрешение на дополнительное строительство.

А.С.: Совершенно верно. Администрация не выдала. Более того, до сих пор нет ни положительной, ни отрицательной экспертизы. Этот случай вообще уникальный. Поскольку выяснилось, что документы с экспертизы были похищены, с государственной экспертизы. И до сих пор у меня нет ни положительного, ни отрицательного заключения экспертизы.

Ведущий: Вас спрашивают, Сергей пишет нам по ICQ: «Вы самодеятельно построили два верхних этажа?»

А.С.: Не совсем, почему? Как это самодеятельно? У нас был проект на постройку двух этажей. Более того, разрешение на строительство нам продлили уже тогда, когда у нас было 4 этажа. И оно было годно до 10 февраля 2008-го года. А четвертый этаж уже был закончен в августе 2007-го. Молчаливое одобрение администрации, собственно, было. И это была общепринятая практика. В подтверждение того просто административная машина, к сожалению, очень долго шевелится, не знаю, уж, умышленно или нет. Но она очень долго выдает разрешения на строительство. А порой и не выдает их просто по своим каким-то интересным мотивам.

Ведущий: Нам подсказывают радиослушатели. Директору «Метро Кэш энд Керри» влепили штраф 10 тысяч рублей за то, что «Метро» получил разрешение на строительство на следующий день после официального открытия магазина.

А.С.: Ну, совершенно верно. Поэтому я и говорю. В то время, как обычный предприниматель, представитель малого и среднего бизнеса, он просто сталкивается с непреодолимыми, к сожалению, препятствиями, административными барьерами, даже если соблюдены все нормы и правила. В общем-то, в то время, как федеральные власти выдают лозунги о поддержке малого предпринимательства и устранении препятствий для ведения деятельности в регионах, в городе Перми у нас очень сложная сложившаяся ситуация. Крупное строительство, собственно говоря, без ограничений практически ведется и определенными структурами. Зачастую они, эти собственники, являются органами государственной власти. Ну, а вот ярким примером поддержки, так сказать, малого бизнеса со стороны городской администрации является мой печальный опыт.

Ведущий: А почему печальный? Ведь, насколько я понимаю, с одной стороны, он, конечно, печальный, Алексей Валентинович. А, с другой стороны, снести дом… я, честно говоря, не очень представляю, как это возможно.

А.С.: Это очень сложная на самом деле процедура, поскольку это даже не кирпичное, а монолитное здание. И во всем мире его обычно взрывают. Но, так как он находится рядом с жилым сектором, это сделать невозможно. И разборка данного здания это равносильно строительству данного здания.

Ведущий: А по стоимости?

А.С.: Я думаю, что это примерно будет равным по стоимости. И проект сноса такого здания, и сам снос, я думаю, что обойдется не меньше 120 миллионов. Хотя уже некие популистские лозунги по тому, что надо выделить 250 миллионов из бюджета города, то есть, наших с вами налогов для того, чтобы снести это здание, уже предполагала одна из газет.

Ведущий: Вы за свои деньги, как это положено по закону, вы будете его сносить?

А.С.: Вы знаете, если суд третьей инстанции, а также административные и другие органы все-таки обяжут меня снести данное здание, естественно, я, как гражданин, и как человек, вынужден буду, поскольку это мое ярмо на всю оставшуюся жизнь. Я буду вынужден зарабатывать деньги, и вынужден буду их тратить на то, чтобы снести данное здание. От этого никуда не деться.

Ведущий: А процесс этот не быстрый?

А.С.: Процесс, естественно, это не быстрый. Грозит и жильцам, окружающих данный дом значительными и шумами, и грязью, и всем остальным. То есть, то, что уже построено сегодня, нужно снести. А это серьезно и долго.

Ведущий: Хорошо. Давайте, Алексей Валентинович, у вас есть конкретный пример. Вы называете себя пострадавшим.

А.С.: Естественно.

Ведущий: То есть, вы готовы дальше бороться за то, чтобы вот это решение было отменено. Насколько я понимаю, будут поданы какие-то кассации.

А.С.: Совершенно верно.

Ведущий: И рассматривать это дело будут в суде.

А.С.: И кассационная инстанция.

Ведущий: Там, всех остальных инстанций.

А.С.: Да, хотя послухам, которые мне сказали, будут со мной бороться и в судах даже Верховного суда.

Ведущий: Это как?

А.С.: Ну, это, то есть, даже кассация признает мое первое решение первой инстанции справедливым, то, что здание сносить нельзя, поскольку оно является, во-первых, собственностью. Во-вторых, цели, связанные со строительством, были выполнены точно. И оно никому не мешает. И это доказано в судах предыдущих инстанций. Поэтому, его сносить не нужно. Это было решение первой инстанции. Второе решение было очень интересным. Ну, собственно, и предсказуемым для нас. Потому что, к моему удивлению, я никогда не думал на то, что администрация может использовать такой серьезный ресурс, как фирмы, которые занимались ранее черным рейдерством, так сказать, и имеют определенные инструменты для решения таких проблем, не очень легитимные, скажем, инструменты. И они были задействованы. Вот это для меня было крайне негодующим моментом в этой ситуации, когда против обычного предпринимателя, да, который строит, который вкладывает свои деньги в развитие инфраструктуры. Борется специализированная фирма, которая захватывала заводы, фабрики. И владелец, который фирмы, участвовавший в судах, достаточно неоднозначную репутацию имеет. Кому известно или неизвестно, была нанята фирма «Бизнес-Консалтинг», которая, собственно говоря, специализировалась на очень серьезных вопросах. И однажды привлеченный администрацией этот человек решил доказать всем, что может это сделать.

Ведущий: Ну, это вопросы такие, пока бездокументальные, скажем так. Хотя эта фирма, да, она…

А.С.: Нет, документально.

Ведущий: Документально. Она нанята?

А.С.: Да. Она нанята. Заключен с ними контракт. Почему-то в условиях контракта не указано ни цены, ничего. Интересно, чем администрация города собралась с такой высокооплачиваемой фирмой расплачиваться.

Ведущий: Подождите, заключен контракт, но при этом не указана цена?

А.С.: Не указана цена, да.

Ведущий: Подождите, а контракт проведен без конкурса?

А.С.: Совершенно верно.

Ведущий: А кем подписан контракт?

А.С.: Ну, мэрией города.

Ведущий: Нет, кем?

А.С.: Я думаю, лично господином Шубиным он подписан.

Ведущий: Алексей Валентинович, простите, я должен спросить. У вас есть экземпляр этого контракта?

А.С.: Естественно, нет. Естественно, у меня экземпляра нет. Но по слухам…

Ведущий: То есть, только по слухам?

А.С.: Да, совершенно верно. Я не могу констатировать факт, что контракт подписан. Но так как представители этой фирмы приходят в суд от имени администрации, я могу быть уверен, что с ними подписан документ. Если нет… И, вообще, даже если да, то это ситуация для прокурора, разбор. Как у нас осуществляется публичной организацией найм определенной коммерческой структуры для… Хотя администрация, насколько известно, платит зарплату не одному десятку юристов, сидящих у нее.

Ведущий: А при этом используют юристов со стороны.

А.С.: Да, при этом используют юристов со стороны.

Ведущий: Ну, возможно, считает своих юристов не достаточно квалифицированными, вполне возможно. Поскольку считает, что собственные юристы не в состоянии справиться с проблемой, и нанимают адвокатов со стороны. Вопрос-то, может быть, действительно, сложный. На самом деле, я правильно понимаю, что у вас свидетельство собственности есть на часть здания?

А.С.: Да, свидетельство на собственность на часть здания.

Ведущий: На эту же тему есть вопрос. Спрашивает нас Дмитрий по ICQ. Как суд эту историю обошел, не обошел? С учетом того, что у вас есть свидетельство о собственности.

А.С.: Самое интересное суд первой инстанции как раз таки и заявил об этом в ходе судебного разбирательства, что, во-первых, не доказано… Вообще сама по себе история удивительна. Поскольку обычно администрация обращается с иском в суды уже после того, как предприниматель пришел вводить здание в эксплуатацию. Но я еще формально не закончил строительство здания. И не стал вводить его в эксплуатацию. И все это было естественно, что инициировано определенной группой людей, которая борется против меня конкретно. Здание никого не интересует, по сути дела, на мой взгляд.

Ведущий: Как это? Ничего себе. Маленькое такое пятиэтажное здание. Хорошее, симпатичное. Я имею в виду с точки зрения финансовой, симпатичное. С точки зрения внешнего вида – это дело субъективное.

А.С.: Совершенно верно.

Ведущий: При этом, Алексей Валентинович, насколько я понимаю, вы не рассматриваете эту историю, как… точнее говоря, вы рассматриваете ее как некий пример.

А.С.: Совершенно верно. Я как тенденцию, опасную тенденцию, которая сегодня, она, эта тенденция, на мой взгляд, уже опухоль. То есть, административный аппарат, конечно, имея огромные возможности и материальные, и средств массовой информации, и другие, начинает бороться против неугодного ему человека, чем-то, скажем так, вызвавшем несимпатию, а, может быть, где-то даже агрессию по предпринятым мерам по отношению ко мне, я чувствую, да. И я хочу обратить внимание общества, что тех людей, которых мы с вами нанимаем на наши налоги, начинают с нами бороться. То есть, они являются уже деструктивным фактором, получается, а не конструктивным. Администрация города Перми в виде мэра, в лице мэра, она должна способствовать малому бизнесу вести диалог конструктивный, создавать круглые столы, создавать инвестиционное поле.

Ведущий: Давайте я зачитаю из открытого письма, которое направлено губернатору Пермского края Олегу Чиркунову. Зачитаю ваше предложение, а вы прокомментируйте. Хорошо?

А.С.: Да, конечно.

Ведущий: Вот те меры, которые вы предлагаете, из списка. Первое, объявить строительную амнистию для тех организаций, которые построили объекты с некоторыми отступлениями от параметров. Но имеющими все необходимые документы для осуществления застройки. Эту амнистию до июня 2010-го года либо до принятия нового Генерального плана города. Поясните, пожалуйста, прокомментируйте этот пункт.

А.С.: Я поясню. Дело в том, что ситуация с точечной застройкой, она всегда вызывает правовые коллизии в городе, в любом. Особенно, в отсутствии Генерального плана города Перми, который до сих пор не утвержден. Разрабатывается, как говорится, голландцами тоже с большим шумом.

Ведущий: Голландцы разрабатывают мастер-план. Генплан они не разрабатывают.

А.С.: Ну, это примерно одно и то же. Это то, какие здания, где должны стоять, почему должны стоять.

Ведущий: Да, наоборот, в том-то и дело, что мэрия говорит о том, что это абсолютно разные документы. Мастер-план, который разрабатывают голландцы, и Генеральный план Перми. Это совершенно другие истории.

А.С.: Ну, дело в том, что собственников участков, понимаете, ситуация эта не просто напрягает, она им выкручивает руки. Люди не знают, что, где можно строить. Потому что те люди, которые, например… Ну, что такое. Вот у нас есть с вами орган, так называемый, да, градостроительный совет.

Ведущий: Есть такой.

А.С.: Есть такой орган.

Ведущий: Очень любимый мной орган.

А.С.: Теперь давайте посмотрим, что это за орган. Там сидят два, три архитектора. По моему глубокому убеждению, естественно, аффелированными определенными лицами. И решают, кому, что строить, и кому, что не строить. Что это такое?

Ведущий: Формально, Алексей Валентинович, Градостроительный совет общественный орган, консультативный.

А.С.: Совершенно верно. Но не формально именно с его одобрения, молчаливого или ее молчаливого. Я уже не знаю, как у них это делается, выдаются разрешения на строительство, или не выдаются разрешения на строительство.

Ведущий: Вы знаете, никто не знает, как это делается, потому что прессу на заседания градостроительного совета уже почти год, как не пускают.

А.С.: Так вот я предлагаю сделать этот процесс открытым. И создать комиссию, состоящую из представителей администрации города и края, органов, осуществляющих контроль за строительством, правозащитников и инвесторов, желающих вкладывать свои средства в развитие строительства в городе. А те инвесторы, которые желают вкладывать деньги в Перми, обязательно должны обсуждать вопросы, касающиеся их вложений совместно с должностными лицами администрации города. И по резолютивной части этого протокола заседания должны выходить соответствующие постановления.

Ведущий: То есть, некая новая комиссия? Чем она будет лучше старой?

А.С.: Это не комиссия. Я говорю, это совещательный орган, состоящий именно из заинтересованных лиц.

Ведущий: Градостроительный совет он такой же.

А.С.: К сожалению, нет. Туда входят только представители власти. То есть, ни инвесторы, ни правозащитники, ни люди, которые могут вставить свое слово, да, которые, как раз таки и вкладывают деньги. Ведь не администрация создает, собственно говоря, материальные ценности. Строит дома, еще что-то. А, как правило, людям, которым они либо мешают, либо одобряют. И вот кому они мешают, и кому одобряют, должны и разбираться те, кому это интересно. В данном случае, такие, как я, люди.

Ведущий: Вас спрашивают, Алексей Валентинович, в чем вы видите пользу амнистии для строителей?

А.С.: Ну, дело в том, что… Я поясню, что такое, на мой взгляд, амнистия строительная. Я вижу в сегодняшнем процессе, к сожалению, с создавшейся серьезной тяжелой экономической ситуацией в стране, в области, в регионе просто необходимость убрать с лица города вот эти вот стоящие одиноко, молчащие здания, да, которые вместо пользы людям, да, создания рабочих мест, инфраструктуры, создают, как бы, на самом деле только угрозу и портят внешний вид города. А это сегодня будет продолжаться до тех пор, пока власть не найдет все-таки какой-то консенсус с бизнесом. Как и что должно здесь достроиться?

Ведущий: Не считаете ли вы собственное здание, портящим внешний вид города?

А.С.: Ну, дело в том, что пока люди видят лишь оболочку этого здания. То есть, само здание еще не выглядит так, как оно должно выглядеть. Не подсвечено. На нем не размещены рекламные конструкции, которые должны, в общем-то, придавать особый, по моему мнению, какой-то индивидуальный вид этому зданию. Поэтому пока сложно судить. Давайте его достроим, давайте сделаем это место красивым. И тогда мы увидим, как это будет выглядеть.

Ведущий: Понятно. А если это будет плохо? Если это будет некрасиво? Ну, правда.

А.С.: Я готов к диалогу. Я готов к диалогу. Если мне укажут, как можно сделать красивее, я готов рассмотреть все варианты. Я не ухожу в глухую оппозицию тому, что нужно что-то переделать, доделать, поменять цвет, еще что-то. Я готов к любым диалогам с властью.

Ведущий: Вот, кстати, Алексей Валентинович, поясните – самовольное строение. Оно у вас, действительно, самовольное? Или как?

А.С.: Дело в том, что гражданским кодексом самовольное строение трактуется в том случае, если первое – не получены все необходимые разрешения на строительство, то есть, нарушен регламент.

Ведущий: А у вас они, как бы, частично получены?

А.С.: Совершенно верно. Второе - нет земли под отведенное для этого строительства цели. Третье - нарушено земельное законодательство каким-то образом. То есть, кроме того, что нет земли, возможны моменты различного характера с использованием нецелевым, еще каким-то образом. То есть, в ГК этот момент пояснен вот таким образом – отсутствие разрешения, отсутствие земельного участка. Ну, что такое разрешение на строительство. Это такая штука, такая интересная бумага, которая на основании госэкспетизы о том, что это здание соответствует всем техническим параметрам, как правило, должна выдавать городская администрация.

Ведущий: Подождите, я правильно понимаю, что сначала ваша постройка была не самовольной?

А.С.: Естественно, да.

Ведущий: А потом, через какое-то время и определенное количество там… документов либо отсутствие…

А.С.: Этажей.

Ведущий: Да, этажей, она вдруг стала самовольной.

А.С.: Она вдруг стала самовольной, да. Более того, изначально администрация подала иск на снос только двух этажей. Но после моего очень конструктивного разговора с мэром нашего города господином Шубиным, администрация подала иск на снос всего здания. Очень интересная ситуация, на самом деле. Сначала они посчитали, что я два этажа построил лишних. А потом, что и вовсе мое здание в городе не нужно.

Ведущий: Понятно. Так вот. Дополнительный вопрос. Алексей Валентинович, но ведь вы же частично неправы. Вы построили здание частично без разрешений. Спрашивает вас радиослушатель Сергей. Вы, по идее, должны согласиться либо со штрафными санкциями, либо с какими-то мерами, которые должны вас наказывать.

А.С.: Совершенно верно. Я поясню, что такое нарушить данную разрешительную систему, и каким образом это происходит. После того, как был выполнен проект, на пять уже этажей, то есть, ??????? (неразборчиво) проект, я дал его в органы госэкспертизы. Изначально госэкспертиза выдала положительный ответ. Далее потребовалось доотведеный участок, разрешение на эксплуатацию которого закончилось. Понимаете. Я обратился с данными целями в администрацию о продлении данного земельного участка, за который я четыре года платил аренду. Но администрация мне отказывает. И, более того, по моим данным, один из представителей власти в администрации позвонил, так скажем, в экспертизу и попросил неформально не выдавать мне положительное заключение на данный проект. Вот как происходит то, что не дают разрешение? Да очень просто происходит. Не хотят давать, и стараются все сделать, чтобы не дать. А теперь хотят снести, чтобы напугать всех, кто хочет что-то построить. Так вот я хочу говорить с теми предпринимателями, которых власти не слышат. Я оставляю свой телефон для того, чтобы эти люди звонили. И мы будем обращать внимание тех, кто нас все-таки услышит. Потому что я надеюсь заинтересовать данной проблемой в регионе. На мой взгляд, вот по-другому это нельзя назвать, как самодурством некоторых товарищей. Так я вот хочу оставить свой телефон. Мой телефон 218-34-45. И все, кто таким же образом как-то обойден вниманием администрации, так скажем, города Перми, то есть, проблемы тех людей, тех инвесторов, которых не хотят слышать, а порой не слышат принципиально, с этим людьми я готов вести диалог. И создавать некое сообщество подобное тому, как у нас есть «Опора России», так скажем, такое предпринимательство.

Ведущий: А вы не обращались к той же «Опоре» или к «Деловой России»?

А.С.: Нет, сейчас я провел диалог с представителем уже «Опоры России». И буду обращаться, естественно, за помощью в своей ситуации, да. Потому что даже, если я выиграю кассационную инстанцию, а разрешение мне все равно не выдадут никогда. Я понимаю потому что сам господин Шубин по слухам очень…

Ведущий: Почему никогда? Никогда не говорите никогда, Алексей Валентинович.

А.С.: Ну, по крайней мере, при существующей сегодня системе власти и при существующих персоналиях сегодня в этой власти я думаю, что я не смогу получить разрешение на строительство, я не смогу дать работу людям, и не смогу вернуть свои финансовые вложения. А также выполнить обязательства перед другими людьми.

Ведущий: «Если вам предложат каким-то образом какой-то компромисс, вы на него пойдете?» - спрашивает вас Сергей.

А.С.: Обязательно.

Ведущий: Выделить часть площадей, заплатить какие-то штрафы.

А.С.: Обязательно. Я уже предлагал не деструктивный путь, а конструктивный администрации города. Я предлагал отдать этаж в пользование детской организации, в пользу прокуратуре, например, которая у нас сидит в подвале в городе Перми. Они хотят снести здание под тем соусом, что, якобы, оно представляет общественную опасность. Но это полная ерунда. Потому что данной экспертизы никто не проводил. А у меня есть обратная экспертиза того, что здание не угрожает ни жизни, ни здоровью большого числа граждан, и небольшого тоже.

Ведущий: Ну, понимаете, вот есть опять же радиослушатели, которые, в определенном смысле, сомневаются в ваших словах. Сейчас объясню, почему. Сложно, выслушав одну точку зрения, определить, кто правее, - пишут нам радиослушатели. Сложно составить заключение, кто прав, кто виноват, вот если судить по закону. В смысле, если не видеть всех решений суда и не видеть всех документов. С этим я тоже готов согласиться. Сложно представить себе здание в городе Перми, построенное по всем нормам закона.

А.С.: Совершенно верно.

Ведущий: Я такого, наверно, вообще не могу себе представить. У нас все, наверно, здания в Перми построены, ну, построенные за последние лет, построены с какими бы то ни было нарушениями. Во всяком случае на стадии строительства. Другого варианта нет.

А.С.: Совершенно верно.

Ведущий: Другое дело, что вы сейчас становитесь в определенной степени прецедентом.

А.С.: Да. И заложником. Не просто прецедентом. Заложником этой ситуации.

Ведущий: Заложником этой ситуации, потому что, я вам скажу, Алексей Валентинович, что очень многие жители Перми, многие, честное слово, простите, будут рады.

А.С.: Совершенно верно. Вот это-то, собственно говоря, наверно, цель моего прихода на данную передачу, да, это, чтобы открыть, что ли, глаза, что происходит. Сегодня администрация города, то есть, те люди, которые призваны мирить, так скажем, общество, то есть, мирить бизнес, который создает какие-то ценности, общество, которое потребляет эти ценности, чтобы именно производить в большем количестве этих ценностей, которые работают на благо государства. На самом деле, в своих популистских целях некоторые из органов сегодняшней городской власти стараются противопоставить, и, собственно, заработать себе на этом очки. Они хотят сказать, что они могут снести здание в городе Перми. Да снести можно все, что угодно. Пусть они что-нибудь сами на свои средства построят. Или снесут, например, бараки, которые предвыборные обещания они давали. Или снесут, например, еще что-то. Или хотя бы прежде, чем сносить, и обращаться с такой просьбой в суд, исследуют, а нужно ли это сносить? И почему нужно сносить? По крайней мере, когда я беседовал об этом с господином Шубиным, и просил пояснение, почему он изначально требует, настаивает на сносе двух этажей, он, посмотрев мне в глаза, сказал, что это принцип. После этого я начал выступать по этому вопросу и говорить об этом.

Ведущий: На самом деле, насколько я понимаю, вы утверждаете, что есть желание у администрации поссорить строителей, там, не знаю, бизнесменов и общество?

А.С.: Совершенно верно. Да. И на этом, собственно говоря, и зарабатываются, к сожалению, очки. Не на том, что они построили, что сделали. А очки зарабатываются на том, как они повредили отдельным людям. А, как известно, у нас общество в этом виде существует 15 лет. И 70 лет у нас не было ни предпринимательства, ничего подобного. И очень легко на данный момент внести в это хрупкое равновесие противоречия. И на этом заработать свои политические очки. Так я просто утверждаю, что то, что делает администрация сегодня, это деструктивный фактор в обществе, а не конструктивный.

Ведущий: Уважаемые радиослушатели, это был Алексей Старожук, Генеральный директор компании «Город-кофе». Человек, который утверждает, что действия администрации на сегодняшний день ведут к росту напряженности, и носят деструктивный характер, вбивают клин между взаимоотношениями между бизнесом, с одной стороны, и обычным населением Перми, с другой. Спасибо Алексею Старожуку. Спасибо всем, кто принимал участие в этом разговоре. Я думаю, что эта тема будет в наших эфирах продолжена. Всего доброго вам.

А.С.: До свидания.


Обсуждение
27563
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.