Верхний баннер
13:57 | | 19 МАЯ 2019

$ 64.63 € 72.25

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Бизнес-ланч

25.05.2017 | 13:48
«Отрасль парфюмерии и косметики находится в гораздо более позитивном положении, чем экономика в целом», – Дмитрий Колотов, владелец магазинов «Ив Роше» в Перми

Эдуард Матвеев: В эфире «Эха», как обычно, по понедельникам программа «Бизнес-ланч». У микрофона Эдуард Матвеев. За звукорежиссерским пультом – Маша Зуева. В первом полугодии 2016 года объем рынка парфюмерии и косметики составил 169,3 миллиарда рублей. Это в России. Наверное, не так много. Если сравнивать с ВВП России – это 86 триллионов рублей. По количеству магазинов абсолютным лидером является «Магнит Косметик», дальше за ним следует сеть «Л'Этуаль» и (как ту у меня написано) с большим отрывом – «Ив Роше» - около 300 магазинов в сети. И сегодня гость в нашей студии – Дмитрий Колотов – владелец магазинов «Ив Роше» в Перми. Дмитрий, добрый день!

Дмитрий Колотов: Здравствуйте всем!

Эдуард Матвеев: Дмитрий, на мой взгляд, когда мы говорим о магазинах парфюмерии и косметики это такой массовый ритейл, так или иначе. И, наверное, на него можно ориентироваться, рассуждая о кризисном или не кризисном состоянии экономики. Можете прокомментировать, что с точки зрения человека, который продает косметику и парфюмерию, можно сказать о состоянии российской экономики в рамках пермского сегмента?

Дмитрий Колотов: Я не совсем с тобой согласен, Эдуард, потому что парфюмерия и косметика в России – это не то, что в мире. Наши российские женщины – а потребители парфюмерии и косметики – это, в основном, именно женщины (около 95%) – не хотят на себе экономить даже в кризис. И даже в кризис продажи парфюмерии и косметики практически не падают. Согласно официальной статистике, и по нашей сети я могу сказать, что и 2015, и 2016 год прошли с ростом продаж парфюмерии и косметики. Это практически по всем сетям. Так что в этом отношении наша отрасль находится в гораздо более преимущественном положении, и она не является показателем экономики в целом.

Эдуард Матвеев: Тогда вопрос более приближенный. Когда мы говорим о массовом спросе, это больше сегмент «бытовая химия», наверное?

Дмитрий Колотов: Бытовая химия к нашей отрасли вообще никакого отношения не имеет.

Ты имел в виду товары по уходу за телом, гели для душа, шампуни, различные сорта мыла и так далее?

Эдуард Матвеев: Да. Думаю, не каждый будет себе мазать лицо, чтобы разгладились морщины, но приходится мыть голову с шампунем, мыло какое-то покупать?

Дмитрий Колотов: Безусловно. Это товары спонтанного спроса. Можно так сказать. Идет человек мимо магазина и вспоминает: «О, кончился гель для душа, или кончился шампунь», – заходит и покупает то, что ему пришло в голову. Хотя, кто-то и планирует, наверное, эти покупки. Но, естественно, на этом экономить не будешь.

Эдуард Матвеев: У нас получается такая формула: во время кризиса люди пытаются  как-то себя отвлечь покупкой какого-нибудь вкусно пахнущего шампуня, чтобы немножко мысли потекли в другое русло.

Дмитрий Колотов: Я думаю, что так и есть. Естественно, когда у человека не хватает денег на покупку новой машины или дорогого девайса, то зайти в магазин парфюмерии и косметики и купить себе за 500, или за 1000 рублей какой-то продукт, приносящий положительные эмоции – это хорошая замена дорогим покупкам. Именно в эмоциональном плане.

Эдуард Матвеев: По данным компании «AC Nielsen», около 97% россиянок от 16 до 55 лет регулярно пользуются косметикой. Причем 76% делают это ежедневно. Каждая россиянка ежемесячно тратит, примерно, 12-15% от своих доходов, но не менее 1,5-2 тысяч рублей. По твоим оценкам, сколько, примерно, пермячки тратят в месяц на парфюмерию и косметику в среднем? Были какие-то ваши исследования?

Дмитрий Колотов: Конкретно наших исследований не было. Я могу привести только опыт по своей сети, магазинам «Ив Роше», где средняя покупка составляет 800 рублей. И постоянные клиентки, как правило, приходят к нам в магазин 3-4 раза в месяц. Эти цифры, примерно, соответствуют данным исследованиям, которые ты привел.

Эдуард Матвеев: То есть не обманули?

Дмитрий Колотов: Не обманули, однозначно. И, естественно, что кто-то тратит и гораздо больше, кто-то меньше, но в среднем так, совершенно верно.

Эдуард Матвеев: Возвратимся к потребительскому поведению на рынке парфюмерии и косметики. Если сравнивать первую половину 2017 года с 2016 годом, и, может быть, с 2012 годом, с тех пор, как начался медленный застой и падение российской, сейчас нам говорят, что экономика потихоньку начинает расти. Динамика, по сравнению с 2016 и предыдущими годами, это подтверждает?

Дмитрий Колотов: Я позволю себе чуть-чуть подальше отойти. Однозначно могу сказать по нашей сети плюс, я постоянно общаюсь с огромным количеством коллег по всей России и в Перми, по розничной торговле. В розничной торговле началось очень сильное падение с начала 2013 года. Буквально закончился 2012 и всё – январь, февраль 2013 пошло резкое падение. Оно продолжалось до конца 2013 и начала 2014 года…

Эдуард Матвеев: Это еще было до санкций, до «козьей морды», которую устроил нам Обама и все остальные плохие дядьки и одна женщина?

Дмитрий Колотов: Да, совершенно верно. Санкции тут вообще никакого значения не имели. 2014 года прошел в стагнации, не было никаких резких движений ни вверх, ни вниз. А в 2015 году именно по продажам парфюмерии и косметики пошел рост – процентов 15, если я не ошибаюсь – это, опять же, официальная статистика.

Эдуард Матвеев: Это при том, что именно 2015 год показал, насколько я помню, по статистике, одно из сильнейших падений реальных доходов населения.

Дмитрий Колотов: Да, наверное, так. Я могу возвратиться немного назад, мы с тобой обсуждали вопрос, что россиянки не экономят на себе, не хотят экономить. И, видимо, этот эффект, когда человек не может себе позволить купить более дорогой продукт, ему нужно как-то удовлетворять свои потребности в положительных эмоциях, ему нужно где-то их получать, и он идет и покупает то, что ему сейчас по карману. Я связываю рост продаж парфюмерии и косметики в 2015 году именно с этим фактором.

Эдуард Матвеев: То есть люди устали?

Дмитрий Колотов: Да. И хотели хоть чем-то себя порадовать. И более того, 2016 год также прошел с ростом уже по отношению к 2015 году. Рост был, примерно, тот же –15%. То есть за 2 года это около 30% - рост очень хороший, с учетом того, что вся российская экономика в это время находилась не в лучшем состоянии. К сожалению, могу отметить, что 2017 год начался где-то на уровне легкого минуса, может быть, 3,5%, по нашей сети, Москва -5% показала, Петербург,примерно, эти же цифры, а регионы, как ни странно, сработали в 0, и в плюс, может быть, 1-2%. Но это все цифры по отношению к тем хорошим годам. К 2016 году, когда был рост 15%. Так что, что будет впереди… Сейчас ситуация выровнялась. Апрель – более-менее уже нормально – был чуть-чуть с ростом. И май тоже идет с небольшим ростом к 2016г.…

Эдуард Матвеев: Интересно. Тогда еще такой вопрос. Ты сказал, что вы общаетесь с другими владельцами магазинов «Ив Роше» в других городах, хотелось бы понять, Пермь, в сравнении с другими городами, как выглядит?

Дмитрий Колотов: Компания нам позволяет общаться между собой – у нас происходят ежегодные конгрессы. Последний был в Сочи в апреле. Пермь себя вполне хорошо чувствует. В этом отношении, я уже сказал, что Москва с Питером даже больше просели, чем регионы. Лидируют портовые города, где у людей присутствуют валютные доходы – это Мурманск, Архангельск, Владивосток, Калининград. Там, действительно, рост и очень хороший, а падение наименее заметно. Традиционно города, где меньше различных экспортных производств – всевозможные нефтянки и так далее, показывают большее падение или меньший рост, как вам больше нравится. Пермь, в этом отношении идет в общероссийском тренде и по росту, и, если есть падение, то тоже в таких же цифрах.

Эдуард Матвеев: Подтверждая слова Дмитрия, хотел прочитать новости, которые совсем недавно мы публиковали. По словам гендиректора «Avon Products» в России в 2016 году выручка компании в России выросла в долларах на 9%. Среди причин – изменение потребительской корзины. В кризис клиенты этой компании сократили список покупок до самого необходимого – шампуней, гелей для душа, средств по уходу за телом, базовых кремов для рук, теней и губной помады. В 2016 году они стали приобретать более сложные и дорогие продукты. У вас то же самое было?

Дмитрий Колотов: «Avon» и «Ив Роше» в России находятся в среднем сегменте, где-то средний минус в каких-то продуктах, и где-то средний плюс в каких-то продуктах. Поэтому, когда начинается падение доходов, люди вынуждены переходить на более доступные продукты. И я могу сказать, что наш опыт прохождения кризисов – 1998 год… Я напомню, что наш первый магазин открылся в марте 1998 года (до кризиса 1998 года), второй – в ноябре тоже 1998 (уже после кризиса). И тот кризис мы прошли очень хорошо, и кризис 2008 года, и, как показывает статистика, сейчас дела тоже идут неплохо. Люди из премиум-сегмента спускаются на более доступные цены. Поэтому, как говорит представитель «Avon», стали покупать более сложные, более дорогие продукты у них, потому что не могут себе сейчас позволить купить, допустим, крема по уходу за лицом за 5, за 10 тысяч рублей. Тем более, что доллар вырос. Дорогая продукция также выросла почти в 2 раза. По нашей ценовой линейке могу сказать, что у нас остаются вполне доступные цены – 1,5-2 тысячи рублей за сложные уходы за лицом. Поэтому этот сегмент и растет.

Эдуард Матвеев: Мы на долларе и на сегменте пока остановимся и прервемся на короткую рекламу. После чего вернемся снова в программу «Бизнес-ланч».

«Бизнес-ланч» – бизнес начинается с информации.

Эдуард Матвеев: Мы возвращаемся в программу «Бизнес-ланч». У микрофона Эдуард Матвеев. Гость нашей сегодняшней программы – Дмитрий Колотов – владелец магазинов «Ив Роше» в Перми. Дмитрий, еще раз добрый день!

Дмитрий Колотов: Добрый день, Эдуард!

Эдуард Матвеев: Мы остановились на том, что курс доллара вырос, дорогие крема, шампуни и всё остальное тоже подорожало. И в связи с этим вопрос: компания «Ив Роше»– французская, у нее производство где-то там. Рост курса доллара и евро должен был отразиться на ценах. и количество потребителей тоже должно было уменьшиться. Насколько рост курса валюты влияет на то, что мы видим в магазине с ценником?

Дмитрий Колотов: Как правило, рост курса валют не влияет напрямую, потому что, когда курс вырастает в 2-3 раза, компания не может себе позволить рост цен на продукцию во столько же раз. И наша компания в этом отношении наиболее лояльна к своим клиентам, потому что реально рост цен на продукцию сильно отставал от роста курса валют. Цены повышались очень умеренно в течение длительного времени. Могу сказать, что прямой пропорции между ростом валют и ростом цен нет. Она, обычно, выравнивается через 2-3 года после таких резких скачков.

Эдуард Матвеев: Но, с другой стороны, компании тоже не будут заниматься благотворительностью, они, скорее всего, уменьшают свои издержки. Недавно вышла статья в «Российской газете», называется «Родной запах, о том, что Минпромторг принял решение о создании стратегии развития отечественной парфюмерно-косметической промышленности. Как обычно, должны создать межведомственную рабочую группу, в которую войдут чиновники, представители отрасли, члены общественных объединений и будут думать, «как нам сделать так, чтобы у нас было импортозамещение». Говорят о том, что «нам необходимо развивать собственную сырьевую базу. На это может уйти не один год, но у нас в стране масса интересных разработок, которые лежат невостребованными». Вопрос: если я вижу шампунь или гель для душа, на котором западная марка, но сделано в России. Они разливают в бутыльки, и это удешевляет продукцию, либо есть какое-то сырье, из которого изготавливается?

Дмитрий Колотов: Я не буду спекулировать по поводу других марок. Скажу только о том, о чем точно сам знаю. В феврале компания «Ив Роше» приглашала ключевых партнеров из России – это 12 человек – во Францию, нам показывали все производства, всю сырьевую базу, складские помещения, как все формируется и делается. Лет 5-6 назад был запущен завод в Санкт-Петербурге. Там разливают средства по уходу за телом: гели для душа, допустим, «Жардан дю Монд» (Jardins du Monde) - наша серия, и цена на нее до сих пор 99 рублей.

Эдуард Матвеев: Кто за это заплатил?

Дмитрий Колотов: С одной стороны, это маркетинговый ход. Заплатили за нее другие группы товаров, так скажу, которые выросли значительно больше, чем этот.

Эдуард Матвеев: Это, как в ритейловом магазине. Мы видим огромные плакаты, написано «Курица 99 рублей». Ты приходишь, покупаешь курицу за 99, а все остальное на 15-20% дороже. Такой же принцип?

Дмитрий Колотов: Примерно, так. Издержки снижаются, в основном, за счет грузоперевозок. То, что компания сейчас не везет воду из Франции в Россию, а везет чистый концентрат, не везет упаковку, а упаковка изготавливается тоже в России.

Эдуард Матвеев: Все полиэтиленовые бутыльки – тоже в России?

Дмитрий Колотов: Да. Концентрат уже на специально подготовленной воде разводится и разливается по этим бутылькам, как ты выразился. Здесь, конечно, заложена очень существенная экономия. Все высокотехнологичные продукты – такие, как средства по уходу за лицом, за телом, большинство шампуней, каких-то других сложных продуктов, производятся по-прежнему во Франции. Профессиональная косметика «Ив Роше» производится также в Ирландии, и еще, специально для американского рынка, есть завод в Мексике.

Эдуард Матвеев: Пока у нас ничего не выращивается для этого, делают бутыльки, печатают коробки и воду нашли. Подойдет уже?

Дмитрий Колотов: Примерно, так. Но хочу сказать, что в последнее время в России активно стало развиваться отечественное производство по парфюмерии и косметике…Это «Natura Siberica», уже достаточно известная марка. Она сейчас активно захватывает российский рынок и создает существенную конкуренцию старым брендам. Они идут по пути создания фирменных магазинов, больших, в крупных городах, и также распространяют свою продукцию через сетевые различные ритейлы – типа «Магнит Косметик» и другие супермаркеты.

Эдуард Матвеев: Компания «L'Oreal ежедневно выращивает 5 метров человеческой кожи, чтобы на ней апробировать свои продукты. Это говорит о том, насколько высоки вложения в технологии, в разработки. Насколько я себе представляю, у нас компании не могут такие вложения делать. Это всё откуда тогда? Или просто что-то с чем-то смешивается? Условно говоря, большая доля маркетинга в этом или какие-то разработки существуют?

Дмитрий Колотов: Не могу сказать про разработки отечественных брендов. Без сомнения, то, что я видел во Франции – это огромные (не побоюсь этого слова – огромные) лаборатории, где ведутся исследования. Я думаю, что здесь активно используется принцип, как в автомобилестроении, когда закупаются комплектующие и из них собираются машины. Так же и тут, наверняка закупаются готовые технологии либо готовые концентраты, и уже из них производится конечный продукт.

Эдуард Матвеев: Понятно. Сейчас время федеральных новостей. Мы вернемся в пермскую студию примерно через три минуты.

Бизнес-ланч. Бизнес начинается с информации.

Эдуард Матвеев: Итак, в Перми 13 часов 34 минуты, вы слушаете программу «Бизнес-ланч». У микрофона Эдуард Матвеев и гость нашей программы – Дмитрий Колотов, владелец магазинов «Ив Роше» в Перми. Дмитрий, еще раз добрый день!

Дмитрий Колотов: Добрый день всем!

Эдуард Матвеев: Перед федеральными новостями мы говорили о российских марках. Насколько я помню, в какой-то момент в магазинах «Ив Роше» или где-то рядом с ними продавалась наша российская марка «Новая заря. Правильно?

Дмитрий Колотов: То, что называлось «Новая заря» – это так. Но ты ошибаешься, в магазинах «Ив Роше» не может продаваться никаких других марок.

Эдуард Матвеев: Где-то недалеко там стоял этот магазин.

Дмитрий Колотов: Потому что это монобрендовые магазины, которые продают только свою продукцию. Действительно, мы развивали франшизу по «Новой заре». Это было лет 5-8назад. Но, к сожалению, руководство фабрики не уделяло должное внимание своим партнерам. И это постепенно сошло на нет.

Эдуард Матвеев: Спрос был на эту продукцию?

Дмитрий Колотов: Был и есть. В Москве до сих пор есть как минимум один большой фирменный магазин «Новой зари». Также я знаю, что работают партнеры в других города по России, которые развивают эту марку. Надо сказать, что там специфическое руководство, владельцы фабрики вышли из эпохи Советского Союза и по-своему видят этот бизнес. Поэтому, я думаю, тут возникли проблемы с развитием этой марки. Хотя люди, действительно, помнят аромат «Красная Москва». Они продаются и пользуются спросом. «Новая заря» развивают новые линейки и создают новые продукты. Но у нас не пошло.

Эдуард Матвеев: И напоследок про «Новую зарю» вопрос. Сейчас  все  идет к унификации. У них сырье, разработки – по новым линейкам, по крайней мере, было свое или где-то покупается и просто разливается, упаковывается, но со своим названием?

Дмитрий Колотов: По развитию франчайзинговой сети на фабрике работал мой друг, он утверждал, что основная масса продуктов создается как раз на основе готовых ингредиентов, которые закупаются за границей.

Эдуард Матвеев: Если очень много людей в нашей стране говорят о том, что в Советском Союзе было хорошо, что хотелось бы двигаться туда, то рано или поздно, наверное, вложения в «Новую зарю» тоже будут очень интересные.

Дмитрий Колотов: Возможно. Не могу комментировать ничего по этому поводу.

Эдуард Матвеев: Дмитрий, ты сказал, что «Новая заря» - это франшиза.

Дмитрий Колотов: Дело в том, что понятие франшизы как таковое в российском законодательстве отсутствует. И тут уже приходится думать и производителям, и покупателям (или тем, кто развивает эти марки), как строить свои отношения. Как правило, это строится на основе договоров коммерческой концессии.

Эдуард Матвеев: Для тех, кто не сталкивался с франшизой. Это некий договор производителя, как правило, товаров либо услуг, с каким-то партнером. Чаще всего в регионах. Производитель партнеру дает технологии, маркетинг и всё остальное. Партнер работает по этой схеме и выплачивает, так называемые, «роялти», то есть какой-то процент от своей выручки, прибыли –как договорятся. Скорее всего, и по «Новой заре», и по «Ив Роше» примерно та же схема.

Дмитрий Колотов: Нет, схемы абсолютно разные. То, что ты рассказал – это классическая схема. Чаще всего это «роялти» просто закладывают в цену продуктов.

Эдуард Матвеев: Но «роялти» должны выплачиваться.

Дмитрий Колотов: Производитель учитывает свои интересы – это естественно.

Эдуард Матвеев: Я имею в виду, что, на самом деле, вы «роялти» как таковые не платите. Я правильно понимаю? Вы закупаете продукцию с определенной наценкой, продаете ее, и на этом зарабатывает франчайзер.

Дмитрий Колотов: Примерно так. Еще раз повторюсь, что схемы самые различные, и схемы зачастую очень замысловатые, так что их с первого раза и не поймешь. Но чаще всего это закладывается в цену продукта. При этом, тут учитывается очень много факторов, например, что дает производитель. Допустим, по нашей марке он нам дает практически всё, нам остается только обучить персонал и продавать. Остальное – и рекламу, и маркетинг – всё обеспечила головная фирма. Если какие-то новые франшизы, там, как правило, всё обстоит намного хуже.

Эдуард Матвеев: Что такое «новые»? Новые в рамках «Ив Роше»?..

Дмитрий Колотов: Нет. Приведу пример: мой друг недавно открыл магазин «Imaginarium» в Перми. Такие же точно магазины в Москве, в других крупных городах. Но головная фирма начала развивать эту франшизу буквально год-два. Соответственно, очень много проблем, каких-то подводных камней – то продукции не хватает, то не хватает рекламы, то магазин как-то не так оформляется, нет должного контроля и так далее, и тому подобное. Потому что хорошая франшиза работает при жестком контроле со стороны головного предприятия, когда действительно неважно, куда ты приехал – в Калининград или во Владивосток, или в Москву, или в Питер – ты увидишь везде абсолютно одинаковые магазины, цены,оформление.

Эдуард Матвеев: В этом и смысл, наверное. Такой вопрос. В начале программы мы говорили о том, что последние несколько лет, несмотря на стагнацию в российской экономике, падение доходов населения в России, отрасль парфюмерии и косметики росла. Что есть возможность открывать магазины по франшизе, и, соответственно, франшиза четко отстроена. Во-первых, у многих сразу возникает мнение, что, наверное, очень просто сделать и зарабатывать деньги. А, во-вторых, что мешает вообще это открыть? Могу ли я, например, открыть по франшизе магазин «Ив Роше» здесь, в Перми? Еще один.

Дмитрий Колотов: Ты, Эдуард, я думаю, что не сможешь, потому что у фирмы достаточно четкие правила. Если существующий партнер готов развиваться, то ему отдается безусловный приоритет. Конечно, если партнер не готов развиваться, то ждать его никто не будет, будут предлагать другим. И такая ситуация не нова. Допустим, в Новосибирске три партнера, насколько я знаю, «Ив Роше», в Челябинске два партнера «Ив Роше».

Эдуард Матвеев: Разные магазины с разными собственниками, которые друг с другом не связаны.

Дмитрий Колотов: Вообще никак не связаны. В Калининграде, допустим, два партнера. Примеров можно много привести. В то же время, в большинстве крупных городов всё-таки по одному партнеру, которые активно развиваются. Допустим, наш сосед – Екатеринбург – там господа Клепиковы развиваются уже больше двадцати лет, у них, по-моему, шесть или семь магазинов. В Ростове около семи или восьми магазинов, также один партнер.

Эдуард Матвеев: Какова доходность этого бизнеса?

Дмитрий Колотов: Доходность абсолютно разная. Приведу простой пример. Я открывал (уже, наверное, со счета сбился), по-моему, 11 или 12 магазинов «Ив Роше». Из них сейчас успешно работают 6: 5 магазинов – в Перми, и 1 магазин – в Сыктывкаре – очень успешный магазин. Остальные магазины закрылись. Они закрылись не просто так. Казалось бы, успешная сеть, прекрасно всё отстроено, прекрасные условия работы. Очень много зависит от арендодателей. Потому что, зачастую, их аппетиты съедают всю прибыль.

Эдуард Матвеев: А в ЦУМе съедают всю прибыль?

Дмитрий Колотов: В ЦУМе пока нет, не всю. Это первый момент, один из самых важнейших. Второй момент – это традиции города, так я мог бы сказать. Набережные Челны, вроде бы не так далеко от нас расположены, не бедный город, я скажу. Но там наша марка буксует очень сильно. Там два магазина. Закрывались, открывались. И продажи очень низкие. И фактически, если бы у того партнера не было еще большого количества магазинов – там у них и Киров, и Ижевск, и Архангельск, то новый партнер просто не смог выжить, он бы закрылся однозначно, буквально в первый же год работы. Такая же ситуация, например, в Сочи. Там поменялось уже, не соврать бы, 3 или 4 партнера. Люди открывали и через год, через два закрывали магазины из-за нерентабельности. В причинах можно разбираться долго – тут и личные качества того, кто ведет бизнес, и условия – наличие хороших торговых площадок в городе, благосостояние населения. Факторов очень много. И нет однозначного ответа, что в этой сети ты будешь успешен – открывайся, или в этой ты будешь не успешен – не надо открываться.

Эдуард Матвеев: Дмитрий, последний вопрос. Исходя из самого слова «франшиза», первое что приходит на ум, сразу из недавних новостей – это открытие по франшизе магазина Германа Стерлигова в Перми, где помимо хлеба, масла на фотографиях я видел какие-то бутыльки, написано «Шампунь», «Дегтярное мыло» и что-то там еще. Насколько вообще велик спрос именно на условно натуральную косметику? Или потребителям всё равно?

Дмитрий Колотов: Я думаю, что потребителям не всё равно. Они сейчас становятся всё более разборчивыми, внимательно читают этикетки и выискивают парабены, вредные вещества. Но, по моему мнению, один из важнейших факторов – по какой цене это будет продаваться. И второй фактор – это, конечно, доступность. Если за этим продуктом нужно ехать в другой конец города и тратить на это полдня, естественно, тут большого успеха не будет.

Эдуард Матвеев: Понятно. Итак, время нашей программы подходит к концу. Я благодарю Дмитрия Колотова, владельца магазинов «Ив Роше» в городе Перми. Вы слушали программу «Бизнес-ланч». Меня зовут Эдуард Матвеев. За звукорежиссерским пультом работала Маша Зуева. Мы с вами прощаемся. До свидания!

Дмитрий Колотов: До свидания!

Программа вышла в эфир 22 мая.

Обсуждение
1430
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.