Верхний баннер
12:38 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 22 ИЮЛЯ 2019

$ 62.87 € 70.79

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Большая тройка

22.07.2011 | 15:31
Продажа героина в Перми.

Ведущий: «Большая тройка» в эфире «Эха». В студии, как обычно, Олег Русских. За звукорежиссерским пультом Евгений Сечин. Итоги недели глазами средств массовой информации. На самом деле обычно мы выбираем две-три темы для этой программы. Но на этой неделе, друзья, есть одна история, которая, как нам кажется, является абсолютно важной. В эфире телеканала «Рифей» во вторник вышла программа «Суть дела» нашего же, собственно говоря, коллеги Вячеслава Дегтярникова, журналиста, в том числе, и «Эха». Программа посвящена проблеме наркотрафика в Перми. При этом эта программа посвящена фактически одному человеку и одной схеме поставки наркотрафика в Перми. Одним из главных действующих лиц этой программы является человек, которого зовут Сайфиддин Одинаев, представитель таджикской диаспоры в городе Перми, которого, как сообщают различные средства массовой информации, журналисты телеканала «Рифей», Вячеслав Дегтярников фактически обвинили в участии в торговле наркотиками, я бы даже сказал, в руководстве. На самом деле обвинение, не обвинение. Дело в том, что сам персонаж этой истории господин Одинаев возмущен действиями журналистов телеканала «Рифей», собирается жаловаться, подавать в суд и всячески отстаивать свою честь и достоинство. Комментариев от господина Одинаева в «Развороте» журналисты «Эха» не получили. Но вот в «Большой тройке» сегодня Вячеслав Дегтярников лично. Здравствуй, Слава.

 

Вячеслав Дегтярников: Добрый день.

 

Ведущий: Владимир Прохоров, генеральный директор телеканала «Рифей». Здравствуйте, Владимир Борисович.

 

Владимир Прохоров: Добрый день.

 

Ведущий: Давайте с чего начнем. Обвиняли господина Одинаева?

 

В.П.: Давайте-ка начнем сначала. Ну, прежде всего, я хотел бы взять на себя ответственность, поскольку программа «Суть дела» делается по заказу телекомпании «Рифей». Я санкционировал выход в эфир этой программы. И, собственно говоря, следил за развитием, за всей разработкой с самого начала. Начнем с того, что там речь идет не только о наркотрафике как таковом. Вот смотрите. Слава Дегтярников со своей командой увидели рядом с Одинаевым человека, которого разыскивал Душанбе за экстремизм и терроризм.

 

В.Д.: Не только Душанбе. Интерпол.

 

В.П.: Интерпол, да, извините. Рядом с Одинаевым оказался один из сотрудников наркоконтроля. И появляется занятная схема. Значит, есть, грубо говоря, опять же повторяю, это схема, есть экономическая составляющая - доходы от наркотрафика, есть терроризм и есть коррупция, которая позволяет это делать. Ну, добавляю, возможно, позволяет. Таким образом, речь идет здесь не совсем о господине Одинаеве. Речь идет о некой системе, если я не прав.

 

В.Д.: Абсолютно правы. Конечно, мы в первую очередь ставили вопросы. Мы не утверждали ничего, потому что мы же не суд и не следствие. То есть, мы поставили те вопросы, которые вы видели. И на самом-то деле, вот когда эта информация до нас дошла, а мы ж не первый раз занимались этой ситуацией, связанной с наркотиками в нашем городе. То есть, мы занимались в свое время и закупками героина, и считали количество героина, которое поступает сюда в Пермь. Занимались и теми же солями, как ты помнишь. И вот когда мы в этой среде, как бы, общались, мы вот эту информацию слышали. И поэтому мы вот, собственно говоря, ее слышали и вынуждены были об этом говорить, потому что…

 

Ведущий: Вынуждены были?

 

В.Д.: Вынуждены. Когда ты, как журналист, имеешь такую информацию, и понимаешь, что у тебя есть какие-то вещи, которые фактически доказывают ее, ты должен об этом говорить. Это твоя гражданская позиция. Или ты доложен уходить из журналистики.

 

Ведущий: Нас тут просят немножко рассказать о сути дела, в смысле, о сути расследования. Можешь, Слава, буквально в двух фразах?

 

В.Д.: Ну, буквально в двух фразах. У нас в передаче было два фактически человека, которые нам подтверждали вот эту информацию. То есть, начнем с того, что это были, во-первых, таджики. И они говорили именно о том, что они видят на рынке в Заостровке. Они говорили о том, что Одинаев предлагал им самим участвовать вот в схеме торговли наркотиками. Что у нас еще было в программе. У нас был человек, который, действительно, вот Владимир Борисович об этом сказал, находился в розыске международном. Интерпол его разыскивал за захват заложников и за разбой. Этот человек находился здесь как раз на Заостровке. Он находился по поддельному паспорту. Сейчас его как раз обвиняют в использовании заведомо подложных документов. Это уже российские власти обвиняют. Сейчас он арестован. Находится в первом номере. В этой же программе мы показали, так скажем, некоторую недвижимость господина Одинаева. Сам господин Одинаев в этой программе называл несколько кафе, которые ему принадлежат. При этом надо сказать, что на господине Одинаеве вообще ничего нет. Этот человек нигде не работает. У него нет никакого легального бизнеса.

 

Ведущий: Ну, и сотрудники наркоконтроля и…

 

В.Д.: Да, и мы показали квартиру вот этого сотрудника наркоконтроля, которая стоит… не ему принадлежит, надо сказать, а дальним родственникам. Он живет только в ней, которая стоит 11 миллионов. И самое главное, что было в этой программе. В какой-то момент, надо сказать, что наркоконтроль все-таки работает, и, видимо, очищается, да, сотрудники службы безопасности наркоконтроля застают вот этого самого человека, сотрудника наркоконтроля, вместе с господином Одинаевым за прослушиванием телефонных переговоров наркодилеров. Якобы Одинаев там находился в качестве переводчика.

 

Ведущий: Хорошо, друзья, это детали. Теперь давайте вот к вопросам. На самом деле, первое, комментируя ситуацию «Эху» здесь же, по-моему, вчера это было, господин Одинаев заявил, что он возмущен действиями журналистов телеканала «Рифей».

 

В.П.: А что он должен сказать? Что он польщен что ли?

 

Ведущий: Не знаю, что он должен сказать. Естественно, в том числе, сказано о том, что нет, не приведено никакой доказательной базы. Это голословное обвинение. Далее, я сейчас скажу вам вещь не очень официальную, которая до меня дошла через третьи руки. Доказать я ее не могу, друзья. Я имею в виду, что на эту же тему господин Одинаев высказался на круглом столе, на котором собирались представители национальных диаспор Прикамья. И там же шел разговор о правах и проблемах национальных диаспор. Там же эта история была озвучена. Там же господин Одинаев попросил о защите фактически, в том числе, у Уполномоченного по правам человека Татьяны Марголиной. То есть, ребята, вопрос в данном случае о методах, которыми оперируют журналисты. Про скандал с News of the World все в курсе, я подозреваю, да. Слав, вы не перегнули палку с методами? Вы действительно считаете ваши штуки обоснованными?

 

В.Д.: Я абсолютно убежден, что то, что мы сделали, это абсолютно правильно. Мы отвечаем за каждое слово, которое было произнесено в эфире телеканала «Рифей». Вот то, что сейчас пытаются вот рассуждать о, якобы, разжигании национальной розни, это все, извините, просто от лукавого. Мы всегда относились с уважением к таджикскому народу. Лично я всегда с уважением относился, и бывал даже в советское время в Таджикистане. Речь идет не о таджикском народе. У преступности нет лица, и у нее нет национальности. Мы говорили о преступности. И вот все попытки сейчас свести к тому, что, якобы, оскорбили таджикский народ, это все глупости. Тем более, что в самой передаче были представители того самого таджикского народа, которые говорили, что такие, как Одинаев, позорят их народ.

 

Ведущий: Владимир Борисович, здесь же, на том же круглом столе господину Одинаеву журналисты «Эха» задавали вопрос о его сотрудничестве с краевым наркоконтролем и о том, что он сдает торговцев зельем. Я не знаю, насколько эта история обоснована. Не могу говорить с чужих слов. Но попадались ли вам подобные факты при проведении расследования?

 

В.П.: Я слышал такую версию. Но вот здесь любопытная ситуация. Самый большой вес, который захватывали у нас борцы с наркомафией, наркоконтроля, где-то порядка 200 килограмм. Это, действительно, огромный вес. И вполне допускаю, что не без чьей-то помощи это было сделано. У меня немножко другие расчеты. Вот, представляете, ну, в год… это самый большой был вес, в год эти ребята изымают порядка там… ну, даже вот, ну, 300 килограмм они изъяли в тот год героина. У нас примерно, по нашим данным, примерно 50 тысяч в крае героиновых наркоманов. Ну, хорошо, не 50. Тридцать. Тридцать тысяч. Они в день, ну, в кавычках, «съедают» примерно грамм героина. Ну, хорошо, полграмма. Но это уже 15 килограммов в день. А теперь надо просто умножить на 365. Ну, для простоты, на 400. Умножили 15 килограмм на 400. Получается очень приличная сумма. Если я не ошибаюсь, порядкам 6 тонн. Героина. Понимаете?

 

В.Д.: Ну, по-разному мы считали. У нас и от 6 до 15 тонн получалось.

 

В.П.: Ну, неважно. Берем минимальное – 6 тонн. Поэтому, если кто-то там кому-то и помогал, то это вот, похоже, знаете, «зубатовщина» на ниве наркомафии. То есть, грубо говоря, сдали 200 килограмм, а провезли 6 тонн.

 

Ведущий: Мы сейчас прервемся на две минуты рекламы. Во время этой рекламы мы попробуем связаться с Екатеринбургом с Евгением Ройзманом, который возглавляет фонд «Город без наркотиков, и который теперь в «Правом деле», как вчера, по-моему, получили новость. Мы попросим его прокомментировать ситуацию, насколько им известна ситуация в Перми.

 

Ведущий: «Большая тройка» в эфире «Эха». Пока мы пытаемся дозвониться до господина Рейзмана в Екатеринбург, Владимир Борисович, вы тему хотели закончить, то, что мы перед рекламой…

 

В.П.: Да. И вот мы закончили на том, что где-то, как минимум, 6 тонн героина в край попадает. Но, судя по последним уголовным делам, Пермь стала перевалочным пунктом еще и в Удмуртию и… Слава…

 

В.Д.: И в тот же Екатеринбург.

 

В.П.: И в тот же Екатеринбург.

 

Ведущий: Давайте, Евгений Ройзман на телефоне. Евгений, здравствуйте.

 

Евгений Ройзман (по телефону): Здравствуйте.

 

Ведущий: Здравствуйте. Рады вас слышать. Спасибо, что смогли подключиться к нашему эфиру. Не знаю, видели ли вы программу «Суть дела».

 

Е.Р.: Видел.

 

Ведущий: Вы видели. Как вы относитесь к этому материалу? Насколько, на ваш взгляд, он соответствует действительности?

 

Е.Р.: На мой взгляд, он соответствует действительности полностью. Я считаю, что человек, который делал, дал далеко не все. Информации у него значительно больше. Во всяком случае, там по Трофименко, по Сайфиддину у него есть еще информация, я не сомневаюсь. А вообще ситуация в Перми, она достаточно тяжелая, потому что в Перми на самом деле, мы сталкивались, что героин последнее время пошел из Перми. Занимаются этим именно таджики, живущие в Перми. К ним ездят и другие таджики и цыгане. И в Екатеринбург он пошел из Перми, и в Челябинск он пошел из Перми. А все это потому, что, ну, просто е хотят местные силовики работать, просто не желают работать. И координации между силовиками нет.

 

Ведущий: То есть, вы считаете, что к этой истории, так или иначе, причастны сотрудники системы по контролю за оборотом наркотиков?

 

Е.Р.: Ну, то, что прозвучало про Трофименко, по прозвищу «Хохол», это, в общем-то, известный факт, и про квартиры, и про его контакты. Но у него еще один родственник жены есть, которого он устроил. И там тоже куча вопросов. В целом, я вам скажу, что наркотиками торгуют только там, где дают торговать. Где не дают торговать наркотиками, там не торгуют. И, вообще, любая торговля наркотиками осуществляется или при покровительстве правоохранительных органов, или при попустительстве.

 

Ведущий: Евгений, можно вопрос, может быть, чуть-чуть не по теме. Если я правильно понимаю, то вы вошли в «Правое дело». И Михаил Прохоров в случае вхождения в Государственную Думу предложил вам направить направление как раз антинаркотическое.

 

Е.Р.: Ну, смотрите. На самом деле, к ситуации в Перми это не имеет никакого отношения.

 

Ведущий: Нет, это имеет отношение к ситуации в России.

 

Е.Р.: Да. Да. Если все получится, в случае успешного проведения выборов, то есть, моя задача будет – формирование антинаркотической повестки на государственном уровне. Ну, и антиалкогольной тоже. И последнее еще. Тут серьезные люди, исследователи, позвонили, попросили хоть что-то противопоставить табачному лобби. Ну, это все будет сфера моей деятельности. Но она и сейчас такова.

 

Ведущий: Хорошо. Скажите, пожалуйста, возможно ли ситуацию в Прикамье, возвращаюсь сюда, переломить усилиями внутриприкамскими? Или для этого на сегодняшний день необходимы ресурсы федеральные?

 

Е.Р.: Я думаю, что местным ресурсом переломить. Просто должны быть неравнодушные люди. Население должно активно включаться. Без помощи населения, без помощи общественности очень сложно работать. Ну, и, конечно, силовики должны забыть всю распрю между собой, договориться обо всем и работать в полную силу.

 

Ведущий: Спасибо огромное. Евгений Ройзман в прямом эфире «Эха» был. Спасибо большое, Евгений. Желаем вам успеха. Спасибо. Вот так вот.

 

В.П.: Ну, я единственное, что могу добавить. Мы не называли фамилию этого сотрудника. Это сделал Ройзман. Но просто маленькая справка. Вот та история по тому, как наркоконтроль накрыл вот это вес 240 килограмм, вот это как раз занимался этот человек. Я имею в виду тот сотрудник наркоконтроля. А то, что его накрыла своя собственная же служба безопасности наркоконтроля за тем, что он давал прослушивать материалы записанных переговоров, то этот факт, ну, я не знаю, я даже не знаю, как его оценить. Вы понимаете, что это материалы совершенно секретные. То есть, человеку, который не офицер, не посвящен в это дело, даются читать совершенно секретные переговоры. Ну, это, как минимум, преступление. Как минимум, превышение должностных полномочий. Где уголовное дело? Пока неясно. Есть ли оно вообще.

 

В.Д.: Ну, я знаю, что есть служебное расследование.

 

В.П.: Есть, есть. Там, якобы, комиссия приехала и так далее. А, во-вторых, ну, извините меня, как работает служба, если они там пишут телефонные переговоры мафии, а у них нет офицеров, которые могли бы это перевести. Это что за организация этой работы? У меня тогда вот возникает вопрос. Они как работают? Что это за разведка такая, если они языка не знают? Пусть едут, учатся.

 

В.Д.: Просто, видишь, надо понимать, что именно задача наркоконтроля контролировать потоки. Не изымать по три, по четыре грамма героина, а контролировать потоки. А потоки идут из Афганистана. Это все знают. Соответственно, там должны быть офицеры, которые говорят на фарси. По-другому быть не может.

 

В.П.: На пушту, наверно.

 

Ведущий: Слушайте, друзья, скажите, а вот то, что сказал господин Ройзман о конфликтах внутри… среди силовиков различных служб…

 

В.П.: Мне кажется он не то, чтобы преувеличивает. Просто я не могу сказать, что силовики не борются с наркомафией. Вот недавно у нас ОРБ Приволжского федерального округа накрыло человека из-под, ну, грубо говоря, близкого человека к Одинаеву, скажем так. 4 килограмма героина взяли. Они работают. Другой вопрос, что, может быть, должной координации нет. Но это вопрос ведь не к нам. Это вопрос к ним. Есть у них такая координация, или нет. По этому делу посмотрим, есть она или нет.

 

Ведущий: Друзья, про наркотрафик, про расследования в программе Суть дела» телеканала «Рифей». 261-88-67 - телефон в студии. Здравствуйте.

 

Слушатель: Добрый день. Здравствуйте.

 

Ведущий: Алексей Борисович, слушаем вас.

 

Слушатель: Вот всю группу журналистов представлю к правительственным наградам, как буду главой ???????? (неразборчиво) непременно представляю. Почему? Вы не представляете, что такое наркомания. И когда я буду, ни один наркоделец до ??????? (неразборчиво) не доедет. Все будут расстреляны. Поэтому это руководство оно не умеет управлять… нету аналога управления, нет образования, не справиться с проблемой. У меня через полгода будет идеальный порядок. Поэтому ждите награды . Дырки на кителях делайте. Награжу вас.

 

В.П.: Да у нас нет кителей. Мы штатские.

 

Ведущий: Спасибо, Алексей Борисович.

 

В.Д.: То столбы обещает…

 

Ведущий: Слушай, то камеру, то одеяло с надписью «ноги», то вот награду. Все-таки как-то странные метания у Алексея Борисовича. Если серьезно. Здесь в ICQ есть вопросы о системе, которая с этим связана. «Насколько на ваш взгляд эта история связана вот с реальными политическими властями? Насколько они в курсе?» - спрашивают нас.

 

В.П.: Ну, на уровне, я думаю, что на каком-то информационном уровне, да. Но так, чтобы политическая власть прикрывала это все, нет никаких оснований для этого. Ну… это исключено.

 

Ведущий: Давайте по-другому еще вопрос сформулируем. Насколько на сегодняшний день, есть ли вообще на каком-то уровне у исполнительных властей, региональных, городских, какого-то рода полномочия повлиять на ситуацию?

 

В.П.: Мне кажется, мы не знаем этого. Как бы, нас это меньше всего интересует. Есть преступность. С ней надо бороться. Для этого существуют специальные службы. Дело властей, чтобы люди, так сказать…

 

Ведущий: Обеспечить работу служб, помочь.

 

В.П.:…жили хорошо, по-человечески. Вот работа политиков и властей. А это дело специалистов.

 

Ведущий: Здравствуйте. Слушаем вас.

 

Слушатель: Добрый день. Сергей Левитан. Я приветствую присутствующих в студии. Большое им спасибо за передачу. Просто хотел внести одну свою ремарку. Дело в том, что мы ?????? (неразборчиво) знаем, что на территории мира существуют белые пятна для наркотрафика. Это те страны, в которых введена просто смертная казнь за подобные действия. Я не буду перечислять. Все прекрасно знают, что это за страны. Даже. насколько я знаю, на территории бывшего Советского Союза одна из азиатских стран, ??????? (неразборчиво), не буду врать, то ли Узбекистан, тот ли кто, там просто ужесточили санкции. И все. Белое пятно. ??????? (неразборчиво). И все на этом закончилось. Вот я думаю, что все-таки это дело не только местных властей, не только полиции, но еще и все-таки должны федеральные власти сказать свое слово. Да, у нас, конечно, мораторий на смертную казнь. Но, с моей точки зрения, не нужно делать пункт первый статьи, пункт второй, пункт четвертый. И в итоге мы все прекрасно знаем, как у нас в судах дело обстоит. И те, кто, на самом деле, присутствующие абсолютно правы, завозят огромное количество наркотиков в край и в страну, они просто отделываются легким испугом, небольшими статьями, условным приговором. И все на этом заканчивается. Вот моя точка зрения.

 

Ведущий: Понятно. Спасибо, Сергей. То есть, предложение менять и ужесточать федеральное законодательство. Спасибо. Сергей Левитан был у нас на проводе.

 

В.Д.: Абсолютно здравое предложение.

 

В.П.: Ну, не знаю. Не совсем согласен. Насчет смертной казни особенно. Но один приговор я читал. Там одному наркоторговцу дали 8 лет условно.

 

Ведущий: Потрясающе.

 

В.П.: Хотел бы этому судье в глаза-то взглянуть.

 

Ведущий: Здравствуйте.

 

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Игорь. Ну, по поводу наркотиков. Вот три положения. Килограмм героина миллион долларов стоит. Второе положение, значит…

 

Ведущий: По-моему не так немножко. Ну, ладно.

 

В.П.: Тысяч десять.

 

Слушатель: Ну, ладно. Дело не в этом. И еще. Вот вы знаете. Есть такая статья – разжигание межнациональной розни. Она действует только на территории РФ вне вот этих наших федераций, вот образований. А реально как вопрос выглядит. В соседнем Татарстане и Башкортостане нет, допустим, ни кавказцев, ни среднеазиатов. То есть, там эта статья не действует. Понимаете, о чем идет речь-то?

 

Ведущий: Нет, не понимаю. Пока вы занимаетесь разжиганием национальной розни по телефону, насколько я понимаю.

 

Слушатель: Нет. Вот поймите. Во всех бывших союзных республиках… у меня родственники в Западной Украине. Представители коренной национальности де-факто ?????????? (неразборчиво). Ну, на Западной Украине вообще вот к этим людям относятся, к азиатам, к кавказцам, ну, просто, как к животным.

 

Ведущий: Понятно. Спасибо.

 

В.П.: Я вообще бы эту тему национальности не затрагивал. Тема наркотрафика, преступности… у нас тысячи людей умирают, тысячи людей сходят с ума, это их родители, а мы говорим там о какой-то ерунде.

 

Ведущий: Здравствуйте.

 

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Андрей. Вы знаете, мы вот закупаем фрукты-овощи с конца 90-х годов вот на рынке Прикамья. Я вам скажу. Там ни для кого не секрет, что там без проблем можно и найти героин, и закупить. И то, что его там привозят и разгружают, там об этом все знают.

 

Ведущий: В смысле, и продавцы, и покупатели?

 

Слушатель: Да, конечно. Кто постоянно вот закупает. Вот серди даже моих знакомых, с кем мы ездим, это ни для кого не секрет. То ,что вы рассказываете, мы об этом знаем, ну, по крайней мере, лет 12-15.

 

Ведущий: Слушайте, у меня нет к вам вопроса, чего же вы молчите.

 

В.П.: Это не его профессия.

 

Ведущий: Я понимаю, что это не ваша профессия, как говорит Владимир Прохоров.

 

Слушатель: Смотрите. У меня работал грузчик с рынка, да, вот Прикамья. И он говорил, вот кто с ним разговаривал, он говорил – да, там привозят в фурах, доставляют вместе с фруктами наркоту, загоняют в специальный ангар и разгружают их в последнюю очередь, ну, говорит, или ночью, или когда никого нет. ??????? (неразборчиво) без проблем. И правоохранительные органы об этом все прекрасно знают.


Ведущий: Правоохранительные органы все прекрасно знают.

 

Слушатель: Конечно, все знают.

 

Ведущий: Спасибо.

 

В.Д.: Ну, на самом деле, надо тут немножечко пояснить. Действительно, такая ситуация была, когда, как бы, все закрывали на это глаза. Потом, вот Владимир Борисович правильно сказал, про этот вес четыре килограмма. Еще ряд спецопераций, которые были проведены. И сейчас героина-то в городе нет. Понимаешь? Сегодня героин в городе достать невозможно. То есть, чуть-чуть только прижали вот ту сторону, которая называется «люди, близкие к господину Одинаеву», и все, героин исчез. Это еще одно из доказательств.

 

В.П.: Я вам скажу, что пара-тройка нормальных оперов вот в этих службах, пара-тройка нормальных журналистов, и этого в Перми не будет.

 

Ведущий: Здравствуйте.

 

Слушатель: Алло. Добрый день. Александр Сергеевич меня зовут. Я благодарю, конечно, журналистов за то, что они подняли этот вопрос. Очень насущный, и все это знают об этом. Но давайте посмотрим с другой точки зрения. Вот мы, Россия, располагаем ядерными бомбами, ракетами, подводными лодками и так далее. Эти ребята героин приравняли к оружию. Вот нам надо вот на этот уровень выводить. И тогда все станет ясно. У нас на территории Пермского края работает оружие массового поражения под названием героин. Это оружие, понимаете? почему? Потому что они не могут нам противостоять ядерную бомбу. Поэтому надо объявлять героин и все остальные вот эти вещи, которые связаны с наркотрафиком, оружием, и подходить к этому с этой точки зрения.

 

Ведущий: Понятно. Спасибо огромное. Я сразу вспомнил Мао Цзе Дуна, который собирался победить Америку с помощью наркотиков. Здравствуйте.

 

Слушатель: Добрый день. Алексей меня зовут. Я некоторое время служил в Тагиле. И вот там постоянно по телевидению то в бегущей строке, то просто в качестве рекламы были телефоны службы либо их «Города без наркотиков», знаете такой фонд, да. Там реально это действовало. То есть, допустим, в подъезде у меня кто-то торгует. Я звоню на этот телефон. Приезжает летучая группа, там, милиционеры, вот эти с фонда люди, и реально все этом действовало, забирали, там, принимали, разбирались, эти злачные места разрушали.

 

Ведущий: Все понятно. То есть, система, когда общество на эту историю реагирует, она работает там.

 

Слушатель: Вообще-то очень даже будет реагировать. Вы знаете, сколько вот… Ну, конечно, вы знаете эту проблему. Все люди, много людей, они готовы сотрудничать, готовы сдавать эти все притоны, наркоторговцев мелких. От мелких наркоторговцев очень много зависит. Один же наркоман, он подсаживает молодежь, малолеток. Те несут ему свои деньги, и он за счет их живет. Понимаете, это как зараза, как паутина распространяется, распространяется.

 

Ведущий: Понятно. Спасибо вам огромное. Владимир Борисович, как вам кажется, будет эта система, если силовики будут в ней участвовать с точки зрения оперативного реагирования, будет она работать в Перми?

 

В.П.: Думаю, что силовики, у них свои методы работы, у общественности – свои. Я думаю, что… давай, Слава, заведем тебе в фэйсбуке страницу. Только тогда тебе снимать будет некогда. Вообще, проблема актуальная, конечно. То есть, нужна политическая воля. Причем, не какой-то структуры. Должна политическая воля общества быть. Вот представляете, десять, пятнадцать лет это происходит. Но десять-то, минимум, это я согласен. Все об этом знают. Ну, все буквально, с кем бы мы не говорили. От простых оперов до руководителей. Все знают. И все, как бы, смирились с какой-то ситуацией. Ну, вот невозможно там доказать или что. Ну, работать надо, ребята, работать.

 

В.Д.: Ну, тяжелая для, действительно, оперов ситуация. ??????? (неразборчиво) работать внутри, понимаешь, национальной какой-то вот такой схемы трудно.

 

Ведущий: Она замкнутая, конечно.

 

В.П.: Но секунду, а что, тебе легче было? Ты ведь работал, ты ведь сказал.

 

Ведущий: Нет. Владимир Борисович, тут все равно разница. Потому что Вячеслав показал и задал вопросы. Опер должен доводить ситуацию до суда, в конце концов.

 

В.П.: Да я все это понимаю не хуже вас.

 

Ведущий: Лучше нас, на самом деле.

 

В.П.: Только я одно ??????? (неразборчиво). Вот там опер, у него оклад, пенсия, пистолет, удостоверение и закон, который только подписал президент о социальных гарантиях и закон, который его защищает. Скажите-ка мне, что защищает Дегтярникова? Тут Бессонов говорит – крути дырку на кителе. А мы-то же прекрасно понимаем, куда он залез, и какие деньги там за этим стоят. Поэтому работать надо тем, кому положено это делать. По-настоящему работать, а не рассказывать, какие они там подвиги совершают.

 

Ведущий: Все, друзья, «Большая тройка» была в эфире. Я подозреваю, что для всех для нас эта история повод задуматься и что-то делать. Вячеслав Дегтярников, Владимир Прохоров были в гостях. Спасибо вам огромное.

 

В.Д.: Я только хотел добавить. Сегодня повтор программы в 19.30 на телеканале «Рифей». И если кто-то сегодня не посмотрит, сможет посмотреть в субботу в 12 часов.

 

Ведущий: Ну, и в Интернете, конечно, видеозапись существует, там на сайте «Рифея». Там видео есть.

 

В.Д.: Кстати, сайт rifey.ru.

 

Ведущий: Все, спасибо, друзья.

Обсуждение
2368
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.