Верхний баннер
23:56 | | 21 ИЮЛЯ 2019

$ 62.87 € 70.79

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Большая тройка

26.08.2011 | 13:43
Подготовка школ к новому учебному году

Ведущий: В эфире «Большая тройка». В студии, как обычно, Олег Русских. За звукорежиссерским пультом Антон Мелехин. Добрый день еще раз всем. Как обычно мы некоторым образом подводим итоги недели через призму, что ли, взглядов пермских СМИ. Сегодня у нас, как и положено, наверно, в конце августа, все, что связано с образованием, две гостьи замечательные в этой студии «Эха Перми». Наталия Семенова, обозреватель газеты «Звезда». Наталия Леонидовна, здравствуйте.

 

Наталия Семенова: Здравствуйте.

 

Ведущий: Оксана Асауленко, редактор портала «Несекретно». Здравствуйте, Оксана.

 

Оксана Асауленко: Здравствуйте.

 

Ведущий: На самом деле, друзья, вот на этой сейчас, прямо сейчас, по-моему, вчера и сегодня идут августовские совещания, как они назывались, августовские педсоветы. Там итоги капремонтов, готовность школ, планы на будущий учебный год. Если говорить о неделе прошедшей с точки зрения пермских СМИ, то тут пара тем, которые, ну, что ли, обозревались изданиями. Во-первых, это новые стандарты для первоклассников… обучения, и введение туда всяких технологических многочисленных новинок, в определенном смысле которые, ну, как говорят, все еще очень непонятно. Ну, и вторая история более традиционная для предучебного года, это вопросы приема в первый класс и возможных каких-то коррупций, которые с этим связаны. Правда, вот, что бы на сегодняшний день, пока скандалов нет, но, какова ситуация, будем спрашивать у наших гостей. Давайте все-таки сначала со стандартов. Я прямо процитирую. Я процитирую министра образования нашего господина Карпушина. «Суть нововведений в новых стандартах. Главным становится формирование так называемой компетентности ученика». То есть, вместо знаний должны быть умения. Это первая история. И второе, что, конечно, привело почему-то всех в шок, а меня нет, это технологизация этой истории. То есть в школах должны появиться смарт-доски с программным обеспечением, документ-камеры… что это такое, я не знаю. Вы мне сейчас объясните, ладно? …электронные системы тестирования, цифровые микроскопы, проекционное оборудование. Но здесь мне понятно. И самое главное, что некоторым образом, в общем, цитата очень интересная министра образования. «Мы еще и сами до конца не понимаем, что все это означает». Наталия Леонидовна, они, правда, не понимают?

 

Н.С.: Да я думаю, все всё понимают.

 

Ведущий: Ну, тогда растолкуйте.

 

Н.С.: В принципе, с внедрением стандартов у первоклассников никаких особых таких проблем и стрессов, мне кажется, нет. В прошлом году в городе у нас апробировали семь школ, работали по этим новых стандартам для старшеклассников, правда, по старым учебникам. Если говорить просто, нас ведь не интересуют какие-то заоблачные вещи. Есть бумажная часть стандартов, есть часть практическая. Но бумажная часть, она, наверно, радиослушателям не очень интересна. Например, в новый стандарт записано, что сейчас родители наравне со школой отвечают за образование детей.

 

Ведущий: Потрясающе.

 

Н.С.: Раньше этого не было записано. Но, мне кажется, родители и так либо отвечали, либо не отвечали, в зависимости от того, какие это родители. Ну, чиновникам надо было сделать вид, что они поработали, вот они вписали несколько таких общих фраз, которые с точки зрения обывателей, они воспринимаются как общие фразы. Родителей больше волнует часть содержательная, да?

 

Ведущий: Конечно

 

Н.С.: Вот насколько мы знаем, каких-то протестов и боев против стандартов для начальной школы не было.

 

Ведущий: Нет.

 

Н.С.: Вот почему их не было? Потому что, в принципе, в содержании ничего особенно не изменилось. Чему школа должна была научить в первых классах, тому она по объему содержания и должна научить.

 

Ведущий: Но вот тут, видите, я же вот говорил, что господин Карпушин говорит, что главное изменяются совершенно другие ориентиры, говорит нам господин Карпушин. Совершенно другие ориентиры. То есть на смену вот вроде как знаниям приходит… как называется?... компетенция.

 

О.А.: Потому что у нас сегодня учителя - это уже не учителя, а услугодатели, как известно, то есть, как выражается наш реформатор.

 

Ведущий: Давайте к языку чиновников… мы здесь по-русски разговариваем.

 

О.А.: Хорошо. Я говорю просто, исходя из этого, видимо, да, то есть и составляются уже вот какие-то вот эти документы.

 

Ведущий: Не, не, не, подождите. Вот здесь ведь, если верить господину Карпушину, то должна произойти некая ключевая перемена в том, как мы будем учить детей и чему мы их будем учить.

 

Н.С.: На мой взгляд, других ключевых перемен тут нет. Тут есть то, что, о чем говорили много лет, и много лет это пробовали, когда внедряли системы и Занкова, и Эльконина, и других. Говорили об индивидуальной работе с ребятками. И о том, что вот они должны не слушать задание. Учитель там говорит – то, то, то, то, а должны их добывать. Мы это слышим не первый год. Сейчас это в начальных стандартах вроде апробируется. Но школы, которые работали по этим стандартам, они делали просто – они давали детям групповые задания. Какую-то задачу дети должны были решить вдвоем, втроем, половиной класса. И таким образом ребенок учился работать в команде. У него возникали определенные нагрузки, какая-то ответственность. Вот эту задачу он выполнял. Кроме того, был очень интересный момент, но, в принципе, он в школах даже, вот в которых я училась, в мои годы, это было очень давно, это все практиковалось. Учитель приносит сложное задание. Кто-то выполняет более простую часть, кто-то более сложную. Когда у нас будет введена уровневая система преподавания базовых предметов, чтобы дети, которые сейчас идут в первый класс, не комплексовали. Кто-то выбирал более простую задачу, кто-то более сложную. Вот этому их тоже учат сейчас.

 

Ведущий: Вот скажите, пожалуйста, бытует, я бы так сказал, мнение, я не могу сказать, что есть, бытует мнение, что нынешние дети, идя в школу, первоклассники, они в большей степени подготовлены интеллектуально, но при этом не обладают огромным количеством простейших навыков, которым, скажем, обладал ребенок двадцать лет назад.

 

О.А.: Технически более подготовлены, да, потому что это новое поколение, и они более в этом разбираются. Но я считаю, что вот эта система, когда ребенок по-своему… то есть, учитель уже не авторитет. То есть не человек, который воспринимался, который учит и передает эти знания. Он просто подсказывает, где их найти.

 

Ведущий: Правильно.

 

О.А.: Это правильно, может. Быть. Но не все дети могут в этой системе сориентироваться.

 

Ведущий: Подождите, Оксана, я вопрос-то не закончил. Я говорю о том, что, да, дети интеллект… не имеют навыков, да. Каких навыков? К примеру, то есть раньше совершенно спокойно ребенок в пять лет шел в магазин и покупал там мороженку. Сегодня в семь лет дети могут пойти в магазин и купить там мороженку? Они знакомы с понятием денег? То есть я имею в виду вот такие простейшие навыки обитания в среде, в городе.

 

О.А.: В семье осваивают эти навыки. Учитель раньше об этом рассказывал?

 

Ведущий: Рассказывал об этом учитель?

 

Н.С.: Нет, это, действительно, зависит от семьи. Большинство детей действительно не имеют этих навыков. Они в первом классе спрашивают – мама, что такое сдача?

 

Ведущий: Да.

 

Н.С.: Но у первоклассников другая проблема. Они очень маленькие, а говорят, что идут какие-то изверги и деспоты. Это неправильно. Другое дело, что они живут в обществе, в котором говорится «я». Я лучше всех, я, я, я. И в семье тоже идет «я». А в школе они должны научиться понятию «мы». Вот эта работа в команде научит их понятию «мы».

 

Ведущий: Что касается «добывать знания». Ну, Оксана, чем вам не нравится этот подход?

 

О.А.: Он мне не нравится, прежде всего, тем, что даже те программы, которые сегодня, существуют, 20100, например, то есть учителя говорят о том, что с ней не справляются многие дети даже в статусных школах. Это перенагруз информации, которая не закрепляется и не усваивается ребенком, как это делалось раньше.

 

Ведущий: Подождите. Вам только что говорят, что меняют ориентиры. Что не знания впихивают, а компетенцию. Вы должны приветствовать этот подход, Оксана.

 

О.А.: Нет, я этот подход не приветствую. Я вижу результаты такой деятельности.

 

Ведущий: Какой результат? Стандарты только ввели.

 

О.А.: Нет, он уже идет давно. То, что Николай Карпушин у нас, да, он очень хорошо транслирует, в принципе, все идеи наших реформаторов в образовании. Вернее, даже бежит впереди планеты всей. И мы давно являемся экспериментальной площадкой. И подушевое было у нас первыми введено. И сертификат.

 

Ведущий: Давайте к стандартам.

 

О.А.: И новые стандарты были тоже вот здесь опробываются. Таким образом, если говорить о том, к чему они приведут… Вот, допустим, есть пример, когда в лицее № 8 увидели тетради пятиклассников, которые вот уже по каким-то, наверно, там… все-таки добыванию знаний их учат.

 

Ведущий: И что?

 

О.А.: И что? Ну, это страшные вещи.

 

Ведущий: Что значит «страшные вещи»? Там что, демонов рисуют что ли?

 

О.А.: Это абсолютно безграмотные…

 

Ведущий: То есть они безграмотные, в пятом классе.

 

О.А.: Конечно.

 

Ведущий: Вы уверены, что это проблема стандартов, а не проблема учителя?

 

О.А.: Современного российского образования вот это проблема. Раньше такого быть не могло.

 

Ведущий: Раньше такого не было. Понятно. Раньше все были грамотные.

 

О.А.: Учитель, да, все-таки вот отвечал за качество образования, за закрепление материала, за его усвоение.

 

Ведущий: Понятно. Спасибо. Наталия Леонидовна.

 

Н.С.: Но это никуда ведь и не делось. И школа ведь изменилась. Если раньше была, дай бог, библиотека рядом, то сейчас у нас и компьютер, и передача по телевизору, и учебные вещи. И задача учителя… конечно, что-то он рассказывает. Чтоб ребенок что-то добыл, должен быть базовый уровень, на который опираясь, он будет рассказывать. Поэтому что-то ребенок усваивает, а что-то учитель ему просто подсказывает. Это можно посмотреть там, это можно там, это там. Но это не будет засильем в школе. Никуда традиционные уроки не денутся. Они будут просто с элементами вот эти вот подсказок.

 

Ведущий: Я тоже не очень понимаю.

 

О.А.: Сегодня у учителя времени, понимаете…

 

Ведущий: Да какого?..

 

О.А.: На закрепление нет у него времени.

 

Н.С.: Сегодня учитель открывает Интернет…

 

Ведущий: Слушайте, у какого учителя нет времени? Вот вы мне скажите, Оксана. Посмотрите мне в глаза, как учителю.

 

О.А.: Он работает на две ставки.

 

Ведущий: Правильно. Конечно.

 

О.А.: Он работает на две ставки, чтоб у него была хотя бы более менее достойная зарплата. После уроков с двоечникам, как раньше, он не остается. У нас сегодня это за отдельные деньги в некоторых школах делается.

 

Ведущий: Оксана, вы, правда думаете, что когда-то учителя работали на одну ставку? Вы знаете, сколько ставка учителя по времени? Вы говорите – он работает на две ставки. Это на сколько? Скажите мне.

 

Н.С.: 36 в неделю часов нагрузка.

 

Ведущий: У нас на самом деле, у нас ставка, по которой считаются зарплаты, 18 часов в неделю. Понимаете меня? Сколько 18 часов в неделю? Поделите. Получается три часа в день. Человек, работающий три часа в день, это нормально? Нет, это ненормально. Даже для того, чтобы учителю поддерживать свой профессиональный уровень, ему нельзя…

 

О.А.: 14 часов в день ему работать тоже ненормально. И раньше у них были ограничения, связанные с моральной нагрузкой и с тем, что их нельзя перегружать.

 

Ведущий: Ему нельзя работать три часа в день. Теряется квалификация. Поверьте, как учителю, бывшему. Нельзя. 36 часов, может быть, это кому-то много, кому-то и не очень. На две ставки. Но это нормальная нагрузка. Близка, во всяком случае, к нагрузке вашей и моей в других средах. Не понимаю. Поэтому вот причем здесь это? Вот тут пишут: «Тут не путается аудиторные часы с общей нагрузкой?» - спрашивает нас Виктор. Конечно, Виктор, путаются. Вы только не путайте вуз и школу. Жаркая у нас тут дискуссия. Мы о стандартах образования, улучшениях и возможных проблемах, которые связаны с его введением. Наталия Леонидовна, вот вы в паузе говорили, что там есть, действительно, некие подводные камни, которые с ним связаны. Расскажите.

 

Н.С.: Там есть большая головная боль, особенно для школ, которые расположены в глубинках. Стандарты для первоклассников, помимо учебного плана, учебной программы, они содержат… обязанность школы 10 часов в неделю бесплатное дополнительное образование. Это очень хорошая вещь. Ребенок не будет болтаться на улице. Ему надо будет куда-то идти, бежать ??????? (неразборчиво). Он может это получить в школе. Но условия для этого есть, конечно, далеко не везде. В прошлом году школы, которые проводили эксперимент по стандартам в начальной школе, они наработали три модели организации вот этих десяти часов ребенка в школе. Первая модель – это все решается силами воспитательной системы школы. Вторая модель – привлекаются педагоги частично дополнительного образования, частично школа. И третья модель – это полностью дополнительное образование. В некоторых школах есть свое дополнительное образование. Что это значит? Это те же кружки и секции, но в школе. Хорошо, когда в школе один первый класс. А если их пять. Вот попробуйте занять школу, в которой много первоклассников. Это приходится в две…

 

О.А.: А если в две, в три смены работает школа, объясните мне, как?

 

Ведущий: Нет, у наших там есть какие-то, вот я знаю, шахматы, есть ????????? (неразборчиво).

 

О.А.: Нет, подождите, школа работает в две, в три смены. Кабинеты заняты. Где проводить дополнительные занятия?

 

Ведущий: Вот, да, вот это проблема, Оксана. Абсолютно правы.

 

Н.С.: Это проблема для перегруженных городских школ. А для сельских школ, как говорила одна учительница, я вышла из школы – у меня слева один сугроб, и справа один сугроб. А где я буду детей, чему, куда их вести? Тут ни кинозала, ни учреждения детского творчества. Ничего нет. Что делать? Вот этот вопрос, конечно, будет решаться сложно.

 

Ведущий: Слушайте, хорошо. Понятно, что в городе еще можно как-то развести ситуацию. Хотя, действительно, ситуация с перегрузкой, она будет серьезная.

 

О.А.: Она могла бы сниматься за счет учреждений допобразования. Но они тоже оптимизируются. Вот у нас «Пермячёк» сейчас присоединяется, непонятно, куда, непонятно, к чему, к Дзержинскому району. То есть закрывается там половина, естественно, секций, кружков и так далее. Это происходит повсеместно. Дети, когда проводят опрос, допустим, вот даже по третьему классу я, например, знаю, три-четыре человека ходят в какую-то секцию, три-четыре человека посещают какой-то… То есть вот здесь мне кажется большие проблемы.

 

Ведущий: На самом деле получается, что внедрение, я к Наталии Леонидовне обращаюсь, что внедрение стандартов образования, новых, оно противоречит той политике оптимизации, которую одновременно ведет… даже не министерство образования, а агентство по управлению госучреждениями.

 

О.А.: Шикарная организация.

 

Ведущий: У нас замечательная система. Блестящее, совершенно, учреждение. Я каждый день иду на работу. Низкий ей поклон, агентству по управлению госучреждениями, кланяюсь земно. Особенно за блестящий совершенно ответ. А зачем вы это оптимизируете? Да нам интересно.

 

О.А.: Я просто назову одну цифру. То есть это учреждение отчиталось в июле. 1145 педагогов были сокращены. Тут речь идет о начальном и среднем профессиональном образовании. Но вообще сам факт просто по себе. И это проект – минус 30. 1145 – это 10 процентов они сократили. А проект – минус 30. То есть еще 20 процентов госпожа Костина собирается оптимизировать и сократить.

 

Ведущий: Скажите мне, пожалуйста, вот если чуть-чуть об этом. Перед эфиром вы говорили о том, что, если я правильно понял, господин Миков обеспокоен будущей нехваткой мест в школах. Что, мол, грядет демографическая волна некая.

 

О.А.: Эта проблема уже серьезна сегодня. Потому что школы закрываются на ремонт в центре города, и ремонты затягиваются.

 

Ведущий: Оксана, у нас ожидается приток детей в школы?

 

О.А.: У нас уже есть эти дети, понимаете. Те, которые живут в новых домах в центре города. Они куда пойдут?

 

Ведущий: Еще раз говорю. У нас ожидается дополнительный приток детей в школы? По количеству.

 

О.А.: Да, ожидается. У нас же случилась эта проблема с садиками. С садиками мы эту проблему знаем? Так эти дети-то подрастают.

 

Ведущий: Я понимаю. Сколько, Оксана?

 

О.А.: Сколько, не могу сказать.

 

Н.С.: С садиками проблема совсем другая. Садиковых детей много, потому что рожают дети 80-х. Тогда для мамочек были введены дополнительные деньги. Вместо 15 стали платить 35. И в 80-е годы у нас была очень высокая рождаемость. Ставка была, допустим, 120 рублей у молодого специалиста. Декретные платили 35. Это были неплохие деньги. Сейчас эти дети отрожают, 80-х годов, пойдут дети 90-х. А дети 90-х… уже рожали, у нас была демографическая яма. Они почти не рожали, поэтому притока детей большого в школы не было.

 

Ведущий: Наталия Леонидовна, теперь я спрошу. Скажите, пожалуйста, а как быть, скажем, с бумом рождаемости 2008-2009-го года?

 

Н.С.: Так это вот рожали дети 80-х. Вот они пойдут, и пойдут, и пойдут. А потом будет спад. В первые классы будет некому идти.

 

О.А.: Почему в две, в три смены школы сегодня работают. Я вот об этом говорю.

 

Н.С.: Рожали 20-летние. 80-е годы плюс 20, получается, 2000-е годы. То есть вот те дети, которых было много, их было очень много, роддома были переполнены, они рожают сейчас. Вот они закончат, а там уже детей…

 

Ведущий: А дальше начинается яма.

 

Н.С.: Да. А дальше начинается яма. Значит, уже рожать некому.

 

О.А.: Это значит, что мы должны строить школы.

 

Ведущий: Подождите, Оксана. Это немножко разные вопросы. Мы сейчас не об этом ведь говорим. Риторический вопрос – а что, мы не должны строить школ? Ну, простите.

 

О.А.: Эта проблема-то ведь сегодня, а не в будущем, в общем-то.

 

Ведущий: Подождите. Потому что проблемы со строительством либо не строительством, с вузами, это штуки стратегические. Их надо считать на 15-20 лет вперед. Если вузы сейчас понимают, что у них нет студентов, нет, и ближайшие 10 лет не будет у них студентов.

 

О.А.: А задача государства мыслить сиюминутно? Или стратегически?

 

Ведущий: Именно поэтому государство занимается тем, что прикрывает на фиг все филиалы, потому что в вузах не хватает. Вы рекламу вспомните. Пять лет назад вы видели по телевизору рекламу вузов? У них денег никогда в жизни на это не было. Сейчас – поди ж ты. Вон наша радиостанция крутит рекламу вузов, которым нужны абитуриенты. Их не хватает. То же самое история и со школами.

 

О.А.: Вот я говорю, что, да, свою озабоченность Миков высказал по этому поводу. Он сказал – проблема большая. Он говорил и департаменту образования об этом. Особенно в центре города. То есть детей из этих высоток понастроенных и жилых комплексов напротив 11-й гимназии, вот этих вот всех французской, английской школ, их некуда будет вести.

 

Ведущий: Надо будет – построить. Там правильные люди живут, договорятся. То, что мы хотели оставить напоследок тему такую горячую, вопросы, связанные, как обычно, с приемом в первый класс. И с очередями, с коррупциями, с суммами взяток ужасающими. Чем дальше, тем больше мне кажется. С каждым годом сумма растет. Я все думаю, когда они приблизятся к миллиону рублей. Во всяком случае, в массовом сознании и понимании, в средствах массовой информации. Мы сейчас и вас, уважаемые радиослушатели, все подключим к этой истории. 261-88-67 – телефон нашей студии, 404582017 - эфирное ICQ. Если вы с этой проблемой столкнулись, то расскажите. Желательно номер школы, сумма взятки. Только вот не по принципу - я слышал у соседа, как у него брата внук вот там просили миллион. Этого я попрошу не надо. Наталия Леонидовна, есть такая проблема у нас все-таки, на ваш взгляд?

 

Н.С.: Такая проблема есть. Но она никогда не будет вынесена на какое-то широкое обсуждение и разбирательство, потому что, когда ребенок приходит в первый класс, и его родители платят 5 тысяч, 7 тысяч за то, что они никогда об этом не скажут, потому что они идут в школу, которую хотят. Поэтому они тихо заплатят и будут там учиться.

 

Ведущий: 5-7, то есть вот такие размеры?

 

Н.С.: Ну, вот про такие я уже слышала, да. Есть, наверно, и больше.

 

О.А.: Я думаю, что, наверно, в статусных школах, все-таки в гимназиях …

 

Ведущий: Есть, наверно, и больше, да, вы думаете?

 

О.А.: Я думаю, что в гимназиях в наших, то есть которые считаются вот такими элитными, суммы совсем другие.

 

Ведущий: Вы так думаете?

 

О.А.: Я так думаю из общений с родителями.

 

Ведущий: А вы сталкивались с такими фактами, Оксана?

 

О.А.: Да, и вот конкретно родители в начальной школе мне говорили. Не при поступлении сумма, а говорилась сумма, которая платится ежемесячно, около 10 тысяч рублей. Мальчик учился во втором классе.

 

Ведущий: Школа какая?

 

О.А.: Вторая гимназия.

 

Ведущий: Вторая гимназия? Это которая на Садовом?

 

О.А.: Да, это которая на Садовом.

 

Ведущий: Слушайте, вот про нее, по-моему, больше всего говорят, кстати, что самое прикольное. При этом, кстати, вы говорите из общений с родителями. Вот родитель перед вами сидит, у которого не брали. Ну не брали. То есть просили - не хотите ли вы перечислить в благотворительную школу? Нет, сказал родитель, не хотим. Ну, хорошо.

 

О.А.: И вот это вот 10 тысяч, то есть это различные фонды, то есть ????????? (неразборчиво) деньги складывались, и плюс вот репетиторство. Да, я хочу отметить то, что репетиторство, именно учитель потом за деньги…

 

Ведущий: В начальной школе?

 

О.А.: В начальной школе.

 

Ведущий: Слушайте, примеры есть, факты? Номер школы, имя, как говорят в известном фильме.

 

О.А.: И то, чтоб с ребенком занимались потом, чтоб он остался в этом классе и по этой именно программе, нужно уже платить.

 

Ведущий: 261-88-67. Обиженные есть? Есть те, с кого вымогали деньги? Мне, правда, интересно. В эфире, как вы понимаете, друзья, вы называете просто имя, по которому мы с вами общаемся. От вас не требуется фамилий, должностей и прочего, прочего, прочего. Расскажите нам про факты, у кого из вас брали взятки вот прямо сейчас. Кто испытывал проблемы с поступлением в школу? Че-то тишина какая-то. Знаете, и в ICQ тишина.

 

Н.С.: Так, конечно, никто об этом не скажет. Кроме того, есть очень интеллигентная уловка, которая внедрена в наших школах. Ну, не знаю, ей уже года три, четыре. Если вопрос об оплате того или сего внесен в устав школы, то это считается законно. И многие школы просто внесли, какие-то вещи они записали в устав школы, что вот это у нас платно. Всё.

 

Ведущий: Нет, платно что, прием что ли? Вход? Входная цена?

 

Н.С.: Ну, не прием. Ежемесячные те же взносы некоторые вносили. Я не знаю, как сейчас. Может быть, их почистили. Но несколько, буквально пару лет назад, это все еще…

 

Ведущий: Не, скидываются. Так-то скидываются, конечно, не вопрос. На охрану, на учебники, на праздники. Это святое дело.

 

Н.С.: Это святое.

 

Ведущий: Это уж куда. Класс помыть родительски, мне кажется, это объединяет

коллектив. Здравствуйте.

 

Слушатель: Здравствуйте, Олег. Меня зовут Иван. Проблема поборов-то она всегда была и будет. И никто никогда не скажет никому. Вот проблема поборов в школах достаточно серьезная такая. Причем, поборы идут не только при вступлении, а при том, когда дети учатся.

 

Ведущий: Слушайте, подождите. Вот при поступлении. Проблема есть?

 

Слушатель: Ну, вот у нас при поступлении не было. У меня сейчас дети учатся в 8-м, 9-м классе.

 

Ведущий: И проблема в 8-м, 9-м классе у вас поборы?

 

Слушатель: Она, в принципе, как бы, такая существует. Но я бьюсь с этим уже вот 8, 9 лет.

 

Ведущий: Слушайте, а просто не платить?

 

Слушатель: Я просто не плачу.

 

Ведущий: Вы просто не платите?

 

Слушатель: Да.

 

Ведущий: У вас существуют проблемы у детей, Иван?

 

Слушатель: Да, существуют. Причем, проблема такая серьезная, что на детей оказывают давление. И когда начинаю оказывать я давление в свою очередь на руководство школы, на заведующих и на преподавателей, начинают немножко бояться. То есть два-три месяца спокойно все. Дети спокойно учатся, у них отметки улучшаются.

 

Ведущий: Скажите, Иван, это вопрос, может быть… если не хотите, можете не отвечать. А почему вы школу не поменяли за восемь лет?

 

Слушатель: А смысл-то какой?

 

Ведущий: Ну, как какой? Простой.

 

Слушатель: Если я в своем районе поменяю школу, все директора, все образование – это же все едино. Они передают друг другу.

 

Ведущий: Да почему вы так думаете? Вы, правда, думаете, что вот директорам школ нечем больше заняться, кроме как обмениваться друг с другом «черными» списками?

Слушатель: Нет, если я пойду просто ва-банк, и начну, допустим, их вот так вот говорить, что все, я ухожу, меня, во-первых, не отпустят, то есть моих детей не отпустят.

 

Ведущий: Почему? Как это?

 

Слушатель: Они скажут - почему, зачем? Потому что возникнут вопросы в управлении образования – почему ребенок уходит?

 

Ведущий: Подождите, Иван. Вы сейчас говорите не о том, почему вы не сменили школу, а о том, что вам мешало бы это сделать. Вы не сменили школу вот почему? Причина?

 

Слушатель: Потому что ребенку, во-первых, по месту жительства удобно. Одному и другому. Мне удобно, что не надо переходить дорогу, что за ребенка не надо сильно беспокоиться.

 

Ведущий: И вы ради этого терпели восемь лет?

 

Слушатель:Ппочему? Я не терплю.

 

Ведущий: Вы не терпите?

 

Слушатель: Нет, я бьюсь.

 

Ведущий: Спасибо вам огромное, Иван. Очень такая живая картинка нарисована, да.

 

О.А.: Можно, я дополню. Действительно, то, что говорит Иван, это абсолютная правда. То есть в статусных школах эта проблема. Ребенка начинают выживать.

 

Ведущий: Слушайте, как раз нет проблемы в статусных школах, ребята.

 

О.А.: Потому что, если только почувствуют сопротивление, действительно, родителей серьезное, если он готов защищать права своего ребенка, да, тогда это может остановить. А так это начинается настраивание родителей против этого родителя, настраивание детей в коллективе против этого ребенка. Это известные факты. Это несколько гимназий, лицеев и т.д., и т.п.

 

Ведущий: Оксана, скажите, пожалуйста, вот я хочу уточнить. Это вы когда говорите слово «всё», вот объединяя, вы говорите о том, что это явление повсеместное?

 

О.А.: Я хочу сказать, что это явление распространенное в нашем городе.

 

Ведущий: Здравствуйте. Добрый день. Меня зовут Наталья. Моя дочь училась в двух школах – 77-й и 122-й. В 77-й школе обязательным условием было подготовительная группа в течение двух лет. Через нее только принимали. То есть детей со стороны там быть не могло. После экзаменов в этой подготовительной группе директор разговаривал с каждым учеником, и не то, что неоднозначно, там было четко и ясно сказано - платите, иначе ваш ребенок не поступит.

 

Ведущий: Это когда было?

 

 

Слушатель: Ну, это было давно. То есть это было 12 лет назад.

 

Ведущий: Ну, другая страна, вообще, на самом деле.

 

Слушатель: Ну, допустим, страна, может быть, другая, люди остались те же. Когда мы перешли в связи со сменой места жительства в 122-ю школу, там таких поборов, как бы, откровенных не было. Но мы платили за установление сигнализации в школе, то есть, как бы, суммы немаленькие, на покупку ковров для кабинета, неизвестно, зачем.

 

Ведущий: Почему? Ковры. Нормально. Почему, непонятно? Почему, неизвестно зачем? Ковер для кабинета.

 

Слушатель: Но на оценки учебы это никак не влияет.

 

Ведущий: Не влияет, Ну, почему? Ковер – это же хорошо, это ж красиво.

 

Слушатель: Очень. Когда я пыталась возмущаться таким тратам, то родительский комитет сказал – вам что больше всех надо?

 

Ведущий: Почему? Ну, ковер, это же хорошо.

 

Слушатель: То есть я пыталась не платить за сигнализацию, потому что ребенок уже учился в 11-м классе. То есть, в принципе, сигнализация уже нам никакого влияния не оказывала. Не надо никого караулить. То есть ребенку ежедневно долбили, напоминали – передай родителям, что надо платить.

 

Ведущий: Понятно. Спасибо огромное. Вот одна проблема - история 12-летней давности.

 

О.А.: Ну, я не думаю, что сегодня таких фактов нет.

 

Ведущий: Что значит, вы не думаете, Оксана?

 

О.А.: Вернее, я знаю, что они есть.

 

Ведущий: Факты есть.

 

О.А.: Конечно.

 

Ведущий: Ну, вот, пять же, школа, суммы…

 

О.А.: Нет, вы, что хотите от меня школу сейчас?

 

Ведущий: Да, я хочу.

 

О.А.: А если не было конкретных проверок, если не было вынесено каких-то обращений в прокуратуру.

 

Ведущий: Подождите, Оксана, вы журналист?

 

О.А.: Да, я журналист.

 

Ведущий: Тогда оперируйте фактами, пожалуйста, а не общими словами. Я хочу услышать номера школ. Я вот здесь, во всяком случае, это услышал, как минимум.

 

О.А.: Ну, человек сам столкнулся, конечно, с этой проблемой.

 

Ведущий: Правда, эта история 12-летней давности. А так я хочу номера. Конечно, я хочу. Почему бы мне не хотеть это? Хотя бы анонимно. Здравствуйте.

 

Слушатель: Добрый день. Сергей. Вот мой сын учился в одной из специализированных школ.

 

Ведущий: Давно учился, Сергей?

 

Слушатель: Нет, он закончил вот в этом году. На ремонт туалетов мое предприятие лично, о чем я могу даже платежку предъявить, закупало 12, пардон, унитазов и сливных бачков. Из них восемь унитазов имеются в школе. Остальные куда-то делись.

 

Ведущий: Это как это, бой тары называется.

 

Слушатель: Ну, я не думаю, что косорукие настолько.

 

О.А.: Усушка.

 

Ведущий: Усушка, утряска, бой тары. То есть четыре унитаза ушли на сторону. Хорошие хоть унитазы-то?

 

Слушатель Да. И 16 метров квадратной плитки. Из них тоже, я так понимаю, что там не 16 лежит.

 

Ведущий: Слушайте, вам заплатили за эти работы?

 

Слушатель: Ничего мне не платили? Я оплачивал все это. 16 метров квадратных плиток, 12 унитазов, 12 сливных бачков.

 

Ведущий: А зачем?

 

Слушатель: Попросили.

 

Ведущий: Вы не отказали.

 

Слушатель: Нет.

 

Ведущий: Просто.

 

Слушатель: Ну, просто вот да.

 

Ведущий: Ну, вот видите. Все, спасибо огромное. Это чё, поборы? Вот когда человек не говорит «нет».

 

О.А.: Ну, раз он сейчас об этом рассказывает, он считает все-таки, видимо, что это поборы.

 

Ведущий: И заметьте, Оксана, человека ведь задело не то, что его попросили и то, что он сделал. А при этом четыре унитаза ушли налево. Понимаете? Я согласен, это, конечно, свинство. Может быть, они на складе, конечно, у завхоза на замену лежат. Все может быть. Но вот вполне возможно, что унитазы тоже куда-то улетели. Бывает, в конце концов. Фаянс, сантехника - штука бьющаяся. Нам нужно заканчивать эфир. Наталия Семенова, Оксана Асауленко. Наталия Семенова – редакция «Звезды», Оксана Асауленко - портал «Несекретно». Друзья, я точно уверен, что к теме образования мы вернемся и довольно скоро. Учебный год у нас вот тут вот начинается через неделю. Я уверен, что наши гости еще посидят в студии «Эха». Спасибо вам огромное. Друзья, это была «Большая тройка».

Обсуждение
1317
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.