Верхний баннер
14:12 | | 16 ИЮНЯ 2019

$ 64.43 € 72.7

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Большая тройка

09.09.2011 | 13:06
Крушение МиГа
Теги: Миг-31

Ведущий: «Большая тройка», как обычно, в это время по пятницам. В студии работает Олег Русских. За звукорежиссерским пультом Сергей Слободин. Понятно, что в центре внимания сегодняшней программы авиакатастрофы. В первую очередь катастрофа МиГа, ну, и все, что этого касается. Много публикаций, материалов, естественно, вышло в пермской прессе по этому поводу. Мы пригласили в эту студию обозревателей, которые по-разному смотрят на одну и ту же, собственно говоря, проблему и, естественно, на катастрофу. Максим Стругов, обозреватель газеты «Коммерсант». Добрый день, Максим.

 

Максим Стругов: Здравствуйте, Олег.

 

Ведущий: Андрей Стрельников, обозреватель газеты «Звезда». Здравствуйте, Андрей.

 

Андрей Стрельников: Здравствуйте.

 

Ведущий: Давайте начнем, ну, что ли, с ваших ощущений, я не говорю с места катастрофы, нет, нет, нет… ваших ощущений от аварии. То есть это для вас было… как внутренне говорят – мы этого ожидали. Вы этого ожидали? То есть каких-либо авиакатастроф, вот связанных с военными самолетами, в том числе, и в Прикамье?

 

М.С.: Понятно, что авиация в кризисе находится. Но все равно любая катастрофа – это неожиданно, как-то обидно всегда. Тем более вот в ноябре у нас прошлого года МиГ разбился. Вроде бы, как бы, норму, условно говоря, по авариям выполнили. И, честно говоря, вот вообще не ожидал. Очень больно.

 

А.С.: Естественно, никто этого не ожидал. Тем более мы же живем в таком в достаточном мире штампов. МиГ-31 – это лучший самолет в мире, автомат Калашникова – лучший автомат. И как может наша лучшая в мире техника разбиваться, причем, уже не первый раз. Естественно, для всех – это новость.

 

Ведущий: Подождите, вот, ребята, ну, смотрите, мы журналисты, да. О том ,что вот в авиационном хозяйстве, в том числе, нашей части, которая базируется в Соколе, и что там, в общем, достаточно проблем, мы знали давно. Поле авиакатастрофы… после происшествия, скажем так, в Чусовском районе в ноябре прошлого года, эта ситуация снова выплыла наружу. То есть понимание того, что там, простите за нелитературное слово, фигово, у нас у всех было. Вот я просто к тому, что вот встречаю некоторых коллег, для некоторых не было этой неожиданности. Но вот че-то подобное должно было произойти. Не было такого ощущения?

 

А.С.: Ну, вот понимание чего-то такого… Вот понимаете, ведь у нас в стране все секретно, ничего не тайно, как говорят. То есть мы вроде бы как-то откуда-то кто-то где-то сказал, что все фигово. Посмотрите, официальная информация – все хорошо. У нас, когда самолет падает, у нас кто виноват сейчас? Летчик, пилот. Тем более, если пилот погиб, ну, господи, с мертвого, как говорится, взятки гладки. То есть ведь официально у нас все хорошо. И никто нигде не говорит, что у нас что-то какие-то проблемы, официально. Причем, даже на том уровне, что тебя чуть ли не в отсутствии патриотизма начнут обвинять, когда ты там начнешь говорить - вот вы знаете, у нас там вот плохо. А когда официальной информации нет, естественно, рождается неофициальная.

 

Ведущий: Слушайте, вот по неофициальной информации, я так скажу, летчики-техники, которые работают у нас, никогда не говорили, что у них хорошо. То есть они не могут говорить официально. Мы достаточно сложно выдаем по этому поводу информацию, но всегда там было плохо. Всегда. Ну, вот последнее время. Правильно, Максим, нет?

 

М.С.: Ну, естественно. Если вот даже взять и понимать, что это часть постоянной готовности, то есть она в любую секунду может на войну полететь, на перехват и так далее, там не сложно представить, что вообще в остальных частях творится. Но всегда когда это происходит авиакатастрофа, авиапроисшествие где-то на Дальнем Востоке и так далее, к этому все равно как-то более спокойно относишься. А когда вот это вот рядом у тебя на виду, то есть ты этот самолет живьем еще недавно видел, и вот тут такое, понятно, это неожиданно. А то, что все плохо, это естественно.

 

Ведущий: Скажите, пожалуйста, вот пользуясь теми источниками информации, которые есть, каждый из вас наверняка составил собственное мнение о причинах. Возможных, во всяком случае, версиях, причинах. Понятно, у нас вот эти замечательные истории, сообщения – либо техническая неполадка, либо ошибка пилота. У нас всегда, что Минобороны, что Росавиация, выдает две основные версии. И это потрясающе.

 

А.С.: И еще теракт.

 

Ведущий: Нет.

 

М.С.: Но тут вообще надо понимать. Есть же непосредственные причины аварии, а есть системные. То есть по тому же «Боингу», если помните, написали, что непосредственная - потеря пилотом пространственной ориентации, а системная - там какие-то нарушения в авиакомпании режима, труда, отдыха. Понятно, что непосредственная, ну, там, их не так уж велико число версий, хотя официальной версии не выдвигается. Ну, понятно, летчики говорят, что это техника. Было бы глупо, если б они своих товарищей, сослуживцев обвинили.

 

Ведущий: Вы разговаривали с кем-либо из экспертов вот по картине катастрофы? Можно какие-то более или менее определенные выводы сделать?

 

А.С.: Ну, вот смотрите. Давайте начнем с летчиков. Полковник и майор. Это не лейтенанты, выпускники школы. Это асы. Вот по мировому классу если брать, летчиков мирового класса летающих, полковник и майор - это асы. То есть они знают, как выходить из критических ситуаций. По идее.

 

Ведущий: По идее?

 

М.С.: По идее. Не вышли. То есть тут это говорит о том, что ситуация развивалась очень быстро, по крайней мере. Ведь они даже по тем сведениям, которые у меня есть, даже сигнал бедствия не передали. То есть раз - и все. Самолет исчез – и все на этом. То есть вот такая ситуация.

 

Ведущий: Ну, картина…

 

М.С.: Картина, вот там, допустим, с прошлого падения МиГа, допустим, историю вспомнить, то есть они пытались из штопора вывести, потом команду прыгать получили, и тогда прыгнули. А тут даже радиообмена с землей никакого не было. Исчез самолет – и все. То есть там вот с самого начала все думали – выжили летчики, не выжили. Но вот, к сожалению, не выжили. То есть все очень быстро.

 

Ведущий: Ну, и насколько я понимаю, некоторые, я подчеркиваю, мы не можем говорить об этом с какой-то долей вероятности, но вот по тому, что мы разговаривали с экспертами, там по некоторым признакам взрыв был в воздухе. Самолет взорвался , а дальше ???????? (неразборчиво). Хотя вот крупные обломки сохранились, и они прыгали по огородам радостно. К счастью никто на земле не погиб от этого дела. То есть я, честно говорю, я не знаю. У меня нет цельной картины. Я не могу, например, сформулировать, был ли взрыв в воздухе, или он уже на земле был, да, насколько резко он упал. Видимо, быстро, раз летчики не успели даже наладить радиообмен. Видимо, очень быстро. Это единственное, что можно сказать на сегодняшний момент.

 

А.С.: Вот посмотрите. Самолет МиГ-31 - двухмоторный. То есть шансы, что вот, допустим, технически оба мотора - раз - вышли из строя. Ну, сколько шансов? На одном моторе, ну, по крайней мере, что-то где-то они сообщить могли. То есть вот птица, допустим, попала. Ну, такое банальное. Ну не могла же она сразу оба мотора - раз и все на этом.

 

М.С.: Тут нужно учитывать, на мой взгляд, что он на взлетном режиме был. То есть тут сразу мог крен возникнуть. Но это эксперты должны…

 

Ведущий: Эксперты должны… Как вам версия о некачественном керосине, которая основана, в основном, на том, что он каким-то образом не сдетонировал?

 

М.С.: Мне вот кажется, опять же нелитературное слово, что это бред. Еще три борта не упали, и плюс же там сразу берется… все топливо опечатывается просто по технологии расследования этого авиапроисшествия, и берется сразу же…

 

Ведущий: Проба.

 

М.С.: …да, проба, экспресс-анализ. То есть это делается достаточно быстро.

 

Ведущий: Бред. Ладно. Теперь уже вот пойдемте дальше, может быть, не к непосредственным. Теперь уже к системным каким-то. Андрей, цитирую ваш материал в «Звезде». Написано совместно с господином Быковым, если я понимаю правильно, да, с Аркадием. Так вот. «Бывшие летчики говорят, что основная сегодняшняя проблема МиГ-31 – это его недостаточно грамотное техническое обслуживание и «технический каннибализм», когда нужная запчасть просто снимается с одного самолета и ставится на другой.  Обслуживать МиГ-31 должен не техник, а инженер-электронщик с высшим образованием. Поинтересуйтесь, и вам скажут, сколько в штате авиабазы «Сокол» инженеров-электронщиков с высшим образованием». Андрей, сколько в штате авиабазы «Сокол » инженеров-электронщиков с высшим образованием?

 

А.С.: Это военная тайна.

 

Ведущий: Ну, нет, выдайте мне ее тихонечко, я никому не скажу.

 

А.С.: Мое мнение, что там их нет.

 

Ведущий: То есть, вообще, ни одного?

 

А.С.: Вообще ни одного.

 

Ведущий: Максим, такая проблема действительно существует?

 

М.С.: Естественно, существует. Но тут надо понимать, во что это упирается. Понятно, если у летчиков более менее достойная зарплата, у техников-то сейчас в разы меньше, во-первых. Какой туда пойдет человек, условно говоря, добровольно работать? Есть, конечно, энтузиасты своего дела. Это понятно. Но просто реально на ремонт нет денег. Допустим, если параллель проводить с американцами. У них вот штурмовик «Тандербол», он с 88-го года не…

 

Ведущий: Не меняется.

 

М.С.: Нет, он не производится. Или В-52. Но там нормальный такой класс технического обслуживания, что такие летные происшествия, в разы их меньше.

 

Ведущий: Максим, к двигателям ваш материал. Его, ну, что ли окончание, которое, наверно, одним из самых интересных в этом материале является. По знакомой ситуации источники рассказывают, что якобы, предыдущее руководство авиабазы несколько раз ставило вопрос перед командованием о ремоторизации МиГов. По их данным на ООО «Пермский моторный завод» в законсервированном состоянии находится несколько десятков двигателей Д-30-Ф6, которыми оснащаются МиГ-31. Срок их консервации заканчивается. Завод не знает, кому их сбыть. В это время летчики летают на еле живых двигателях. Можете какие-то детали? Просто разъяснить ситуацию. Что значит «лежат на заводе в законсервированном состоянии»? Почему на заводе? Почему лежат? Есть какая-нибудь информация? Ну, что вы можете сказать?

 

М.С.: Кстати, нашел тут недавно подтверждение, что вот они там есть. То есть было уважаемое достаточно агентство, которое авиацией занимается в плане информации, авиапорт, то есть там пишется, что по состоянию на 2008-й год там было 200 этих двигателей.

 

Ведущий: Лежало на заводе.

 

М.С.: Да. Ну, не в цехах, понятно. Ну, там какие-то базы хранения, склады. Ну, говорят люди. Я там сам не видел, естественно, ничего, что там чуть ли не под открытым воздухом они хранятся законсервированные.

 

Ведущий: Максим, скажите, ну, может быть, просто у Минобороны нет денег, чтобы их купить?

 

М.С.: Вот точно не скажу. Но вот собеседники мои говорят, что они уже Минобороны. То есть они законсервированы. Или это на особый период, или еще на что-то. Непонятно.

 

Ведущий: То есть когда-то Минобороны делал заказ, оплатил его…

 

М.С.: Делал заказ, ремонтировались…

 

Ведущий: Ремонтировались двигатели ??????? (неразборчиво) изготовлялись, либо ремонтировались эти двигатели. Они лежат на заводе, и Минобороны их не забирает.

 

М.С.: Да. И даже хранение не оплачивает, говорят.

 

Ведущий: Если я правильно понимаю, 20 двигателей, у нас МиГ-ов сейчас осталось примерно такое же количество, в общем, МиГ-31-х. Около 200 штук их как раз на сегодняшний день в армии, если я правильно помню цифру. То есть получается, что вполне себе возможно ну нас сделать…

 

М.С.: Половину.

 

Ведущий: …половину ремоторизировать полностью. Вот эта ситуация, она в Минобороны она характерна для отношения к воинским частям? Я не имею в виду даже сейчас авиацию. Я имею в виду к тому, что то, что у нас осталось в Пермском крае. Характерная история?

 

А.С.: Ну, вот опять собеседники…

 

Ведущий: Конечно, конечно. Все, что мы говорим сегодня, мы, друзья говорим абсолютно из неофициальных источников. Потому мы и приглашаем журналистов, что у нас есть возможность, ну, как бы, брать информацию, не всегда лежащую сверху.

 

А.С.: Вот бывшие военные говорят, что, в принципе, то же самое и в сухопутных войсках, то же самое и станками, и с БэТээРами, и даже с автомобилями. В принципе это картина не только самолетов, не только ВВС касается. То же самое и на флоте. На флоте, там даже хуже, честно говоря. От чего это зависит? Тут трудно сказать. Или денег нет… Ну, трудно сказать, конечно, почему такая ситуация. На самом деле вот реальная картина по телевизору одна, когда мы видим, как новейший самолет МиГ-27 там 4 плюс, плюс поколение показывают. И все говорят, что вот какая у нас замечательная авиация. Потом оказывается, что с тех пор, как он был показан, ни одного самолета на вооружение ВВС в России так и не принято. И на самом деле последние самолеты, которые приняты на вооружение в ВВС России, они были приняты в 90-х годах.

 

Ведущий: Слушайте, вот скажите. У меня просто есть вопрос по ICQ. Я его собственно вам и адресую. Ситуация в военной авиации и в гражданской, она идентична друг другу или отличается? Есть какие-то вот ваши ощущения по этому поводу? Я имею в виду, конечно, вот катастрофу Як-42 на следующий день.

 

М.С.: Армия – более консервативный организм, условно говоря. И она дольше изменениям и так далее поддается. То есть наша армия, допустим, сейчас не может купить Ф-16, Ф-18, либо другие самолеты. Но реально износ авиапарка – это проблема общая. То есть взять тот же Як-42, там уже завода нет, который его производит. Старение авиапарка отечественного, да, это ??????? (неразборчиво).

 

Ведущий: То есть это касается и военной, и гражданской авиации. По МиГу-то, насколько я понимаю, ситуация почти такая же по МиГу-31-му. То есть он не производится сколько лет уже.

 

А.С.: Последний в 93-м…

 

Ведущий: 94-й.

 

А.С.: …в 94-м году, вот разные данные.

 

Ведущий: Ну, понятно, что он обслуживался, вот что-то с двигателями делают у нас. Что касается других частей для МиГ-ов, я не знаю, делают ли их до сих пор или нет. Есть ли заводы, которые работают по 31-ым.

 

М.С.: Двигатели уже Д-30-Ф6 вообще не производятся.

 

Ведущий: Андрей, ваши ощущения.

 

А.С.: Ощущения таковы, что чисто внешне проблема одинакова. И там парк обветшал, и там парк обветшал. Другое дело, что все-таки у министерства обороны больше возможностей выбирать, скажем так. Давайте говорить о том, что частные авиакомпании гражданские, они частные. Частнику объективно, вот если по законам бизнеса, нужно получать прибыль. То есть вкладывать 3 копейки, получать 3 рубля.

 

Ведущий: Стоп. А вот теперь стоп, друзья. Скажите, я понимаю про обветшание авиапарка. Но должен заметить вам, что как раз гражданские авиакомпании постепенно, и вы видите эту тенденцию, снимают самолеты типа Як-42. Они, конечно, летают. И 134-е летают. Они их снимают с полетов, именно по причине того, что они не

обслуживаются, и не делаются, а переходят на те модели, пусть даже зарубежные, по которым ремонт и обслуживание делается.

 

М.С.: Но тут с другой стороны, какого года выпуска они покупают эту заграничную технику. Во многом это же еще связано с тем, что наши самолеты большинство не пускают по нормам шума в Европу.

 

Ведущий: Конечно.

 

М.С.: Вот и Як-то как раз 42…

 

Ведущий: Вот вопрос в годе выпуска, мне кажется, не всегда важно. То есть корабли ходят по сто лет. Самолеты летают по 50. Весь вопрос в качестве и сроках технического обслуживания. И поэтому у меня-то ощущение, что здесь в гражданской авиации ситуация может быть, ну, не то, чтобы… нельзя сказать лучше, да. Но она не такая катастрофичная, как в военной, потому что там все-таки… там просто катастрофы резонансные, если уж хотите. Может быть итак. Еще у нас есть один аспект, который мы не разобрали. Это очередной, много раз перетертый, пересказанный, обсужденный, это население вокруг аэропорта и угрозы близлежащим селам, городам, включая нас любимых, то есть Пермь. Здравствуйте.

 

Слушатель: Алло. Добрый день. Александр Сергеевич беспокоит. Ну, поскольку я сам из авиационной промышленности и очень хорошо знаком с руководителями промышленности, которые создавали двигатели для этого самолета, систему управления и так далее. Так вот это то поколение, которое создало большой задел. А вы знаете, что любая империя имеет как бы три составляющих? Первое – это тот, кто создает империю. Второе поколение, которое увеличивает запас и третье – которое проедает. Так вот все, что сейчас происходит, вы почему-то не хотите сделать следующий шаг. Вот поколение, которое пришло к власти, это тот, кто проедает все, что это делается. В авиационной промышленности, в армии и везде. Они ничего не могут сделать сами. Они могут только проесть то, что сделано предыдущим поколением. И вы, как, к сожалению, журналисты, относитесь к этому же поколению. Почему вы не хотите сделать шаг и сказать – виноваты не конкретные летчики, самолеты, отсутствие и так далее? А власть, которая взята сейчас на то, чтобы не создавать ничего, а где-то что-то купить.

 

Ведущий: Александр Сергеевич, вывод, знаете, какой из ваших слов следует? Имея в виду к законам империи.

 

Слушатель: Какой?

 

Ведущий: То есть пока мы это поколение не переживем, ничего не изменится.

 

Слушатель: Правильно мыслите. Точно. Я это и хотел сказать.

 

Ведущий: Спасибо. Ну, вот такая история. Как вам, друзья, такой подход?

 

А.С.: Подход на самом деле… Да не проедаем, уже проели, я бы так сказал.

 

Ведущий: Ну, уж, все, да?

 

М.С.: По-моему, тут и говорим уже минут двадцать о системном кризисе.

 

Ведущий: По-моему, тоже. По ICQ. Нас как раз и подталкивают: «Да, да, - пишет нам Алексей, - поговорите о жителях, которые уже который раз уцелели чудом» -, говорит нам Алексей. Я имею в виду вопросы, которые связаны с полосой, со взлетом самолетов, и с тем, что… В общем, да. «Боинг» чудом и МиГ чудом. Там есть какие-то шевеления с изменением взлета, нет, Максим, не знаете? Предполагались ведь какие-то меры изменения.

 

М.С.: Там, по-моему, вот над какими-то районами они уже на посадку не заходят.

 

Ведущий: По-моему, тоже, да.

 

М.С.: Но вот исключить участок глиссады, который над центром города, говорят, что при нынешнем расположении аэродрома невозможно. А что касается садовых домиков и так далее, ну, когда аэродром строился, их не было.

 

Ведущий: Здравствуйте.

 

Слушатель: Добрый день. Александр. Ну, я считаю, у нас все проблемы в стране сегодня не от того, что у нас все старое, не от того, что у нас коммунисты у власти, не от того, что у нас демократы у власти, а просто от того, что у нас везде ??????? (неразборчиво) дилетанты. Сейчас вот проблемы в авиации обсуждают люди, которые к авиации никакого отношения практически не имеют.

 

Ведущий: Да, конечно.

 

Слушатель: Ну, вот понимаете, к сожалению, так вот. То есть до тех пор, пока я буду говорить на эту тему, не разбираясь в этом вопросе, порядка не будет в стране. Вот и все.

 

Ведущий: Да. Вы совершенно правы, Александр, кроме одного. Не разбираясь в авиации, абсолютно не понимая тонкости, я хочу знать, упадет мне на дом че-нибудь или нет.

 

Слушатель: Официально обратитесь в письменном виде и получите ответ.

 

Ведущий: Спасибо. Замечательная, конечно, точка зрения. Можно официально обратиться. Неофициально ответить – не упадет. Я могу только, как Станиславский, кричать – не верю, не знаю, не уверен. Кстати, может быть, с поселками-то что-то сделать? С дачными вокруг аэропорта. А, Андрей.

 

А.С.: Мне хотелось вот ответить насчет профессионализма. Есть такая поговорка - я не несушка, но о качестве яичницы могу судить лучше любой несушки. Тут вопрос ведь не в том, что профессионалы, не профессионалы. Профессионалы это не обсуждают. Вот давайте так объективно. Вот попробуй мы сейчас взять и собрать профессионалов, вот военных. Ведь не пойдет никто.

 

Ведущий: Хотите деталь? У нас сегодня в эфире должен был быть гость. Не буду называть фамилию. Но тут так получилось - большой летчик с большими погонами. Даже не пермский. Пресс-служба Минобороны, как говорят, запретила всем любым своим сотрудникам комментировать вопросы, связанные с авиакатастрофой МиГа в Перми.

 

М.С.: Мы поняли, о ком речь.

 

Ведущий: Ну, вот так вот. Поэтому, ребята, специалисты… Хотелось бы, знаете ли, послушать. Здравствуйте.

 

Слушатель: Добрый день. Анатолий. Я испытывал эти самые двигатели Д-30-Ф6. Во-первых, Русских хочу сказать. Двигатели не лежат в заводе, они хранятся в заводе. После испытания сдаточного. Испытания, на котором проверяется сборка узлов, деталей, агрегатов и так далее, и тому подобное. На сдаточные испытания иногда ставятся агрегаты и уз, ну, так скажем, они еще в ресурсе, но уже на выходе, ресурс уже у них заканчивается у этих агрегатов. С этими агрегатами двигатель проходит сдаточные испытания. Прошел, там все проверили, ну, все, все, все, сборка, самое главное. И частично параметры двигателя проверяются. Испытания прошел, И законсервировали его в ящик, и он хранится на территории завода. По мере того, как в авиации ???????? (неразборчиво) двигатели на новые самолеты, или ресурс заканчивается в частях двигателя, двигатель идет на переборку в сборочный цех, там перебирается. Те агрегаты, которые были уже на сходе, ставятся новые агрегаты на этот двигатель. Двигатель перебрали, проверили. Ну, называется дефектация просто элементарным словом. Ставятся кондиционные агрегаты, и двигатель идет на контрольное испытание. И только после контрольного испытания он уже отправляется в часть. Но по мере того, как в частях заканчивается ресурс двигателей, и новый двигатель устанавливается на самолет.

 

Ведущий: Анатолий, скажите, пожалуйста, коль вы, действительно, специалист, не знаете ли вы случайно, давно ли с моторов, во т с хранения отправляли двигатели в части?

 

Слушатель: С хранения не отправляют. Они после контрольного испытания тоже хранятся на какое-то время, потому что у всех двигателей есть срок хранения, элементарно срок хранения.

 

Ведущий: Куда они потом деваются-то? В части уходят?

 

Слушатель: Как в части? Только после прохождения контрольного испытания, когда все агрегаты, которые уже были на выходе, то есть у них ресурс заканчивался, ?????? (неразборчиво) новый, и он, повторяю, проходит контрольное испытание, после контрольного испытания они, как правило, не ранятся, или хранятся очень недолго в заводе. Они уходят в части.

 

Ведущий: Все понятно. Спасибо огромное, Анатолий. Разъяснили нам внутреннюю процедуру, как вся эта история проходит внутри завода. Но мы-то ведь с этим и не спорим на самом деле. Нас беспокоит вопрос – что там дальше?

 

М.С.: С завода они уходят…

 

Ведущий: С завода они уходят или нет?

 

М.С.: …а летаем все равно, на чем придется.

 

Ведущий: Здравствуйте.

 

Слушатель: Здравствуйте. Александр Владимирович. Так вот я бы хотел вам подсказать такую систему. Значит, во-первых, это боевой полк. В этом полку осталось всего, знаете, сколько самолетов?

 

Ведущий: Сколько?

 

Слушатель: Три. К сожалению, вот последний разбился позавчера.

 

Ведущий: А куда остальные делись?

 

Слушатель: А остальные все, ресурс у них уже более 75 процентов износ.

 

Ведущий: А вы откуда знаете?

 

Слушатель: А я, в общем-то, я служил когда-то. Уже 15 октября будет 20 лет, как я уволился на пенсию.

 

Ведущий: Понятно.

 

Слушатель: Значит, вот эти вот МиГ-31-е пришли на замену МиГ-25-му, правильно? Правильно. А эти МиГ-31-е стояли на вооружении с 80-го года, поселок Комсомольский Тюменской области разъезд Мансийский. Если посмотреть по линии железной дороги, от Серова там километров 250.

 

Ведущий: Все понятно. Вопрос-то… вы говорите, что осталось три самолета.

 

Слушатель: Всего, всего. В боевом полку истребительной авиации. Между прочим войска ПВО расформировали, подсоединили к ВВС.

 

Ведущий: А остальные летать не могут.

 

Слушатель: А остальные не могут. Более 75 процентов износ.

 

Ведущий: Понятно. Спасибо.

 

М.С.: Вроде наблюдали, как они четверкой летали. Видимо, откуда-то еще один прилетал.

 

Ведущий: Нет, возможно, может быть, наш радиослушатель имеет в виду, что вот три осталось. Четвертый вот разбился.

 

М.С.: Возможно.

 

Ведущий: Здравствуйте.

 

Слушатель: Алле. Здравствуйте. Меня зовут Игорь. Тут такой момент есть, как норма налета. И вот при социализме у меня над домом самолеты летали раза в три чаще. Скорее всего, нормы налета были сниженные. Снизилась квалификация пилотов и это, действительно, может быть, одной из причин аварии. Но дело-то в том, что нормы налета определяют не пилоты, а командование ВВС. Поэтому надо повыше смотреть. Это, во-первых. А, во-вторых, вот американские «Скайхоки» стояли на вооружении с 59-го по 86-й год. У нас МиГ-21 состоял на вооружении с 56-го по 92-й год и так далее. То есть самолеты вот эти сами по себе… то есть планер у нас в стране умеют делать. Это второй фактор. Но у нас в стране никогда не умели делать ни радиоэлектронное оборудование, ни двигатели. Пускай двигателисты не обижаются, но был компьютерный такой анализ проведен - самый лучший истребитель Второй мировой войны. И компьютер выдал цельнометаллический Як-3 с двигателем «Аллесом». Точка.

 

Ведущий: Понятно. Спасибо.

 

М.С.: По поводу радиоэлектроники, ну, это всегда у нас проблемы были. А по поводу налета, считается, что пермская-то часть, она хорошо летает. Вот летчики, они в две смены летают, чтобы все могли полетать успеть. Считается в наших ВВС, что много.

 

Ведущий: Про Як-3 вы совершенно правы. Он действительно считается лучшим самолетом Второй мировой. Ну, хорошо, как ни парадоксально, как там ни говорил нам Александр, у нас получился действительно экспертный эфир. То есть нам позвонили и двигателисты, и бывшие летчики. И спасибо вам огромное. Есть еще звонок.

 

Слушатель: Я очень коротко. Я живу как раз вот под самолетами, которые летают очень часто. Прямо над нашим домом, над моей квартирой. Это такой ужас.

 

Ведущий: Ужас-то в чем?

 

Слушатель: Они летят чуть ли не над крышами? На Советской улице. Во-первых. Во-вторых, их столько много летает. А этот товарищ сказал - три штуки.

 

Ведущий: Вот я тоже, мне кажется, что много летает. Спасибо огромное. Хорошо. Вот мы сейчас все это разобрали. Попробовали и с этой стороны посмотреть на эту историю, и с той стороны. Давайте попробуем теперь спрогнозировать ситуацию. Есть несколько вариантов, которые могут быть. Сейчас срочно, с одной стороны, бросятся строить поперечную полосу. И одновременно срочно обновлять самолетный парк. Возможен такой вариант событий или нет?

 

А.С.: Давайте начнем с того, что…

 

Ведущий: Давайте о реальностях.

 

А.С.: Да, реальностях. Насчет – будут ли. Летать будут в любом случае. Потому что, как говорит притча, если над твоей крышей не летают свои самолеты, то над ней будут летать чужие. Поэтому летать будут, новые, старые. Тем более, это военно-воздушные силы, это безопасность. Тут никуда не деться. Как говорят специалисты, аэропорт Савино построен таким образом, что совсем не летать над городом все равно не получится. То есть в любом случае… я на самом деле живу на Большевичке, как раз вот над моим домом проходит трасса. И там и гражданские самолеты постоянно летают. Ну, что делать? Ну, вот так. Какое будущее? Ну, задача, чтоб самолеты не падали. Ну, вот так.

 

Ведущий: А совсем не летать над городом…

 

А.С.: Это невозможно. Это, конечно, не получится. Тут объективные причины. Вот допустим. Военный самолет. Как они может не летать, если ему нужно летать? Ему нужно отрабатывать, в том числе, и действия над городом.

 

Ведущий: Хорошо. Спасибо. Максим, вам как видится продолжение этой истории, чем это закончится?

 

М.С.: Ну, другого выхода у нас нет. Придется все равно как-то модернизировать авиапарк. А с аэропортом, коллега совершенно правильно сказал, тем более, это же и безопасность пассажиров, если они будут какие-то более рискованные маршруты, глиссады выбирать, ну, тоже могут быть разные варианты.

 

Ведущий: Хорошо, друзья. Это была «Большая тройка». Андрею Стрельникову, Максиму Стругову спасибо. Единственное, что я вам хочу сказать, что если вы знаете, объявлен сбор средств на помощь семьям погибших пилотов. По-моему, есть реквизиты и на сайте «Эха». Точно есть реквизиты в «Пермских новостях» и на сайте Пермских новостей». У вас, коллеги, по-моему, тоже есть. И в «Звезде»… В «Коммерсанте» не знаю, не могу сказать точно.

 

А.С.: В «Звезде» есть.

 

Ведущий: В «Звезде» есть точно. Наверно, есть и в «Коммерсанте. Так что, друзья, если хотите помочь, помогайте. Смотрите, читайте. И желаю вам успеха. До свидания.

Обсуждение
1561
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.