Верхний баннер
17:04 | | 21 ОКТЯБРЯ 2018

$ 65.81 € 75.32

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Большая тройка

23.09.2011 | 14:00
Налог на тепло
Теги: тепло, ЖКХ

Ведущий: «Большая тройка», как обычно, в это время по пятницам. В студии работает Олег Русских. За звукорежиссерским пультом Антон Мелехин. Друзья, наверно, самая большая проблема этой недели – это всплывшие, в основном… Он всплывший, конечно, раньше. Но вывалившаяся на страницы и экраны средств массовой информации история, связанная, так называемая, история, связанная с возвратом НДС от… как бы это сказать-то… от теплоэнергетиков. Давайте я процитирую для удобства заглавный абзац одного из материалов. Затем представляю наших гостей, и будем разбираться в этой проблеме. Итак. Перед началом отопительного сезона между управляющими компаниями, ТСЖ и ЖКС, с одной стороны, и поставщиками тепловой энергии, с другой, возникли разногласия. «Управлялки» и ТСЖ пытаются заставить пермскую сетевую компанию вернуть деньги, которые они переплачивали за тепло в течение нескольких лет. (якобы переплачивали) Речь идет о налоге на добавленную стоимость, которую, по мнению многих, ПСК якобы выставляла в платежных документах незаконно. Все это сыграло, понятное дело, поскольку там судебная практика, она разная. И, собственно, об этой истории и о том, какие пути решения этой проблемы, то есть, главный вопрос – что это – бухгалтерская ошибка, это правовая коллизия, это в каком доверии мошенничество? А самое главное - каковы пути этой проблемы и последствия сейчас будут для, в первую очередь, рынка Прикамья, ну, и нормальных собственников квартир. У нас сегодня разные люди в этой студии. Во-первых, Артем Голобоков, исполнительный директор Пермской сетевой компании. Артем, добрый день.

 


Артем Голобоков: Добрый день.

 


Ведущий: Александр Зотин, руководитель комиссии по жилищно-коммунальной политике Союза защиты пермяков. Добрый день, Александр.

 


Александр Зотин: Здравствуйте.

 


Ведущий: Мы сейчас поступим следующим образом. Я предоставлю каждому из гостей возможность примерно в течение трех минут изложить собственное видение этой ситуации. Потом мы будем, естественно, по каждой позиции каким-то образом копаться в нюансах, а потом будем пытаться искать какие-то точки соприкосновения, пути решения этого вопроса. Давайте начнем с Артема. Артем, на самом деле, буквально по алфавиту. Не более того. Артем, прошу вас.

 


А.Г.: Ну, на самом деле, действительно, проблема всплыла чуть раньше. На этой неделе она получает широкую огласку. Ну, связана, с так называемым делом Дивногорского водоканала, когда все-таки Высший Арбитражный суд признал своим решением, что НДС предъявлено незаконно. Ну, всех обстоятельств дела Дивногорского водоканала мы не знаем. Может, там имело место двойное включение налога НДС или какие-то другие факторы. То есть мы ориентируемся на свою ситуацию.

 


Ведущий: У нас же было дело в Чайковском.

 


А.Г.: Да, было дело в Чайковском. Там признано, что компании жилищные не выставляли НДС населению. Ну, и, соответственно, на этом факте дело было разобрано. Мы сейчас опираемся только на законы и на факты. Я не буду перечислять длинный перечень статей налогового кодекса. Но государство, регулируя нашу деятельность, однозначно говорит о том, что мы являемся плательщиком НДС. И сетевая компания обязана по закону, по действующему налоговому законодательству этот НДС включать в счета-фактуры. Далее. Есть решение судов. То есть фактически наша позиция остается прежней. Если будут такие решения судов, то есть, связанные с этой правовой коллизией, мы будем их исполнять.

 


Ведущий: В чем суть правой коллизии, Артем, на ваш взгляд?

 


А.Г.: Дело в том, что суть правовой коллизии на некой игре – что такое товар и услуга? То есть мы являемся поставщиком все-таки товара, потому что доказать, что теплоснабжающая организация предоставляет коммунальные услуги населению, невозможно, потому что это не так. Мы производим и транспортируем тепло. Ну, собственно говоря, и отгружаем. По налоговому законодательству должны НДС платить государству. Далее. Услугу отопления, горячее водоснабжение – это все-таки услуга, которая регулируется уже организациями коммунального комплекса в виде ТСЖ, управляющих компаний и ЖСК и прочих других организаций, которые, собственно говоря, и занимаются этой проблемой на предмет того, что сейчас де-факто установлено, что услуги начислялись с НДС населению. Я бы прекрасно понимал, если бы услуги начислялись без НДС, и управляющие компании попадали на вот эти вот убытки. Ну, связанные с тем, что им предъявляют товар с НДС, а они, соответственно, услугу формируют без НДС. Такого нет. В данном случае все предельно просто. Указанные компании должны применять схемы льготирования при своем налогообложении. То есть фактически возвращать народу деньги, которые, как они полагают, неправомерно уплачены.

 


Ведущий: Скажите, пожалуйста, когда вот этот самый тариф замечательный ежегодно устанавливался на тепло…

 


А.Г.: Ежегодно?

 


Ведущий: Да, вот РЭКом устанавливается тариф на тепло, в него НДС входил?

 


А.Г.: Первое, тариф всегда устанавливался для организаций. У нас не было категории населения при установлении тарифов. Для организации, как и положено, по закону, устанавливался тариф без НДС, а НДС начислялось в соответствии с действующим налоговым законодательством.

 


Ведущий: Скажите мне, пожалуйста, вот учитывался при ежегодном повышении цен, при ежегодном росте тарифов РЭКом, учитывался ли НДС?

 


А.Г.: НДС никогда РЭКом не учитывался.

 


Ведущий: Не учитывался?

 


А.Г.: Не учитывался никогда.

 


Ведущий: Но начислялся при этом каждый год.

 


А.Г.: Совершенно верно.

 


Ведущий: Сверх установленного тарифа.

 


А.Г.: Совершенно верно.

 


Ведущий: Я просто пытаюсь понять некую ситуацию для себя, для того, чтобы вот уяснить эту историю, для того, чтобы понимать, что там вот было происходить. Сейчас на сегодняшний день, насколько я понимаю, РЭК сделал категорию население, что ли? Или как?

 


А.Г.: Совершенно верно. На сегодняшний день с позиции ФСТ, то есть РЭК же он тоже не самостоятелен в принятии таких решений, ФСТ уточнило позиции в том плане, что оно ввело категорию население в состав потребителей. И определило установление тарифа уже с учетом НДС.

 


Ведущий: То есть он туда вошел?

 


А.Г.: Да.

 


Ведущий: При этом, понятное дело, возник, что называется, рост коллизий и рост тарифа, который противоречит соответствующим постановлениям. Сейчас будем с этими разбираться. Вот так видит ситуацию Артем Голобоков, исполнительный директор Пермской сетевой компании. Александр Зотин. Саша, вы как?

 


А.З.: Напоминаю, что с приходом на рынок Пермской сетевой компании начались многочисленные тепловые скандалы. Напомню, что с 8-го года цена повысилась более, чем на 50 процентов для конечного потребителя – населения. 8-й год – это 615 рублей без НДС, 11-й год – это уже 970 рублей без НДС. Еще 18 процентов накрутите сверху. Да, действительно, сетевая компания не заявила по собственной инициативе. Напомню, что население, единственный орган, который, как бы, должен защищать население от аппетитов монополистов, это РЭК. Региональная энергетическая комиссия – госорган. Туда по определенной методике вот этот самый монополист идет и защищает тариф. НДС не было включено в Пермской сетевой компании в этот тариф. Это чьи проблемы? Это проблемы того, кто этот тариф подал на формирование. Проблемы сетевой компании. Между тем, в силу пунктов 1,6 статьи 168 налогового кодекса РФ НДС должен находиться внутри тарифа или цены. Вместо этого сетевая компания из года в год незаконно сверху его накладывает. Я понимаю, почему это происходит. Потому что, если притащить еще и НДС в рамки тарифа, то будет рост уже за три года не 50 процентов, а больше. И эта ситуация, она выйдет, во-первых, за политические рамки, а, во-вторых, может быть, что более важно, выйдет за законодательные рамки. И сейчас мой оппонент пытается представить, что это, мол, частные споры между управляющими компаниями. Ничего подобного. Это конечная цена тепла для населения. История с НДС-ом – это как пуговица в хорошем детективе, оказавшаяся рядом с трупом, она показала, что НДС уже не помещается в тариф.

 


Ведущий: Саша, скажите, пожалуйста, ваша позиция. Вот Артем говорил о том, что правовая коллизия в том, что одни представляют тепло товаром, другие – тепло услугой.

 


А.З.: Нет, не в этом коллизия. Тут же четко написано – при реализации товаров и работ, услуг налогоплательщик дополнительно к цене реализуемых товаров обязан предъявить внутри тарифа сумму НДС. Все. И, кстати, никакой спорной ситуации нет. Уже суд Арбитражный федерального Уральского округа принял в окончательной форме решение. То есть оно вступило в законную силу о том, что НДС монополистам не полагается.

 


Ведущий: Артем, давайте, тут Александр высказывался, теперь вы. Ваши, так сказать, доводы на ситуацию.

 


А.Г.: Хорошо. Первый довод по части роста тарифа, который тем шире, конечно, чем… на котором приходили затронуты оппонентом, она достаточно простая. Рост тарифа идет на покупные теплоресурсы. И в данном случае доказать о том, что теплоснабжающая компания что-то с этого имеет, надо доказать о том, что они живут хорошо. Ну,

на текущий момент теплоснабжающие компании не дофинансированы. То есть уровень зарплаты гораздо ниже, чем в смежных отраслях. Поэтому, собственно говоря, весь рост тарифа, это, повторяю, был рост на теплоэнергоресурсы, газ, электрику и воду, которая закупается для образования товара в виде тепловой энергии и горячей воды. Здесь достаточно все просто. Второе. Утверждать о том, что в какой-то момент произошел скачок тарифа за счет НДСа, ну, это, мягко говоря, лукавство. До 2008-го года да незапамятных времен НДС всегда сидел в составе коммунальной услуги. И в данном случае все изменения касались того, что сам НДС менялся. Но помню, переходили на разный процент ставки.

 


Ведущий: Я понимаю, что он всегда сидел.

 


А.Г.: Да, в составе коммунальных услуг.

 


Ведущий: Я понимаю. Он всегда сидел каким образом? То есть, насколько я понимаю, главный вопрос в том…

 


А.З.: Он никогда там не сидел.

 


Ведущий: То есть он никогда там не сидел?

 


А.З.: Никогда.

 


Ведущий: Он всегда был…

 


А.З.: Он всегда был сверху.

 


Ведущий: …сверху.

 


А.Г.: Еще раз. Вот давайте, как бы, мух от котлет отделим. Первое. Есть товары. НДС в ценах на товары никогда не сидел. Принимались решения, на чистый товар. И на этот товар по налоговому кодексу организации, занимающиеся поставкой, накручивали НДС, который уходил в бюджет государства. Ну, что происходит до сих пор. И была коммунальная услуга, которая выставлялась потребителю платежечкой. Вот сейчас в платежке НДС не выделяется. И, в соответствии с этим выставлением, компании, управляющие, без разницы, все жилищные организации получают доходную часть уже с учетом НДСа, накрученного. Я бы понимал очень хорошо позицию всех жилищных компаний, если бы они платежки выставляли без НДС, не накручивая. Ну, традиционно уже давным-давно все времена было так, что НДС сидел в составе коммунальных услуг, и как доходная часть жилищной компании, она у них всегда была. То есть в данном случае, ну, кто выигрывает, если признает суд то, что мы не вправе применять, как бы, схему НДС предъявления НДС счета-фактур. Но, естественно, первоначально выигрывают управляющие компании, если они не вернут деньги населению, в результате получения соответствующего решения суда. Если будет соответствующее решение суда, которое нами будет выполнено, и в соответствии с этим мы теряем право предъявлять, так сказать, транзитный ??????? (неразборчиво), который идет в бюджет государства, а управляющая компания тут же вернет деньги населению, причем даже по всей цепочке прохождения вот этого процесса по закону они должны первые вернуть все народу и уведомить нас о том, что все, ребята, мы все деньги народу вернули, но мы не будем вам уплачивать излишние, так сказать, выставленные суммы в счетах-фактурах, которые вы нам предъявляете. Вот это был нормальный, цивилизованный, законный способ решения проблемы.

 


А.З. .: Ну, это опять незнание ситуации. Поскольку уже в суде установлена причина на самом деле роста тарифа. Так, в частности, судья ??????? (неразборчиво) в своем решении по попытке обжалования решения антимонопольной службы со стороны ПСК пишет: «Совместные действия заявителя акционерного общества, то есть ООО ТГК-9 и ПСК, привели к искусственному созданию необходимости изменения схемы теплоснабжения в городе Перми, а также к росту цены на тепловую энергию для ряда потребителей». То есть это факт, установленный в суде. Более того, я еще раз говорю, НДС – это только вершина айсберга. Сейчас этот нарыв прорвался именно потому, что НДС никаким образом нельзя заявить внутри тарифа. Хотя чуть попозже мы скажем, что это все-таки случилось, благодаря решению РЭК. И напомню, что между производителем тепла и Пермской сетевой компанией существует, так называемое, вертикальное соглашение по перепродаже всего тепла, которое, кстати, сейчас оспаривается рядом ТСЖ в суде. Вот сегодня утром был арбитражный процесс. Пока не знаю, чем он закончился. Обращаю ваше внимание на то, что не только НДС нельзя применять, но, по-видимому, вообще все тарифы, утвержденные РЭКом. Потому что в решении же суда, это уже судья Лысанова, указано, что суд обращает внимание на факт исключения ответчиками всех приложений к спорному договору. То есть, есть договор на А4-й бумажке о перепродаже всей энергии между ТКГ-9 и ПСК. А приложений к нему нет. Нет объемов, сроков поставки, конечных потребителей, точек передачи – ничего этого нет. Попытки сфальсифицировать со стороны ПСК эти приложения натолкнулись на попытку возбуждения уголовного дела с нашей стороны. У нас есть заключение эксперта, в котором говорится, что подпись Аникиной в приложениях, которые были представлены, фальсифицированы. То есть здесь в защите собственных денег, я так понимаю, что представители Пермской сетевой компании уже пересекли черту закона.

 


Ведущий: Вам так кажется.

 


А.З.: Нет, не кажется. Это заключение эксперта, и факт, установленный в суде.

 


Ведущий: Поехали дальше, друзья. Понимаете, мы выслушали сейчас обе стороны. При этом, заметьте, несмотря на разные позиции, несмотря на то, что люди, наши гости, представляют совершенно разные организации, понимаете, никто ни разу не употребил слово «собственник».

 


А.З.: Это на вторую часть передачи.

 


Ведущий: А у нас не так уж много времени. При этом, у меня возникает вопрос – а мне-то что делать? То есть вы, я прошу прощения, я буду употреблять слово «вы», вы – хозяйствующие субъекты. Причем, оба. Извините меня.

 


А.З: Нет, я здесь, извините, как представитель общественной организации.

 


Ведущий: Да. ТСЖ, ЖСК, управляющие компании…

 


А.З.: Разные субъекты абсолютно.

 


Ведущий: …как бы то ни было, это хозяйствующие субъекты.

 


А.З.: Только вы не путайте некоммерческие и коммерческие организации.

 


Ведущий: Я не путаю. При этом, еще раз повторяю, вот хозяйствующие субъекты между собой разбираются о том, кто кому чего должен. Я хочу понять, во-первых, а) должен ли мне кто-нибудь? Если должен, то сколько?; с) каким путем я могу получить то, что мне должны?; д) каким образом в дальнейшем можно избежать накапливания этого долга, и, в общем, решить эту ситуацию? И самый главный вопрос, а… неправильно сказал, как ваши споры отразятся на моем тепле?

 


А.З.: Лучше на вашем кошельке.

 


Ведущий: Историю на НДС на тепло мы разбираем. Я благодарю наших гостей. Артем Голобоков, исполнительный директор Пермской сетевой компании, Александр Зотин , руководитель комиссии по жилищно-коммунальной политике Союза защиты пермяков. Я благодарен им зато, что, я знаю, люди представляют абсолютно противоположные, так сказать, лагеря и точки зрения. Я понимаю, что им, наверно, пришлось сделать над собой усилие, чтобы вместе встретиться в этой студии. Я, действительно, вам благодарен. Давайте к тем вопросам, которые мы задавали перед уходом на федеральные новости. Вот, как бы, эта ситуация для конечного потребителя, то есть, для меня. Что с этим делать? Чем она закончится? Артем.

 


А.Г.: Хорошо. Я буду, наверно, все-таки постоянным. Конечный потребитель, если он чувствует свою правоту, что НДС выставлялся незаконно, он должен пойти, заявиться в суд на управляющую компанию…

 


Ведущий: Почему на управляющую компанию?

 


А.Г.: А он является потребителем коммунальных услуг. И если он решает свои вопросы в части, так скажем, снижения платежей, то он должен решать именно с управляющей компанией в части снижения коммунальных услуг на, якобы, сумму, излишне уплаченного НДС.

 


Ведущий: Вот смотрите, Артем. Первое. Вы сами говорили, что тепло - это товар.

 


А.Г.: Совершенно верно.

 


Ведущий: А получаю я счет за услуги.

 


А.Г.: Да.

 


Ведущий: То есть, если меня не устраивает, грубо говоря, качество товара, я должен обращаться к продавцу товара. Почему я должен обращаться к управляющим компаниям? У меня просто вот вопрос.

 


А.Г.: А вот тут, опять, мы же говорим, все время идет подмена понятия – услуга – товар.

 


Ведущий: Да.

 


А.Г.: Товар - это тепловая энергия, горячая вода, что угодно, да, вода холодная, если с точки зрения водоканала смотреть, то, что принято, как обеспечение коммунальной услуги. Разберем отопление. Это что? Теплоноситель? Да нет. Дело в том, что это вообще поддержание температуры на уровне плюс 20 градусов в помещениях. Еще раз. Значит, половина – это товар, а половина - это содержание жилья. То есть, грубо говоря, если высадите окна в доме, то вам тепловой энергии никакой не хватит, чтобы отапливать это помещение. Вот этим отличается товар, услуга. Абсолютно разные категории.

 


Ведущий: Все понятно. Теперь я осознал. То есть, по вашему мнению, мне нужно идти и подавать в суд на управляющую компанию.

 


А.Г.: Совершенно верно.

 


Ведущий: Александр Зотин.

 


А.З.: Если вы хотите сэкономить свои деньги, да, это один из вариантов. Но я не очень понял, зачем подавать в суд. Она в добровольном-то порядке не готова ваша?...

 


Ведущий: Не знаю.

 


А.З.: Ну, так, может быть, в начале написать письмо-претензию? Как-то все судиться у меня оппонент норовит, хотя все суды проигрывает. Теперь все-таки по поводу того, кому защитить конечного потребителя, очень важный момент. Есть три варианта. Ну, строго говоря, его должен защитить РЭК. Не утверждайте безумные совершенно тарифы. Тут мой оппонент все плакался, что они уже разорены и там ниже зарплаты. Я уверяю вас, у топ-менеджеров не ниже зарплаты. Это у работяг ?????? неразборчиво).

 


Ведущий: Слушайте, давайте…

 


А.З.: К делу, к фактам.

 


Ведущий: От выпадов к ситуации.

 


А.З.: Так вот, Олег, послушайте меня и не перебивайте. Я в два раза меньше трачу времени оппонента. Здесь очень важным моментом является позиция РЭК. РЭК, извините, себя ведет, как филиал Пермской сетевой компании. Он недавно в августе месяце утвердил задним числом, это противоречит, ну, минимум, трем законодательным актам, в частности, гражданскому кодексу, тариф для потребителей, для вот этих самых конечных потребителей, для населения. Не для коммерческих организаций. Именно для населения. И тариф, естественно, выше на сумму НДС, включив НДС. И распространил это задним числом 1 января. Это абсолютно незаконное действие. Более того, суды даже не принимают, это решение РЭКа уже есть, на эту тему решение, во внимание. Ну, а зачем себя государственный орган, который должен защищать конечного потребителя, так ведет? Расскажите мне это, пожалуйста. Какой тут у кого интерес? Второй вариант. Городская администрация. Она является организатором, правильно, процессов теплоснабжения на территории Перми. Как ведет себя городская администрация? Правильно, собирает руководителей управляющих компаний, вот этих товарищей с ПСК, и говорит – товарищи, не жужжите, и платите, как есть. Не будем раскачивать ???????? (неразборчиво). И третий вариант. Кто будет защищать? Товарищества собственников жилья, потому что они некоммерческие организации. Они не могут эту прибыль куда-то вывести. Например, на Кипр в оффшор. Понимаете? Вот они только и будут защищать жителей. Больше никто.

 


Ведущий: Хорошо. Про путь я понял. Письмо-претензия. Далее, если она не удовлетворена…

 


А.З.: Вы можете обратиться в суд.

 


Ведущий: …то обратиться в суд.

 


А.З.: Да.

 


Ведущий: Теперь поехали дальше. Предположим ситуацию, я сейчас про рынок. Предположим ситуацию, что письмо-претензия, либо мое обращение в суд удовлетворены. И ЖСК говорит – да, ребята, я вам готова, или управляющая компания, готова, или суд говорит – сделать, что будет происходить? Мне на руки деньги вернут? Мне зачтут это за услуги?

 


А.З.: По-разному. Либо вернут… На руки вам никто денег не выдаст, естественно.

 


Ведущий: Почему?

 


А.З.: Ну, потому что с наличкой проблема, перешлют на карточку, на счет перешлют. Это первый вариант решения проблемы. Либо по соглашению сторон зачтет в счет будущего.

 


Ведущий: Хорошо. Что будет происходить сейчас с ПКС? Если решения, которые вот будут выносить суды, Артем, будут принимать массовый характер?

 


А.Г.: Нет, здесь понятно. Небольшое вступление. Все-таки хотелось бы защитить наш несчастный РЭК. Это решение принято государством, а конкретно федеральной службой по тарифам, ??????? (неразборчиво) корректировки.

 


Ведущий: Это в Москве?

 


А.Г.: Да. По категории население. То есть, надо сказать, что государство здесь свою позицию выразило.

 


А.З.: Оно против гражданского кодекса.

 


А.Г.: Еще раз. Государство выразило свою позицию. РЭК исполнил позицию государства. Так что вот не надо подменять понятия. Второе. Что будет с массовыми вот этими вещами по подаче исковых заявлений? Деньги никто не вернет, потому что арифметика простая.

 


Ведущий: Потрясающе.

 


А.Г.: Два с половиной миллиарда – это вот цена решения, если на три года назад все отмотать. Три с лишним миллиарда задолженность. То есть фактически деньги куда-то делись уже. Ну, просто-напросто…

 


Ведущий: То есть вы зачтете долги.

 


А.Г.: Нет. Каким образом управляющие жилищные организации вернут эти деньги, если они уже куда-то потрачены? Ну, при наличии задолженности, превышающей сумму проблемы. Второе. Что будет дальше, если прогнозировать ситуацию? Ну, как бы, скорректировали позиции, приняли суды решения, на нас завелись иски по неосновательному обогащению. Ну, опять, предмет заявления некорректен, опять это на решение конкретного судьи. Потому что неосновательное обогащение – это если деньги остаются у тебя. Если деньги уходят в бюджет государства, то кто мне расскажет, на чем кто-то неосновательно обогатился. Но, наверно, видимо, государство. Если случается такое, мы лишаемся объема денежных поступлений, хотя, по идее, по уровню задолженности это быть не должно, то понятно, что корректируются инвестиционные ремонтные программы предприятия. Не будет, на что ремонтировать.

 


А.З.: Это понятно.

 


Ведущий: Все закрыли. Так, дальше.

 


А.З.: Сразу вопрос. Вот у меня конкретно горячей воды периодически дома не бывает, потому что летит бойлер, по Куйбышева, 98а. Где инвестиционная программа Пермской сетевой компании? Я ее не могу добиться второй год. Мы говорим - вот, мы будем меньше ремонтировать. Инвестиционная программа где? Ее нету. Все деньги, извините, уходят в кипрский оффшор.

 


Ведущий: Прекрасно. Я хочу кипрский оффшор.

 


А.З.: А я не хочу.

 


Ведущий: А теперь давайте вернемся к нашей истории. То есть, грубо говоря, ПСК что-то там зачтет. Вот эти два с половиной миллиарда на три с половиной миллиарда долгов условных управляющих компаний. Зачли нам, к примеру, в массовом порядке. Что происходит с рынком дальше? Что происходит и с отопительным сезоном?

 


А.З.: Ничего не происходит.

 


Ведущий: Ничего не происходит. То есть денег просто нет. То есть их и не будет.

 


А.Г.: Совершенно верно. Тут очень просто. Если происходит такой зачет, значит, дальше управляющие жилищные компании должны зачесть, ну, наверно, так, как денег нет, вперед невыставление услуг, то есть население, естественно, не должно платить, и, естественно, не на что покупать газ, воду, электрику вот просто банально на поддержание ??????? (неразборчиво).

 


Ведущий: Смотрите, ребята, вот вы сейчас выстроите цепочку. Смотрите. Александр Зотин, как организация, подает в суд, выигрывает его, получает зачет, не зная, на какую сумму. К Александру Зотину я и все жители, если бы я жил в доме Александра Зотина, обращаюсь с письмом-претензией, прошу ему возместить. Александр Зотин все мне зачел на полгода вперед условно. Зачел. В течение полугода я не плачу Александру Зотину вообще ничего.

 


А.Г.: Про че я говорил.

 


Ведущий: То есть, в принципе, ничего. Возникает вопрос – что будет делать Александр Зотин, на что содержать дом?

 


А.З. В качестве кого? В качестве ТСЖ?

 


Ведущий: В качестве ТСЖ.

 


А.З.: Нет, подождите. Ну, это сказка про белого бычка. Если я сделал зачет, то, соответственно, у меня получился зачет и с тепловиком. Я ему тоже ничего не плачу полгода. А дальше это уже проблема вот этой вот компании, которая вот так формирует тариф, откуда брать деньги. Это не моя проблема. А они в начале, извините за выражение, накосячили, а потом говорят – а вы знаете, а у вас будет плохо с теплом, если вы нас за жабры возьмете. Вот это называется шантаж. Мы возвращаемся к вопросу банкротства «Пермгоркоммунтепло». Приватизация систем жизнеобеспечения ведет к шантажу монополистов. Нельзя приватизировать системы жизнеобеспечения в городе.

 


Ведущий: Поехали дальше, друзья. Хорошо. Теперь у меня возникает вопрос – а теперь что делать с тарифами, как с таковыми? Вот сейчас у нас сентябрь 2011-го года. Не через такое уж долгое время…

 


А.З.: Через три месяца.

 


Ведущий: …через три месяца РЭК будет формировать тарифы на 2012-й год.

 


А.З.: Но сейчас он на 11-й формирует.

 


Ведущий: У меня возникает вопрос – как должен формироваться тариф на 2012-й год? Что нужно из него вычесть? Какие действия РЭК признать законными, либо незаконными? И как естественное повышение на следующий год, из каких цифр его считать? Александр, из каких цифр его считать?

 


А.З.: Ну, вообще, формирование тарифа – это тайна за семью печатями. НДС туда будет включен однозначно. Другого варианта нет. И он будет туда включаться. А вот дальше возникает вопрос – а выживет ли вертикальное соглашение между ТГК-9 и ПСК?

 


Ведущий: От какой цифры отталкиваться при повышении на возможные 15 процентов в следующем году?

 


А.З.: Святая пятница. Конечно, от конечной.

 


Ведущий: То есть от той, которая в августе месяце принята?

 


А.З.: Вот РЭК принял сейчас 75 ?????? (неразборчиво), относительно нее и повышайте. А как иначе-то?

 


Ведущий: Но вы же говорите, что это незаконное решение.

 


А.З.: Ну, дак РЭК так будет делать. Вы же понимаете.

 


Ведущий: Пока не очень.

 


А.З.: Мы будем это решение оспаривать.

 


Ведущий: Артем.

 


А.Г.: Ну, первое, коммунальные услуги оплачивались именно за такую цену, всегда, традиционно. Ну, это вопрос о том, что учитывать, не учитывать, какую бумажку кому оформить. Вот коммунальная услуга стоила ровно столько. Естественно, индексация тарифов будет в рамках утвержденных Минэконом цифр. При этом это не будет устное творчество энергетиков, ПСК, как пытаются представить. Соответствующее министерство даст ограничительные факторы по увеличению роста тарифов. Ну, есть слухи о том, что будет, вообще, либо его не будет совсем, либо минимальная там заморозка, возможно, произойдет. А в соответствии с той ситуацией, которую мы разбирали. Вот мы опять скатываемся к последствиям. То есть при неиндексации выявятся убытки у теплоснабжающей генерирующей компании, ну, которые возникли в результате вот такого фактора нетривиального, что лишились они, так скажем, денег, которые реально заработали на рынке. Ну, в соответствии, эти выпадающие доходы, видимо, придется рассматривать для учета в тарифных решениях. То есть, грубо говоря, кто-то с этой темы уйдет, а кто-то за эту тему заплатит. Все очень просто. Ну, наверно, справедливости опять не приходится ожидать.

 


Ведущий: А теперь у меня последний вопрос. Как на ваш взгляд, с одной стороны, представитель крупной теплоснабжающей организации, с другой стороны, руководитель ассоциации Союза защиты пермяков, представитель Союза защиты пермяков.

 


А.З.: Я представитель Союза.

 


Ведущий: Союза защиты пермяков. Извините, пожалуйста. Так вот как, на ваш взгляд, на сегодняшний день может и должно поступить российское государств, пытаясь учесть в решении интересы заинтересованных сторон, как мне кажется, в первую очередь потребителя?

 


А.З.: Эту схему мы предлагали еще два года назад, и она никуда не девается, ввести в тепловые отношения прозрачность. Пункт первый. Разделить тариф на проводящий тариф и генерирующий тариф. Вот у нас есть ТГК-9. Она занимается генерацией. Вот давайте вам денежку за генерацию. У нас есть ПСК, она занимается трубами. Вот давайте вам денежку на содержание труб. Все просто и понятно. Вот у нас же сейчас не так? У нас ТГК-9 генерирует энергию, продает ПСК, ПСК ее тоже, как бы, генерирует. И этот тариф, он ничего не ????????? (неразборчиво)

 


Ведущий: Прозрачность – это единственный шаг, который нужно сделать?

 


А.З.: Единственный. Гласность – это лучшее лекарство, поверьте мне.

 


Ведущий: Артем Голобоков.

 


А.Г.: Хорошо. Ну, по поводу непрозрачности, наверно, тоже не совсем корректное высказывание.

 


А.З.: Хоть один документ.

 


А.Г.: Есть отчетность, которая в рамках тарифного регулирования выкладывается. Там, действительно, можно посмотреть, сколько, кто тратит, и обосновано ли это. Второе. ПСК ничего не генерирует. Как раз вот это и является прозрачными отношениями, потому что ПСК закупает тепловую энергию не только у ТГК, но и у остальных поставщиков.

 


А.З.: То есть она перепродавец. Я правильно понимаю?

 


А.Г.: Вообще-то, она транспортировщик, да. Покупает…

 


Ведущий: Все-таки про действия государства, Артем.

 


А.Г.: Про действия государства… Вот, кстати, я не буду судить государство в отношении его действий. Да, я, наверно, скажу, что субъектам рынка надо исполнять решения государства и судов, которые, ну, собственно говоря, будут иметь место. Я думаю, что коллизия должна устранена все равно быть. Потому что все-таки последствия будут тяжелые, не как мой оппонент говорил о том, что ничего там не произойдет существенного. Последствия будут тяжелые. Поэтому государству все-таки надо домучить эту тему, принять решение. Ну, и все-таки разрубить этот «гордиев узел». С точки зрения прозрачности тарифной сетки и прозрачности деятельности компаний не возражаю. Мы давно к этому стремимся. И мы это в договорах начинаем практиковать.

 


Ведущий: Спасибо. Друзья, к сожалению, заканчивается наше время. Еще раз благодарю гостей. Артем Голобоков, исполнительный директор Пермской сетевой компании, Александр Зотин, руководитель комиссии по жилищно-коммунальной политике Союза защиты пермяков. Это была «Большая тройка».

Обсуждение
1734
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.