Верхний баннер
22:47 | СРЕДА | 24 АПРЕЛЯ 2019

$ 63.98 € 71.72

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Большая тройка

21.10.2011 | 12:00
Перинатальный центр

Ведущий: «Большая тройка», как обычно по пятницам в два часа дня. Друзья, главная тема этой недели – это перинатальный центр. Точнее говоря, главный вопрос, который почему-то возник по перинатальному центру. Мы сейчас будем с ним разбираться, друзья. Потому что у меня ощущение, если переделывать такую детскую и даже не всегда приличную поговорку - сдан, не сдан, сдан, но не нам. То есть, сдан или не сдан перинатальный центр? Вроде построен, но вроде как не сдан. И разобраться с тем, что там сдано, а че не сдано, мы пригласили журналистов пермских СМИ. Илья Изотов, «Российская газета». Илья, добрый день.

 

Илья Изотов: Добрый день.

 

Ведущий: Наталья Семёнова, газета «Звезда». Наталья, добрый день.

 

Наталья Семёнова: Здравствуйте.

 

Ведущий: Давайте все-таки по порядку. Я сейчас последнюю буквально новость вам зачитаю, прямо, что называется, с колес. «Новый компаньон» пишет буквально 20 минут назад о том, что сегодня же Олег Анатольевич Чиркунов должен же был отчитываться премьер-министру Владимиру Путину о как раз вопросах сдачи перинатального центра. Так вот «Новый компаньон» пишет по информации из администрации губернатора и из краевого правительства «не получал наш губернатор вызова от премьер-министра Владимира Путина, потому в ближайшие дни не планирует свою поездку в Москву». Вот так вот.

 

И.И.: Потому что и так все ясно.

 

Ведущий: Нет. Друзья, я за что купил, за то продал. Вот вам информация получасовой давности. Спасибо НК онлайну за эту свежую новость. Полчаса назад. Теперь давайте все-таки вернемся к сути дела. Мне кажется, что доклад премьер-министру это, в общем, не самое главное в этой ситуации. Важнее разораться в том, что сейчас, действительно, с этим центром происходит, и когда он примет рожениц. И самое главное, то, что мы с вами обговаривали перед эфиром. Есть ли разница между «построен» и «сдан»? Наталья.

 

Н.С.: Конечно, это огромная разница. Построен, сдан. Построить можно карточный домик и сказать, что внутри все в порядке. Сдан - это когда все работает. Подключено оборудование, со светом в порядке, с освещением в порядке, со штатом в порядке. Раньше существовало понятие госприемка. И после этого, действительно, здание было сдано. Оставались, может, мелочи. Где-то розетку переставить. Сейчас очень хитрый механизм сдачи объектов. По-видимому, по всей России бардак. Сначала принимает Стройинспекция. И только потом, вслепую, приходят пожарные. Они видят только кнопочки там, розеточки. Как все там проложено, их сейчас не приглашают проверять на этапе строительства. Потому что там сдано, как там сдано – это вопрос совести строителей или вопрос спешки.

 

Ведущий: Хорошо. Илья. Вот, понимаешь, здание мы видим. Центр построен?

 

И.И.: Вчера, в принципе, Валерий Сухих очень подробно расписал, какая длинная процедура.

 

Ведущий: Ты присутствовал при этом?

 

И.,И: Я слушал онлайн трансляцию, да.

 

Ведущий: Изложи, пожалуйста, вот эту дискуссию и выступление Валерия Сухих, которое было. Я для радиослушателей скажу, что вчера этот вопрос, ну, не то, чтобы рассматривался, но на пленарном заседании Законодательного собрания края выступал Валерий Сухих. И ему, собственно, задавали много вопросов, касательно перинатального центра.

 

И.И.: Вот у нас на самом деле очень много контролирующих структур. И прежде, чем перинатальный центр примет первых пациентов, его должны принять Росздравнадзор, Роспотребназор, Госпожнадзор, Котлонадзор. В общем, это масса всяких организаций, которые должны поставить свои галочки и свои подписи. Но ведь нам-то в прошлую пятницу было заявлено, что срок десятидневный пошел. Извещение в Госстройнадзор передано. И в течение 10 дней теперь эта организация контролирующая должна выдать добро на введение в эксплуатацию.

 

Ведущий: Только Госстройнадзор? А все остальные?

 

Н.С.: А все остальные должны дать свое заключение для того, чтобы этот центр смог получить лицензию на деятельность. Потому вот сдан, не сдан, работает, не работает, мне кажется главный вопрос. Будет он завтра работать или не будет? Он не будет.

 

Ведущий: Хорошо. Какой срок, Наталья, обычно между, ну, скажем, строительством объекта здравоохранения… вот его построили, и между вводом его в эксплуатацию? То есть между тем моментом, когда он принимает первых больных.

 

Н.С.: Ну, я помню, как в 11-й медсанчасти сдавали корпус. Перерезали ленточку. Врачи уже работают. Сейчас мы видим картину, ну, такого камуфляжа, что вроде как сдан, вроде как и не сдан. Нам, жителям области важно, когда он заработает.

 

Ведущий: То есть он построен.

 

Н.С.: Да, он построен. Как он построен – тоже вопрос. Соответствует он документации, не соответствует. Выдержан там метраж, не выдержан. Высота потолков, как там проложены коммуникации. Это ведь все должна посмотреть стройкомиссия. Она еще, по-моему, ничего не сказала.

 

Ведущий: Не, ну, приемная комиссия на объекте работает, если я правильно понимаю.

 

И.И.: Ну, мы же вчера видели в блоге Андрея Агишева, где лежат какие-то строительные деревянные этажерки, где есть мешки с цементом, не вынесенный мусор. А комиссия работает. Как она будет в этих условиях принимать?

 

Ведущий: Подождите, Илья. Я видел эти фотографии. Вы меня простите, но эти фотки, несмотря на, они меня ни в чем не убеждают. Вы сами, Илья, приводили пример по ремонту в квартире. За день до того, как рабочие выходят, и когда я прихожу принимать квартиру, например, после ремонта, у меня то же самое там. То есть не вывезен мусор еще, может быть, не все инструменты забрали. Строители еще тут. Потому что, если я выявлю недоделки, как приемочная комиссия, их же кому-то надо исправлять.

 

И.И.: Так мне кажется, что эти снимки говорят о том, что как раз комиссия Стройнадзора не может пока принять объект, потому что он не доделан. Как она его примет?

 

Ведущий: Нет, она принимает?

 

И.И.: А значит, лицензирование тоже не может пока начаться.

 

Ведущий: Значит, лицензирование не может начаться пока комиссия не примет объект, да?

 

И.И.: Конечно.

 

Н.С.: Конечно.

 

Ведущий: Сколько обычно работает комиссия, если объект принимается по-честному?

 

И.И.: Олег Анатольевич написал же в блоге – 10 дней на принятие решения.

 

Ведущий: Десять дней?

 

И.И.: Я сомневаюсь, что за эти десять дней будет принято положительное решение. Скорее всего, будет составлен список недочетов, замечаний, и дан какой-то срок на их исправление.

 

Ведущий: Знаете, во вторник мы тут с Сашей Лобовым вели «Разворот». У Саши Лобова не принимают дом. Ну, дом, в котором он должен ??????? (неразборчиво), не принимают. Почему не принимают? Потому что все приемщики, как ему сказали представители подрядчика, работают на перинатальном центре. То есть я к тому, что, да, они работают. Скажите, пожалуйста, есть ли какие-нибудь данные у вас, насколько качественно построен центр? То есть я понимаю так, что недоделки сейчас ликвидируют. Есть ли какие-либо данные на эту тему?

 

Н.С.: Я думаю, что службы это будут скрывать, поскольку тому, кто осмелится что-то сказать, будет тут же срублена голова. Это у нас обычная практика. Ну, что касается из моих поездок на эту территорию, я не говорю, что я была вот в последний день, что-то там видела и разбираюсь, как строитель. На протяжении этих лет, когда я там бывала, там к губернатору тихо подходили строители, говорили – заливает, подсыпаем, заливает, подсыпаем. Если дом построен в гиблом месте, значит, подсыпать они будут бесконечно, или ставить насосы, которые бесконечно будут откачивать эту воду. Потому у меня большие сомнения по тому, качественный это объект или нет.

 

И.И.: Ну, и потом, в прошлый четверг мы слышали, что министр здравоохранения и соцразвития России Татьяна Голикова сказала, что затоплен этаж подвальный. Правда, тут же сказали, что он вроде бы уже осушен.

 

Ведущий: Слушайте, ну, я просто к тому, что Татьяна Голикова – это… тем более, из Москвы, то есть искажение информации. Илья, не мне вам рассказывать, как происходит искажение информации между Пермью и Москвой… на дальних расстояниях.

 

И.И.: В этот понедельник я прошелся по нескольким этажам перинатального центра и видел своими глазами.

 

Ведущий: А, ты там был?

 

И.И.: Да.

 

Ведущий: Вот это уже интересно. Ну-ка, давай, рассказывай.

 

И.И.: Ну, такой чести были удостоены только два пермских канала – это «Рифей» и «VETTA». И вот я, как представитель «Российской газеты». Как я понял потом из фотографий Андрея Агишева, нас провели по тем этажам, где все уже гладко и причесано. Стоит оборудование, вымыт пол, и, в принципе, визуально все говорит о том, что вот-вот уже все, здесь можно рожать детей и исправлять патологии у женщин. Но я заметил, что буквально на каждом кабинете висят бумажки со списком, где написаны замечания. И на каждом кабинете вот от двух до пяти замечаний. Где написано, что заглушки на окне не проставлены, где линолеум разошелся, где косяк отошел, где стоит слово «вентиляция» и вопросительный знак. В общем, эти бумажки расклеены на всех дверях. То есть, видимо, уже какая-то предварительная комиссия работала, озадачила подрядчиков, и теперь они это исправляют. Сколько времени только займет. Но процесс идет.

 

Ведущий: Ребята, скажите мне, пожалуйста, что в этой истории очень многих пермских журналистов… изданий и пермских журналистов возмущает и удивляет? Ну, потому что, в общем-то, тон публикаций, особенно в Интернете, он местами жесткий. Когда просто жесткий – это хорошо, местами переходящий в истерику, что вот мне лично не очень нравится. Можно понять, что не нравится в этой ситуации? Что не устраивает?

 

Н.С.: Не устраивает непорядочность, мне кажется, неумение сказать правду. И вот это такая многолетняя практика замазывать и камуфлировать то, что есть на самом деле. Ну, вы не успели. Объект серьезный. Ну, скажите – да, не успеваем, да, хотим сдать хорошо. Вместо этого начинается – передам в оперативное управление, еще куда-то. И все это тянется, размазывается. Это же одно из семи важных дел губернатора. Уже год молчат про семь важных дел, правильно? Как-то это все уплывает. Точно также уплывает этот срок со сдачей. И вот начинается вот эта тягомотина, замалчивание. И подсознательно народ уже просто… внутри возмущение – да сколько можно врать-то?

 

Ведущий: Илья, есть что-то, что возмущает, раздражает в этой ситуации?

 

И.И.: Ну вот, опять же, в понедельник я общался среди журналистов с вице-премьером краевого правительства Александром Кудрявцевым. Я его спрашиваю: «Скажите, что со строительными недоделками? Они есть?» «Нет, со строительной частью на сто процентов все выполнено. Только где-то, занося мебель или аппаратуру, случайно там отбили, поцарапали косячок. Но это мы быстро очень все подкрасим». То есть со строительными делами все нормально. Зачем было обманывать? Если мы видим вот эти кадры, где и стены не до конца покрашены, где со штукатуркой, как вчера сказал, не все в порядке,

Валерий Сухих, что там недостаточно гладкая поверхность стен, они шероховатые. Тоже надо делать. Дверные косяки, которые не те поставлены, не те двери в палатах. Тоже нужно заменять.

 

Ведущий: То есть в данном случае раздражает и возмущает, на ваш взгляд, неспособность руководства, в первую очередь правительства…

 

И.И.: Прямо и открыто сказать, что же происходит. Все.

 

Ведущий: И таким образом подставить своего шефа?

 

И.И.: А что делать? Время-то было предостаточно с 15 марта, когда были уже сделаны последние строгие замечания со стороны Путина.

 

Ведущий: Но вы же понимаете, что тут могло быть только два варианта. Либо построить быстро, либо построить плохо. Это же перинатальный центр. Это даже не столовка. Что пляски-то вокруг сроков устраивать? В общем, я все-таки пытаюсь понять, что наши СМИ в этой ситуации в сегодняшней раздражает? Почему такая пляска, шаманская с бубнами, вокруг даты 15 октября? И у меня действительно реальный вопрос. Действительно… ну, не сдали. Что важнее-то? Чтобы центр был построен и нормально работал качественно? Или чтобы он скорее принял пациентов?

 

Н.С.: Вы знаете, эта пляска практически на костях и на чьих-то жизнях. Что такое перинатальный центр? Это ведь не обычный роддом. Рожать можно и в поле, и на кухне, и полицейские у нас сейчас учатся принимать роды. А это учреждение для тех, у кого роды рисковые. Может умереть мама или ребенок. И они у нас умирают. Поэтому это, в принципе, святое место, вокруг которого водится хоровод вранья. Вот я думаю, что вот это больше всего и раздражает. Потому что мы забываем, для кого это должно быть построено.

 

Ведущий: Ну. И что? Я не понял ответ.

 

Н.С.: У нас очень мало специалистов, которые способны работать с такими женщинами, с такими детьми. Они работают вот в областной больнице, в «девятке» есть. Сюда будут поступать женщины со всего края. Пока они рожают в своих больницах у неспециалистов.

 

Ведущий: Наталья, то есть я правильно понимаю, что очень важно, чтобы центр был построен качественно.

 

Н.С.: И качественно, и быстро.

 

Ведущий: Быстро уже не будет.

 

Н.С.: Ну, быстро уже не будет.

 

И.И.: А не надо было ставить так вопрос, что, почему быстро. Вот если бы изначально все делалось по уму грамотно, профессионально, то вполне реально было бы его сдать и в декабре 2010-гогода, как планировалось изначально. У нас же это проблема с недобросовестными подрядчиками, которые что-то напортачили, намухлевали и своровали. Она же не только в перинатальном центре. Что делается у нас с ремонтом и строительством дорог. Вспомним улицу Ленина. Что с федеральным кардиоцентром делается.

 

Н.С.: Это неспособность управлять.

 

И.И.: Что делается с программой внутриквартального ремонта дорог, которая тоже началась только в конце августа. То есть это именно системная проблема.

 

Ведущий: Это проблема системная. На перинатальном центре все вылезло.

 

И.,И: Да. И самое главное, Олег, что я хочу подчеркнуть, что на самом деле вот эта сдача этого объекта, она не только назрела, она перезрела давно. Мы же помним год назад ситуацию, когда в Кунгуре был закрыт со скандалом старый роддом, и женщин привозили опять же в Пермь сюда рожать. Мы помним, что в Полазне закрылся старый роддом. И время открытия нового перинатального центра, оно было рассчитано как раз, исходя из того, что и в Перми закрылись некоторые старые роддома, а некоторые не способны уже из-за своей старости, ветхости принимать. Вот, например, на прошлой неделе я разговаривал с одной из будущих мам. Они создали уже такое сообщество, группу свою «Вконтакте». Она говорит о том, что очень часто такие ситуации случаются, когда женщина, у которой начинаются родовые схватки, ее вынуждены перевозить из одного роддома в другой, потому что нет мест, приходится искать. А в «Медлайфе», где платная замечательная клиника, маленькая квота - всего десять бесплатных родов в день. И все, и никуда от этого не деться.

 

Ведущий: Наталья, по ICQ нас спрашивают. «Скажите, пожалуйста, а у нас вот в настоящий момент сколько роддомов?»

 

Н.С.: Четыре в Перми. В области я не скажу сейчас цифру. А на огромный город, на Пермь четыре роддома.

 

Ведущий: А мест сколько?

 

Н.С.: Тоже не скажу.

 

И.И.: По нормативам 406, заявляла заместитель департамента здравоохранения Анастасия Крутень. Но вот, например неделю назад там произошло инфицирование в 21-й больнице роддома.

 

Ведущий: Пузырчатка.

 

И.И.: Да, пузырчатка. И на какое-то время пришлось закрыть. И вот возникла вот эта проблема. Реально рожать негде. Поэтому давно уже нуждается город Пермь именно в таком мощном и технологичном перинатальном центре.

 

Ведущий: Хорошо. Вопрос, который важен. Скажите, пожалуйста, предвыборная ситуация, которая сейчас есть, она накладывает отпечаток на ситуацию с перинатальным центром? Если накладывает, то какой?

 

И.И.: Видите вчера, насколько был возбужден, взбудоражен Валерий Сухих. Он прекрасно понимает, что, конечно, накладывает. И любой конфликт, любая негативная ситуация, особенно в социальной сфере, она, конечно, негативно отражается на имидже партии, понятно, мы знаем, какой, да?

 

Ведущий: Какой? «Единой России» вы имеете в виду.

 

И.И.: Конечно.

 

Ведущий: Хорошо. Это вот с одной стороны.

 

И.И.: Но об этом надо было думать, когда 15-го марта губернатор пообещал премьер-министру сдать 15 октября.

 

Ведущий: Слушайте, скажите, пожалуйста, а тогда как?

 

И.И.: Ведь тогда же было известно, что выборы будут уже в декабре. Это ж не стало неожиданностью никакой.

 

Ведущий: Вы хотите сказать, что цифра 15 октября была взята с потолка?

 

И.И.: Ну, видимо, да. Не все приняли в расчет.

 

Н.С.: Я считаю, что незнание реальной ситуации.

 

Ведущий: 261-88-67 – телефон в нашей студии. 404582017 – эфирное ICQ. Смотрите, что нам пишут радиослушатели. «На следующей неделе жене друга рожать. Удалось договориться о месте только за взятку».

 

И.И.: Скорее всего, это правда. А вот женщины беременные, которым тоже скоро рожать, они говорят, что фактически нас вынуждают идти в платные центры, где роды стоят минимум 48 тысяч рублей.

 

Ведущий: Просит тот же радиослушатель, он задает вопрос о стоимости квадратного метра, о котором он читал, и о расследовании. Есть какая-то информация по этому поводу? О расходовании средств и так далее, и так далее.

 

И.И.: Ну мы знаем, что общая вроде бы сметная стоимость 2 с половиной миллиарда рублей. Сколько там в расчете получается на квадратный метр…

 

Н.С.: 28 тысяч квадратных метров.

 

И.И.: 28 тысяч. Ну, вот надо поделить.

 

Ведущий: Просто были ли, так сказать, контрольно-счетная палата, проверки, нет?

 

И.И.: Вот мы же знаем, что на этой неделе и Росфиннадзор выставлял информацию о том, что по его материалам ГУВД, ну, мы это знаем, старая история, возбуждало уголовное дело о злоупотреблениях. Потому что одна из коммерческих фирм отчиталась о выполненных работах. Это история еще декабрьская прошлого года. Она отчиталась, а реально потом было обнаружено, что работы не были выполнены. И ущерб бюджету нанесен порядка 68 миллионов рублей.

 

Ведущий: Ну, вот смотрите. «На прошлой неделе у брата родила жена. Взятки не давали».

 

И.И.: Ну, кому-то везет

 

Ведущий: Что значит, кому-то везет? Вы хотите сказать, что взятки для рожениц – это система что ли?

 

И.И.: Система с трудностью попасть в хороший роддом. Особенно, когда один из них закрывается на карантин

 

Ведущий: Подождите. Если у нас четыре роддома, их еще можно поделить на хорошие и плохие?

 

И.И.: Есть просто сложные роды, да, осложненные патологиями. Есть обычные, где все хорошо, без осложнений.

 

Н.С.: Знакомые гинекологи, фамилии называть не буду, потому что головы поотрубают, говорят, что там, где лежало две, там лежит четыре, там, где должна быть одна, лежит двое. Поэтому каким-то образом из ситуации выходят. Действительно, не у всех людей есть деньги, чтобы заплатить. Ну, а многие платят хотя бы для того, чтобы врач относился более менее серьезно. Платят лично. Есть такие примеры. Мои знакомые платили. Правда, все равно не обошлось.

 

И.И.: Но и еще, что тоже говорят гинекологи, что во многих городах края тоже проблемы с хорошей медицинской помощью беременным женщинам. И многие сознательно приезжают в Пермь к своим родственникам, чтобы родить здесь.

 

Ведущий: Ну, это нормальная практика. Для России, к сожалению, это нормальная практика.

 

И.И.: Ну, понятно. Но мощности не рассчитаны на такое количество.

 

Ведущий: Мощности не хватает. Вот смотрите. Я продолжаю вопросы по ICQ цитировать. Алексей нам пишет: «А вам не кажется, что вот выборная ситуация сказывается еще и в том, что истерику вокруг этой истории нагнетают?» Ну, в общем, то, о чем мы с вами говорили до эфира. Вам не кажется?

 

Н.С.: Мне не кажется. Мне кажется, что выборная ситуация сгладит всю эту историю, как сглажена история с «Хромой лошадью». Сколько было крика и визга. Чем все заканчивается? Виноватых, наверно, не будет. Я думаю, вот эта история закончится примерно также.

 

И.И.: Ну, а мне так кажется, что возможно выборная ситуация станет тут катализатором. Ну, и, слава богу, что так получится. Может быть, быстрее исправят недостатки и обратят на них внимание.

 

Ведущий: Хорошо. Давайте вернемся к тому, что вчера сказал Валерий Сухих. Если правильно я понимаю, Илья, что в конечном итоге, как бы, дата запуска в эксплуатацию была названа 1 декабря?

 

И.И.: День рождения Пермского края.

 

Ведущий: 1 декабря. 1-е-3-е, условно говоря. Эта дата вам с позиции того, что вы изучали этот вопрос, вам кажется реальной?

 

И.И.: Мне, честно говоря, нет.

 

Ведущий: Почему?

 

И.И.: Ну, вот даже в администрации губернатора, там ведь говорят о том, что лицензирование займет два, два с половиной месяца. И это в том случае, если сейчас Госстройнадзор примет без замечаний перинатальный центр. А мы, увидев эти фотографии вчерашние, о которых мы уже говорили ??????? (неразборчиво).

 

Ведущий: С другой стороны, друзья, глядя на фотографии, я вижу там аппаратуру, я вижу там мебель.

 

И.И.: Ну, это очень сложная бюрократическая процедура.

 

Ведущий: Подожди, подожди. Я говорю о том, что туда это все завезено. То есть, грубо говоря, пройди приемку, получи лицензию, и начинай прием больных.

 

Н.С.: Получение лицензии это долгий процесс. Кроме того, аппаратура завозится новая. На ней надо еще научиться работать, чтобы лечить. Правильно?

 

И.И.: Ну обучение-то уже идет.

 

Ведущий: Скажите, пожалуйста, вы, наверно, знакомы, я к Наталье обращаюсь, вы, наверно, знакомы со специалистами, которые работают в краевой клинической, которая, собственно, вот и будут во многом составлять костяк кадров перинатального центра. Правильно я понимаю? Это высококлассные специалисты?

 

Н.С.: Это лучшее, что у нас есть, конечно. Но другое дело, что им тоже ведь надо, если штат будет укомплектован и другими сотрудниками, надо же притереться, сработаться. Даже рентгеновский снимок второй читает, говорит, нет, пусть мне этот сделает снимок.

 

Ведущий: Наталья, вы общались, что называется, с будущим директором краевого перинатального центра?

 

 

НС.: Нет, не общалась.

 

Ведущий: Не общались. А с врачами общались? Они готовы работать на том оборудовании, которое там поставлено?

 

Н.С.: Ну, они вынуждены будут работать.

 

Ведущий: Что значит вынуждены?

 

Н.С.: А как иначе?

 

И.И.: Я вот общался с руководителем, заведующей краевого центра Еленой Голдыревой.

 

Ведущий: Елена Голдырева, да.

 

И.И.: Она говорит, что самое лучшее оборудование поставлено. Обучение специалистов на нем уже идет. Но когда я все-таки ей задаю конкретный вопрос, а когда же, скажите, вот первые-то роды? Без комментариев. Мы ничего не можем ответить. То есть это вопрос не к ним. Их можно понять. Им остается только ждать.

 

Ведущий: И еще вопросы к вам, пытаясь спрогнозировать будущее. Как вам кажется, вот, опять же, поскольку вы журналисты долго изучали вопрос, сама по себе судьба перинатального центра в будущем, как рабочего объекта, она будет счастливой? То есть он будет работать долго, без сбоев, без проблем, без аварий. А? Как вы думаете?

 

Н.С.: Ну, хотелось бы. Хотелось бы, чтобы это было так.

 

Ведущий: Не, не хотелось бы.

 

И.И.: Мы же не провидцы.

 

Ведущий: Я не про желание. Я про ваши способности оценить ситуацию.

 

Н.С.: Ну, если через пень-колоду идет все сейчас, значит, эта пень-колода еще продолжится и дальше. Да?

 

Ведущий: Не знаю.

 

И.И.: Мы не знаем про это. Если там были какие-то грубые нарушения допущены в процессе строительства. Но мы этого не знаем.

 

Н.С.: Доверие, по крайней мере, к качеству, вот все, что происходит и к будущей работе, не вызывают.

 

Ведущий: Вы не испытываете доверие?

 

Н.С.: Нет.

Ведущий: Илья, а вы?

 

И.И.: Ну, дак то же самое. Потому что и это уголовное дело возбужденное, и смена подрядчика ??????? (неразборчиво).

 

Ведущий: Хорошо. Давайте поступим просто. У нас всего 4 минуты осталось. Вот я к радиослушателям, которые нас сейчас слышат. Скажите, вы отправите жену рожать в новый перинатальный центр? А к женщинам, соответственно, вы поедете туда рожать? Вы сейчас все услышали. Вы знаете всю историю. Вы знаете, как это все строится и строилось, с какими проблемами. Вы поедете туда рожать? Звоните, пишите. Илья, отправишь жену туда рожать?


И.И.: Да мне кажется, что отправил бы. Потому что на самом деле аппаратура и врачи-то самые лучшие. А это самое главное.

 

Ведущий: Наталья, вы бы родственников отправили рожать?

 

Н.С.: Нет. Я бы предпочла какой-нибудь дом с хорошей репутацией и с врачом…

 

Ведущий: Со знакомым врачом.

 

Н.С.: Да. У которого хорошая репутация.

 

Ведущий: Но вы же только же сказали, что в краевой лучшие врачи.

 

Н.С.: В краевой лучшие.

 

Ведущий: Вот они же там будут.

 

Н.С.: Ну, не факт, что они все там будут.

 

Ведущий: Здравствуйте.

 

Слушатель: Здравствуйте. Я бы отправил.

 

Ведущий: Вы бы отправили? А почему?

 

Слушатель: Ну, вот есть кировский роддом в Кировском районе. Очень хороший. Но сейчас там вроде как говорят, что рожают и со СПИДом, например. То есть я бы отправил туда. Но вот сейчас новый построили. Отправлю в новый.

 

Ведущий: Отправите в новый все-таки.

 

Слушатель: Обязательно.

 

Ведущий: Спасибо.

 

И.И.: Можно подумать, что здесь со СПИДом не будут рожать

 

Ведущий: Я просто к чему. Понимаете, ну, страшилка же, да, страшный центр. Топит там, не принимают, еще что-то. По ICQ пишут «В глубокой задумчивости» - пишет нам Вячеслав. Вячеслав, вы о чем сейчас думаете? О том, рожать ли в принципе, или отправлять в перинатальный центр? Здравствуйте.

 

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Игорь. Ну, я так думаю, что я бы отправил свою жену рождать туда.

 

Ведущий: Отправили бы. Почему? Страшно ведь. Ужас, кошмар.

 

Слушатель: А в других местах не страшно?

 

Ведущий: Не знаю. Страшно, честно. Игорь, вам честно скажу, страшно. То, что я видел в «девятке», это страшно.

 

Слушатель: С другой стороны все хорошие специалисты будут там. Почему бы нет?

 

Ведущий: Спасибо, Игорь.

 

И.И.: Но потом надо понимать, что подвал, вот то, что там подтоплен, там сырые стены, в основном это касается долговечности существования этого здания. Но как-то напрямую вот это не касается качества медицинской помощи.

 

Ведущий: Знаете, я к Наталье и к Илье обращаюсь, я знаете, что вам скажу. Если врачи, которые придут туда в перинатальный центр, умудрялись хорошо и качественно принимать роды в тех условиях, в которых они это делают сейчас временами, то, мне кажется, что в перинаталке там все будет хорошо.

 

И.И.: Все равно будет лучше.

 

Ведущий: Все равно будет лучше. Нет, Наталья?

 

Н.С.: Ну, не только врачи. Еще зависит от укомплектованности медсестрами. А уход как? Это тоже большая проблема. Будут ли они там работать? Кто там? Набрали они, не набрали. Их в обычных роддомах не хватает.

 

Ведущий: Ну, я думаю, что мы вернемся к этой теме к тому моменту, когда роддом будет ближе, что называется, к моменту запуска. В любом случае понятно, друзья, что будем надеяться, что перинатальный центр будет действительно лучшим медицинским заведением в этом смысле в нашем крае. Я в этом уверен. Что же касается вопросов доверия, то власти доверие эта история совершенно точно не прибавила. Наталья Семенова, обозреватель «Звезды», и Илья Изотов, руководитель «Российской газеты». Спасибо вам большое. Это была «Большая тройка».

Обсуждение
2372
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.