Верхний баннер
00:47 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 17 ИЮНЯ 2019

$ 64.43 € 72.7

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Большая тройка

18.11.2011 | 13:00
Проблемы пермских общежитий
Теги: общежитие

Ведущий: «Большая тройка» традиционно по пятницам в эфире «Эха». В студии Олег Русских. За звукорежиссерским пультом Сергей Слободин. Всем скажу, что, кроме собственно политики на этой неделе большой информационной темой была только одна. Внесли ее в наш информационный поток специалисты Фонда содействия ТСЖ. Причем, так достаточно скандально заявив, что жителей, сотрудников краевых средних специальных учебных учреждений, которые проживают в общежитиях, будут выселять. Будут выселять, и точка. Была проведена пресс-конференция. Там есть такая очень серьезная история. Вот разобрать мы ее сегодня и попытаемся. К сожалению, один из наших экспертов Марина Сизова, корреспондент обозреватель газеты «Пермские новости», не смогла сегодня приехать. Уехала в Москву в командировку. Но вот второй эксперт у нас здесь. Сергей Вороно – экс-чиновник, экс-владелец общежития, экс чего еще, Сергей? Добрый день.

 

Сергей Вороно: Экс, экс.

 

Ведущий: Экс, экс, да. Но, во всяком случае, один из людей, в данном случае действительно эксперт, человек, который много чего понимает в ситуации общежитий, ибо был в эпицентре скандалов и историй, связанных с приватизацией общежитий, которые гремели в Перми, ну, примерно, четыре года назад, четыре-пять. То есть я сам помню…

 

С.В.: В предыдущем избирательном цикле.

 

Ведущий: …да, будучи… Это было еще до выборов, я помню. Я помню, что сами мы делали сюжет по тогдашним историям, ребята у меня на телеканале «УралинформТВ». Это было достаточно интересно и, в общем, спорно все. Итак, Сергей Вороно. Давайте вернемся к поводу. Итак, есть общежитие, стоящее на балансе когда-то средних специальных учебных заведений. Есть сотрудники нынешние, либо бывшие, которые в этих общежитиях живут. Есть учреждение под названием Управление общежитиями Пермского края, которое, на баланс которого ныне переданы эти самые общежития. И есть крик о помощи, выраженный через Фонд содействия ТСЖ жильцов ряда этих общежитий, которые говорят – выселяют. Можно, Сергей, внести ясность какую-то в эту историю? Вы понимаете, что там происходит?

 

С.В.: Ну, смотрите. С моей точки зрения есть ряд объектов – 100, 200, 300, 500 и так дальше, ряд объектов, в которых проживают люди. Спрашивается – по каким основаниям эти люди там проживают? Там первая категория людей - студенты, учащиеся. Совершенно очевидно, что учащиеся проживают временно, на время учебы. Хотя, скажем так, с моим опытом, известны ситуации, когда, даже закончив обучение, часть людей, в том числе, используя вот эти скандальные ситуации, о которых вы говорили, остается в общежитиях, и говорят – а мы тут вот пять лет живем, шесть лет живем, скажем, все время учебы живем, прописка наша, регистрация постоянная, мы будем обращаться в суд с требованием передать нам эти занимаемые нами комнаты. Демократия же. Старшие товарищи все показали, как надо делать, как шуметь, как кричать, как в суды обращаться, как прикрывать этими вещами такого рода требования. Первая категория. С моей точки зрения человек приехал учиться, и должен понимать с самого начала, что он здесь на время.

 

Ведущий: Мы сейчас не про тех, кто учится.

 

С.В.: Вторая категория – преподаватели, сотрудники и прочие.

 

Ведущий: Да.

 

С.В.: Смотрите, просто дом, объект, общежитие сменило свою принадлежность. Был собственник один, теперь собственник другой.

 

Ведущий: Не собственник, балансодержатель.

 

С.В.: Балансодержатель, собственник. Вот вы, Олег, себе представляете, как устроена система передачи полномочий?

 

Ведущий: Нет.

 

С.В.: То есть, если вы балансодержатель, собственник – государство, то распорядитель этих площадей та контора, то автономное учреждение, которому на баланс этот объект передан. Следовательно, распорядитель или дирекция этой организации принимает все решения относительно проживающих там граждан. Элементарно, вот если бы нас с вами это коснулось, мы что бы с вами сделали? Прошли по комнатам, посчитали по головам, составили список. Потому что жизнь показывает, что сегодня жил Вася Петров, завтра живет девушка Васи Петрова, послезавтра - дядя Васи Петрова, и так дальше. Просто потому что Вася Петров передал ключи, сказал на вахте, договорился, и так дальше.

 

Ведущий: Подождите, стоп, стоп. Вот смотрите. У нас есть совершенно конкретные примеры. Просто по Перми. Они приводятся там, вот по этой истории. Есть общежитие бывшего лицея 30 номер. Это шоссе Космонавтов, 185. Там сейчас вместо 30-го лицея будет духовная семинария. Цирк с передачей духовной семинарии это история совершенно отдельная, не входит в тему нашей беседы. Там есть общежитие. И у людей нет договора найма, они не понимают, кому платить деньги за услуги, не понимают, кто у них там вот…

 

С.В.: Следовательно, на месте этих людей я бы…

 

Ведущий: Вы бы что сделали?

 

С.В.: Я бы подписал любые бумаги с уполномоченным лицом на проживание - на год, на полгода, на 11 месяцев, на другую часть времени. Ведь, понимаете, закон устроен так, что, если вы подписываете договор аренды на помещение длиной больше года, вы должны его зарегистрировать в государственной организации. Ну, например, в Регистрационной палате. Кто будет регистрировать студенческие договоры в Регистрационной палате?

 

Ведущий: Я не про студенческие. Я про сотрудников.

С.В.: Кто будет регистрировать эти договоры с сотрудниками, про которых еще не все понятно в регистрирующем органе? Зачем? Зачем эта морока? 11 месяцев с записанной строкой о пролонгации договора на очередной срок с тем человеком, который подписал?

 

Ведущий: Давайте по конкретике, хорошо? Еще раз попробуем. Преподавателей и сотрудников краевых специальных учебных учреждений вынуждают, как считают люди из Фонда содействия ТСЖ, заключать срочные договоры на наем квартиры в общежитиях.

 

С.В.: Очень хорошо.

 

Ведущий: Подписав договор, далее сентенция, преподаватели рискуют остаться без жилья по истечении срока. Господин Шестаков, юрист Фонда содействия ТСЖ, говорит. Я его цитирую: «Действия Управления общежитиями Пермского края смахивают на шантаж. Людям в ультимативной форме предлагают подписать договор. Если те не подписывают, грозят выселением».

 

С.В.: То есть прекращением обязательств двух сторон по найму по предоставлению жилья в найм в пользование, и так дальше. И что здесь страшного? Вот вы вселяетесь в гостиницу, вы же знаете, на сколько вы вселились? Вы же знаете, сколько вы должны заплатить, вы знаете, что это на время. Следовательно, это не выкручивание рук, это не какая-нибудь там супер-, мега- человеконенавистническая акция. Это урегулирование отношений найма.

 

Ведущий: Теперь вот дальше. Я продолжаю цитировать господина Шестакова: «Между тем большинство жильцов уже имеют законное право на пользование своими квартирами, зачастую, бессрочное, согласно льготам, установленным статьей 108-й жилищного кодекса РСФСР и статьей 103-й жилищного кодекса Российской Федерации».

 

С.В.: Замечательно. Смотрите, о чем говорит Шестаков. Шестаков говорит об интересах. И Управление автономное учреждение говорит об интересах. Люди говорят - да, у нас бессрочные договоры, мы уже получили это право, мы тут никуда не выселяемся. А что делать, извините, учебным заведениям, которым эти объекты когда-то принадлежали и обслуживали их, учебных заведений, интересы? Что делать? Им города предоставляют новое жилье взамен утраченного? Их площадь для проживания увеличивается? Им выделяется финансирование на привлечение этих дополнительных кадров? Что происходит с этими заведениями?

 

Ведущий: А потребность у них в метраже есть?

 

С.В.: Ну, наверно, есть. Наверно, они прекрасно себе представляют, сколько им нужно преподавателей на этот год, на следующий год для закрытия всех этих учебных планов. И вдруг тут какие-то, так сказать, люди, с которыми у них давно уже, так скажем, существовали или назрели конфликты, потому что любой конфликт может быть улажен.

 

Ведущий: Подождите. Еще раз. Люди, которые отработали более 10 лет на организацию, предоставившую квартиру, не могут быть выселены. Правильно?

 

С.В.: Да хоть 20, да хоть 30. Я же сейчас не про то, что могут или не могут. Точка зрения Шестакова – не могут быть выселены. Ну, хорошо, не могут быть выселены. Ну, давайте мы будем защищать вот эту часть интересов, вот эту сторону. А кто будет защищать сторону предприятий учебных?

 

Ведущий: Сторону, вы имеете в виду, вот это вот КГАУ – управление общежитиями Пермского края?

 

С.В.: Это третья сторона.

 

Ведущий: Это третья сторона?

 

С.В.: Ну, конечно. Есть сузы, есть КГАУ, и есть жители. Три стороны в теме. Значит, три стороны должны войти в какое-то соглашение. Договориться. Невозможно тянуть одеяло на одну сторону, натягивать на, как это предлагает делать Шестаков. Надо искать какой-то компромисс в этих интересах. То ли, извините, из городского бюджета добавлять конкретному сузу денег на приобретение дополнительных площадей под размещение новых преподавателей взамен выбывших вот этих площадей, то ли, наоборот, что-то. Это же финансовая проблема. И соответственно комитету с каждым конкретно разбираться, вот этому автономному учреждению. 10 лет? Да бога ради. Но взамен тебя…

 

Ведущий: Подождите секундочку. Теперь давайте разберемся с интересами. Вы же правильно сказали. Итак, интерес жителей понятен. Сидим, ничего не хотим. Бережем жилье.

 

С.В.: Ну, на самом деле, я не понимаю. Но интерес кем-то озвучивается.

 

Ведущий: Еще раз говорю. Сидим вот на этом, не желаем терять жилье. Понятный интерес. Плохой, нехороший, неважно. Понятный.

 

С.В.: Да.

 

Ведущий: Интерес сузов, если они вообще в какой-то мере здесь задействованы, он тоже понятен. Ему нужны площади для обеспечения жильем сотрудников.

 

С.В.: Да.

 

Ведущий: Потому что все, он не может обеспечить.

 

С.В.: У него было, и нет.

 

Ведущий: Было и нет. В чем интерес краевого агентства?

 

С.В.: Ну, смотрите. Если на вашей площади живет человек, который с вами, скажем так, не учинил отношения, то он вам не платит, у вас накапливаются долги, у вас этот объект, непонятно, в какой оборот поступает. То ли там родственники бывшего человека живут, то ли дети, то ли еще куда-то. То есть фактически отношения собственности, не найма, а собственности возникли. Приватизация объекта.

 

Ведущий: То есть, на ваш взгляд, позиция КГАУ, которое тем или иным образом готово избавиться от этих людей, она логична?

 

С.В.: Конечно.

 

Ведущий: Она понятна?

 

С.В.: Соглашусь, да.

 

Ведущий: И она соответствует интересам региональной власти.

 

С.В.: Да любой территории. Потому что мы говорим ведь о краевых объектах, краевом учреждении. В этом смысле на любой территории эти интересы есть.

 

Ведущий: То есть это что получается? Вы, правда, считаете, что создание точек вот такой вот бифуркации это в интересах региональных властей?

 

С.В.: Да конечно. Единообразное управление этой собственностью одинаковое. Внесение одинаковых правил в пользование этим фондом – это вообще решение большой такой краевой задачки. Потому что речь идет о помещениях для временного размещения граждан. Любых.

 

Ведущий: Друзья, итак, вот точку зрения Сергея Вороно вы сейчас услышали. Он сформулировал очень интересную мысль. Ну, она, в общем, понятна, хотя для многих может звучать достаточно цинично, да, Сергей, о том, что, в общем, государство заинтересовано в том…

 

С.В.: Чтобы упорядочить оборот прав на эти странные объекты.

 

Ведущий: На странные объекты. В том числе, если потребуется, то и расстаться с теми людьми, которые сейчас на тех или иных основаниях, в том числе, может быть, и на законных, в них квартируют, проживают. 261-88-67 – телефон в нашей студии. Давайте попробуем принять звонок. Здравствуйте.

 

Слушатель: Здравствуйте. Владимир. Я хочу комментарий дать. Господин Вороно немножко путает. Договор найма не подлежит государственной регистрации ни коим образом. Сотрудники, которые были вселены в это общежитие, приобрели право пользования. И в соответствии с действующим законодательством не могут быть выселены без предоставления жилья.

 

Ведущий: Не могут быть.

 

Слушатель: Не могут.

 

Ведущий: Вы понимаете, Владимир, мы даже с этим не спорим. Мы пытаемся понять проблему в целом. Понимаете меня. Люди не могут быть. Но правильно говорит господин Вороно. Директору профтехучилища надо куда-то селить новых сотрудников?

 

Слушатель: Надо куда-то селить.

 

Ведущий: Надо.

 

Слушатель: Им должно быть предоставлено другое жилье.

 

Ведущий: Кем предоставлено?

 

Слушатель: За счет государства.

 

Ведущий: За счет государства. То есть кто-то это должен построить?

 

Слушатель: Да. Но это уже не проблема жильцов.

 

Ведущий: Конечно, не проблема жильцов.

 

Слушатель: Вот закон стоит на их стороне.

 

С.В.: Владимир, я ведь с этим не спорю. Я говорю о том, что разные интересы конфликтуют.

 

Ведущий: Спасибо, Владимир.

 

С.В.: Я говорю о том, что разные интересы конфликтуют, что сотрудники, которые живут по найму, по аренде, да неважно, по каким основаниям, которые приобрели право пользования, составляют проблему для учебного заведения, у которого эта площадь для новых преподавателей и сотрудников должна быть каким-то образом замещена. За счет каких средств? То есть мы живем по таким правилам, когда интересы граждан и интересы организаций оказываются конфликтными.

 

Ведущий: То есть, получается, что ситуация, она просто неизбежно породит конфликт.

 

С.В.: Да. И комитет по управлению имуществом окажется крайним, окажется структурой, которая якобы должна исчерпать этот конфликт.

 

Ведущий: На самом деле тогда, во всяком случае, понятно создание такого агентства, как такового. Хотя бы снять эту ситуацию с каждого отдельного профтехучилища или муниципалитета.

 

С.В.: Конечно. Если бы я занимался бюджетом, я бы предусмотрел строчку в бюджете – финансирование такого рода автономного учреждения. То есть выбывающие площади должны заместиться доходами такого учреждения, либо от аренды найма, продажи имущества, чего угодно. Либо просто бюджетными переводами, трансфертами или еще чем-то. Выбыло у суза 10 комнат в общежитии, но зато у автономного учреждения есть 10 комнат, которые оно либо построило, либо освободило, либо приобрело иным образом. То есть, еще раз, это оборот прав. Никто не говорит о том, что надо гнобить граждан и биться с гражданами. Три угла в интересах, три структуры. И возможность либо войти в клинч, конфликт, ненависть, социальные проблемы, демонстрации и прочее. Либо согласиться добиться согласия и найти способ урегулирования этих конфликтов.

 

Ведущий: Здравствуйте.

 

Слушатель: Добрый день. Меня зовут Олег. Я вот слушаю вашу передачу, и удивляюсь позиции вашего гостя. Такое ощущение, что у вас в студии сидит не представитель государственных…

 

Ведущий: А он не представитель государства.

 

Слушатель: Ну, не представитель. Тогда, хорошо. В любом случае он защищает сейчас государство. И получается следующее. Понимаете, частника, который хочет, чтобы его собственность была только его и в ней жили только те, кто нужен. Но вот такое ощущение, что никто не знал, что эти люди за 10 лет получают право собственности. Государство, муниципалитеты, наша ???????? (неразборчиво) администрация столько лет не занимались этим вопросом, зная, что, в конце концов, это наступит. А тут получается…

 

Ведущий: Не занимались. Вот не занимались муниципалитеты этим вопросом. Все. Вот мы закрыли эту историю. Они не занимались. Но ей же нужно когда-то заниматься.

Слушатель: Вот. Вместо того, чтоб заняться ей, они за счет других пытаются решить сейчас свои проблемы.

 

Ведущий: За счет кого?

 

Слушатель: За счет тех людей, которые столько лет жили…

 

Ведущий: Так их выселяют что ли?

 

Слушатель: Ой, и такое. Вот ???????? (неразборчиво) начала передачи. И выселяют. Не будет, как говорится, фактов у меня сейчас нет. Тем не менее, это постоянно ??????? (неразборчиво).

 

Ведущий: Понятно. Спасибо.

 

С.В.: Предложение подписать договор, регулирующий отношения по поводу этого помещения, это не выселение.

 

Слушатель: Согласен. Но, тем не менее, это очень часто существенное ухудшение.

 

Ведущий: Я с вами соглашусь даже. Но скажите, пожалуйста, а теперь… вот я понимаю, вы правы. Я тоже понимаю интересы жильцов и на их стороне. Но скажите мне, пожалуйста, управление общежитиями должно вычислить из этих общежитий посторонних?

 

Слушатель: Посторонних да.

 

Ведущий: Все. А как их вычислить-то?

 

Слушатель: А вот, чтобы их вычислить, надо хотя бы туда зайти.

 

Ведущий: Вот. Чтобы их вычислить, надо взять с людей документы, посмотреть их основание на проживание. И с теми, кто правильно там живет, заключить договор. А с теми, кто не живет, выселить. Наверно.

 

Ведущий: Сергей Вороно – эксперт сегодняшнего эфира. Разговариваем о теме общежитий. И начали со студенческих. И, в общем, по сути дела, друзья, уперлись в то, что в любой ситуации общежитий – это проблема, как минимум, трех сторон получается. Минимум, наверно. И при этом у двух из них обязательно в той или иной форме возникнет друг с другом конфликт. Мне кажется, что это касается не только общежитий студенческих, то, что мы обсуждаем, для сотрудников и преподавателей средних специальных учебных заведений, но и общежитий, как таковых. Потому что, если с этими хотя бы что-то понятно, или со студенческими общежитиями все понятно, то с общежитиями, которые были, я не знаю, рабочими, ведомственными, заводскими, служебными и прочими, с ними ситуация, по-моему, еще круче, чем со студенческими.

Так, Сергей?

 

С.В.: Ну, похоже, так.

 

Ведущий: Почему похоже?

 

С.В.: Я не отслеживаю сейчас ситуацию по всем объектам. Я знаю по информации от некоторых коллег, что город потихоньку-потихоньку отгрызает у них какому-то закону и по разным основаниям, в своей ситуации, в своей бывшей ситуации я знаю, что группа таких энергичных товарищей, подделав мои подписи и ряд других документов, напала на собственность и совершила рейдерский захват одного из двух объектов моих когда-то. И сейчас там целая канитель – суды, милиция, бедные несчастные жильцы, и деньги потраченные, утраченные. Кошмар и катастрофа.

 

Ведущий: Я сейчас не об этом. Вот вы можете сформулировать, в каком сейчас имущественно-юридическом статусе все эти объекты и люди находятся? Там есть какое-то четкое понимание, что?..

 

С.В.: Поскольку я не всегда сторонних и адепт государственных решений или муниципальных решений, я говорю, что там ситуация не менее конфликтная, не менее взрывоопасная, чем вот то, о чем мы говорили про общежития. Потому что, с одной стороны, для меня, как для гражданина, было бы важно располагать возможностями для временного пребывания в городе. Необязательно это должно называться общежитие. Это какой-то жилой фонд, который я занимаю по понятным правилам, по рынку уплачиваю долговременные платежи за этот фонд в понятные руки. Да хоть в такой же комитет, автономное учреждение, кому угодно. Но приватизация, тотальная приватизация всего жилого фонда - это некая задачка, подтекст которой я понимаю. Передать ответственность за израсходованные на 60, на 70, на 80 процентов жилой фонд на плечи граждан. Потом сталкивать этих граждан озабоченных с управляющими компаниями, про которые можно рассказывать любые, так сказать, рассказы. В этом смысле вторая часть вот нашего разговора – это разговор о порядке организации жизни. Миграция граждан….

 

Ведущий: Нет, я понимаю, что вот эти общежития – это в определенном смысле, в разной степени, это в определенной степени дыры. То есть, во-первых, это дыры социальные. Потому что там маргиналы. Это дыра… мы перед эфиром с вами говорили, совершенно правильно говорили о том, что это дыра проникновения в город. Причем, незаконного проникновения в город очень часто.

 

С.В.: Торговля пропиской.

 

Ведущий: Да, да. Это, как бы, дыра, через которую легализуются люди здесь, пытаются легализоваться. Это дыра с точки зрения возможных социальных последствий и выплесков. То есть это потенциальная точка протестов. Причем, таких, нехороших протестов. Там много, чего есть. Я уж не говорю про криминальную составляющую.

 

С.В.: Наркотики.

 

Ведущий: Все, что угодно. Полный комплект мы имеем в этом деле. И, так или иначе, эту проблему надо решать. Вопрос: а как ее вообще можно решить?

 

С.В.: Понимаете, я в 2004 или 5-м году писал целую программу письмом Каменеву, тогда еще мэру, что это долгосрочная история, что в городе нужна часть стратегии рода, которая связана вот с этой стороной жизни. Потому что эти «черные дыры» на теле города, которые остались от Советского Союза, конечно, требуют внимания, и, конечно, требуют отдельной бюджетной строки.

 

Ведущий: Слушайте, Ну, мы ни какими бюджетами эту историю не то, что не вылечим, мы ее, скорее всего, даже не купируем.

 

С.В.: Вот я готов с вами согласиться, потому что все мои последние мысли такие достаточно мрачные. Потому что я столкнулся с тем, что на теме общежитий себе работу создает масса государственных органов и организаций.

 

Ведущий: А лишить их работы нельзя.

 

С.В.: Нет. В судах я один уже знаю четыре районных суда, которые меня уже видеть не хотят. Я там для них сутяжник, скандалист и все прочее. Меня готовы милиционеры десятками слушать, расспрашивать, что-то делать. Я уж не говорю про граждан, которые раз за разом подают какие-то иски, еще что-то.

 

Ведущий: Вы кормилец.

 

С.В.: Ну, конечно. Кормилец государства. Понимаете, так один к ста или к тысяче, не знаю, не считал.

 

Ведущий: Вопрос глобальный, друзья.

 

С.В.: Можно ли что-то сделать с этим?

 

Ведущий: Как эти точки решать?

 

С.В.: Да никак.

 

Ведущий: Сами помрут, что ли? Извините меня за цинизм.

 

С.В.: Нет. Это будет что-то на подобие гетто. По старым фильмам про страшную Америку смотрели, когда вот общежитие, от него бегают малолетние бандиты, и грабят людей, и прочее, прочее, прочее, там самостоятельная жизнь, самоуправление, и абсолютно черный такой провал в территории.

 

Ведущий: Здравствуйте.

 

Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Андрей. Я живу в Закамске. Наш дом до сих пор, наверно, является общежитием. Это Рыбалко, 92. под управлением господина Негуляева. Так вот, когда-то господин Негуляев, ссылаясь на опыт господина Вороно, предлагал нам заключать договор коммерческого найма. Причем, он открыто, даже не скрывая, говорил, это, кстати, я его цитирую, что «аппетит приходит во время еды». И он нам выставлял квартплату минимально, это сколько я помню, 7 тысяч было. Теперь он на все махнул рукой, сказал – приватизируйте, делайте, что хотите.

 

Ведущий: Почему?

 

Слушатель: Вот я приватизировал свою квартиру два года. А потому что никто не платил. И платить никто не собирался.

 

Ведущий: Так. И вы считаете, что это правильно?

 

Слушатель: Нет, это неправильно. Так вы отдайте эту жилую площадь, кто ее заслуживает, и все проблемы на этом закончатся. И причем ваша фраза, что там проживают они маргиналы? Я бы, наверно, на вашем месте постеснялся так сказать.

 

Ведущий: Я не говорю, что там проживают только маргиналы.

 

С.В.: Это проблема.

 

Ведущий: Я сказал, что там проживают и маргиналы тоже. Согласитесь с этим? Спасибо огромное. Нет, есть варианты и вот как здесь.

 

С.В.: Я знаю господина Негуляева. Мы с ним консультировались, обсуждали эту общую проблему и так дальше. Вот это посылка слушателя, который говорит – дак отдайте.

Вопрос: кому? Смотрите, приватизация общежитий всех в городе Перми произошла фактически в 92-м или в 93-м году.

 

Ведущий: Да.

 

С.В.: Когда приватизировались предприятия, Чубайс, Горбунов, неважно, кто, куча людей подписали документы о приватизации, помните, был такой комитет государственного имущества, значит, фонд имущества. Подписали документы о том, что все эти объекты стали частными. Прошло 10 лет. Я намеренно следил за этими сроками. В 2003-4 году началась вот эта новая волна, частные приобретения и прочее. За это время в общежитиях сменилось 2, 3, 4, 5 поколений. Сегодня 2011-й год. Кому отдавать? Тому, кто жил до 2008? Тому, кто занимает сейчас помещение? Детям тех, кто жил в 96-м году вселился? Там же целый оборот этих самых людей прав и так дальше. Или тому владельцу, который считает, что у него на руках документ, подписанный в 1992-м году, а теперь он передает эту свою комнату по найму? У Негуляева, кстати, на Маршала Рыбалко, 92, 93, 95 была куча эпизодов, когда вот этими обязательствами, точнее, правами на комнату торговали бывшие владельцы, и сдавали в аренду пришлым людям, подписывая договоры, снимая с чужих людей по 5, по 6, по 7 тысяч.

 

Ведущий: Сергей, и все-таки, вот то, что проявилось в этой неделе какими-то историями с общежитиями сотрудников сузов, мне кажется, только вершинкой айсберга, к тому же наиболее легкой частью этой истории.

 

С.В.: Да, конечно. Я соглашусь. Но это вовсе не злоба…

 

Ведущий: Это не злоба.

 

С.В.: …агрессия. Это элементарное желание навести порядок, начало вот этого движения.

 

Ведущий: Хорошо. Друзья, я извиняюсь, что не зачитал сообщения по ICQ. К сожалению, мы тут вот достаточно бурно дискутировали. На один вопрос только отвечу. Спрашивают: «А сколько этого всего? Каков масштаб проблемы?» Вот смотрите. На балансе вот этого агентства по управлению имуществом сейчас едва ли, как говорят, не полтысячи подобных объектов.

 

С.В.: 500.

 

Ведущий: Да.

 

С.В.: И каждый из них – это 2-3 тысячи метров квадратных.

 

Ведущий: При этом это же еще не все. Это еще сколько-то, ну, пусть 2 сотни объектов в городе Перми.

 

С.В.: Понимаете, Олег, это же миллион квадратных метров. Миллион.

 

Ведущий: И это еще огромное количество людей. И огромное количество потенциальных конфликтов. И эту проблему, так или иначе, нам придется решать. Это была «Большая тройка». Спасибо Сергею Вороно. Олег Русских работал в студии.

Обсуждение
1855
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.