Верхний баннер
07:59 | ЧЕТВЕРГ | 18 ИЮЛЯ 2019

$ 62.95 € 70.56

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Большая тройка

30.12.2011 | 12:00
Политические итоги года

Ведущий: Пятница, 30 декабря. В эфире «Эха» «Большая тройка». В студии работает Олег Русских. За звукорежиссерским пультом – Антон Мелехин. Друзья, это последняя «Большая тройка», причем, наверно, не только в этом году, но и вообще. Проект мы дружно решили закрыть. И со следующего года будет что-то другое. То есть все равно какой-то итоговый эфир аналитический на радио «Эхо Перми» останется, просто он будет какого-то другого формата, и не будет называться «Большая тройка». Соответственно, этот последний выпуск, и мы попробуем подвести итоги и каким-то образом спрогнозировать будущий год в очень хорошей компании, друзья. Константин Сулимов, эксперт центра гражданского анализа и независимых исследований, кандидат политических наук, доцент кафедры политических наук ПГУ. Первый раз я прочитал, по-моему, все должности твои, Костя. Добрый день.

 

Константин Сулимов: Наверно. Добрый день, здравствуйте.

 

Ведущий: Дмитрий Торбеев, журналист, редактор. Дима, как ты сейчас? Главный редактор…

 

Дмитрий Торбеев: Я главный редактор пермского бюро РИА ФедералПресс.

 

Ведущий: РИА ФедералПресс, пермское бюро, главный редактор Дмитрий Торбеев. Здравствуйте всем. Значит, давайте сделаем вот что. Друзья, мы попробуем сформулировать некие итоги года - чуть-чуть экономики, чуть-чуть политики. И потом каким-то образом спрогнозируем ситуацию. Отдельно политику без экономики я все-таки брать бы как-то не хотел. Хорошо?

 

К.С.: Хотя этот год показывает, что на самом деле вещи связанные.

 

Ведущий: Вещи, безусловно, связанные.

 

К.С.: Не напрямую.

 

Ведущий: Поэтому мы и будем вот каким-то образом перетекать от одного к другому, от экономики к политике и обратно, и прогнозировать ситуацию, безусловно. Давайте по экономическим итогам года начнем, Дима, с тебя. Основные события в Пермском крае с точки зрения экономики, бизнеса, может быть, промышленности. Что ты мог бы выделить? Тренды.

 

Д.Т.: Ну вот так вот ярко что-то выделить отдельное я, пожалуй, не беру на себя смелость. Естественно, шли новые инвестпроекты на крупных пермских предприятиях. Это и «Мотовилиха», и «Протон-ПМ» и многие другие. Ну, вот, на мой взгляд, ну, может быть, это опять же моя тема отчасти, но все-таки принят Генеральный план города, и сегодня уже он потихоньку реализуется в том или ином виде. Но при этом все конфликты, я думаю, будут в следующем году. А их будет довольно много.

 

Ведущий: Подожди, Дима. Ну, вот это все-таки история в большей степени, мне кажется, инфраструктурная, чем экономическая.

 

К.С.: Ну, там экономика…

 

Д.Т.: Там в тему-то очень много, конечно, игроков.

 

К.С.: Деньги большие, иначе говоря.

 

Д.Т.: Да, деньги огромные.

 

Ведущий: Нет, вопрос… Понимаешь, Генплан – это в первую очередь расходование. Нет?

 

К.С.: Не, не, не…

 

Д.Т.: Нет, нет, ни в коем случае. Там же нет бюджетных… Ну, то есть там есть бюджетные расходы, это понятно. Но они на фоне того, что будут вкладывать строители в строительство по этим новым правилам, ну просто смешные. То есть понятно, что там частные деньги, это частные строители, это частные компании. И, соответственно, в экономическом смысле это очень важная тема, безусловно.

 

Ведущий: Она способна повлиять каким-то образом на внутриэкономическую ситуацию ??????? (неразборчиво) серьезно?

 

Д.Т.: ???????? (неразборчиво) естественно.

 

К.С.: Ну, это как… это правило игры. И, соответственно, вы если их выстраиваете определенным образом, то вы даете карт-бланш одним, запрещаете других, условно, я совершенно грубо говорю. Но, соответственно, экономика будет так или иначе развиваться в зависимости… Ну, строительство обычно считается такой очень важной отраслью, потому что кумулятивный эффект очень высок.

 

Д.Т.: Там, скажем так, один человек в строительстве он трудоустраивает еще, по-моему, то ли 20, то ли 25 человек в других отраслях. То есть, суммы, сам понимаешь, и степень этого влияния этих факторов на экономику, она очень велика.

 

Ведущий: Хорошо. Я просто помню некие тренды прошлого года, 2010-го, переходящие в 2011, что исполнилось, что не исполнилось. Была глобальная история с «Роснано». С ней что произошло? Она вообще существует на сегодняшний день?

 

Д.Т.: Вот глобальная история с «Роснано»…Я помню, что был какой-то один проект.

 

Ведущий: Это новомедовский. Он есть.

 

Д.Т.: Да, в этой части. Он есть. Но, собственно говоря, о нем, по-моему, разговоры шли задолго до этого года. Это года там еще два назад.

 

Ведущий: Нет, он есть, он продолжается.

 

Д.Т.: В остальном не помню, чтобы были какие-то еще яркие события.

 

К.С.: Нет, было же еще одно очень большое экономическое событие, я бы сказал, в жизни Пермского края. Имеется в виду продажа «Уралкалия» и слияние с «Сильвинитом», продажа и так далее. Понятно, что это не тренд, это всего лишь событие. Но оно такое заметное.

 

Д.Т.: Ну, так или иначе, история просто еще в прошлом году началась.

 

Ведущий: Давайте по-другому. Вот это событие, хорошо, событие. Оно как-то на чем-то отразилось? Или в результате, как бы, смена собственника, собственн6о, никуда не сыграла?

 

Д.Т.: К сожалению, вот не посмотрел бюджет. То есть обычно «Уралкалий», да, как и все крупные компании, рапортуют о своих суммах отчислений в бюджеты всех уровней. Не посмотрел. Но были такие риски, что «Уралкалий» окончательно уйдет в Москву и будет платить деньги там, может быть, уйдет в Дагестан, и будет платить деньги там, в конечном итоге, в связи со сменой собственника.

 

Ведущий: Пока эти риски не оправдались.

 

Д.Т.: Да. Пока ничего такого яркого нет.

 

К.С.: Там есть другая тема. Потому что «Уралкалий» в Березниках последние несколько лет, начиная с 2003-го, четвертого, по-разному исследователи говорят, пытался играть и играл, разумеется, значительную роль просто в жизни города.

 

Д.Т.: Да, да.

 

К.С.: Соответственно, там разного рода мероприятия, не суть, какие. Так вот, видимо, сейчас фиксируют, потихоньку он это сворачивает. Насколько сильно он это свернет, это отдельный вопрос. То есть это не просто деньги в бюджет. Это просто социальная активность в самом городе, в Березниках…

 

Д.Т.: Социальные объекты, инфраструктура, еще что-то.

 

К.С.: Березниковский характер.

 

Д.Т.: Да, да, да.

 

Ведущий: То есть попытка несколько лет сделать из Березников некий город-корпорацию, она, видимо, заканчивается. Так, Костя?

 

К.С.: Ну, я не уверен, что пытались. Если в этой терминологии, то да. Вот заканчивается ли, пока непонятно.

 

Д.Т.: Как раз здесь такое смешение экономики с политикой. То есть «Уралкалий» непонятно зачем для меня пытался играть какую-то решающую роль в политической части жизни севера Пермского края. Сегодня они поняли, что, собственно говоря, для них это не представляет никакой важности, нужности, и потихоньку от этого уходят.

 

Ведущий: Подождите. Но теперь ведь ситуация там, если мы продолжаем разговор об «Уралкалии», то там она немножко другая. То есть теперь это не может быть одного города-корпорации, к примеру, Березники. То есть теперь вопрос идет о цельном березниковско-соликамском узле, как таковом. Потому что там еще «Сильвинит», и масса сопутствующих, вот как обычно, у больших вот, да, рядом еще много, много, много мелкого, среднего бизнеса, который на это дело завязан.

 

Д.Т.: Даже, наверно, не мелкого и среднего. Мы как-то так ограничиваем Березники одним «Уралкалием». Там еще полным-полно очень больших компаний, и довольно солидных. То есть я думаю, что в любом случае там выстроить какой-то вот такой моногород во всех отношениях не получилось бы.

 

Ведущий: Слушайте, великий и ужасный «Белкомур», он окончательно сошел со сцены?

 

К.С.: Ну, судя по всему. Потому что ведь ясно, про это говорили в полный голос, что все зависит от вкладывания, от того, насколько в это может вложиться федерация. Ну, для меня, по крайне мере, очевидно, других я не знаю, что федерация в ближайшее время вкладываться в это не будет.

 

Д.Т.: То есть, да, сказано было да, нам это нужно. Но когда мы на это денег дадим, непонятно.

 

Ведущий: Слушайте, ведь на самом деле просто кроме «Белкомура» также, туда же в небытие фактически отправились большинство крупных вот таких инфраструктурных проектов. То есть у соседей, я имею в виду Екатеринбург, фактически в пролете промышленный Урал полярный.

 

К.С.: Ну, видимо, да. В значительной степени. Хотя там движение больше, чем у нас по «Белкомур». Понятно, с чем это связано. Ну, то есть, видимо, это вполне правдоподобное объяснение, потому что федерации и так инфраструктурных проектов хватает – и Сочи, и Владивосток, и чемпионат мира, и так далее. И потом ясно, что свободных денег у федерации, в общем, уже нет. Если пять лет назад они еще были, то сейчас их нет. И сейчас вопрос совсем в другом. Вопрос, что делать с бюджетом. Вопрос, насколько он может разбухнуть еще за счет всяких расходов и так далее.

 

Ведущий: Тогда, коллеги, у меня, знаете, вопрос про год 2012-й. То есть, есть ли в Пермском крае, куда можно ткнуть, где могут возникнуть, так называемые, точки прорыва?

 

К.С.: Я не знаю, насколько близко это к… то есть, детальной информацией я не обладаю, но, вообще говорят, только в следующем году определится, в каких городах пройдет чемпионат мира по футболу.

 

Ведущий: То есть, Костя, ты хочешь сказать, что поезд еще не ушел?

 

К.С.: Я не знаю...

 

Д.Т.: Что может быть такое?

 

К.С.: …ушел ли он совсем. Но из той информации, которая доступна публично, потому что писали, я в нее не залазил, поезд еще не ушел.

 

Д.Т.: Я не думаю, что будут какие-то такие вот большие точки прорыва. Это с одной стороны. С другой, на фоне прогнозов о грядущем кризисе я не думаю, что будут какие-то большие провалы. Особенно в части бюджета. То есть того, что было в 2008-м году, мы уже вряд ли увидим.

 

Ведущий: Нет, меня интересуют именно возможные точки роста. Я не знаю, там, заводы, фабрики, дороги, железные дороги. Стратегические вещи.

 

Д.Т.: Нет, в части дорожного строительства, да…

 

Ведущий: Не, не, не, не автомобильное. Понимаешь, что такое… Ну, подумаешь… Дорога Оса там какая-нибудь деревня. Это неинтересно.

 

Д.Т.: Я понимаю. В частности, например, дорога Пермь-Екатеринбург. Она все-таки будет строиться.

 

Ведущий: И что?

 

К.С.: Ну, она не изменит, конечно, ничего принципиально, потому что она и так есть, и можно добраться. Ну, можно будет добраться на час быстрее, если ??????? (неразборчиво) будет нормально. Это да. Конечно, прорывом с точки зрения дорог, это было бы, конечно, подсоединение к программе, которая… высокоскоростного ж/д строительства, которое связало бы нас с Казанью.

 

Ведущий: Но вы же видели. Я думаю, Дима, и ты, и ты, Костя, вы видели примерные накидки по этой истории. Понятно, что они не окончательные. Но там нет Перми. Там есть отвиток… Как это называется? Отросток.

 

Д.Т.: Да, маленькая ветка такая.

 

К.С.: Там проблема в том, что, понятно, что это будет строить не федерация. Понятно, что, вообще говоря, самому чемпионату мира это не необходимая вещь. И если удастся, то удастся. Я думаю, что удастся частично. Что-то удастся, что-то нет. Пермь… ну, конечно, шансы невелики. Но почему бы не попытаться?

 

Ведущий: Просто на эту тему, я не помню, честно говоря, кто высказывался, кого-то я читал. Сейчас прошу прощения у радиослушателей, не могу сказать фамилию. Но ситуация была следующей, так сказать, вывод. Тезис о том, что если Пермь не попадает в эту программу строительства железных дорог, то с провалом «Белкомура» и плюс, как бы, отсутствием внятных водных проектов, потому что они все законсервированы, на уровне Казани они там все, вот там вот, в районе Казань, Нижний, они все там, то Пермь становится, в общем, отрезанной от основных транспортных артерий.

 

К.С.: Это не конец жизни.

 

Ведущий: Я, конечно, понимаю, да.

 

К.С.: Это классический пример такой есть. У нас есть два города знаменитых, известных достаточно – Томск и Омск. Когда-то центром Сибири и всего остального был, как известно, Томск. А потом положили этот Транссиб в 19-м веке, и все. Омск, Новосибирск и так далее. Ветка прошла южнее на сколько-то сотен километров. Томск – отрезанный ломоть. Но при этом он реально претендует сейчас на звание научной столицы. И вполне может спорить в этом качестве с Новосибирском. Там куча университетов. Там каждый пятый студент и так далее. Жизнь там не закончилась в этом смысле. То есть можно и не будучи, не сидя на этой самой транспортной инфраструктуре, тем не менее, быть современным и правильным городом.

 

Ведущий: Лет-то сколько прошло?

 

К.С.: Ну, много.

 

Д.Т.: Все-таки, Олег, есть результат определенный. Я думаю то, что, ну, вот, может быть как раз Олег Чиркунов, осознавая то, что в эти большие проекты мы можем не попасть, ищет им какую-то альтернативу. Ищет, наверно, отчасти по наитию. Ищет, ну, вот, исходя из каких-то, не знаю, внутренних убеждений.

 

К.С.: Я давно говорю, что его поиски, они, ну вот культурная эта вся политика последних лет, она, конечно, была вызвана вот поисками этого

 

Д.Т.: Да, какой-то вот такой вот точки роста ??????? (неразборчиво).

 

К.С.: … понимания того, что к чему-то такому традиционному как-то вот не получается присоединиться.

 

Ведущий: Давайте мы сделаем маленькую паузу. Антон, нет у нас рекламы-то? О-о-о как хорошо. Слушайте, ну, нет у нас тогда рекламы. Я просто как раз хотел очень удобно сделать вот здесь перерывчик на такой, почти чуть-чуть пафосной ноте о поисках губернатора.

 

Д.Т.: Вот это вот чуть-чуть, Олег…

 

Ведущий: Да, чуть-чуть давит слезу даже. То есть Олег Чиркунов в таков… в квесте пребывающий… Он нашел это, Костя?

 

К.С.: Ну, это его надо спрашивать. Если смотреть с точки зрения края, конечно же, нет. Пока нет.

 

Ведущий: Знаешь, вот я делал с ним эфир в ноябре. У меня ощущение, что вот, как бы, мечты есть, понимание, к чему идти, есть, а через что это сделать… вот как бы вот той самой прорывной точки, мне кажется, что ее нет.

 

К.С.: Нет. Ну, там… Я не про губернатора, дело не в нем сейчас.

 

Ведущий: И я сейчас не про губернатора.

 

К.С.: Я понимаю. То есть вообще инструментов у государства, у власти, имею в виду, для того, чтобы эту точку создать, ее там прорвать, ее там найти, так мало, ну просто невозможно мало. Можно сколько угодно «Роснано», Сколково и так далее, но это само по себе ничего не запустит.

 

Д.Т.: Это тоже своеобразные попытки, тоже какое-то искание.

 

К.С.: Конечно. Все то же самое в этом смысле. И также понятно, что вот Сколково может быть сколь угодно замечательным проектом. Я на самом деле нормально к нему отношусь совершенно. Но также понятно, что сам по себе он ничего не запускает. Никакой инновации и модернизации, которые, видимо, похоронены, я так предполагаю, на уровне идеологем или близко к тому, сами по себе они не запускают. Ясно, что в современном мире, если нет отклика со стороны всех остальных – общества, субъектов, бизнеса, да кого угодно, то ничего не получится.

 

Ведущий: Подождите. Но как тогда? Откуда брать? Кто это будет создавать? Общество что ли?

 

К.С.: Конечно. Но общество не в смысле - гражданское общество. Общество в смысле - все остальные, кроме власти.

 

Ведущий: Костя, все равно, кто двигает-то прогресс? Общество что ли?

 

К.С.: А кто же, по-твоему?

 

Ведущий: Элиты.

 

К.С.: Так общество из элит и состоит.

 

Ведущий: Ну, понятно.

 

К.С.: Оно же из них и состоит. Из бизнесовой элиты самой разной, из гражданской элиты, культурной элиты, университетской элиты, научной, экспертной и так далее. Оно из них и состоит. Проблема в том, когда власть пытается сказать, что она самая умная и больше никого умных рядом нет. Вот тогда проблемы.

 

Ведущий: А вот теперь, собственно, тогда переходим друзья и к политике. Правильно ли я понимаю, если продолжать вот эту тему, что на сегодняшний день в России в очередной раз назрел вопрос о смене элит?

 

К.С.: Ну, это один из вопросов.

 

Д.Т.: Я думаю, что этот процесс постоянен. То есть, так или иначе, ротация идет…

Ведущий: Не, ну я не знаю.

 

Д.Т.: Ну, она, конечно, в той или иной степени, то есть, где-то больше, где-то меньше, но все равно она идет.

 

Ведущий: Мне кажется, что последние 12 лет примерно, даже, может быть, чуть больше, тут Константин меня поправит, может быть, в ту или иную сторону, мне кажется, что как раз вот эта система только вот она… как не ротировалась вообще никак, а наоборот.

 

Д.Т.: Нет, идет, наверно, в большей степени ротация внутри системы. То есть в рамках одной команды.

 

К.С.: Я бы сказал два вопроса. То есть, понятно, что речь идет, да, я согласен вот об очередном, важном таком, существенном этапе ротации элит или смены элит. И второй вопрос, конечно же, об изменении системы. Совершенно точно. И разговоры, конечно, идут – Путин, не Путин, третий срок, не третий срок, остается, не остается. Это один пласт разговоров в связи с «Единой Россией», с теми или иными персоналиями и так далее. И второй пласт разговоров – это что делать, собственно говоря, с суперпрезидентской республикой. Потому что ясно, что… все же понимают, ну то есть, те, кто про это думают, говорят и пишут, ля них ясно, что можно сменить на любого человека Путина. Можно. Вопрос в том, что через некоторое время повторится все то же самое. Или близко к тому. Соответственно, вопрос в том, что менять нужно саму систему.

 

Ведущий: А надо им менять?

 

К.С.: Это вопрос политического выбора. Здесь не может быть экспертной оценки.

 

Ведущий: Я понимаю так, что главный политический итог каков? Надо менять систему? Назрела ее необходимость? Каков главный политический итог года?

 

Д.Т.: Я думаю, вот опять же так сформулировал, что называется, на коленке, система начинает понимать, что ей нужно меняться. Может быть, даже не все и подсознательно. Но есть такое понимание.

 

К.С.: Ну, если можно парадоксально высказаться, главный политический итог года для меня – это то, что итог, конечно, этого года не подведен. И подведен в этом году календарном не будет.

 

Ведущий: Будет подведен 4-го марта.

 

К.С.: Ну, я не думаю, что 4-е марта – конкретная дата, когда что-то решится. Как раз таки, скорее всего, 4-го марта ничего серьезного не решится. Будет решаться до, после…

 

Ведущий: Вместо.

 

К.С.: Даты просто нет. Может быть, 4-е марта будет чем-то значимым, может быть, и нет. То есть определить здесь нельзя. Я, на самом деле… вот сейчас даже многие говорят, там, 10-е декабря, 4 декабря, 24 декабря. Для меня, например, самая главная политическая дата прошлого года, конечно, 24 сентября. 24 сентября – Съезд «Единой России», заявление о рокировки и так далее.

 

Ведущий: Да, да, да.

 

К.С.: То есть прежде там в туне ??????? (неразборчиво) текущий процесс, и люди там думали, вот будет, не будет, продолжится, не продолжится, что и как, тут все на поверхность просто – оп, и вылилось.

 

Ведущий: Вы считаете эту штуку ошибкой тандема?

 

К.С.: Это авантюра. Я называю это словом «авантюра».

 

Д.Т.: Да, скорее так. И очень сложно пояснить, почему они пошли именно на вот такой вот шаг. Я думаю, что, опять же, игра еще не сыграна до конца.

 

Ведущий: Нет, понимаешь… вот про, может быть, слово «авантюра». Почему из всех возможных вариантов был выбран именно вот такой вот…

 

Д.Т.: А на самом деле, может быть, не было других-то вариантов.

 

К.С.: Да нет. Мне кажется, были.

 

Ведущий: Да н-е-ет.

 

Д.Т.: Нет, ну, формально с нашей колокольни мы это видим, что да, они были, конечно, но…

 

К.С.: Там даже варианты же, вот когда безвариантность, точнее говоря, вот… авантюрность в чем проявляется? Не только в том, что был выбран вот такой вариант смены власти, имеется в виду, но и стилистика сама.

 

Ведущий: Стилистика. Самое-то главное именно стиль.

 

К.С.: Там же все… комплекс всего этого. Типа, мы там…

 

Ведущий: Мы давно все решили, пацаны.

 

К.С.: При этом видно, что Медведев просто ходит, мягко говоря, опущенный в воду, и начинает истерить, буквально, и прочее, прочее. И все вокруг этого, ну… просто кошмар. Только после этого я начинаю слышать от людей, которые раньше про политику вообще не высказывались, ну, там от мягких «как они так могли?» до, извините, «охренели» и всех остальных слов, то вот после этого просто начинает прорываться совершенно точно.

 

Ведущий: Хорошо. Дим, главный политический итог года для Прикамья.

 

Д.Т.: Ну, здесь, я не думаю, что я буду оригинальным, это формирование нового состава Законодательного собрания. Причем…

 

Ведущий: И шо там нового, кроме человека в каске?

 

Д.Т.: Что там нового. Ну, во-первых, я не думаю, что этот состав будет полностью лоялен Олегу Чиркунову. То есть по той простой причине. Тех людей, которых вписали, скажем так, в список Чиркунова, как я считаю, они там…

 

Ведущий: Ну, не будут они лояльны. На что это может повлиять?

 

Д.Т.: А это уже совершенно иные отношения законодательной и исполнительной власти. Это уже другой уровень каких-то внутренних процессов. Другие расклады, другие там ??????? (неразборчиво).

 

Ведущий: Хорошо. Друзья, я вас хочу спросить. Для вас что главный политический итог года в Прикамье? Давайте попробуем сформулировать эту историю. Потому что, честно скажу, вот на данный момент ответы экспертов меня ничуть не удовлетворили.

 

Д.Т.: Для вас, Олег, что является главным событием в политической жизни Пермского края?

 

Ведущий: Главный политический итог в Пермском крае? Отсутствие каких-либо политических изменений вообще.

 

К.С.: Ну, зря.

 

Ведущий: Друзья, смотрите, я для радиослушателей и для экспертов. Мы понимаем, что основные, как бы, вызовы для Пермского края будут все равно содержаться внутри, как бы, больших федеральных трендов. Мы все равно им будем следовать. Так, Костя?

 

К.С.: Вопрос не совсем… То есть так, но с оговоркой. Вопрос ведь в том, как в каждом конкретном регионе эти тренды интерпретируются и реализуются.

 

Ведущий: Какие вызовы нас будут ждать в 2012-м году вот в политическом смысле этого слова?

 

К.С.: С точки зрения трендов?

 

Ведущий: Да.

 

К.С.: Так кто бы это знал-то? Если бы кто бы это знал сейчас. Самый очевидный сценарий – это такого плавного, плавного, плавного отступления по всем фронтам, имея в виду отступление федеральной власти в лоно политической реформы, я бы так ???????????(неразборчиво).

 

Ведущий: То есть отступление от партийно-политической вертикали.

 

К.С.: Вот как раз таки отступления-то может и не получиться. В этом и суть плавности. То есть попытка сохранить прежнюю систему, конечно. Но модернизировав ее. Понятно, например, как это может выглядеть. То есть меняются правила регистрации партий и политических объединений, но при этом меняются и правила выборов в Государственную думу, один из вариантов, который сейчас иногда обсуждают эксперты, там биноминальная система, то она сохранит ситуацию примерно такую по факту.

 

Ведущий: Дима, тебе какие вызовы видятся? Может быть, более какие-то частные истории.

 

Д.Т.: Более, опять же, частные истории – это, собственно говоря, что будет после марта 12-го года с губернатором.

 

Ведущий: Что будет с губернатором Пермского края, имеешь в виду?

 

Д.Т.: Да. То есть вариантов два.

 

Ведущий: Вопрос смены губернатора на повестке дня он все равно остается?

 

Д.Т.: Так он естественно, потому что новый президент, так или иначе, будет проводить ротацию кадров. Как это делал в свое время Медведев.

 

Ведущий: Нет, ну, Медведев, там же… ну, Медведев делал ротацию еще, прости господи, ельцинских губернаторов. Еще тех вот мастодонтов-то. А здесь все-таки, я не знаю. Костя.

 

К.С.: А при чем здесь ротация? То есть если они реально ее ведут… То есть ротация ротацией, но… Здесь-то как раз таки…

Ведущий: Если они реально введут выборы, то выборы будут в 2015-м.

 

К.С.: Да дело не в этом. То есть дело не в этом совершенно. Точнее говоря, они могут на самом деле случиться и раньше. Какие проблемы. Вопрос ведь не в этом. Вопрос в том, что тут-то мы уже не можем не учитывать и другое. Не только желание президента ротировать, но и желание вот общества в широком смысле разных субъектов, которые в регионах и в целом в стране, которые вдруг начинают иметь голос, и говорят про то, что надо ротировать. Вот с этим конкретным губернатором больше жить нельзя, например.

 

Ведущий: С этим конкретным губернатором в Пермском крае жить уже нельзя? Или еще можно?

 

Д.Т.: Ну, тут…

 

Ведущий: Общество, да?

 

Д.Т.: Опять же, да, общество.

 

К.С.: Я могу сказать. То есть я вошел… меня избрали в совет…

 

Ведущий: Да, в «Совет 24 декабря».

 

К.С.: Да. И могу сказать, что с частью резолюции этого митинга, конечно, не согласен лично, прежде всего, в плане отставок, которые там перечислены. То есть не со всем я согласен. Но это неважно совершенно, потому что требования сами по себе важнее… сам факт наличия требований важнее, чем содержание. Но вот с губернатором ситуация, конечно, крайне сложная. Для меня лично. Я бы сформулировал позицию таким образом. Выборы нужны. Вот тогда реально можно определить - вот этот губернатор вот здесь подходит, или не подходит. Вот, в том числе, исходя из его собственных представлений. Он пойдет на эти выборы или не пойдет на эти выборы? И, соответственно, провести эти выбор, например, вот в текущем году, на самом деле, это вполне возможно. То вот это нормальный ответ. Не в том смысле, что возмущенные бюджетники реструктуризацией бюджетных учреждений решили, что этому губернатору больше здесь нет места. Или президент решил, что ему здесь больше нет места. Или еще кто-то решил. Вот это не тот вариант. Нормальный вариант, это, действительно, вот альтернатива. Вы сохраняете этот пост, если идете на выборы. Или сможете победить. Причем в нынешних условиях шансы на выборах у него все-таки есть. Я бы полагал, что есть. Но имея в виду, что отторжения с большей частью населения, наверно, все-таки нет.

 

Д.Т.: Давайте все-таки к реалиям жизни вернемся.

 

Ведущий: Да, давайте к реалиям. Сколько можно-то?

 

К.С.: А почему не фантазировать?

 

Ведущий: Нет, слушайте, вот там на митинге фантазируйте. Вот там я слышал… там был настоящий отдел фантастики в книжном магазине.

 

К.С.: Олег, ты еще полгода назад мог предположить, что такое будет происходить?

 

Ведущий: Что? Какое такое?

 

К.С.: Дак любое такое.

 

Ведущий: Какое?

 

К.С.: Любое. Когда весной текущего года президент говорил, что выборы губернаторов через 10-15 лет только, будем плавно снижать вот эту самую… 45 тысяч, 40 тысяч для регистрации партий и так далее. Что произошло спустя полгода?

 

Ведущий: В чем проблема-то?

 

К.С.: Да ни в чем. Соответственно, можно фантазировать. Жизнь меняется.

 

Д.Т.: Заявлены только намерения на уровне федеральном.

 

К.С.: Ну, а какие проблемы?


Д.Т.: Они не оформлены еще никак.

 

Ведущий: Во-первых. А, во-вторых, я еще не знаю, хорошо ли это, друзья.

 

Д.Т.: Тем более, период перед выборами.

 

Ведущий: Что такое-то? Я не понимаю. Кость, ну, до подписанного документа, вот когда документ… Я помню, у нынешнего президента исполнилось только одно его прямое указание. Ввели ноль промилле и отменили отмену зимнего времени. Всё. Вам от этого стало легче?

 

К.С.: Нет, из-за этого проблемы возникли, например, там с ??????? (неразборчиво) на телефоне.

 

Ведущий: Вот. Ну, и что? Все остальное пока осталось декларациям либо дезавуировано до стадии просто невозможности.

 

К.С.: Вопрос не в этом. То есть я согласен с тем, что там, особенно от этого президента, там сложности есть с обещаниями и их исполнением. Это да. Но дело-то в другом. Дело в том, на самом деле, что обещания заявлены сделать таким образом чтоб их было сложно забрать обратно. Вот ведь в чем дело. А забрать их обратно просто так будет уже довольно сложно.

 

Ведущий: Давайте вернемся к реалиям. Дима, ну-ка верни нас к реалиям.

 

К.С.: Что вы называете реалиями?

 

Ведущий: Я хочу вещи попробовать сформулировать более или менее, как бы, относительно реалистичные прогнозы. Понимаешь? Для Пермского края. Причем, даже понимая, что тренды федеральные… то есть, как бы, я хочу, чтобы у нас было «болото». Тебе понятно?

 

К.С.: Было «болото».

 

Ведущий: Я хочу, чтобы оно было.

 

К.С.: Дак оно будет.

 

Ведущий: Вот пусть оно будет.

 

К.С.: Оно будет.

 

Ведущий: Потому что, озверевшие «хомячки» в Москве на улицах Перми меня не устраивают.

 

Д.Т.: Ездить неудобно, да.

 

Ведущий: Мешают, под колеса лезут. Ксюша Собчак в качестве революционного тренда это, прости меня, хуже, чем икра в отделе женского белья.

 

Д.Т.: Но с другой стороны новая товарищ Коллонтай. Ну, что ты.

 

К.С.: В чем с ней проблема?

 

Ведущий: Проблемы нет.

 

К.С.: Она в Кремль не пойдет.

 

Д.С.: Слушайте, мы докатились уже до Собчак, ребята.

 

Ведущий: У нас сегодня предновогодняя история.

 

Д.Т.: Ну, в общем-то, если вернуться к реалиям еще раз. Март, апрель, май, так или иначе, будет все равно маленький такой внутренний торг за посты. За посты губернатора. Сумеет ли Олег Анатольевич у нас набрать больше плюсов, чем минусов, в том числе, митинг ему, скажем так, вставят в минус, потому что есть повод. Люди вышли и требуют твоей отставки. Формально это повод. Вот тебе галочка. То есть в этом плане митинг, он сыграл минус Олегу Чиркунову. Но вот три месяца после избрания президента будет все равно идти такой хороший внутренний торг. И что выплывет при этом торге совершенно непонятно.

 

Ведущий: При этом на это будут влиять экономические… Вот Костя не согласен.

 

К.С.: Я бы сказал, что более важный вопрос не в Чиркунове, конечно, а в том, как себя будут… что будут делать те, кто может на этот пост претендовать или кого… и продвигать на этот пост.

 

Д.Т.: Это проблема, да.

 

К.С.: То есть, соответственно, что будет предпринимать Валерий Сухих на посту, который он сегодня занял, как он будет формировать свою команду, будет ли он формировать свою команду, каким образом он на самом деле будет выстраивать отношения с Законодательным собранием, его депутатами, соответственно, от этого очень многое зависит. В конечном счете, будет ли он, например, дистанцироваться от ныне действующего губернатора или нет. И так далее. Вот эти вопросы… Вот торг-то, да, понятно, что не торг, это просто техническая вещь такая.

 

Д.Т.: Принципиально стратегическая все-таки.

 

К.С.: Нет, принципиально стратегические вопросы сформулировать можно вот таким вот образом. В рамках вот этих выборов в индивидуальных субъектах, конечно, будет и торг. Все это будет. Да, безусловно. Вопросов здесь нет.

 

Ведущий: Так, хорошо.

 

Д.Т.: Нет, ну, мы просто как-то ушли автоматом в том, что если не Чиркунов, значит Сухих.

 

К.С.: Нет, я этого не сказал.

 

Ведущий: Не-е-ет.

 

Д.Т.: Может быть, пермский Мишарин.

 

Ведущий: Слушайте, «варяг» будет? Телефонный звонок. Здравствуйте.

 

Слушатель: Алло. Здравствуйте. Александр Сергеевич меня зовут. Знаете, я вот за многое время первый раз согласился бы вот с Олегом о том, что, действительно, ничего не сделано и не будет сделано. Я хотел другое предложить. Вот оцените, пожалуйста, два направления или два сценария. Ну, всем ясно сейчас, что идет конфронтация. То есть, нет согласия ни по целям, ни по средствам. Внутри Пермского края.

 

Ведущий: Кого с кем?

 

Слушатель: Вот есть элита, контрэлита, называйте, как хотите. То есть у власти и у народа, который там на Болотной…

 

Ведущий: У какого народа? Я народа, вы меня простите, Александр Сергеевич, я народа 24 декабря, единого народа не увидел. Я увидел отжавших эмоциональный порыв у молодняка старых гражданских активистов и политиков профессиональных, которые абсолютно не совпадали по своим крикам с грузовика с тем, чего хотели от них люди, стоявшие напротив.

 

Слушатель: То есть вы занимаете позицию господина Путина, который говорит «это бандерлоги собрались».

 

Ведущий: Нет. Спокойно, спокойно. Причем здесь «бандерлоги»?

 

Слушатель: Ну, вы четко сейчас сформулировали по-другому его позицию.

 

Ведущий: Подождите. Не надо за меня передергивать.

 

Слушатель: Хорошо. Я хочу вопрос задать. Вот сейчас используются силовые методы.

 

Ведущий: Какие силовые методы? Кем используются?

 

Слушатель: Ну, я с вами больше работать не буду. Извините, пожалуйста.

 

Ведущий: Всего доброго. Кого имел Александр Сергеевич, когда говорил о конфронтации? Она есть вообще в Пермском крае?

 

Д.Т.: Ну, вот, обидел человека.

 

К.С.: Для меня картинка выглядит совсем иначе. Проблема… вот я просто пытаюсь описывать ее в прежней терминологии.

 

Ведущий: Но картина совершенно иная.

 

К.С.: Есть Кремль, есть все остальные. Условно есть Куйбышева, 14 и есть все остальные. И вот искать сплоченность народа в борьбе с этим Кремлем или Куйбышева, 14 бесполезно. Этого не будет. Этого не будет больше никогда. Вопрос на самом деле не в этом. А просто сохранение той самой ситуации, когда все думают, что есть Кремль и Куйбышева, 14, и все остальные, и ведет к тому, что в экономике никаких прорывных моментов не будет. Соответственно, вопрос не в этом. Вопрос не в том, вот эти собравшиеся 24 декабря здесь или в Перми, сумеют между собой договориться, сумеют заставить, сумеют уволить. Не в этом дело. А в том, на самом деле, вот чтобы в обществе каждый конкретный мог друг с другом договариваться, выстраивать какие-то отношения, и чтоб, в конечном счете, не стоял вопрос: делать нам с этой властью что-то или не делать? Свергать ее в очередной раз или, на фиг, пройдем мимо? Посидим у себя там в жэжэшечках, или пойдем на площадь для того, чтоб их рубить. Вот я хотел бы, чтоб вот это изменилось. Чтоб вот так перестало быть. Вот что для этого сделать, вопрос такой, серьезный.

 

Ведущий: Дима, ты что хочешь в будущем году? От власти и от нас.

 

Д.Т.: Ну, как ни странно, я все-таки хочу стабильности какой-то.

 

Ведущий: А стабильность в чем должна заключаться?

 

Д.Т.: В стабильных поступательных изменениях. То есть то, что произошло на выборах в думу…

 

Ведущий: Куда?

 

Д.Т.: Вот, собственно говоря, по заявленным президентом вещам. Вот то, что случилось на выборах в Госдуму, и вот эти вот расклады по партиям, по количеству партийных мест, то, что случилось затем и у нас, и в Москве, и еще, много где, мне очень нравится. Мне очень нравится весь процесс на самом деле. Так оно и должно быть. И если дальше вот заявленные президентом вещи будут продолжены также поступательно, год от года будут реализованы, это будет очень хорошо. А если вот сейчас мы вдруг начнем дергаться, завтра объявим выборы глав регионов, послезавтра еще что-нибудь сделаем, резко снизим порог, станем все партии регистрировать, вот этого не надо. Это ни к чему, кроме дестабилизации, не приведет.

 

Ведущий: Всё, друзья. Всё. Ни о чем мы сегодня не договорились.

 

К.С.: Так и не должны были.

 

Д.Т.: Но, по-моему, отличный эфир был.

 

Ведущий: Оставляем многоточие. Всех вас с Новым годом. Друзья, вас также. Спасибо, что пришли.

 

К.С.: Всех слушателей, и тебя тоже.

 

Ведущий: Да. Всех с Новым годом. До свидания.

Обсуждение
1354
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.