Верхний баннер
00:47 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 22 ИЮЛЯ 2019

$ 62.87 € 70.79

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / День города

28.09.2009 | 22:00
«День города». Возвращение собственности РПЦ - дань моде или восстановление исторической справедливости?

Ведущий: В Перми депутаты Городской Думы приняли решение о передаче Соборной мечети в собственность местной религиозной организации пермское религиозное общество мусульман при Соборной мечети города Перми. А также в этом же заседании было принято решение о передаче здания, в котором находился раньше корпус детского санатория «Подснежник». Так вот теперь это здание возвращено женскому монастырю. И раньше оно входило в единый архитектурный монастырский комплекс. И идет передача собственности конфессиям Пермского края. И это большое дело по всей стране. Но, тем не менее, представители конфессий говорят, что все-таки очень медленно движется эта работа. Так что же все-таки происходит сегодня на территории России? Что же происходит сегодня в Перми – дань моде на возврат конфессиям имущества? Или, действительно, возвращение к былой духовности России и былой духовности великого Пермского края? У микрофона Сергей Маленко. За пультом звукорежиссера Сергей Слободин. И сегодня на вопросы мои и на вопросы ваши будет отвечать человек, которому, как-то так получилось, по жизни в Пермской епархии приходится быть первым, кто имеет отношение к возвращенным зданиям или к новым храмам. Вот качает головой отец Игорь Ануфриев, иерей Игорь Ануфриев, который является членом Союза композиторов России и который сегодня пришел ответить на наши вопросы. Итак, отец Игорь, что происходит в Пермском крае, почему вы качаете головой, считая, что не ко всем новым зданиям имеете отношение, которые получает РПЦ? И ваша собственная оценка, как иерея, работы, которую ведет сегодня администрация города Перми, администрация Пермского края. Иерей Игорь Ануфриев: Добрый день. Сергей, спасибо за интересный вопрос. Действительно, в Перми сдвинулся этот процесс передачи храмов, церквей. Долгое время он, как бы, стоял на месте. И вот, наконец-то, он сдвинулся. Трудно сказать, что он уж так сильно пошел. Но, тем не менее, происходят вот такие события отрадные.

Ведущий: Отец Игорь, вы понимаете, что чиновники, депутаты считают, что он очень быстро идет?

Иерей И.А.: Не знаю, как считают чиновники и депутаты. Я вот хочу поделиться своими соображениями. Я вот удивляюсь, какие были благочестивые наши предки те люди, которые жили здесь до революции. Ну, это по количеству храмов на, скажем, квартал города. Если мы посмотрим центр города Перми, то, действительно, практически в каждом квартале есть церковное здание. Или даже два церковных здания. Это может быть храм внутри учебного заведения или отдельно стоящий храм. То же самое мы посмотрим, скажем, Чердынь. Небольшой город, где храм на храме просто находится. Или Соликамск, центр Соликамска. То есть, эти храмы ведь наполнялись молящимися, ну, скажем, особенно, в великие праздники. Это везде была служба, везде пели хоры. И это удивительно нам сейчас, современным людям. Поскольку, если сейчас все эти храмы резко открыть, то мы сомневаемся, что они сразу все наполнятся. Поэтому процесс идет не очень быстро, поскольку люди тоже созревают постепенно.

Ведущий: Двойная ситуация. Тем не менее, город, администрация города, депутаты идут навстречу пожеланиям РПЦ. При поддержке губернатора также передаются некоторые здания. Но с рядом вещей вам приходится сталкиваться напрямую с судебными процессами, когда вы предыдущее свое имущество пытаетесь вернуть обратно. Я, например, беру пример здание ВКИИУ. И у нас есть некоторая информация о том, как же у нас в Перми происходит работа по передаче обратно в собственность Русской Православной Церкви имущества.

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ. Пермская епархия ведет активную политику по возвращению своего бывшего имущества. Так, в конце 2005 года церковь оспорила в суде сделку по передаче здания ВКИИУ компании «Нортон» и «Панорама». РПЦ потребовала признать недействительной сделку, согласно которой три этажа здания по улице Орджоникидзе, 12 бывшего военного училища перешли из федеральной собственности в собственность коммерческой структуры. Именно это здание до 1917 года принадлежало пермской духовной семинарии. Новые собственники предложили безвозмездно отдать епархии часть помещений. Вслед за этим при поддержке губернатора РПЦ были переданы архиерейские покои, где раньше размещался краеведческий музей. Сейчас там находится резиденция епископа Пермского и Соликамского Иринарха. В настоящий момент решается вопрос о строительстве нового здания галереи с передачей прежнего помещения епархии. РПЦ также планирует закрепить за собой территорию пермского зоопарка. Там ранее располагалось монастырское кладбище. Осталось только подождать, когда зверинец съедет с нынешней территории. Совсем недавно епархии удалось получить в собственность главный корпус Пермской государственной фармацевтической академии по адресу улица Ленина, 48. ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА.

Ведущий: Это не весь список. И из выше перечисленного списка не все так радужно. Даже, не смотря на то, что у вас есть право, вы до сих пор не можете в это право войти.

Иерей И.А.: Не все так гладко, действительно. Процесс идет болезненно. Вот, скажем, по бывшему храму семинарии, часть которого все-таки передали церкви, передали половину храма. Вот можете себе представить, что храм перегорожен напополам такой перегородкой, которая не до потолка находится. Одна часть принадлежит храму, а другая часть – коммерческой структуре. Вот это, на мой взгляд, символ того, как сложно происходит этот процесс и как сложно найти понимание между людьми в том, что храм должен быть храмом, а не каким-то заведением. Слава богу, сейчас у нас уже нет ресторанов в храмах, как это было, и складов, и каких-то, ну, недостойных, так сказать, заведений. Но, тем не менее, вот, видите, мы наблюдаем тот процесс, что храм можно продать, можно, так сказать, поделить его.

Ведущий: Вы знаете, не так давно Иринарх, епископ Пермский и Соликамский, сказал, что катастрофически не хватает на территории Пермского края храмов и монастырей. Что людей приходится отпевать даже у домов. Невозможно организовать прощание достойное по православной традиции. При этом работа все-таки ведется, вы об этом тоже говорите. Последние храмы, которые были переданы, это ведь храмы, которые фактически находятся в историческом центре города Перми.

Иерей И.А.: Ну, вот не так давно передан первый этаж храма Семена Верхотурского по улице Пушкина, 83. Древнее здание, где был расположен и храм, и городская богадельня. Но второй этаж до сих пор занят организациями. Но все-таки процесс идет, он сдвинулся. Я уже об этом говорил. Служба идет, люди приходят. Жизнь снова оживает. Молитва звучит в храме, как она и должна в нем звучать. Если по храму Рождества Пресвятой Богородицы, где здание фармакадемии, решение, хоть и принято, но, как прозвучало, что он передан, этого фактически еще нет. Там ожидается тоже переезд академии в другие здания. Там тоже есть проблема.

Ведущий: На бумаге – да, а на деле – нет.

Иерей И.А.: На бумаге – да, а на деле – нет.

Ведущий: С чем связываете?

Иерей И.А.: Ну, связываем с тем, что вот не все, так сказать, люди проявляют добрую волю.

Ведущий: Ну, если есть распоряжение, затыки бюрократические, административные? Огромное количество документов требуется оформить или что?

Иерей И.А.: Видите, там для того, чтобы расселить вот людей, которые там находятся, необходимо освободить другие помещения. Там тоже это все передано в аренду. И так вот такая цепочка. Мы надеемся, и, так сказать, молимся, что это все разрешится. И что просто люди, каждый на своем месте будут активнее прилагать усилия к этому.

Ведущий: Вопрос – все-таки это дать моде? Почему вдруг по всей стране возвращают собственность бывшую?

Иерей И.А.: Нет, ну, какая же это мода, Сергей, если в храме снова располагается храм? Это просто возвращение на круги своя. Мы же понимаем, что в больнице должна быть больница, в школе должна быть школа, в музее должен быть музей. Это мы все понимаем. А что вот в храме может располагаться что-то иное, это как будто вызывает у нас вопрос.

Ведущий: Получилось так, что по некоторым сооружениям культовым, которые находятся в Перми, современные поколения даже и не знают о том, что там когда-то были храмы.

Иерей И.А.: Конечно.

Ведущий: То же здание по улице Пушкина.

Иерей И.А.: Действительно, многие люди и до сих пор, проходя мимо, не замечают, что это храм. Поскольку здание несколько, мягко говоря, изуродовано, нет колокольни, находится в плачевном состоянии. И поэтому, так сказать, у нас люди привыкли к какой-то серости. Мы должны эти стереотипы ломать. То есть, возвращаться на круги своя.

Ведущий: Собственные ощущения, сколько потребуется времени для того, чтобы озвученные центральные вещи, я имею в виду бывшее здание фармакадемии, которое является храмом Богородицы, я имею в виду Архиерейский собор, сколько потребуется времени, чтобы это стало…

Иерей И.А.: Реальностью.

Ведущий: По крайней мере, церковные служащие смогли туда вернуться.

Иерей И.А.: Ну, я думаю, что по храму Рождества Богородицы в течение этого года, надеюсь, что это произойдет. По кафедральному собору, видите, сложная ситуация. Она тянется уже много лет. И как-то непонятно вот решение властей по создания нового достойного помещения для коллекции художественной галереи, что до сих пор не утвержден проект. То есть, вот это непонятно. Что тут происходит, в чем тут дело? Но мы уповаем, молимся, что исторический кафедральный собор, величественный собор, что он снова станет достоянием верующих, и не только верующих. Это же, как историческая святыня нашего края.

Ведущий: В рамках общей работы городской по благоустройству мест массового отдыха совместно с представителями бизнеса и местного самоуправления была восстановлена и благоустроена площадь перед кафедральным собором. Она называется Соборная площадь. Естественно, очень большая территория. Епархия непосредственно принимала некоторые решения и давала рекомендации по поводу этой территории. Для вас это начало восстановления Архиерейского собора?

Иерей И.А.: Конечно. Это отрадно. И, кстати, я еще хочу добавить, что вот не так давно все-таки сдвинулся вопрос и по Архиерейскому… по кафедральному собору. В частности, принято решение о передаче колокольни церкви. Потому что она пустует. И о проведении работ по установке крестов на колокольне и на куполах.

Ведущий: То есть, там еще будет галерея, но уже при этом…

Иерей И.А.: Да.

Ведущий: А это когда произойдет?

Иерей И.А.: Ну, это сложный инженерный проект. Это зависит, так сказать, от технического решения. Но надеемся, что тоже это в ближайшее время. Мы увидим, что воссияют кресты хотя бы на куполе колокольни.

Ведущий: Уже приходят сообщения от слушателей. Вот, например, Юлия говорит о том, что спокойно относится к возвращению собственности Русской Православной Церкви. Но все-таки обидно было, когда музей, это имеется в виду краеведческий музей, переехал из прекрасного помещения в новые стены, где музею откровенно тесно. Иногда спрашивают у вас, людей в рясах, не мешает ли материальное нормально относиться к духовному? Потому что ведь тоже, вроде как, культура, искусство, память историческая.

Иерей И.А.: Ну, вы знаете, вот по этому музею хочу сказать, что, может быть, да, что, может быть, и там тесно. Это я не могу сказать. Но неужели устраивало людей, что перед алтарем домового храма, который там располагался, задом туда стоял мамонт. И это было все равно сделано нарочито. Люди это не замечали. То есть, у нас глаза прикрыты были. Так сказать, ну, вот что-то такое есть. А на самом деле это же было осквернение святыни. Неужели это, так сказать, не трогает людей?

Ведущий: Первый раз слышу по поводу мамонта, стоящем спиной к алтарю. Есть еще одна информация. Дело в том, что по всей ведь стране происходят разные события. Но есть одно но. Есть серьезная загвоздка в законодательстве, которая не позволяет, например, конфессиям войти нормально в право владения и право собственности по тем объектам, которые передаются. Эти объекты сейчас передаются на праве безвозмездного пользования. Оно все равно имеет некоторый ограниченный срок. Давайте мы послушаем, что же происходит сейчас на территории всей Российской Федерации.

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ. К разряду первоочередных и самых важных задач, связанных с имущественным статусом Русской Православной Церкви, относятся оформление земельных участков, на которых находятся храмовые и монастырские комплексы. Храмы, находившиеся в церковной собственности, на протяжении многих столетий переданы церкви в настоящее время лишь в пользование. Современное российское законодательство говорит, что пользователь земли может быть ее собственников или арендовать ее. Третьего не дано. Однако, на практике оказывается, что земельные участки, на которых стоят храмы и монастыри, переданы церкви в бессрочное и безвозмездное пользование. Это касается и недвижимости, находящейся на бывших церковных землях. В то же время Минэкономразвития Российской Федерации готовит законопроект о передаче в собственность всем зарегистрированным в стране религиозным конфессиям зданий и земель, которые сейчас находятся у них в пользовании. Если данный законопроект примут, Русская Православная Церковь может стать одним из крупнейших собственников в России. А государство избавится от необходимости содержать культовые сооружения, что особенно актуально в период финансового кризиса. ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА.

Ведущий: Смотрите, какая интересная история. Ну, выгодно, оказывается, государству конфессиям-то отдать обратно все. Спадет с государства бремя ответственности за исторические, например, памятники. Я только не говорю, естественно, про памятники, входящие в список ЮНЕСКО, являющимися историческим наследием мировым. Государству никуда не деться. Но вот все остальное бы с удовольствием отдали Русской Православной Церкви, старообрядцам, мусульманам, всем. Забирайте, пожалуйста. И вот сейчас этот законопроект он согласовывается. И, насколько я понимаю, если иудеи и католики они «за» принятие законопроекта, то, например, позиция Русской Православной Церкви иногда расходится с позицией официальных властей. Там сейчас идет очень четкая работа над этим законопроектом. И был когда-то разговор с епископом Иринархом, который сказал: «Конечно, да, мы священники, да, мы работаем, да, действительно, мы помогаем, и мы общаемся с людьми. Но есть еще бюрократическая работа, от которой невозможно уйти. Потому что мы все внутри находимся общества. И церковь является частью общества». Насколько вам мешает в работе огромное количество разных бюрократических проволок?

Иерей И.А.: Ну, я сначала скажу о собственности. Считаю, что это нормально и справедливо. Потому что, ну, передать просто в пользование, как-то вот, ну, каждый человек может понять, что ему что-то передали, но в пользование. Пусть бессрочное, но это пользование может все равно когда-нибудь - раз – и закончиться. То есть, как он будет относиться к этому имуществу? Так и церковь. Конечно, она же должна вложить туда, в том числе, и большие финансовые средства. А если это не принадлежит, то встает вопрос, что рано или поздно это возьмут опять – раз и заберут. Поэтому это нужный, верный процесс. Ну, а то, что касается бюрократии, да, это как-то входит в нашу жизнь, к сожалению, медленно, но верно. И это, конечно, мешает. Священник должен больше находиться в молитве и больше стараться помогать людям, служить. Но вот, скажем, настоятель, ему приходится, ну, так сказать, массу бумаг, отчетов каких-то предоставить в разные инстанции. Ну, это, конечно, жалко. Но что поделаешь. Такова жизнь.

Ведущий: Насколько активно чиновники на местах содействуют передаче имущества в городе Пермь, в Пермском крае? Понятно, что у первых лиц, у главы города Пермь и у губернатора Пермского края есть позиция. Они ее озвучивали неоднократно, там внутри.

Иерей И.А.: Ну, по-разному. Вы знаете, вот как мне приходилось бывать в коридорах власти, в кабинетах чиновников, все больше появляется заинтересованных людей. Конечно, много и таких равнодушных. И, как бы, ну, вот что-то идет, это нас не касается. Это ваше дело, церковное. Но некоторые люди просыпаются и понимают, что это наше общее дело. Потому что как же отделить нашу историю, нашу культуру поделить. Это вот ваше, это наше. Это опять все красные, белые. Мне кажется, эта эпоха уходит, и приходит понимание.

Ведущий: Какое количество прихожан, ну, вот если по городу Перми сейчас судить? Сколько людей приходит в храмы не просто на праздники традиционные? Когда вот берут свечку и просто стоят рядом. А вот, действительно, осознанно относятся к вопросам веры.

Иерей И.А.: Мне трудно сказать по числу, по количеству, по цифрам. Но вижу, год от года растет число сознательных прихожан, тех, кто, действительно, приходит в церковь помолиться, получить утешение, поддержку, а не просто так зайти, посмотреть, полюбопытствовать. Хотя это тоже, может быть, путь, первый шаг какой-то. Человек с чего-то начинает. Он просто заходит. Ну, скажем, вот храмы открываются, больше или меньше год от года. А вот, прежде всего, это Рождество и Пасха показатель. Храмы все переполнены. И чем дальше, тем больше переполнены. Поэтому, конечно, потребность великая.

Ведущий: Возвращаясь к вопросу моды. Это модно?

Иерей И.А.: Вот мода эта была в 90-е годы, такое поветрие, что, ах, что-то новое появилось, дай-ка я зайду, да помолюсь, да, может быть, и повенчаюсь, это красиво. А сейчас это уходит, к счастью, веление моды. А приходит вот осознание, что это такое. Что это труд и молитва.

Ведущий: Все как-то вместе получается. Вот, смотрите. Владимир Владимирович Путин, который был президентом, активно начал взаимодействовать с ныне покойным Алексием Вторым. Работа началась. Чиновники вместе с президентом пошли в храмы стоять. То, что было 10 лет назад, и то, что сейчас – это серьезная большая разница. Некоторые до сих пор не понимают слева направо ли надо креститься. Есть такие случаи. И мы видим это на федеральных трансляциях с тех самых праздников, которые до сих пор в порядке моды показывают. Но чиновники идут. А вы многих знаете в Перми, многих знаете лично достаточно много лет. Вот насколько отношение комсоргов бывших, там, 20, 30 лет назад к вопросам веры и отношение того, что происходит сейчас, изменилось? Это, действительно, осознанная работа? Это не алармийские? Вот там наверху теперь все ходят, братаются и на Пасхе стоят в церквах. Это действительно серьезная работа? Потому что вот сейчас я вижу, например, есть слушатель, который говорит о том, что священники - это риэлторы в рясах. И все обслуживают власть. Причем, даже обвиняют епархию Пермскую. Говорят о том, что тоже с властью все хорошо. Что при том, какие серьезные разногласия иногда возникают между руководством епархии и некоторыми чиновниками, например, вот в администрации губернатора.

Иерей И.А.: Нет, ну, а как с властью? Что с ней воевать что ли? Конечно, нужно ведь находить понимание с властью. Другое дело, что нужно отстаивать те позиции, которые принципиальные. Что касается тех людей, которые были в компартии, на руководящих должностях. Приходится сталкиваться с тем, что это люди, как раз могучие воспринять веру более глубоко сейчас, чем молодое поколение, которое, может быть, более поверхностно ее воспримет. То есть, это люди, которые проходят осознание, проходят покаяние того, что было не так в советском строе. Осознают, и большая часть этих людей, она приходит в храмы сознательно.

Ведущий: Давайте прервемся на новости. И сразу после новостей мы поговорим о том, сколько участков необходимо церкви на данный момент. Я помню, епископ Пермский и Соликамский говорил, что просит несколько десятков. В итоге, выделяют куда меньшее количество.

Ведущий: Это «День города». Мы сегодня говорим о очень спорной теме – передаче имущества Русской Православной Церкви, и, вообще, конфессиям. Это дань моде или это все-таки возвращение духовности в нашей стране. И сегодня в студии человек, который достаточно регулярно появляется в средствах массовой информации. Представляя по благословению епископа Иринарха Русскую Православную Церковь и Пермскую епархию. Это священник Игорь Ануфриев. Он был в свое время настоятелем переданного в 2006-м году храма Стефана Великопермского, который находится на Комсомольском проспекте, и про который никто никогда в Перми не задумывался, что это на самом деле культовое сооружение. Он является настоятелем храма Георгия Победоносца нового. И вот только-только переданного храма Семена Верхотурского. Разные очень мнения уже были озвучены в эфире. В продолжение разговора. Ну, все понятно с крупными церковными комплексами. Понятно, что их требуется восстанавливать. Я даже готов предположить, что сейчас сумму, требуемую к восстановлению, будет сложно озвучить по реконструкции и развитию храмовых комплексов. Мы в первой половине программы озвучили, что на самом деле государство сейчас заинтересовано в передаче культовых сооружений, что это позволит сэкономить деньги бюджета. Но потребуется привлечь дополнительные ресурсы. И вот у нас есть вопрос. Позиция слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Здравствуйте.

Ведущий: Вы знаете, это Алексей Борисович Бессонов.

Слушатель: Да, Бессонов. У меня вот такой вопрос, скорее всего, духовный. Вот, уважаемый гость, как вы относитесь к позиции сменоверцев? В 30-е годы там были ведущие православные священники, которые говорили, что большевики и Сталин спасли Россию оттого, кризиса, который был в начале века. И второй вопрос. Вы, знаете, это не чиновники, это фарисеи, это люди, которые были во всех партиях, которые… неужели не понимаете, что гибнет страна. Семьсот тысяч вымирает, нет армии, ???????? (неразборчиво). Гоните их из храма, гоните. Им там не место. Спасибо.

Ведущий: Алексей Борисович, вот если вы сами, еще один вопрос к вам, как к постоянному слушателю «Эха».

Слушатель: Я коммунист. Убежденный коммунист.

Ведущий: Именно поэтому. Скажите, вот вы считаете, передача собственности конфессиям, их бывшей собственности, это хорошо или плохо?

Слушатель: Вы знаете, во времена колоссальных годин, катастроф, наоборот, церковь отдавала с себя все. В великую войну, когда был вопрос выживания и смерти, священники шли в партизанские отряды, брали оружие. Сегодня не такая ситуация. Страна гибнет, Россия гибнет. Не этот вопрос актуален.

Ведущий: Алексей Борисович, спасибо вам большое. Ну, вот мы только что слышали убежденного коммуниста, который говорит о том, что церковь это очень хорошо и правильно.

Иерей И.А.: Я уже говорил тоже в первой части, что многие коммунисты сейчас приходят к вере, по своему приходят, своим путем. Ну, конечно, тут трудно согласиться, что там большевики и Сталин такую уж положительную роль сыграли и спасли Россию. Мы знаем страшные факты, которые были. И, прежде всего, страдания церкви и народа. Но в чем-то, конечно, так сказать, Сталин осознал потом. Ну, мы сейчас не будем касаться этой, так сказать, политической стороны. Что касается фарисейства, не соглашусь. Потом что, все люди, так сказать, все… конечно, никто не без греха. И мы не будем говорить, что все вокруг нас святые, что мы святые. Но то, что процесс есть вот прихода все-таки сознательного, я повторюсь, осознанного, и покаянного среди правящих, так сказать, вот структур, властных структур, и людей, которые, скажем, являются благотворителями, потом что это тоже идет возрождение духовности. Если мы, скажем, посмотрим ту же Чердынь, где там храм на храме расположен, то там, оказывается, был конкурс, кто же больше пожертвует. И там вынуждены были ограничивать, так сказать, эти пожертвования, что все больше не надо. Надо и простому народу дать возможность копеечку внести, а не только богатым людям. А сейчас вот это, действительно, потребность высока. И пока нет такого, так сказать, вот движения широкого к благотворительности.

Ведущий: Слушатель Ермак через ICQ выражает позицию, что имущество, конечно, надо передавать. Но только, чтобы это имущество реконструировала сама Русская Православная Церковь на пожертвования и тому подобное.

Иерей И.А.: Этот вопрос спорный.

Ведущий: Я даже ни на секунду не удивился вашей ремарке. Ну, ни на секунду. Было бы странно, если бы вы сказали - конечно, именно мы сейчас и будем восстанавливать.

Иерей И.А.: Если государство и люди, так сказать, разрушили церкви и привели их в такое состояние и сказать – ну, а сейчас мы передаем, а теперь уж вы сами как-нибудь на пожертвования. Ну, это же не логично. Надо всем миром, действительно. И в этом тоже процесс покаяния, что и государство должно вложить, и, так сказать, не только одни благотворители и пожертвования.

Ведущий: Разные позиции. Вот, например, слушатель под ник-нэймом Генрих Валуа говорит о том, что, а крепостных вот епископ не собирается обратно требовать? Критическая позиция.

Иерей И.А.: Ну, это я, правда, не понял, что тут, каких крепостных?

Ведущий: Ну, видимо, как у Генриха Валуа есть позиция крепостных. Спрашивают: «Вот пришли поговорить только о недвижимости? А как же наши заблудшие души?» Есть у меня ощущение, что на самом деле часть нашего разговора как раз вот именно заблудших душах.

Иерей И.А.: А, видите, это вещь возвращение заблудшей души, вот возвращение недвижимости. Ведь мы же состоим из души и тела. Это все неразрывно. И поэтому храмы - это, так сказать, не только стены, которые нужно, да, возвратить и возродить. Но главный-то храм - это храм души, который… Ради чего возвращаются эти стены? Ради возрождения храма души.

Ведущий: Очень странная вообще ситуация в стране. Мы как-то с вами об этом уже говорили. Люди обязательно приходят в церковь на крестины, и когда умирают.

Иерей И.А.: Действительно.

Ведущий: А вот между началом и концом ощущение, что можно как-то в стороне остаться.

Иерей И.А.: Это вообще болезнь России. Она была всегда.

Ведущий: Есть вопрос слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Алло, здравствуйте. Меня Евгений зовут. У меня вот вопросик. А почему вот в разных церквях разные цены за крестины, допустим? За вот всякие, ну, вот… Ну, человек, бывает, не может платить. Но хочет.

Иерей И.А.: Хорошо. Я понял. Это, во-первых, не цены, а пожертвования называется. И, скажем, если в храме подойдет человек, скажет – у меня нет денег, но я хочу креститься, его обязательно покрестят. И даже, может, ему и помогут чем-нибудь, там, так сказать, если он нуждается. А то, что разные пожертвования, вообще-то, положение было такое, что это все-таки свести к одному знаменателю, чтоб не было, так сказать, ну, таких вот искушений. Чтоб это был примерный, одинаковый размер пожертвования. Но, если человек не может внести, всегда ему пойдут навстречу.

Ведущий: Подробнее.

Иерей И.А.: В смысле?

Ведущий: Ну, всегда пойдут навстречу в смысле?

Иерей И.А.: Ну, вот приходит человек – мне нужно покреститься. Ну, так сказать, мне нужно отпеть там своего близкого человека, но у меня нет средств. Неужели мы ему откажем?

Ведущий: Ясно. Я предлагаю вернуться к теме внутреннего кризиса, о которой мы начали говорить. Только что Александр, наш слушатель, через ICQ, задал вопрос: «Что можно сказать о территории тюрьмы № 30 в городе Кунгур?». И я думаю, что имеет смысл более расширить. Вообще, насколько сейчас ведется работа по выведению складов, тюрем и прочих вещей с территории храмов?

Иерей И.А.: Этот процесс идет. И в Кунгуре, конечно, это болезненный вопрос, где на месте монастыря женского до сих пор и практически в центре города находится тюрьма. Но, видимо, он не такой простой, чтоб его быстро разрешить. Но, тем не менее, там создан монастырь. И процесс идет. Вот я бы отел сказать о тех храмах, которые оказались внутри каких-то учреждений. Вот, скажем, внутри учебных заведений. Это ряд вузов, которые расположены в Перми. Институт культуры, где храм Кирилла и Мефодия. Хореографическое училище, сельхозакадемия. Конечно, храмы должны быть храмами. То есть, они не могут использоваться под какую-то совершенно иную деятельность. Другое дело, что, конечно, не идет вопрос о том, что, скажем, пермский институт культуры передать духовному училищу, которое там было. Это здание духовного училища. Носам храм должен внутри действовать. То есть, это решение должно быть вуза, так сказать, руководства вуза.

Ведущий: Нет, решение должно быть… Вы с ними разговаривали?

Иерей И.А.: Разговор такой был. Но пока он повис в воздухе. Я знаю, что медицинская академия вышла с предложением внутри своего вуза организовать часовню. Еще тут есть такой вопрос. Скажем, вот духовное образование в Перми.

Ведущий: Вот давайте здесь прервемся. Есть вопрос слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Меня тоже зовут Александр. Вот у меня два небольших вопроса. Пусть ваш собеседник объяснит, почему церкви закрыты для народа? Вот время, скажем, ну, от фонаря, там, 23 часа. Мне тяжело на сердце. Я хочу прийти к священнику. А церковь закрыта. И второй вопрос. Не кажется ли вам, что в церковь сейчас идут люди, которые на миру не могут найти себе какой-либо деятельности? Они не могут себя проявить?

Ведущий: Вы имеете в виду, идут в монахи, идут…

Слушатель: Не в монахи, а в служители. Я пример привожу очень простой. Я преподаватель вуза. У меня студент был, извините меня, бестолковый. Он сейчас служит в мужском монастыре в Мотовилихе.

Ведущий: Спасибо большое. Спасибо за позицию. И знаете, вот от пользователя с ник-нэймом Серега через ICQ тоже пришел вопрос: «Ко мне на улице и домой приходили мормоны, адвентисты седьмого дня, Свидетели Иеговы, но ни разу не было батюшки. И это в православной стране».

Ведущий: Ну, я думаю, что вопросы оба из одного спектра.

Иерей И.А.: Да. Но церковь, вообще-то, открыта для народа, старается быть открытой. Храмы открыты ежедневно. И если что-то с человеком случилось ночью, тут есть выход такой, что есть телефоны, которые в храмах можно взять. Естественно, нет возможности ночью тоже в храме, так сказать, находиться священнику. Но он может ответить на телефон, и прибыть. Это его обязанность. Либо к умирающему, либо, ну, что-то срочное произошло. Он должен это сделать даже ночью. Поэтому это все возможно организовать. И в церкви можно взять такой телефон. Что касается того, что приходят люди там, которым нечего делать. Это, может быть, знаете, тоже такой путь. Как Господь ведет человека, это тайна. И он приходит в монастырь, может, от того, что ему стало трудно там. И это внешняя причина. А что у него происходит в душе? Этот ваш студент, который был неудачный, как студент, он может удачный монахом. То есть, у него в душе может произойти переворот. И это мы знаем. Значит, и в Житиях Святых, скажем, Сергий Радонежский ничего не мог понять сначала грамоте. Был совсем, так сказать, тупой по-нашему. И вдруг у него произошел переворот. Он стал прекрасно все понимать. Духовный переворот произошел. Поэтому тут не надо так вот внешне подходить, что вот он был плохой студент и пошел в монастырь.

Ведущий: Некоторые вопросы слушателей, ощущение, что задают вопросы люди ищущие.

Иерей И.А.: Конечно, конечно, согласен. Потом еще какой-то был третий вопрос.

Ведущий: Связан с тем, что… Ну, я его традиционно одинаково всегда задаю.

Иерей И.А.: А, сектанты.

Ведущий: Это не сектанты даже. Это активность сект при пассивности отцов святых в церквях. Это не касается только там русской Православной Церкви. Это касается и мечети, это касается костелов. За ограду не выходим.

Иерей И.А.: Ну, почему? Сейчас приняты как раз шаги, чтоб выйти за ограду, выйти в школы, выйти в вузы. И наш нынешний Святейший патриарх подает пример такого выхода, как он смело выходит на огромную аудиторию с молодежью, общается. Просто это должно быть на достойном уровне. Не то, что остановили на улице, там, что-то такое сули. Как это делают Свидетели Иеговы или какие-то другие секты. Поэтому это нужно делать достойно и красиво, чтоб не было насилия и не было навязчивости. Мы не можем прийти в школу просто так, если, скажем, директор против. А должно быть общее согласие, общее решение. И оно должно быть не просто на уровне, так сказать, вот наших личных отношений.

Ведущий: Не будем поднимать очень широкий пласт вопросов, связанных с образованием, факультативным православием, мусульманской истории Ислама. Задам, наверно, в завершение вопрос. Вы уверены, что при появлении дополнительных новых 20, 30 новых храмов, при возвращении существующих нескольких десятков храмов на территории Пермского края активность служителей Русской Православной Церкви она тоже возрастет? Уверены ли мы, что хватит сил и возможностей наполнить храмы и выйти с вопросами духовности на окружающих людей? Чтоб они не камнем кинули за то, что пытаемся разговаривать с ними про веру и будущее, а то, что это будет воспринято правильно.

Иерей И.А.: Господь сказал в Евангелии: «Жатвы много, делателей мало». Это будет всегда. Всегда недостаток духовных пастырей. То есть, какой-то духовный вакуум. Но мы трудимся над этим, работаем, стараемся привлечь молодых людей через духовное образование, которое возрождается в Перми. Надеемся, что будет возрождена духовная семинария, которая здесь была славным духовным заведением. И думаю, что сможем со временем дать достойный ответ на запросы самых разных людей, как самых образованных, так и самых простых.

Ведущий: С нами сегодня в эфире был священник, правильно называть иерей Игорь Ануфриев. Он является настоятелем храма Георгия Победоносца. Ему поручили возглавить еще один новый храм, переданный на улице Пушкина Семена Верхотурского. И большое спасибо за те ответы, которые были. Я думаю, что не все вопросы были простыми. И надеюсь на встречу, в том числе, и в программе «День города». Потому что, я думаю, что администрация города Перми продолжит свою работу по возвращению собственности Русской Православной Церкви и собственности конфессий обратно конфессиям. Большое спасибо, что были с нами. Я Сергей Маленко. За пультом звукорежиссера был Сергей Слободин. Это программа «День города».

Обсуждение
41019
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.