Верхний баннер
05:13 | СУББОТА | 20 АПРЕЛЯ 2019

$ 63.96 € 71.92

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / День города

26.10.2009 | 22:00
«День города». Как сделать наши дворы и подъезды более безопасными?

Ведущий: Общественная безопасность – одна из составляющих национальной безопасности, выраженная в уровне защищенности личности, общества и государства, причем, преимущественно от внутренних угроз общеопасного характера. Именно так в словаре определяется общественная безопасность. И Пермский край, город Пермь искренне пытается быть общественно безопасным. И в течение последних лет ???????? (неразборчиво) говорит, что нет, мы больше не вотчина криминала, как об этом пишет ряд европейских средств массовой информации. Но все ли получается у Пермского края? Это программа «День города». У микрофона Сергей Маленко. За пультом звукорежиссера Антон Мелехин. И на мои вопросы сегодня ответит эксперт, генеральный директор группы предприятий безопасности «Цербер» Андрей Козеев. Здравствуйте, Андрей. Андрей Козеев: Здравствуйте.

Ведущий: Спасибо, что нашли время прийти и поговорить. Вы ведь, наверно, более десяти лет работаете в частном сегменте бизнеса, что-то около 15?

А.К.: С 92-го года.

Ведущий: С 92-го года. А до этого были силовиком?

А.К.: Да, я офицер внутренних войск.

Ведущий: Вы оцениваете город Пермь как безопасный город?

А.К.: Думаю, что он будет оцениваться безопасным всеми – и слоями населения, и специалистами, тогда, когда это будет среднеевропейский по уровню безопасности город. До этого, в поте лица, если работать всем вместе, это лет 15. Думаю, не раньше.

Ведущий: Российская Федерация приближается к уровню безопасности европейских стран развитых?

А.К.: Вот боюсь, что пока даже задачи такой, внятной и жесткой, государство себе не поставило. Поэтому и приближаться пока не может.

Ведущий: Причем, в силу, наверняка, очень разных причин.

А.К.: В силу разобщенности задач, которые стоят перед силовиками и государством. Нет единой, видимо, задачи и понимания, как добиться безопасности на нашей территории.

Ведущий: Правильно ли говорить, что в данный момент Российская Федерация находится вновь на переломном этапе развития? Вновь реформируется сразу все: и система безопасности, и система организации частных охранных предприятий, и система организации добровольных народных дружин, казачьих дружин и так далее.

А.К.: Нет, думаю, конечно, нет, так уж говорить нельзя. Наверно, можно говорить о развитии безопасности в Российской Федерации. Но никак не о коренной реорганизации. Все это, слава богу, мы уже переболели все. Все получили – и силовики, и государство, и население получило от этого только огромные неудобства и неудовольствия, и взрыв преступности. Я надеюсь, что такого больше уже не повторится коренной реорганизации. А то, что мы идем все-таки по пути улучшения системы безопасности, это, конечно, факт, это радует.

Ведущий: При этом все равно проблемы критические. В некоторых сегментах они не решались. И старается власть, может быть, закрывать глаза на часть проблем.

А.К.: А я попробую сформулировать свое видение. Конечно, оно не бесспорно, наверняка. Но уверен, что в данном случае мяч на стороне государства. Даже не у милиции, не у силовиков, а именно на стороне государства. На сегодня крайне необходимо, чтоб все понимали, что наше государство изменилось с советских времен. Появилось очень много частных собственников. Имущество стало, в основном, в руках частного собственника, не у государства. Общество у нас стало, ну, во всяком случае, идем по пути демократического общества. А задачу милиции по-прежнему формулирует и контролирует только государство. Я считаю, что вот в этом заложена пока большая ошибка. Мы идем к тому, что население будет включено в активную оценку деятельности милиции через опросы ВЦИОМ, законопослушная часть, конечно, населения. И вот когда эти опросы будут иметь реальный результат, эти опросы будут проводиться достаточно часто, тогда люди в погонах к этому быстро привыкнут. И будут ориентироваться уже на спрос населения, на услугу безопасности. И этого элемента в государстве пока нет. И пока такой задачи не будет сформулировано, пока дерево задач, так называемое, не дойдет до рядового или, там, до сержанта внизу, в конце концов, декомпозиция миссии, так называемая, не состоится в государстве, поэтому у нас пока и не будет единой вот, единого видения этого процесса безопасности.

Ведущий: Андрей, скажите, официальной оценки о том, что в Перми снижается уровень преступности, Пермь становится более безопасным городом, что мы выходим в лучшие рейтинги по Приволжскому федеральному округу, они соответствуют действительности?

А.К.: В чем-то соответствуют. В общем-то, нам не лукавят. Мне дали возможность все это посмотреть. Мы уже со второго места по криминальн… с печального, с конца, значит, списка рейтинга со второго места переместились уже на пятое. Темпы падения преступности, именно падения, не количество преступлений. Количество преступлений у нас пока ужасное. И это все понимают прекрасно. А вот темпы падения уровня преступлений совершаемых у нас значительно опережает, наверно, ну, весь почти что Приволжский федеральный округ. И не только у нас. Не только Приволжский федеральный округ, но и в России мы выглядим очень, очень неплохо. Дай бог, чтоб у нас эта динамика сохранилась. Тогда лет через пять, конечно, мы уже будем, наверно, ну, хотя бы в середине списка Российской Федерации. У нас будет другой уровень преступности.

Ведущий: Насколько сейчас активно готово государство… я говорю про администрацию Пермского края, про администрацию города Перми, насколько активно готовы взаимодействовать с частными охранными предприятиями, с поддержкой добровольных народных дружин, например?

А.К.: Вот с добровольными народными дружинами… ну, это, конечно, формирует гражданское общество. И это необходимая, наверняка, функция. Но я с ними никак не связан, не сталкиваюсь. У меня есть своя профессиональная задача. Я работаю по частным охранным предприятиям. И вижу, что, слава богу, именно в Пермском крае, именно в Перми по сравнению с другими регионами, со многими, работать намного, намного легче, проще. Мы слышим друг друга. Имеется в виду власть, имеется в виду силы безопасности вот госструктуры, и частные охранные предприятия. У нас сложилось хорошее взаимопонимание. Работать у нас можно и, в общем-то, комфортно нашему бизнесу.

Ведущий: При всех сложностях, которые существуют во взаимодействии?

А.К.: Безусловно, сложностей очень много. Но я сравниваю просто с другими регионами. У нас условия лучше.

Ведущий: Конкуренция чувствуется на рынке частных охранных услуг?

А.К.: Как-то получилось так, что есть довольно тонкий слой небольшого количества предприятий, которые занимаются пультовой охраной. И те, кто этим занимается эффективно и профессионально, их очень много по количеству. Поэтому жесткой конкуренции… Вот мое предприятие, так вот… ну конкуренция есть. Она здоровая, хорошая. Но так, чтобы уж очень жесткая, я бы так не сказал. Тем более, что даже в кризисный период, и все пять лет подряд мы развивались где-то около 30 процентов ежегодно, не меньше. В этом году мы, видимо, будем только на 15 процентов ориентироваться.

Ведущий: Есть подозрение, что сил и средств, это профессиональный термин, сил и средств у работников милиции, у работников внутренних дел на весь город Пермь в адекватном количестве не хватит никогда. Что уровень финансирования, он недостаточен. И поэтому требуется перекладывать часть обязанностей, возможно, на бизнес.

А.К.: Ну, тут, скорее всего, не из-за того, что не хватит. А из-за того, что, снова уже возвращаемся, государство имеет свою часть собственности, и заказывает у силовых структур защиту этой собственности, а население, бизнес имеет свою часть собственности. Оно вправе заказывать услугу безопасности у любой – у государственной или не государственной структуры. То есть, на сегодня, если мы будем идти по демократическому пути развития, то альтернативы охранным предприятиям, то есть, вот взять и убрать их с рынка, ну, наверно, это уже на сегодня невозможно. И нецелесообразно абсолютно для государства. Поэтому, наверно, будет развиваться то, и другое. Если же посмотреть опять же на цели единой, подумать о единой цели, как это сделано в западных странах, посмотреть. Ведь количество полиции в западных странах бывает, что в четыре, в пять и в восемь раз меньше на тысячу населения, а порядка там значительно больше. И зарплата у них, естественно, в разы, в разы больше. Самый уважаемый полицейский на западе, насколько я знаю, в Дании. Но зарплата у него… Он самый уважаемый не только полицейский, он самый уважаемый из всей социальной сферы человек.

Ведущий: Вот я предлагаю об этом поговорить еще. Потому что есть некоторые особенности по организации работы в обеспечении общественной безопасности там, у них, и здесь, у нас. А пока небольшая информация о том, в каком же состоянии находится сейчас Пермский край, город Пермь.

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ. По данным официальных источников, в течение всего года в Перми отмечается снижение уровня преступности. Управление внутренних дел города по итогам первого полугодия считает, что наблюдается снижение количества зарегистрированных преступлений более, чем на 5 процентов. При этом увеличилась раскрываемость преступлений, совершенных в общественных местах, и раскрываемость преступлений на улицах выросла более, чем на 6 процентов. Только в первом полугодии в городе было смонтировано 187 видеокомплексов, с помощью которых выявили 4537 административных правонарушений. Из них, нарушений правил дорожного движения 990, а мелкое хулиганство и распитие спиртных напитков в общественных местах, 3546. Между тем, отмечают увеличение количества преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения на 14,6 процента. В то же время, Пермский край в пятерке лучших регионов Приволжского федерального округа по снижению уровня преступности. В динамике снижения тяжких и особо тяжких преступлений наш регион занимает второе место в Приволжье. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЮЖЕТА.

Ведущий: Это программа «День города». Мы разговариваем сегодня с генеральным директором группы предприятий безопасности «Цербер» Андреем Козеевым о том, каким образом организовано сохранение общественной безопасности и обеспечение общественной безопасности в Перми. И в продолжение. Вы сказали о том, что в странах запада профессия полицейского, профессия сотрудника внутренних дел, она является, зачастую, престижной и обеспечивается материально, хотя бы по уровню заработной платы куда лучше, чем в нашей стране. Тем не менее, по различным оценкам уровень доверия к сотрудникам внутренних дел он не всегда высок в Российской Федерации. Это связано с огромным количеством фильмов, которые выходили ранее. Ощущение, что в государстве вообще отсутствует какая-либо политика по поддержанию имиджа, как армии, так и органов внутренних дел. В этом отношении ЧОПы никто не «мочил». И частные охранные предприятия выглядят лучше, либо, наоборот, в отдельных регионах отсутствует какой-либо имидж. На самом деле, насколько вы готовы стать партнерами для органов внутренних дел в деле обеспечения общественной безопасности?

А.К.: Знаете, вот я бы очень хотел уйти от ??????????? (неразборчиво), любого вида ???????????? (неразборчиво), потому что я понимаю… у меня друзей много. Люди служат честно. Во всяком случае, мои друзья. Я гарантирую их много. И делают все, от них возможное. Я еще раз повторюсь, что считаю, что недостатки работы, если они есть, то недостатки именно в организации. А в организации именно государства, наверно, скорее всего, нужно тут больше уже спрашивать нам общество. Общество еще, может быть, не созрело до такой степени, чтобы предъявить свои претензии или требования к государству. Милиция в томи виде, которая есть, в том виде, как она финансируется, в том виде, как с нее спрашивается, какие задачи ?????? (неразборчиво) ставятся – палки, палки, палки, а не удовлетворенность населения услугой, в этих условиях они так и будут работать. Они так обречены, и по-другому быть не может. Пока государство не поймет, что нужно что-то менять.

Ведущий: Я об этом и говорю, что государство не делает ничего, чтобы хотя бы имя доброе добавить, за исключением двух-трех сериалов, которые выходят на центральном телевидении.

А.К.: Пытается. Я думаю, пытается. Центральная власть уже пытается. Видно, что осмысление начинается. Я надеюсь, что в течение этого года мы увидим какие-то результаты уже на среднем, и, надеюсь, на нижнем звене. Что касается охранных предприятий, мы, конечно же, очень надеемся, что когда-нибудь в Российской Федерации случится то, что в США есть. США – единственная страна, насколько мне известно, в мире, в которой негосударственные предприятия безопасности включены в национальную систему безопасности страны. Если нам такое место когда-нибудь… Ну, конечно, мы должны накопить своих возможностей, мастерства, жирок силовой или любой другой. Все это когда состоится, и если нам дадут такое место в национальной безопасности страны, вот тогда я посчитаю, что мы становимся партнерами. До этого нам еще расти, расти. Я прекрасно понимаю госслужащих, которые пока нам в полной мере не доверяют. Ну, что такое, нам 15 лет. Надо время еще, наверно. Вот и подождем это время.

Ведущий: Да, но вам практически столько же лет, сколько стране. И если уж брать по-крупному, вся система Российской Федерации находится в состоянии там 18 лет отроду. Потому что все было изменено. И вот что-то новое стало появляться. В некоторых случаях к вам обращаются, не к вам конкретно к «Церберу» или к Андрею Козееву, а вообще в разных субъектах федерации говорят – ну, а че ЧОП. Что может сделать ЧОП? Ну, вот у них и людей мало, и вроде как возможностей нет. При том, что вы являетесь, например, в нашем городе одним из активных участников процессов реформирования подходов к обеспечению общественной безопасности. Например, та же программа «Безопасный город», о которой все говорят, более того, и на федеральном уровне, она ведь частично внедрена на территории города Перми.

А.К.: Да, потуги, или, как сказать, усилия есть. Их можно по-разному оценивать. Если говорить о стратегическом партнерстве, что в будущем я бы хотел видеть, в каких местах охранные предприятия, мы уже есть, вообще-то, можно тоже сказать. Начнем, наверно, с «Безопасного города». Он пояснее, все-таки уже есть какие-то примеры. То, что разрабатывалась концепция, в ней написано, что перекрестки крупные, автострады, места общего пользования, где вот общие гуляния, там, где нет интересов охранного бизнеса, где нам никто, ничего, никогда не заплатит, где мы видеокамеры не поставим, то там, конечно же, должно прийти со своими финансами государство. Поставить видеокамеры, поставить систему передачи данных. Все, что касается внутридворовых площадок, подъездов, если будет заказ такой от ТСЖ, конечно же, управляющих компаний, все, что касается дворов, все, что касается бизнеса, это, возможно, наш завтрашний рынок. И мы должны работать в единой системе передачи данных. На сегодня в городе уже построено ГУВД края широкополосная система передачи данных. И мы надеемся, что нас туда однажды когда-нибудь допустят с нашими архивами. Это даст возможность милиции, с одной стороны, эффективнее раскрывать, заходить на наши архивы, и раскрывать преступления. С другой стороны, нам никогда, это очень дорого, мы никогда не сможем построить еще одну широкополосную или какую бы то ни было систему передачи данных. Дорого. Ну, а вместе с тем для безопасности нужна специализированная система передачи данных. Если эти интересы, они совпадают, вообще-то, вот так вот на бумаге, по расчетам они совпадают. Уверен, что чуть раньше, чуть позже, но это будет работать именно в одной упряжке. Охранные предприятия внутри бизнеса и дворов, государственная структура безопасности, пользуясь нашими ресурсами, в том числе, будут контролировать улицы, перекрестки и так далее. Это что касается «Безопасного города». Кстати, вот хочется предложить управляющим компаниям и ТСЖ на сегодня, и населению, мы готовы вкладывать свои инвестиции ??????? (неразборчиво) и с банками, и со страховыми компаниями. Готовы взять какой-нибудь большой микрорайон, внедрить туда свои системы безопасности. Гарантировать безопасное проживание на этой территории всех, кто зашел на свою территорию, там, допустим, часть Паркового или часть Садового. И дальше уже голова не болит, что ты можешь подвергнуться какому-то нападению в любое время дня и ночи, суток.

Ведущий: Я правильно понимаю, что в Москве, на самом деле, подобного рода схемы уже применяются?

А.К.: Нет, там все делается за счет бюджета. Мы готовы вкладывать свои деньги. Единственное, конечно, мы надеемся, что управляющие компании оценят наши усилия. И на длинных, так сказать, деньгах мы себе эти инвестиции должны, безусловно, вернуть.

Ведущий: А когда вы говорите о том, что вы заходите на территорию, на участок Паркового, это, значит, что вы готовы обеспечивать сразу несколько управляющих компаний и ТСЖ? В единую схему.

А.К.: А вот по-другому никак не получится. Нам надо… один квартал, это мы сейчас вот отбираем по городу. Пока три, не буду пока раскрывать, ни к чему, три у нас есть больших вот таких участка, где мы могли бы применить свою силу. Но каждый дом – это либо отдельное ТСЖ, либо другая управляющая компания. Договариваться надо со всеми. И вот в этом самая большая сложность. У нас нет ни оной площадки, где бы двадцать домов высотных стояли под одной управляющей компанией или ТСЖ.. Сложность пока. Ну, вот и этот рынок сырой, я так считаю. Управляющие компании и ТСЖ, их слишком много. И, конечно, управлять со стороны государства таким рынком сложно. И нам договариваться, кстати, тоже сложно. Причем, там ведь не только видеонаблюдение будет внедряться. Так называемая технология радиочастотной идентификации, технологии контроля входа, выхода, контроля потерь – воды, газа, тепла, то есть, аварийных ситуаций. А те технологии, которые мы сейчас уже используем, они пригодны не только для охраны .Охрана там занимает два, три, четыре процента от их возможностей.

Ведущий: Вы готовы гарантировать ответы по всем озвученным вопросам?

А.К.: Мы готовы транслировать информацию в те структуры, которые заинтересованы в этой информации. Тем более, что уже свой колцентр мы создали, учимся, тренируемся. Я думаю, что мы этот год еще потренируемся. А в следующий год уже будем очень громко заявлять о своих возможностях.

Ведущий: А сколько примерно времени требуется для того, чтобы организовать подобный кластер безопасности? Давайте его так назову.

А.К.: Если усилия совпадут, интересы совпадут всех, я думаю, что в течение двух месяцев можно подписать все документы. И максимум полгода на то, чтобы внедрить системы безопасности. И через семь-восемь месяцев можно говорить о безопасном проживании в каком-то микрорайоне.

Ведущий: Я предлагаю сейчас отвлечься на несколько секунд для того, чтобы посмотреть, что же происходит по всей стране и как социологи оценивают некоторые вопросы отношения граждан к собственной безопасности.

СЮЖЕТ В ЗАПИСИ. В России уже несколько лет пытаются реализовать технологии, позволяющие увеличить личную ответственность граждан за безопасность в местах проживания. Например, в стране пытаются возродить институт добровольных народных дружин. Во всех крупных городах органы правопорядка активно используют в работе силы и средства частных охранных предприятий. Тем не менее, многие руководители ЧОПов считают интеграцию бизнеса в сферу охраны общественного порядка крайне медленной. Эксперты заявляют, что при существующей материально-технической базе органы правопорядка не всегда могут обеспечить должный уровень контроля за безопасностью в общественных местах. В свою очередь силовики в ряде крупных городов России, например, Челябинске и Саратове, считают охранные предприятия, казачьи добровольные народные дружины не достойными конкурентами вневедомственной охраны. И активно предлагают школам и детским садам отказаться от услуг частников. Главными проблемами обеспечения общественной безопасности социологи считают безразличие большинства россиян к окружающим проблемам и нежелание включаться в коллективные действия. ПРОДОЛЖЕНИЕ ЭФИРА.

Ведущий: Ну, вот, Андрей Геннадьевич, в принципе, эксперты вторят вам по некоторым позициям. И как вы оцениваете заявление, что основная проблема, одна из главных проблем – это безразличие большинства россиян к окружающим проблемам и нежелание включаться в коллективные действия?

А.К.: Я абсолютно согласен. У нас пока не зрелое общество, которое не умеет требовать, не умеет отстаивать свои интересы. Безусловно, это болезнь нашего общества пока на сегодня. Кстати, если говорить, еще раз вернуться к «Безопасному городу», я считаю, что наиболее продвинутый безопасный город, хотя мы были у истоков в 2004-м году, Пермь, имеется в виду, был, наверно, застрельщиком движения «Безопасного города» по всей стране.

Ведущий: Но федеральная программа появилась уже именно после пермских действий.

А.К.: Да. В Москве, та, что внедрялась, было, так сказать, ну, стратегически несколько по-другому, совершенно, внедрялась. Пусть это будет за кадром все. Самое главное, что самый успешный, на мой взгляд, сейчас развивающийся безопасный город, это город на югах вот Симферополь. Ставрополь.

Ведущий: Ставрополь. Симферополь – Украина.

А.К.: По информации, которую я увидел в Интернете, 3700 видеокамер уже работают в безопасном городе. Вот этого прекрасного города. Конечно, туда вливаются федеральные деньги. Юг страны, близкий. Но это, конечно, показатель.

Ведущий: Я правильно понимаю, что говорить о внедрении ряда технологий только при условии бюджетного финансирования в несколько сотен миллионов рублей?

А.К.: Я могу точно сказать, что город Пермь – это 9 миллиардов. Если плотно видеонаблюдение делать хорошее в каждом подъезде – это 9 миллиардов.

Ведущий: Уже есть вопрос. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Роман меня зовут. Скажите, вот, если мне не изменяет память, охранники «Цербера» были как-то осуждены за убийство, там, при исполнении. Так это или не так, я не помню точно. Но, во всяком случае, как вот можно доверять вообще силовым структурам? Я не говорю, что вы там конкретно. Ну, всяко бывает, в конце концов. Но как я могу доверять частным охранным структурам вот в нынешней сложившейся ситуации, если и в милиции, там, понимаете, «евсюковы», там, всякие бывают? Вот последний случай, который, там, в пятницу произошел с таксистской. Как вот я могу в этом отношении… как мне, обывателю, вам доверять? Это первый вопрос. И второй вопрос. Вот вы как-то так. Всегда, фирма «Цербер» хорошо осваивает бюджетные средства. Я ни за что не поверю, что пожарную часть в Лобаново вы там открыли только на свои деньги, ни копейки из бюджета не освоив. Что-то там другие какие-то конкурсы проводите. Все по закону, все нормально. Но вот как-то вот,.. сейчас-то вот ваш приход какой, то есть, что вы сейчас предлагаете, конкретно какие средства из бюджета вы опять освоите? Чего нам ждать?

Ведущий: Спасибо, Роман. Напоминаю, что на самом деле были обвинены сотрудники ЧОП «Альфа», а не «Цербер», если я правильно помню. Я правильно помню?

А.К.: Да. У нас никогда никого не убивали. Слава богу, за 18 моих лет, уже,16 лет в частном охранном бизнесе, пока такого не было. Слава богу. Надеюсь, что не будет.

Ведущий: Ну, а относительно вопросов про государственную поддержку.

А.К.: На счет государственной поддержки. Да нет у нас никакой государственной поддержки на самом деле. Я очень боюсь вот сесть на иглу бюджетную. Это страшно. Мы перестанем быть рыночным предприятием. Если у нас и есть какие-то победы на каких-то редких, редких тендерах, то в нашем обороте нашего предприятия эти суммы просто мизерные. Они не превышают двух процентов от нашего дохода. Мы чистое рыночное предприятие открытое. У нас две тысячи охраняемых объектов. И все они, почти все, ну, может быть, за исключением областной клинической больницы, это объекты частного бизнеса, частных лиц. Поэтому я очень стремлюсь остаться именно таким вот открытым предприятием.

Ведущий: В продолжение. В первой половине нашего разговора выговорили о том., каким образом организована работа в странах Европы, с которыми мы привыкли сравнивать себя. Есть ощущение, что зачастую одним их главных стимулов к безопасности является то, что чаще всего сотрудников внутренних дел или сотрудников оранных предприятий их просто не видно. Они не в форме, они ходят в такой же одежде, например, это Швеция. В такой же одежде, как и все граждане. Все, что у них есть – это на лычке костюма небольшой значок, который они отворачивают в случае необходимости.

А.К.: Ну, там тоже разные подходы. Есть и патрульные силы, которые видно, есть и иные силы, которые не видно. По-разному складывается в разных европейских странах. Могу сказать, что в половине стран Европы еще нет даже законодательства отдельного по охранному бизнесу, как это есть в России. То есть, мы продвинулись, как ни странно, в некоторых вопросах значительно дальше. В США, например, только в восьми, по-моему, штатах имеется закон о том, что охранник должен пройти подготовку двухчасовую. Практически охранники в США вообще не имеют никакой подготовки. И тут как раз вы говорили о зарплатах полицейских. Я должен сказать, что в Европе, в США, во многих странах, чтоб в полицейские, люди пытаются попасть в охранный бизнес. Получают там значительно, там, в три, в четыре раза меньше зарплату. И попасть в полицию – это, конечно, мечта очень многих, тем более, частных охранников. У нас же на сегодня нонсенс. Зарплата охранники и зарплата милиционера зачастую где-то близка, в общем-то, неправильно. Ну, вот, как сумел, так и ответил, наверно. А что касается европейских требований, еще раз подчеркну, что, если будет у нас сформировано требование работать на население, на общество, если это будет замерами меряться, и за это будут, за удовлетворенность на своем участке участковый, например, получать зарплату за то, что его участок хорошо обслуживается, население удовлетворено уровнем безопасности, и он за это будет получать огромные по нашим деньгам, нормальные приличные деньги, на которые можно жить, достойно, я вас уверяю, что количество сотрудников быстро начнет снижаться. Насколько я помню, в Дании в 12 раз. Может быть, ошибаюсь. Но, по-моему, в 12 раз меньше полицейских, на тысячу населения или на 10 тысяч, как это статистику делают, но порядка там намного больше. Поэтому, еще раз подчеркну, не в количество дело. А дело именно в целевых показателях, на которые настроена та или иная… подразделение, часть, общество и так далее.

Ведущий: И в продолжение. Насколько я понимаю, вы принимаете участие в грядущей, большой выставке-семинаре в Гааге. Если можно, чуть более подробно об этом. Потому что там собираются представители ведущих компаний разработчиков ряда новшеств для обеспечения охраны.

А.К.: Да, я неожиданно для себя в какой-то мере получил приглашение поучаствовать и выступить на этом ежегодном крупнейшем форуме, где собираются производители и инвесторы всего, что касается безопасности. Это лестно, конечно, для меня. Готовлюсь к этому выступлению. Буду говорить именно о развитии… что хотят, кстати, от меня, это услышать, как развивается частный охранный бизнес в регионах, именно в регионах. Поэтому буду говорить именно о «Безопасном городе», как мы его строим, как планируем выстроить. Будем говорить о том, что с Минтрансом у нас достигнуто некоторое соглашение. Что на дорогах России нужно тоже привлекать охранные предприятия. У нас есть решение. И мы начинаем с Нового года двигаться по дорогам России с нашими партнерами. 52 региона Российской Федерации являются нашими партнерами на сегодня. Я имею в виду группу предприятий «Цербер». И я буду говорить о том самом проекте Лобаново, два в одном.

Ведущий: Более подробно об этом проекте.

А.К.: Очень интересный этот проект получается для тех территорий, где небольшое количество населения сравнительно, 10-15 тысяч населения. Содержать подразделения охраны там очень сложно. Мало бизнеса, мало денег для того, чтобы охранять эту территорию, например вот как в Лобаново. Ну, никогда не набрать там денег, чтобы там группа постоянно стояла. Вместе с тем пожарного ???????? (неразборчиво) там тоже государственной нет. Государство уже политику свою объяснило, по-моему, всем по поводу пожаротушения. Там, где есть федеральные части, где есть необходимое количество населения, там стоят федеральные части. Где небольшие поселения, там муниципалитет обязан содержать пожарную часть за свой счет. Выбирая между государственными, частными, ведомственными и другими… шесть видов вообще-то, шесть типов на сегодня в законе обозначено пожарных команд. Ну, мы оказываемся иногда более конкурентоспособными. И к нам идет вот как раз некоторое бюджетное финансирование. Не только часть. Все остальное мы зарабатываем благодаря еще охране этой же территории, жителей и бизнеса. И с одного предприятия, вот мы собираем две услуги в одну предприятий. И благодаря вот сложению этих денежек, мы умудряемся содержать там и то, и другое. И достаточно эффективно работаем. Я думаю, что это вот новшество, оно очень интересно. Я уже знаю. Так что очень много вопросов идет ко мне от моих партнеров по всей стране. И надеюсь, что это новшество заинтересует и европейского слушателя.

Ведущий: Насколько готовы сейчас ваши коллеги, работающие в Перми, перенимать этот опыт? И становиться такими же участниками процесса, только в других небольших городах Пермского края?

А.К.: Это очень сложно. Мы начали работать с УБПС тогда еще Пермской области в 99-м году.

Ведущий: Это государственная противопожарная служба.

А.К.: Да. И год мы доказывали, что мы хоть что-то можем. В 2000-м году мы получили первую лицензию на один год. Нас под микроскопом рассматривали, всю нашу работу. Причем, каждая машина оборудована специально. На каждую машину надо потратить под сто тысяч рублей. Каждого сотрудника должны провести ежегодно через учебный центр, тоже заплатить за это деньги. То, есть, это огромные затраты. Потом мы получили лицензию на 3 года, продлили нам. Теперь нам продляют каждый раз на пять лет. Это огромные затраты. Вот из средних и малых предприятий нашего бизнеса, я думаю, вряд ли найдутся желающие тратить такие большие деньги. Причем, много лет. Мы же 10лет тратили, чтобы дойти до первого пожарного депо. Слушатель прав, сейчас мы имеем какие-то средства на содержание пожарного депо. Но 10 лет мы тратили свои деньги, в общем-то, взамен не имея ничего. Так же, как в Лобаново. 8 месяцев мы тратили сначала свои деньги. Только потом приняли нас, и начали нам платить уже из бюджета. Когда доказали свою состоятельность и способность выполнять эту услугу.

Ведущий: При этом успешная работа в одной территории не означает, что другая территория соседняя смотрит на вашу работу, и считает, что, ну, вот вы справитесь с ней у нас. Точно также под микроскопом начинают рассматривать все инновации.

А.К.: Безусловно. Каждый раз все по-новому.

Ведущий: Ну, это понятно. И в продолжение. Скажите, пожалуйста, Андрей, собственные ощущения. В городе Перми людей, которые готовы оказывать содействие, которые готовы сообщать о происшествиях, которые готовы быть свидетелями год от года увеличивается их число? Или точно так же, как по всей стране, как мы говорили, люди стараются закрываться у себя в доме, и ни на что не обращать внимание?

А.К.: Ну, если мы идем по пути создания общества потребления, мы ???????? (неразборчиво) туда идем. В этом мы копируем запад. А этот опыт, я лично считаю негативным. То ест, человек все для себя, для себя, для себя. И английская пословица «мой дом – моя крепость» - это становится обыденным правилом нашего как раз вот жителя, обывателя. Ничего в этом удивительного нет. Если мы будем так двигаться дальше, это будет происходить. Вместе с тем, если мы сможем, государство сможет, вот я уже третий раз об этом говорю, если сможет создать целевые показатели такие, чтобы милиция развернулась лицом к населению, и уровень доверия к милиции будет месяц от месяца, год от года расти и расти, мы придем к такому уровню понимания и доверия к милиции, когда снова, как в советский период, люди начнут с удовольствием общаться с милиционером, и сообщать и помогать.

Ведущий: Скажите, пожалуйста, если мы берем вопросы мест массового отдыха, например. Что бы вы порекомендовали в решении вопроса обеспечения безопасности в парках, например, скверах? Каким образом можно было бы, используя не силовые методы, уводя людей в заключение на 15 суток, и облагая административными штрафами, действительно, сделать для того, чтобы те, кто пьют пиво и водку в местах массового отдыха не пили бы это так, как о ни это делают. Те, кто хамят и ругаются, и пытаются использовать наркотики, например, тоже это бы не делали.

А.К.: Ну, наркотики, вообще, болезнь нашего общества. К сожалению, она прямо связана, в том числе, и с коррупционными процессами в обществе. Как и алкоголизация общества, кстати, тоже. И многие, вообще, процессы, ни связаны с коррупцией. Отвечая на вопрос, надо сразу, наверно, сделать примером парк Горького, когда мы в девяносто, по-моему, восьмом году зашли туда, там, конечно, безобразия цвели в полной мере. И наркота, и убийства, и хулиганство, все это процветало. И самое сложное. Я к чему веду. Сейчас вы, наверно, быстро поймете. Самое сложное было не навести порядок на этой территории. А навести порядок в головах управленцев, те, кто руководил этим парком. Они привыкли к тому моменту, что деньги туда несли вот как раз эта братва. Они хулиганили, они там били посуду, били столы, стулья ломали. Но они несли большие деньги. И отказаться от них в то время, когда общество было нищим, и страх вот директора того времени, не буду уж я, наверно, сейчас называть фамилию, со всем уважением отношусь к этому человеку, я сейчас его понимаю, и тогда его понимал. Но у меня выбора не было. Раз они к нам пришли для обеспечения безопасности, мы поставили условие. Мы делаем парк детским, семейным. Это значит, что на эту территорию нельзя заходить пьяным, неадекватным, нельзя заносить стеклянную тару, нельзя торговать в стеклянной таре. И много, много ограничений. За лето, даже за две-три недели нам удалось быстро навести порядок. Я уверен, что можно навести порядок на любой территории. Но это не только проблема силовиков. Это скорее проблема работы со знанием и с мотивацией поведения человека на этой территории. Если территорию объявить, соответственно, молодежной, или, соответственно, для детского отдыха или для семейного отдыха, и это очень активно проповедовать, и постепенно доходить до решения, до нужного, до нужного уровня комфорта на этой территории, безусловно, в конце концов, и общество начинает просыпаться. А когда там порядок уже был, нам вот уже те, кто ходил в парк Горького, сами начали помогать наводить порядок, когда уже привыкли к порядку. И там уже вопиющим кажется бутылка водки в руках кого-то, тогда они уже сами начинали приструнивать и наводить порядок. Я думаю, что такая же примерно структура работы может быть на любом общественном месте.

Ведущий: Вне зависимости, является ли это официальным местом массового отдыха или нет. Если я правильно понимаю, очень важным будет еще и работа с жителями. Потому что мне здесь раньше было хорошо, я здесь отдыхал так, как я хочу. И совершенно точно человек, который подходит, в форме ли он или он в одежде службы охраны нового парка, который говорит о том, что так делать не надо, будет вызывать агрессию.

А.К.: Ну не будет вызывать агрессию, если умело работает охранник. Вот за наши шестнадцать лет у нас нет ни одного судебного иска к нашему сотруднику. Это о чем-то говорит. Об уровне работы, об уровне подготовки сотрудника. А ведь задержанных у нас ежегодно тысячи. У нас за один месяц выезда групп немедленного реагирования примерно от 1200 до 1400 ежемесячно. Это тоже говорит об уровне подготовки сотрудника. Так вот, если сотрудник хорошо готов и сухими строчками закона, административного, уголовного любому невменяемому, кроме, конечно, обкуренных наркоманов, с ними сложней намного, и бывает рискованные, абсолютно неуправляемые ситуации. Но любому пьяному и, тем более, подшофе человеку легко строчками закона объяснить, что он нарушает, и какую неприятность он может поиметь, ну, если он будет с законом, по-прежнему, не дружить вот на этой конкретной территории. У нас получается всегда легко образумить любого вот строчками закона.

Ведущий: Вопрос о профессионализме. Кто, по вашему мнению, должен надзирать или контролировать частные охранные предприятия для того, чтобы уровень профессионализма был примерно равен?

А.К.: Ну, надзирающих органов у нас достаточно. И насчет надзора, за нами, конечно, достаточно жестко, но достаточно, я думаю, хорошо сложена в государстве вот эта часть. Но главный надзирающий орган, безусловно, заказчик, клиент. Именно он оценивает нашу подготовку, именно он приходит в те предприятия, которые считает наиболее подготовленными, льяльными ему. И так далее, и тому подобное. Услуга безопасности и охраны – это в любом случае это несколько интимная услуга. Тут уровень и на доверие, он крайне важен.

Ведущий: Не выполнять любой заказ заказчика, а выполнять заказ, который обеспечивает заказчику максимальное количество комфорта

А.К.: Безусловно. Только с точки зрения закона, с точки зрения буквы и духа закона. Так должно работать охранное предприятие.

Ведущий: Ну, я искренне надеюсь, что в течение ближайших месяцев тире лет программа «Безопасный город» на территории города Перми будет реализована хотя бы в объеме 80 процентов от того, что прописывалась ??????? (неразборчиво) концепция. Те предложения, которые вы делаете, будут подхвачены не только коллегами на территории города Перми, но и на территории Пермского края. И уже есть первые результаты в Березниках, в Чайковском, где компании работают похожим образом. И большое спасибо, что были сегодня с нами в эфире. Я напоминаю, что разговаривал в «Дне города» генеральный директор группы предприятий безопасности «Цербер» Андрей Козеев со мной Сергеем Маленко. За пультом звукорежиссера был Антон Мелехин.

А.К.: До свидания.

Обсуждение
53212
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.