Верхний баннер
05:12 | СУББОТА | 20 АПРЕЛЯ 2019

$ 63.96 € 71.92

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / День города

22.03.2010 | 22:00
Есть ли профессиональная жизнь после юмора?

Ведущий: Как известно Пермский край славен разными, абсолютно, героями, различными проектами. И есть очень хорошие результаты по некоторым проектам. По некоторым проектам есть очень спорные результаты. Часть людей пытается бороться с оккупационным руководством, часть людей пытается найти новые смыслы в том, что происходит внутри региона. Но когда-то в городе Пермь был инициирован очень интересный проект, который развивался в рамках большого движения любителей КВН – «Клуб веселых и находчивых». И это движение разрослось до нескольких лик. Внутри этого движения случилось в одном сезоне сразу три команды, игравшие в высшей лиге и премьер-лиге. В один год у нас выступала команда «Парма», команда Пермь-Добрянка «Есть контакт!» и команда «Друзья». И после большой достаточно интересной подготовительной работы с вузами сузами Пермского края ребята, которые поучаствовали в играх международного чемпионата КВН ушли работать в совершенно другие темы, но сопредельные, тоже связанные с юмором. Так вот, есть ли жизнь после юмора, в том числе, профессиональная, сегодня мы говорим с нашим гостем резидентом «Камеди-Клаб», сценаристом, актером Гавриилом Гордеевым. Здравствуйте.

Гавриил Гордеев: Здравствуйте.

Ведущий: Это программа «День города». За пультом звукорежиссера Евгений Сечин. Меня зовут Сергей Маленко. Ну, и, собственно, разговор достаточно простой. У нас не будет традиционных рубрик сегодня «Однажды у нас» и «Однажды у них». Потому что такого прецедента еще в Российской Федерации не было. Гавр, правильно ли я понимаю, что на самом деле, большая часть существующих сегодня сериалов комедийных, пишется силами пермяков?

Г.Г.: Да.

Ведущий: Если можно, более подробно, какие это сериалы? И насколько ты сам задействован в работе в качестве активного сценариста по каким-либо проектам?

Г.Г.: Как ты много говоришь. Сейчас я буду говорить. Да, действительно, ну, не большая часть, а так скажем, не то, что все сериалы придуманы нами, а очень много пермяков задействовано именно в работе над сериалами, так или иначе. Собственно говоря, я свой переезд в Москву ознаменовал тоже с работой над сериалом. То есть, это было, когда Саша Кагарманов, тоже наш пермяк и член команды «Парма», работал над сериалом «Счастливы вместе» в самом начале еще творчества, в начале запуска этого сериала. Быстро перечисляю. «Счастливы вместе», «Универ» начинался с помощью ребят пермских – это Антон Щукин, Жанна Кадникова, и много было авторов еще других. Сейчас это проект «ВидеоБитва». Это просто телевизионный проект на канале «СТС». Это разные… «Воронины» сериал, ребята работают над ним. Сейчас, собственно говоря, Антон Щукин и Антон Зайцев, это наши пермяки, они организовали собственный продакшн, который производит, если не соврать, по-моему, они сейчас целых четыре сериала запускают. И один из них пойдет на моем родном канале, собственно говоря, который снимается не просто и пишется пермскими ребятами, он еще и снимается… там актеры пермские. И не совсем они актеры, а те же ребята, которые, так или иначе, были связаны с КВН молодые. Тот же Колян там снимается. Не в моей, конечно, компетенции рассказывать про этот сериал. Но, тем не менее, он пойдет…

Ведущий: Ну, один из сериалов, который будет запущен, это сериал «Интерны».

Г.Г.: «Интерны», Саша Кагарманов работает там, да. Это от нашего «Камеди-Клаб продакшн» он идет. Нет, от ??????? (неразборчиво) продакшн, ну, от нашего тоже. У нас несколько продакшенов. Ну, собственно говоря, если вы берете в счет сериал «Два Антона», ну, там я не задействован, как сценарист. И Тимур Батрутдинов тоже не задействован, как сценарист. Мы там просто, как наемные актеры. Мы изъявили в свое время желание… очень классный формат, изъявили в свое время желание, чтобы работать над сценариями, чтобы больше юмора было. Но нам креативный продюсер, это Марфин, кстати…

Ведущий: Михаил Марфин – это в прошлом ведущий «Счастливого случая». Потом редактор…

Г.Г.: Да, редактор высшей лиги КВН. Сам, собственно, бывший КэВээНщик и его друг Леонид Мазор. Вот они вдвоем. Мазор – он режиссер. И они вдвоем сказали, что, давайте мы не будем делать из этого сериала циничный юмор. Мы из этого сделаем хорошую добрую историю. Мы согласились очень с радостью на это.

Ведущий: Я правильно понимаю, что большая часть того, над чем смеется вся страна, написана пермяками?

Г.Г.: Нельзя сказать, что большая часть. Я так скажу. Большая часть того, над чем смеется вся страна, написана наполовину армянами, наполовину уральцами. Вот так я могу сказать.

Ведущий: Очень интересно. Как получилось, что большое представительство пермяков собрать в Москве? Что перед этим было?

Г.Г.: Был КВН. И в какой-то момент было много КэВээНа. То есть. не смотря на то, что я молодой, я даже успел восемь лет поиграть в КВН. И, во-первых, для меня это был колоссальный опыт. Спасибо большое КэВээНу за то, что я научился, как бы, собственно говоря, понимать юмор, вообще, писать его. И какой-то получил сценический опыт именно юмористический. Потому что он отличается от простого актерского опыта сценического. Вот, собственно говоря, и все ребята так. Все прошли через КВН. Просто люди, которые… Если я за восемь лет, как бы, подтянулся до такого уровня, чтобы мог самостоятельно заниматься юмором, и внутри проекта «Камеди-Клаб» я, как бы, сам за себя отвечаю. То есть, мы с Олегом отвечаем сами за себя. У нас нет никаких авторов. В чем, собственно говоря, и фишка «Камеди-Клаб». В том, что мы не зависим от авторов абсолютно. Мы каждый ответственен за свой…

Ведущий: То есть, не только актеры, но и активные сценаристы.

Г.Г.: Да. Нет больше в стране такой банды, которая сама на себя написала, сама показала. И еще это делает раз в неделю.

Ведущий: Кто-то из ваших участвует в подготовке программы «Большая разница» на Первом канале?

Г.Г.: Из наших нет, из уральцев. Но там все тоже… это тоже КВН. Андрюша Рожков, Андрей Рожков, который из «Уральских пельменей», собственно говоря, один из креативных продюсеров.

Ведущий: У нас уже идут потоком сообщения в «аську». Вот, например, предложение: «Надо больше шутить про Пермь. А то все негатив какой-то в основном».

Г.Г.: Есть момент. Ну, как, негатив мы не стараемся шутить. Но там, может быть, вы считаете негативом, когда ???????? (неразборчиво) объявляет «ребята из Перми». Вот, и мы начинаем с Олегом что-то показывать. Мы сейчас в последнее время вообще попросили нас не объявлять, чтобы как-то аккуратнее…

Ведущий: Ну, здесь, я думаю, посыл наоборот, что надо больше шутить хорошо про Пермь…

Г.Г.: Дак, а как? Если любая шутка, она может кому-то покажется хорошей, а кому-то покажется плохой.

Ведущий: Я очень хорошо помню, когда «Уральские пельмени» становились звездами. А в Екатеринбурге их терпеть не могли, говоря о том, что…

Г.Г.: Собственно говоря, как команда «Парма», команда «Друзья». То есть, удивительно, что нас с Олегом хорошо воспринимают в Перми. И я рад этому событию очень. То есть, был момент, когда мы «Шоу Гариков» поехали, когда ездили Харламов, Мартиросян и я, втроем, «Шоу Гариков и одного Гаврика» мы называли. И первый раз, то есть, я не с «Камеди-Клабом» приехал, а именно с «Шоу Гариков» приехал в Пермь с концертом. И у меня такое волнение было. Я так переживал, что я сейчас выйду и а-а-а-а-а-а-а… Половина людей, как бы, знает, половина не понимает, кто это такой. А там еще Мартиросян объявил так – «Ваш земляк из Перми». Приняли очень хорошо. Я очень был доволен.

Ведущий: Есть ли жизнь профессиональная после юмора? Или только юмор и все? Больше, кроме юмора, ничего не будет?

Г.Г.: Это, собственно говоря, как будет к этому относиться юморист. Если он считает себя эстрадным исполнителем и думает только о том, как показаться на телевидении со своими шутками, а потом поехать по гастролям, тогда вряд ли у него будет жизнь после юмора. Так ему и придется до конца жизни только юмором заниматься. В виду того, что ребята внутри «Камеди-Клаб продакшн» они все творческие единицы, и каждый занимается тем или иным проектом, то есть, у каждого есть проект, и все хотят не только заниматься юмором внутри «Камеди-Клаб». Поэтому рождаются другие мысли. То есть, я, например, серьезно думаю. То есть, не смотря на то, что мы сейчас делаем в юмористическом виде разные пародии на «Арт хаос», на разные кино, короткометражки. Сейчас вот в новом формате «Камеди-Клаб» пойдет с апреля месяца. Там, вообще, будет очень много юмористического творчества, которое очень сильно схоже с кино. И я, например, не думаю о том, что я в будущем хочу снять очень смешную какую-то комедию, и заработать на этом бабла. Я думаю совершенно о другом. Я хочу снять добрый, хороший фильм какой-то может быть, который увидят из 140 миллионов населения 2 тысячи человек. Но он будет фестивальное кино. То есть, я вот склоняюсь все-таки больше к творчеству.

Ведущий: Ну, по поводу первых двух опытов съемок комедийного кино. Первый не удался у «Камеди-Клаб продакшн». Второй намного лучше.

Г.Г.: Ну, а третий? «Наша Раша». Это уже другие люди этим занимались. Я считаю, что вот «Наша Раша», вот он удался хорошо». То есть, это уже комедия, это уже киношная комедия. Ну, здесь тоже, как бы, очень двоякое мнение. На самом деле, все эти фильмы… есть люди, которым нравились и которым не нравились. Смотря, как ты будешь относиться. У нас же очень любят судить в стране.

Ведущий: Конечно. По поводу «судить в стране». У меня есть ощущение, суждение собственное, что после того, как «старики», в кавычках, пермского КэВээНа ушли на «большие хлеба», понятно, что это случилось не сразу. И это было незаметно для большей аудитории движения КВН, для большей аудитории студенческой весны. Как только ушли в Москву, и их имена начали появляться в титрах телевизионных сериалов, их имена начали произноситься с новостных передач телевизионных каналов, сразу посчитали, что это место, где легко и быстро можно получить много денег. И здесь совершенно уникальные вещи случились и в движении КВН в регионе, и со студенческой весной, в том числе. Более того, дальше начался культурный проект, культурный проект региональный. И есть ощущение, что какие-то новые целепологания уходят от работы с молодежью, как это когда-то было, когда люди были за идею, боролись за то, чтобы достичь каких-то больших результатов. Действительно, может быть, попасть в телевизор в максимуме. Но не была задача – я являюсь единицей, которая может заработать кучу денег, и продать свой юмор всюду. Насколько изменилась ситуация сейчас? С чем сталкиваетесь внутри своей работы? И откуда берете новых людей, новый материал человеческий?

Г.Г.: Прежде всего, в своей работе сталкиваемся с тем, что когда возникают попытки привлечь новых молодых ребят, то есть, и в плане авторства, и в плане актерства, еще что-то, очень тяжело, потому что, я не говорю только о пермском регионе, я говорю вообще о всех регионах. Те ребята, которые там, так или иначе, пытаются как-то вклиниться в работу «Кабеди-Клаб продакшн», не только проекты «Камеди-Клаб», во-первых, у них очень завышено самомнение. Они изначально считают, что они очень много зарабатывают. Да, среди них есть единицы, которые, действительно, достойны той оплаты, которую они просят. А большая часть… Ну, собственно говоря, что в Перми произошло. Вот был такой момент. Я уже привык к этой фразе, что рыночная экономика помешала творчеству среди молодежи. То есть, и в КэВээНе, в том числе. То есть, люди даже начали там, самая мелкая школьная команда, написав одну визитку для КэВээНа, и в ней есть одна полусмешная шутка, они уже думают, что вся эта визитка – это материал на продажу. Потому что, ну, вот они где-то это услышали, где-то это узнали. Не так все это на самом деле. Надо десять лет сначала в поте лица выдумывать, придумывать, получать и респекты, и отрицательные эмоции от зрительного зала. И потом только ты поймешь, и можешь с ответственностью заявить, что ты да, автор. Потому что чаще всего бывает как. Да, хорошо, я поднял себе планку. Я сказал, что я автор. Вот у меня команда выступала. Мы сыграли две игры. Я написал вот то-то, то-то, то-то. Пожалуйста, берите меня на работу. Я крутой сценарист. И заказчик говорит – да, действительно, я верю тебе. Ты крутой сценарист. Ты сделал две игры. Все. Я оплачиваю тебе. Вношу предоплату. Все. И этот человек начинает работать над тем, что дал ему заказчик. И уже заплатил. Начинает работать и понимает, что он, оказывается, не очень опытный сценарист. Оказывается, он… ??????? (неразборчиво). Заказчик начинает ругаться на него. Говорит, что ты делаешь, ты какую-то чушь написал.

Ведущий: А человек говорит – ну, не сезон, нет вдохновения…

Г.Г.: Он говорит – не сезон, нету вдохновения. А еще хуже, говорит – да вы же ничего не понимаете, я же креативщик, я же не мешаю вам, я же пишу сценарный ролик для вашей стоматологической клиники, я не лезу в вашу работу стоматолога, вы не лезьте в мою сценарную работу. И еще больше поднимает свое самомнение. А на самом деле пустышка. Вот в этом проблема основная. Нет терпения у людей. То есть, за счет терпения ты очень многое начинаешь понимать

: Особенность многих субкультурных явлений. Как только там появляется коммерция – тут же убивается творчество.

Г.Г.: Да.

Ведущий: Это происходит с командами брейк-данса, это происходит с хип-хоп группами, это происходит с андеграундными рокерами, которые выходят по сети Интернет, например, становятся более менее интересными, их тут же захватывают продюсеры, воспитывающие в новом духе.

Г.Г.: Единицы сохраняются.

Ведущий: Но у вас ведь все намного проще. Вы сами себя ???????? (неразборчиво)

Г.Г.: Вот есть момент этот. Это, так скажем, огромное спасибо нам самим. И, слава богу, что, так скажем, наш продюсер Артур Джанибекян, который продюсер «Камеди-Клаб продакшн», он, как бы, в первую очередь друг, и точно такой же творческий человек. То есть… мы не «Фабрика звезд», которой нужно написать одну песню и поехать в гастроли с одной песней на шесть лет.

Ведущий: Скажите честно, благодарны вузу своему и там, условно, чиновникам, которые дали возможность позаниматься КэВээНом когда-то?

Г.Г.: Честно говорю, да. Потому что, собственно… Во-первых я благодарен своему декану, который позволял мне играть в КВН. И он, как бы, не смотря на то, что серьезная у меня специальность, как бы, строительство автомобильных дорог…

Ведущий: Даже так?

Г.Г.: И я, тем не менее, те предметы, которые, действительно, нужны были, они профессиональные, я их изучал и очень плотно учился. И люди поддерживали творчество и мое, и тех ребят, которые со мной работали и над студ.веснами, и над КВН.

Ведущий: Государству дано вкладывать деньги в такие проекты?

Г.Г.: Не знаю. Когда мы играли, государство не вкладывало деньги.

Ведущий: Когда вы играли, государство вкладывало деньги.

Г.Г.: В организацию, да?

Ведущий: Конечно. В организацию. Более того, поездки сборных команд на Первый канал. Были моменты, когда государство спонсировало…

Г.Г.: Нет, на таком этапе я считаю, что может быть помощь. Но просто сейчас, видите, другая ситуация. Сейчас нет такого, что вот в силу того, что нет вот этой вузовской градации, когда, например, есть факультетская команда. Она сыграла, внутри вуза прошел чемпионат КВН. Потом из этих команд собирается лучшая сборная вуза. И идут они на вузовскую лигу, на город идут, играют. Сейчас же по-другому. Сейчас эта факультетская команда сыграла внутри факультета. Извините за выражение, хрен она отдаст материал для сборной вуза. Она за вуз не будет играть. Они скажут, что мы отдельная сборная. Мы сборная…

Ведущий: Сборная себя.

Г.Г.: Мы сборная себя. Вот в такой ситуации, мне кажется, государство не должно поддерживать. Вот в такой ситуации, раз ты считаешь себя отдельной сборной, извини меня, тогда плати взносы и играй в КВН, но в какой-то лиге коммерческой. А если будет структура вот эта, когда школьная команда в школьной лиге существует, когда есть вузовские команды, не просто названные две девочки выходят и говорят, что мы сборная команда КВН потрясающих телочек и заявляют себя просто какой-то командой вдвоем. Да, может быть, есть такие команды. Но, если это не вузовская, то зачем… если это не общественное какое-то полезное движение, тогда не имеет смысла поддерживать.

Ведущий: А вообще КВН был движением общественным когда-нибудь?

Г.Г.: Молодежным каким-то движением он был, естественно.

Ведущий: А сейчас, говорят, кризис наступил везде. И поэтому вы, в том числе, у вас есть ощущения, что если не работают с молодняком, никто не придет через пять лет уже в проекты, и все закроется. Будут какие-то совершенно другие люди, которые будут шутить по-другому и про другое.

Г.Г.: Ну, здесь даже не то что… Мы не страдаем, не переживаем по поводу того, что будут шутить по-другому. По-другому, рано мили поздно, все равно будут шутить. Другое дело, что в какую сторону это движется, мы видим в некоторых случаях. То есть, есть подвижки и в хорошую сторону. То есть, когда юмор как-то преобразовывается. То есть, да, какие-то невероятные вещи. Не смотря на то, что все равно это оказывается хорошо забытым старым. То есть, все равно в юморе есть такая штука, так же, как и в любом творчестве. Основа все равно берется из глубины откуда-то. Но вот, когда начинается завал каким-то псевдоюмором, когда начинают считать грубость, жесткость, треш какой-то начинают считать юмором, что сейчас в современном мире происходит среди молодежи. То есть, это и в сети заметно, то есть и на Ютубе это выкладывает разный треш, когда юмор становится настолько циничным и очень сильно похожим на американский юмор, как что-то вроде Бората и Бруно… мы другая страна.

Ведущий: Очень смешной в кавычках юмор, ниже пояса.

Г.Г.: Ну, тут суть-то не в том, что юмор ниже пояса, когда он смешной, он, действительно, смешной, когда он смешной. А если он противный, русский не будет смеяться. Это в Америке могут смеяться. Есть такая… момент цинизма. Мы не настолько циничны. А почему-то мы искусственно пытаемся ими стать.

Ведущий: Я смотрю на людей, которые сейчас шутят что либо. Аккумуляция пошлости в юморе происходит просто безгранично. Многие обвиняют ведь и ваш проект в том, что иногда бывает излишне пошлым.

Г.Г.: Сейчас скажу. Когда появился «Камеди-Клаб», да, действительно, некоторые моменты были дерзкими. И канал позволял это делать. И присутствовала некая откровенность. Но как она присутствовала? Никто об этом не задумывался. Почему-то за счет воспитания испорченный человек, когда он смотрит какой-то юмористический номер «Камеди-Клаб», и слышит там одно слово, слышит слово «ж…», он запомнит только его. Он не поймет, в каком контексте, он не вспомнит, что он очень сильно смеялся в этот момент. Он будет думать, что он смеялся за счет того, что просто услышал слово «ж…». А, на самом деле, это в контексте для приукрашивания, для гротеска, для увеличения гротеска. А когда вот после «Камеди-Клаб» почему-то все другие, молодежные, кстати, каналы телевизионные, в том числе, музыкальные, начали думать, что – о, класс, мы сейчас тоже дерзкости добавим себе в эфир. И без всякой подоплеки на юмор, на что-то как-то безоправдательно начали добавлять, в любых чартах можно было… сейчас уже можно услышать какие-то грубости, какие-то пошлости непонятные.

Ведущий: Я уж не говорю про радиоэфир молодежных радиостанций. Люди просто хамят друг другу в эфире.

Г.Г.: Извините меня, срут друг другу в уши. Вот, что это называется.

Ведущий: Ух, какой вы резкий сегодня. Пишет нам в эфир на ICQ один из слушателей: «Куда можно собственные шутки посылать, чтобы они высветились в «Камеди»?

Г.Г.: Зайдите на comedyclub.ru. Там есть адрес, есть электронный адрес редакторского отдела, у нас есть редакторский отдел. Но сразу же объясню, как там происходит. Приходят туда тонны писем. И я не скажу, что их все выкидывают и не рассматривают. Их все рассматривают. Но отвечают только тем, кто действительно достоин. Поэтому, если вам в течение полутора лет…

Ведущий: Не ответят.

Г.Г.: …не ответили, то не знаю, может быть, еще что-то пошлите. Нет, на самом деле все отсматривается ребятами редакторами. И иногда это все имеет смысл на жизнь. У нас так появились, кстати, ребята из Рязани. У нас были такие два чувака. Но они, на самом деле, тоже КэВээНщики бывшие. Они просто так вот потихоньку писали, писали, писали, и в итоге взяли мы на работу.

Ведущий: Тот же слушатель пишет: «Перспективы в «Камеди-Клаб» вообще есть? А то что-то много стало передач подобных».

Г.Г.: Есть. Увидите в апреле.

Ведущий: Есть вопрос. Когда-то давно в Советском Союзе существовали студенческие строительные отряды. Это движение пытаются сейчас возобновить, поднять снова. Но что-то уже не так. Тогда это была большая движуха, люди собирались вместе. Естественно, я это время не застал. Но все мои старшие, они с таким воодушевлением всегда рассказывают про эту историю. Более того, было движение КСП – Клуб самодеятельной песни. Там тоже отдельная совершенно плеяда людей выросла. И если мы будем брать управленцев крупных, которые работают и в Пермском крае, и которые сейчас возглавляют министерства и ведомства Российской Федерации, многие тоже прошли через студенческие строительные отряды. Практика – мы сумели построить, мы понимаем ответственность, мы понимаем, что такое работать вместе – завершилась хорошими итоговыми результатами. Те же самые люди, методологи говорят о том, что еще пройдет несколько лет, и везде руководителями станут КэВээНщики. Можно будет приходить в любой кабинет, можно будет, там, смотреть на руководителей предприятий. Это будут люди не из строительных отрядов, это будут не КээСПэшники, это будут КэВээНщики. Потому что одно время движение КВН было просто безумно популярным.

Г.Г.: Я вам могу сказать, что уже на телевидении так. Если посмотреть… я не говорю, например, о генеральном продюсере канала. Но я говорю о креативных продюсерах всех телевизионных каналов. Так или иначе…

Ведущий: Федеральные?

Г.Г.: Федеральные. Федеральные телевизионные каналы. «СТС», «ДТВ», «ТНТ», «РЕН-ТВ», «ТВЦ», Первый канал. Там есть, непосредственно, не сам генеральный, ???????? (неразборчиво) креативный продюсер, но везде есть сейчас КэВээНщики. Есть такая проблема оКэВээНизации телевидения, как бы. Но это проблема связана не с теми людьми, которые сейчас работают на этих каналах, а с теми молодыми людьми, которые поиграли одну игру, и думают, что сейчас они готовы стать продюсерами телеканала или генеральным продюсером какого-то нового проекта или

Ведущий: Кстати, очень многие КэВээНщики сразу считают, что они еще хорошие пиарщики, хорошие ???????? (неразборчиво), люди, которые могут… ну, все на свете сразу…

Г.Г.: Отличные копирайтеры они думают.

Ведущий: Это проблемы связаны с тем, что человек быстро получил славу? В какой-то промежуток времени много славы?

Г.Г.: Да. Здраво не смог оценить свои способности, и не так много у него было падений в жизни.

Ведущий: Ну, вот мы достаточно давно знакомы. Не улетели. И я смотрю, Олег Верещагин тот же, он тоже не улетел. Вот этот вот момент, это очень важно обсудить. В какой момент люди улетают, в какой момент люди не улетают. И самое главное, что же делать дальше с теми, кто сильно ошибся, и жизнь пошла совершенно по-другому.

Ведущий: Мы проговорили уже о том, что вроде бы все срослось, все хорошо, люди занимаются работой, есть большое количество возможностей. Но при этом те, кто только-только находятся в режиме старта, желающие получить много денег, у которых не все получается, они уходят в никуда. И вот у них, вроде бы, они артисты эстрады, как это раньше называлось, а ничего не случилось. Что советуете делать таким ребятам?

Г.Г.: Не унывать.

Ведущий: Очень смешно.

Г.Г.: Ну, суть в том, что у меня в жизни очень много, чего не получалось, и я не останавливался. Но, это не значит, что, если совсем не получается, нужно продолжать долбиться и не останавливаться. Если есть какие-то задатки, то есть, если ты понимаешь, как этому научиться то, чем ты занимаешься, тогда ты должен продолжать действовать. Собственно говоря, что у меня было с КэВээНом и с юмором. То есть, я параллельно еще рекламой занимался. То есть, я тренировал в себе креативную составляющую. Я ее действительно тренировал. Это не значит, что там вот чувство юмора, которое вот с детства оно появилось, вот оно такое. Здесь огромный труд. То есть, это, как писатели, которые выписывают.

Ведущий: Вопрос детский. А чувство юмора можно воспитать? Потому что, по-моему, это как… оно либо есть, либо его нет.

Г.Г.: Умение писать юмор можно научить. Выучиться этому можно.

Ведущий: Но при этом должна быть какая-то составляющая.

Г.Г.: Ну, чувство юмора минимальное хотя бы должно быть, да.

Ведущий: Вот пришло сообщение от пользователя Елка, который считает, что такой проект, как «Камеди-Клаб», вреден, и его надо уничтожить, чтобы он не влиял дурно на молодежь.

Г.Г.: Я согласен. Но попробуйте нас уничтожить, и увидеть… Вот уйдем мы. Не представляете, какая гадость придет на смену нам. Просто не представляете. Слава богу, что мы в «Камеди-Клаб», у нас есть хотя бы чуточку морально… не чуточку даже, а очень много морально-этических норм, которые у нас все-таки присутствуют. И мы хоть сколько-то думаем о творчестве. И понимаем ответственность того, что мы выносим на телеэфир. Потому что это все-таки те люди, которые занимаются «Камеди-Клаб», и те, которые работают в «Камеди-Клаб продакшн», те, которые, работают в других в телевизионных продакшенах, которые занимаются юмористическими программами, они все-таки взрослые, у них все-таки есть какое-то воспитание, есть, если хотите, религиозное воспитание в какой-то степени. То есть, и они все-таки понимают, и несут какую-то ответственность. Если мы уйдем, канал все равно будет хотеть какие-то революционные вещи в своей сетке. И возьмет каких-нибудь молодых отморозков. И все телевизионные каналы превратятся в канал «2 х 2».

Ведущий: Вам не нравится канал «2 х 2»? По-моему, забавные мультфильмы иногда бывают.

Г.Г.: Мультфильмы, да.

Ведущий: Насколько я понимаю, из Перми никуда не уехал, прописку не сменил. Не смотря на то, что работаешь в Москве, все равно регулярно бываешь в городе?

Г.Г.: Да.

Ведущий: Семья точно также относится к городу, корни не обрублены.

Г.Г.: Нет. Мама здесь, все в порядке.

Ведущий: Желание переселиться на Рублевку…

Г.Г.: Мама здесь. У меня здесь коровы, козы, все…

Ведущий: Очень смешно.

Г.Г.: Я серьезно.

Ведущий: Тем не менее, вопрос. Вам там, в Москве, виднее, как относишься к существующему новому культурному проекту «Пермь – культурная столица Европы 2016-го года»?

Г.Г.: К этому проекту я как-то сомнительно отношусь. Не понимаю я, в чем заключается глобальный смысл того, что Пермь – это культурная столица. Не вижу я такой культуры. То есть, это может быть фестиваль каких-то театральных искусств. Мы можем на него собрать с разных других сегментов федерации разных людей, которые приедут. Мы сможем сделать какой-нибудь театральный фестиваль. Мы можем сделать какой-нибудь… организовать крутой концерт здесь, можем еще кого-то привезти. Можем сделать выставку на Перми первой. И сделать из вокзала какой-то арт-музей, еще что-то. Но внутренняя культура-то, она ведь должна быть составляющей культурной столицы, в первую очередь.

Ведущий: Есть позиция слушателя. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Виталий на проводе. Обожаю смотреть КВН, концерты Задорного и «Камеди-Клаб». К сожалению, не всегда удается посмотреть. Но он настолько занял свою нишу в нашем телевидении. Молодежный канал. И юмор там молодежный. С удовольствием смотрю. И готов хлопать им.

Ведущий: А вам сколько лет?

Слушатель: 51. Но я молодой душой. И сам люблю юмор, и юморю тут. И анекдоты шпарю, только ???????? (неразборчиво) заворачивается.

Ведущий: Спасибо вам большое. Очень интересная оценка. Задорнов, КВН, «Камеди»

Г.Г.: Так или иначе, это все стэнд ап.

Ведущий: Ну, это, конечно. Это другая специфика стэнд ап. Не такая, как в «Кривом зеркале».

Г.Г.: Это не эстрада. Это не эстрадный юмор. Это стэнд ап. Там, в том или ином, есть момент жизненности, есть момент актуальности. Что Задорнов, всегда старается делать. То есть, он все равно… не смотря на то, что он, понятно, некоторые вещи прописывает. В КэВээНе всегда прописывают вещи. Мы тоже сценарий заранее пишем. Но мы стараемся как-то отталкиваться от того, что происходит в мире.

Ведущий: Возвращаясь к вопросу о внутренней культуре. Внутренняя культура появляется когда, по вашему мнению? Что происходит?

Г.Г.: В 23.

Ведущий: Серьезно в 23.

Г.Г.: У меня да. Я шучу. Это так. Я просто ответил.

Ведущий: Нет, я просто знаю историю, там, в 23, насколько я понял, начались серьезные поиски работы. Человек понял, что семья, ребенок, необходимо срочно заниматься нормальной уже жизнью, когда ты хозяин в семье, и на тебе лежит основная доля ответственности. Это вот оттуда все прыгает. Или нет?

Г.Г.: Ну, я тоже, исходя из этого, немножко назвал цифру. Суть в чем. Есть момент воспитания. То есть когда нам говорят, что «Камеди-Клаб» - это отвратительно, он очень плохо влияет на молодежь. Друзья, пожалуйста, не показывайте своим детям «Камеди-Клаб». Пожалуйста, контролируйте. Занимайтесь воспитанием свих детей. Не тотально. Не тоталитарно. Но каким-то образом. Я совершенно спокойно… у меня дочь под тотальным контролем в плане телевидения и средств массовой информации. Она прекрасно знает, что такое Интернет, она пользуется ноутбуком в пять лет, она знает, что такое телевидение. Но она смотрит то, что позволяю ей я. Причем, я это делаю настолько нежно и аккуратно, стараюсь, то есть, я объясняю. Ну, здесь, конечно, есть момент еще, как бы, православного воспитания, так скажем. У меня дочь прекрасно все понимает. Но вот родители… В первую очередь, внутренняя культура, она зависит от воспитания сначала в семье. А потом, вот у меня лично, как произошло, я понял, что надо все-таки ту внутреннюю культуру, которая во мне есть, надо ее вытаскивать наружу, и уже ее начинать показывать, когда у меня появились дети. Когда я уже понял, что вот она, ответственность. Когда я уже отвечаю за своего ребенка. А, соответственно, по роду своей деятельности я еще, получается, отвечаю все-таки за других людей, которые смотрят меня, так или иначе.

Ведущий: Гавр, насколько я знаю, ты…

Г.Г.: Но у меня прошлое-то жесткое.

Ведущий: Именно поэтому и спрашиваю по поводу коммерции, по поводу проектов, по поводу жесткого прошлого. Агентство социокультурных проектов города вместе с клубом «Правила», ты являешься одним из руководителей этого клуба, стартуют с серией социальных проектов, связанных с работой с ребятами с ограниченными возможностями, с ребятами, которые условно досрочно освобождены. Ну, я-то понимаю, мы, вроде как, знакомы по КэВээНу. Но интерес к этому проекту возник совершенно и другого. Зачем это? Зачем? Политические интересы, желание пропиариться, ну, это абсурдно. Потому что и то, и другое давно случилось. Вопрос - зачем?

Г.Г.: Я добрый.

Ведущий: О, отлично. Сейчас расплачусь здесь.

Г.Г.: Ну, серьезно, я добрый. Если я буду говорить какие-то сейчас общеполитические вещи, это понятно, я объясню, почему. А так, по сути, хочется быть добрым человеком. И не тешить свое самолюбие тем, что я делаю добрые дела. Но, тем не менее, есть легкая ответственность вообще за будущее нашей страны и за будущее наших детей. Она появляется. Может, кто-то сейчас не может сопоставить, если сейчас будете слушать эфир и параллельно смотреть на tnt-tv.ru какой-нибудь номер «Камеди-Клаб, который я делал, это может не сопоставиться в голове. Но, тем не менее, это так у меня в голове происходит. То есть, юмор – то работа, а внутри совершенно другое происходит.

Ведущий: А страна добрая?

Г.Г.: Страна… Страна потерянная.

Ведущий: До сих пор?

Г.Г.: Страна до сих пор, как-то, в сомнении в каком-то находится. До сих пор. Вот чуть-чуть ее расшевели. Она будет… начнем сомневаться хоть в чем.

Ведущий: Снимают мерки с нас ряд научно-исследовательских институтов, в том числе, и в нашей стране, которые изучают счастье. Есть такое отдельное, не очень философское, на самом деле, понятие счастья. Так вот, по уровню ощущения счастья мы всегда хорошо ближе к хвосту. У нас всегда, испокон веков мы были несчастны. Тем не менее, те проекты, которые у нас запущены, связанные с юмором, они являются уникальными некоторые для мировой практики. Например, «Клуба веселых и находчивых» ни одна страна мира до Советского Союза не придумывала.

Г.Г.: Да.

Ведущий: Чем можешь это объяснить?

Г.Г.: Ну, у нас менталитет. Тебе как, связать - почему КВН появился и почему мы несчастливы?

Ведущий: Интересует суждение. Человек, который постоянно находится в юморе, у которого работа в том, чтобы другим было смешно, должны быть какие-то суждения, каким образом развеселить самый невеселый народ.

Г.Г.: Не, ну, здесь смысл в том, что… здесь можно просто проанализировать юмор русский и юмор, например, английский или американский. Здесь все очень просто. Здесь так же, как и с творчеством. Всегда наша литература была самой душевной, самой такой не коммерциализированной. Она самой была философской. То есть, всегда наши… классическую литературу я имею в виду. Собственно говоря, это менталитет влияет на это. Отголоски этого менталитета как раз и повлияли на юмор. Вот не смотря на то, что это уже совершенно новое течение, и мы можем сказать, что это все равно само по себе юмор, он в таком качестве, в котором сейчас существует, он появился как бы с влиянием из-за границы. Тем не менее, менталитет-то у литературного творчества, у реприз, этот менталитет повлиял на репризу. То есть, он более душевный. У нас нет такого циничного юмора и треша. Ну, вот, циничный юмор и треш - это вот, как бы, основные показатели американского юмора. У нас нет заумного сюрреалистичного юмора, который находится за гранью добра и зла, как у англичан. Тем не менее, если сюрреализм присутствует, как бы, он у нас объясняемый. Вот, в чем дело. Поэтому везде как-то ест какая-то легкая драматургия. Так что ли, если хотите.

Ведущий: Большое спасибо, что были сегодня с нами. Гавриил Гордеев сегодня был гостем программы «День города». Мы завершаем. Евгений Сечин был за пультом звукорежиссера. Меня зовут Сергей Маленко. Искренне надеемся, что у нас получится реанимировать пермский КВН. И появятся новые звезды на центральных каналах нашей страны.

Г.Г.: Обязательно.

Ведущий: Большое спасибо, Гавр, что был.

Г.Г.: Спасибо вам. Всего доброго.

Обсуждение
106783
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.