Верхний баннер
01:51 | СРЕДА | 24 АПРЕЛЯ 2019

$ 63.79 € 71.75

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Дети ждут

07.06.2011 | 14:01
Приемные родители.

Ведущий: Добрый день, дамы и господа. В студии ведущая — Нина Соловей. Гость нашей программы сегодня — психолог Пермского центра психолого-медико-социального сопровождения сирот и детей, оставшихся без попечения родителей №3 — Наталья Механошина. Поговорим мы о приемных родителях. Вот подскажите, что значит замещающие семьи?

Наталья Механошина: Профессиональными замещающими родителями, есть у нас такая категория, то есть люди, которые получают зарплату за то, что воспитывают детей, оставшихся без попечения родителей. Они должны обязательно пройти подобное обучение.

Ведущий: Это опекуны?

Н.М.: Нет, называется они приемные родители. Есть другая категория — опекуны и усыновители. Для них это обучение желательное и выросло как раз с того, что мы увидели, мы все те, кто проводит подобное учения, их разрабатывали, огромную пользу от того, что люди готовятся, осознанно принимают решения, не только эмоционально, но и на уровне разуму, как принять ребенка-сироту в семью.

Ведущий: То есть не достаточно того, что я просто пожелала быть мамой или просто помочь ребенку этому? Этого не достаточно? Ну и плюс то, что я прошла все процедуры, связанные с документацией.

Н.М.: Желание — это замечательно. Единственно, что не все последствия этого решения, они входят в желательные, то есть хочется любви, тепла, о ком-то заботиться, иметь семью, но при этом абсолютно не хочется каких-то конфликтов, каких-то непонятных поступков у детей, воспоминания о прежней жизни, которая была у детей, и тем более, когда ребенок говорит, дак я вообще не просил, чтоб меня брали. Этих и других ситуаций, конечно, не хочется, а многие о них просто не задумываются. На курсах, мы как раз, об этих ситуациях и не только об этих говорим, анализируем, и каждый для себя решает, а я то что в этой ситуации хочу и буду делать. Ведущий: Вы встречаетесь с достаточно большим количеством людей, которые берут в семью ребенка. Можете ли вы дать какую-то общую характеристику, кто решается на этот шаг?

Н.М. Тут, наверное, по категориям, потому что приемными родители, именно профессионалами, становятся больше люди из сельской местности, из городов, таких не очень много. Возможно, это связано с тем, что заработная плата у таких родителей небольшая, а работать приходится 24 часа в сутки, потому что дети живут в семье и это получается работа без выходных, праздников, отпусков.

Ведущий: Но ведь это не значит, что они берут себе детей исключительно ради денег?

Н.М. Нет, не значит. Просто для городских жителей… почему-то не так много родителей приемных… Опекунами обычно становятся родственники, в следствии каких-то вынужденных обстоятельств, то есть родители умерли или родители не занимаются детьми…

Ведущий: Чаще бабушки, дедушки?

Н.М.: Да, чаще всего это бабушки и дедушки, но есть старшие братья и сестры, тёти и дяди, реже остальные родственники, то есть это так «жертвы обстоятельств». А усыновителями становятся люди, не имеющие своих детей по каким-то причинам, либо, небольшой процент, но всё-таки, люди, у которых есть свои дети и, например, есть мальчики, а хочется девочку или есть девочки, а хочется мальчика.

Ведущий: Или дети свои уже выросли, а хочется еще детей.

Н.М.: Да, таких меньше, процентов 10 от общего числа, но тоже есть. Ну, а если мы возьмём родителя, у которого, по крайней мере, уже были дети, человек, который уже воспитал детей, либо есть дети и хочется еще детей, мальчика или девочку, он тоже проходит эту школу усыновителей? Что ему нужно понимать? Ведь с одной стороны у него уже есть родительский опыт.

Ведущий: Да, в чём-то им , конечно, проще, потому что родительский опыт есть, а в чём-то как раз есть и сложности, потому что во-первых, приёмный ребёнок – это всё-таки иное, чем кровный ребёнок, это ребёнок, у которого до этого был какой-то опыт жизни, пусть даже небольшой, но этот опыт чаще всего не радостный. В следствии этого у ребёнка есть свои психологические особенности, про которые очень важно знать. Если про них не знать, тогда отношения в приёмной семье будут складываться не так, как мечталось приёмным родителям.

Ведущий: Существует такой стереотип, что ребёнок маленький, он ничего не помним, даже если ему два-три года, он быстро забудет, на самом деле этот негативный опыт, как вы говорите, стирается? Всё равно ведь какой-то подсознательный момент существует и наверное, тот самый важный период «у груди», он провёл его лёжа в кроватке одиноко.

Н.М.: Есть второй момент, почему родителям, у которых есть свои кровные дети, бывает сложнее с приёмными, потому что начинают сравнивать, своего ребёнка, какой он был и этот. В ста процентах случаев приёмный ребёнок проигрывает по тем или иным показателям, это как раз с его опытом и связано, причём независимо от того, помнит ли он это на сознательном уровне или не помнит. Опыт все равно есть и он будет прорываться какими-то косвенными признаками. На самом деле, ребенок боится остаться снова без мамы и без папы, что с ним буду плохо обращаться, а всем своим поведением показывает, что «я плохой бросьте меня». Лучше сделайте так, чем я всё время буду бояться. Но это происходит бессознательно.

Ведущий: Это когда большой ребёночек уже? Или не обязательно?

Н.М.: Нет, не обязательно. В разном возрасте просто по-разному проявляется. У детишек маленьких, чаще до года, у них все на уровне соматики, то есть телесных проявлений, болезней различных, кожные высыпания, беспричинные простуды или ещё что-то. У детишек после года чаще всего поведение.

Ведущий:Тогда что вы посоветуете родителям, которые встречаются с этим. Набраться сил, терпения, мужества и объятиями, заботой, любовью доказать, что с тобой больше этого опыта не повторится?

Н.М.: Да, это наверно, первое и основное, что семья может дать ребёнку — это чувство безопасности, что мы с тобой, мы тут, как бы ты себя ни вёл, мы всё равно останемся тут. Это тот базис, на котором всё остальное в ребёнке может строиться: таланты, увлечения, способности и будущая жизнь, в принципе вся.

Ведущий: Возвращаясь всё-таки к первому вопросу, кто они приемные родители? Насколько мне известно, чтобы в вашу школу, так называемую, поступить будущие усыновители проходят тест.

Н.М.: Да, это так.

Ведущий: Кому вы не советуете двигаться в этом направлении? Были ли такие случаи, когда вы говорите, что я понимаю ваши желания, что вы хотите взять ребёнка или еще что, но я бы вам не посоветовала. Почему, что должно быть с этим человеком?

Н.М.: Про тестирование, что это такое. Люди приходят и заполняют несколько психологических тестов. Тесты направлены на то, чтобы выявить типологические признаки личности…

Ведущий: Которые, я скажу, не так-то просто обмануть.

Н.М.: Да, там есть шкала лжи, то есть достоверные должны быть результаты. Кроме того, на психологическом тестировании мы тестируем взаимоотношения в семье, между членами семьи, которые на данный момент живут вместе, и мотивы, по которым семья решила принять ребёнка. По результатам всех тестов составляем психологический портрет, и пишем свои рекомендации в органы опеки. Так, чтобы мы категорически отказали и сказали ни в коем случае, такое бывает крайне редко. За три года, которые я этим занимаюсь ежедневно, это единичные случаи. Хотя довольно часто мы прогнозируем какие-то риски, которые в этой семье у ребенка могут быть. Например, если у человек агрессивный, импульсивный или не умеет восстанавливать близкие отношения, такое может быть. Или между супругами конфликтные отношения, тогда есть риск, если ребёнок попадёт в такую семью, он будет не сглаживать шероховатости и неровности личности, а наоборот обострять. Соответственно, это нехорошо ни для семьи, ни для ребёнка, и есть риск того, что ребёнка вернут обратно. Эти риски мы как раз все прописываем и в органы опеки, и можем проговорить с теми, кто присутствует на диагностике.

Ведущий: Часто ли бывает так, что те же самые семьи или просто одинокие люди, которые хотят взять ребенка пытаются таким образом решить какие-то свои личные проблемы: внутренние, душевные. Знаете как бывает, давай родим ребёнка и вот у нас что-то разладилось с тобой в отношениях, мы родим ребёнка и у нас будет что-то общее. Если нет возможности родить своими силами, то усыновляют, или, наоборот, человек одинок и он решает, а дай-ка я возьму себе ребёнка и как раз займу свое свободное время. Это бывает?

Н.М.: Это как раз и есть те риски, про которые я говорила. Именно, когда человек или пара хотят решить свои личные проблемы за счет появления ребенка, это абсолютно безосновательно, потому что проблемы их не решаться. Лучше проблемы решить до того, как ребенок в семье появится. Это как раз риск, потому что от ребенка потом могут отказаться, ведь он этих надежд не оправдал.

Ведущий: А он может не оправдать.

Н.М.: И скорее всего не оправдает. Конфликт может на какое-то время затихнуть, а потом вспыхнуть с новой силой, потому что проблем еще прибавится, ведь нужно определить по крайней мере обязанности, кто за ребёнком ухаживает. А если одинок одинок, то на какое-то время хлопот, конечно, прибавится, думать об одиночестве будет некогда, но ребеночек будет подрастать, ему захочется пойти в мир, и одиночестве нахлынет с новой силой и окажется, что ребёнок-то и не средство от одиночества.

Ведущий: И когда там начинается, я тебе всю молодость отдала…

Н.М.: Да.

Ведущий: Как в обычных семьях, собственно говоря.

Н.М.: Мне нравится выражение знаменитого психотерапевта Карла Витакера, который говорил: «Если вы боитесь одиночества, ни в коем случае не выходите замуж и не рожайте детей».

Ведущий: Очень мудрый совет. Дамы и господа, напомню, сегодня мы говорим о приемных родителях, о тех сложностях, а скорее и радостях, которые встречаются в семьях. Наша программа называется «Дети ждут». Гость нашей студии – психолог Пермского центра психолого-медико-социального сопровождения сирот и детей, оставшихся без попечения родителей №3 — Наталья Механошина, будем говорить так психолог школы усыновителей. Наш телефон 261-88-67, можете звонить, если у вас есть вопросы. Либо пишите нам по эфирному ICQ 404582017. Мы продолжаем историю, связанную с детьми попавшими в новую семью, новые условия, с чем сталкивается ребенок. Сегодня в детских домах, которые мне доводилось видеть, достаточно упакованные дома, с большим количеством игрушек, с хорошим питанием, местами даже элитным питанием. Дети одеты, с детьми ласково разговаривают и вдруг ребенок попадает в семью, в которой тоже в общем-то все блага, но часто это для него ещё больший стресс, чем когда его забрали из родной семьи. Или я ошибаюсь?

Н.М.: Больше или не больше, это не сравнимо. Да, для ребенка это стресс больше, чем радость. Радость он поймет потом, стресс в том, что меняется полностью обстановка, в которой он находится, начиная от питания и режима дня и заканчивая тем общением, которое у него было и то, которое у него теперь есть. Или в общественном учреждении это группы детей, которые, в основном общаются между собой и иногда со взрослым, взрослый к ним приходит на смены, отработает, потом приходит другой взрослый и выполняет в основном функцию организатора. Либо это общение с родителями, которые хотят подарить всю ласку и тепло, которое копилось у них. Для ребенка, который может быть никогда не выстраивал таких теплых отношений, даже попытки выстроить…

Ведущий: Он не знает что это такое, почему его обнимают, целуют…

Н.М.: То есть даже это для него стресс. Многие вещи, которые мы считаем обычными само собой разумеющимися приятными, для него могут быть стрессогенными, непривычными и даже неприятными.

Ведущий: Здесь речь идет о том, что нужно постепенно переходить, как говорят, не забрасывать сразу пятью килограммами игрушек, десять килограмм шоколада и зацеловывать.

Н.М.: Потому что будет обратный эффект. Тут важно идти от ребёнка, потому что есть дети, изголодавшиеся по обниманиям и целованиям и готовые это делать круглосуточно, сидеть чуть ли не на голове родителей и всех тех, кто пожелает. Есть дети, которые сторонятся общения и даже не только не дают себя на руки взять, но даже и потрогать и в глаза посмотреть. Тут важно идти от ребенка и не насиловать его, а то, что он хочет, то ему и давать.

Ведущий: На прошлой неделе у нас в гостях была начальник органов опеки и попечительства Пермского края, и она сказала, что у нас настолько сегодня отлаженная система по усыновлению, что эту структуру можно пройти буквально за две с половиной недели, сбор средств, посмотреть ребенка, если вдруг сразу же ребенок понравился именно тот, которого ты хотел взять. На ваш взгляд не слишком ли маленькое это расстояние, временной отрезок, чтобы понять и ребенку, нужны вы ему или нет, и человеку. Или достаточно прийти посмотреть и сказать я люблю этого ребенка, а потом уже после суда за ним прийти. Вот этот период адаптации временной.

Н.М.: Две с половиной недели, конечно, очень маленький срок. И общаясь с усыновителями, с опекунами и приемными родителями, в моей практике я не встречала того, чтобы так быстро принимали решения, то есть может быть это технически всё возможно, но важен и психологический момент, приготовится к тому, что такие кардинальные перемены произойдут. Даже факт выбора ребёнка, вот эта вся процедура, у многих вызывает очень много эмоций и волнений, а как это так? А как отказаться, если ребёнок не нравится, а как понять, что он нравится, а как понять, что это тот ребёнок, который нравится. У многих это гораздо больше времени занимает.

Ведущий: Вот, Наталья Геннадьевна, вы психолог, а как понять, что это тот самый ребенок? Либо не нужно ничего понимать, а просто брать ребенка и там уже...

Н.М.: Здесь нет универсального ответа. Важно идти от себя, от своих ощущений, от своих мыслей. Кто-то в жизни выбирает мужа, жену, подругу умом, а кто-то «как любовь с первого ввзгляда», то и сребёнком может случится такая же «любовь с первого взгляда». Ёкнуло что-то и всё. А кто-то привык подумать, присмотреться, как-то побыть вместе, и только после этого рождается привязанность и любовь. Скорее всего и с ребенком также будет.

Ведущий: Если мы говорим о маленьких совсем детях, там кроме чувств умиления особенно не с чем сравнить. Вот они маленькие ручки, маленькие ножки, маленький носик. Как родителю понять, что потом это умиление должно в любовь перерасти? Либо в принципе родители, который готовы взять ребенка, уже уверены, что они полюбят безусловно, не за то, что у этого мальчика не будет кудрявых волос?

Н.М.: Тут у каждой пары свой подход, и даже у каждого человека. Есть пары, которые говорят, что нам бы лишь бы по здоровью было всё благополучно, а так ведь нам всё равно какой бы родился, такой бы родился, такого бы любили. А кто-то действительно ждёт симпатии. Какой-то реакции даже от младенца. Поэтому нет какого -то универсального «как понять». Может быть здесь очень много мифов по поводу материнского и отцовского инстинктов, которые вдруг должны включиться. На самом деле далеко не всегда так происходит. У кого-то он включается, когда ребенок три нои не спал, и вдруг уснул, и понимаешь, что вот она радость, вот он спит такой умилительный, сопит. У кого-то после первой болезни, у кого-то после первого сказанного слова или ещё что-то. И это не обязательно какая-то буря эмоций, которая просто захлёстывает, а она может быть гораздо спокойнее. И это не толькл у приемных родителей, но и у тех, кто сами рожает своих детей точно такие же механизмы.

Ведущий: Дмитрий спрашивает: «Скажите, пожалуйста, как гены на самом деле влияют на ребенка. Если мы сегодня его возьмем — он хорошенький, маленький, а потом в нем или мама, или папа алкоголик заговорят?» Вот тоже один из мифов достаточно распрастранённых.

Н.М.: Как в сказке «Обыкновенное Чудо» — «вот во мне тётка проснулась». Я не медик по поводу генов, но если бы всё зависело только от генов, тогда в семье интеллигентной и благополучной не вырастали бы дети алкоголики и наркоманы, у алкоголиков никогда бы не вырастали вполне здравые и талантливые дети. Дело далеко не в генах, а в той атмосфере, в какой ребенок растет. Никакого гарантийного талона к ребёнку не прилагается и возможно из маленького хорошенького ребёнка вырастет какая-нибудь злючка-колючка. А может и хороший человек.

Ведущий: А как так бывает, что родители опекают, любят ребенка, дарят ему эту любовь, а потом рождается эгоистичное, злое, обиженное существо. Где-та грань, чтобы не было гиперлюбви. Наверняка такая проблема присутствует. Люди берут ребенка и тут накладывается, что «ах он бедный и несчастный», надо ему не одну конфетку дать, а десять конфеток за недоеденные годы., и потом этот ребенок без зубов. Но это я так образно говорю.

Н.М.: Да есть такая ситуация, что семьи, которые по десять, по пятнадцать лет ждали, когда же появится ребенок, и вот он появляется, это чудо, и становится практически семейнымм божеством. Может быть такое. Эта одна из тем, которые мы разбираем в школе усыновителей, детско-родительские отношения и иерархия между родителями и детьми, где место родителей, в чем их власть, и где место ребенка, и что для него хорошо, и что для него нехорошо. Так вот вседозволенность, как раз, или жалость — это то, что ребенку на пользу не идет. Может казаться, что это любовь, но на самом деле, это не любовь. Любовь проявляется,в моем понимании, в том, что ребенку дают развиваться, а значит ставят и запреты, и ограничения, и цели какие-то.

Ведущий: Пришел вопрос от Антона, но очень большой. Я думаю. Что мы к нему вернемся, связан он с историей «говорить или не говорить ребенку, что ты ему не родной отец». Насколько эта проблема велика для детей, насколько это сказывается потом на психике. Понятно, что эта проблема велика для тех, кто берет совсем маленького ребенка, совсем младенца. Вроде как и умом понимает, а уже забыл, и относится к этому человеку, что это его родной, и старается оберечь, чтоб не дай бог он не сказал. Вот об этом мы поговорим, но мы поговорим после выпуска новостей, оставайтесь с нами.

Ведущий: В Перми 15 часов и 33 минуты, еще раз добрый день, дамы и господа. Продолжаем нашу программу. Напомню, гость нашей студии — психолог Пермского центра психолого-медико-социального сопровождения сирот и детей, оставшихся без попечения родителей №3 — Наталья Механошина. Наталья Механошина также одна из тех сотрудников этого центра, которая участвует в проекте «Школа усыновителей». Эта школа подразумевает, насколько я знаю, и встречу с юристом, и встречу с педиатром, но самое большее количество часов отдано под психологические проблемы, то на чем зиждется становление новой семьи. Нам Антон задал вопрос, с которго мы начнем эту часть нашего разговора. Связан он с очень щепетильной темой, и насколько я знаю, первый вопрос, который вы задаете, будете ли говорить своему ребенку, что вы ему не родной родитель. Как здесь двигаться, ем более, что мы понимаем, что с одной стороны есть закон, охраняющий тайну усыновления, а с другой стороны, есть проблема, когда ребенок в конце концов узнает, будучи во взрослом состоянии, или «болезненном», когда он подросток. Когда, на ваш взгляд, нужно говорить, что мамы разные бывают и папы всякие бывают, и в каком возрасте?

Н.М.: Действительно, мы этой проблеме посвящаем отдельной занятие в нашей школе усыновителей, и оно по эмоциоальному накалу, по моим наблюдениям, одно из самых напряженный. Буквально вчера у нас было подобное занятие, рождает много споров и вопросов. Как психолог, тем более психолог семейный, я понимаю, что помимо законов юридических, которые у нас в стране направлены на то, чтобы тайну усыновления сохранить, есть еще законы семейные, то как живет семья. И любые тайны, в том числе тайна усыновления, рождает в семье напряженность и конфликтность во взаимоотношениях. Даже если никто из приемных родителей не знает этой тайны, но вот этот скелет в шкафу, заставляет меньше друг другу доверять, меньше общаться, или даже если общаться, то эти отношения не столь близкие и теплые, чем в отсутствии тайн.

Ведущий: Потому что родители, которые скрывают, находятся в постоянном напряжении.

Н.М.: Конечно. Чтоб не проговориться, чтоб не дай бог, как-то не показать, что есть такая тайна. Причем, если скрывают не только от ребенка, но и от своих собственных родителей, не говоря уже о близких, дальних родственниках. Чтобы не дай бог, никто не догодался. Даже количество контактов с родсвенниками может сокращаться.

Ведущий: А почему? Люди боятся показаться неполноценными, что они не родили, а взяли себе ребенка? Откуда это идет, что даже скрывают от родных и близких?

Н.М.: Чувство неполноценности, это то, на что многие выходят. Если мы начинаем анализировтаь, почему боятся показать, это страх показаться каким-то не таким, как будто у тебя нет руки или ноги, а тут я не могу иметь своих детей.

Ведущий: Мне сейчас пришла мысль, может быть поэтому потом дети и обижаются? Есть когда дети уходят из семьи, сбегают, когда узнают, может от мысли, что вы стыдитесь меня?

Н.М.: Конечно, если родитель сам про себя думает, что я не полноценный, про факт усыновления думает, что это что-то постыдное, что нужно скрывать, тогда ребенок, когда узнает об этом факте, также начинает относиться, что это что-то ужасное, что произошло в моей жизни, и самому себе, как к какому-то второму сорту. Если бы у них была возможность, они лучше бы своего родили, а так как запасной второй вариант. А раз я второй сорт, зачем мне с жизнью церемониться, буду делать все что хочу, то есть пустить ее по ветру, что называется. Как раз очень губительны последствия того, что ребенок очень неожиданно узнает от кого-то, да и еще в нелицеприятной форме, в форме оскорбления, или даже шантажа, тогда это психологическая травма.

Ведущий: В форме шантажа со строны детей? Ведь дети бывают достаточно жестоки.

Н.М.: Не только, могут быть родственники, которые знают. Я сталкивалась в своей практике с такими случаями, когда родственники, узнав о том, что ребенок усыновлен, шантажируют родителей на деньги или на приватизацию квартиры, а иначе мы расскажем ребенку, что он усыновлен.

Ведущий: И еще больший груз накладывается на эту тайну.

Н.М.: Поэтому на всех занятиях, мы все за и против раскрытия тайны на занятиях проговариваем. Понятно, что каждый взрослый человек сам принимает решения в семье со своим ребенком. Важно, чтобы это решение было обдумано и все последствия проанализированны.

Ведущий: А на ваш взгляд, самый безболезненный период, когда можно сказать?

Н.М.: Когда ребенок начинает спрашивать, откуда берутся дети.

Ведущий: А если ему уже рассказали в садике? Или уточняющий вопрос, мама я правда от туда?

Н.М.: Правда, только от другой тети. Я очень хотела такую девочку как ты, но у меня не получилось, что ты в моём животике. Наверное, все придумавыют какие-то свои истории. Здесь очень хорошо помогают сказки, которые есть в нашей культуре, «Волка и теленка», «Про снегурочку».

Ведущий: «Про волка и теленочка» просто замечательно! «Папа, все говорят, что я на тебя не похож». «Одно лицо!» — отвечает волк, поднося зеркало.

Н.М.: Я слышала в семье из Уфы, у которой четверо, если мне не изменяет память, усыновленных детей, они сами придумали сказку. У них празднуется не только день рождения ребенка, но приход ребенка в семью. В эти дни они разыгрывают сказку с куклами про каждого ребенка. Сам факт усыновления преподносится как радостный, торжественный, и дети относятся к семье также как к ожившей сказке.

Ведущий: Что делать семьям, которые сккрывали, и вот правда открылась? Или больше нет сил скрывать, как им преподать это?

Н.М.: Если так случилось, что ребенок узнал от кого-то...Если родители будут думать прежде о ребенке, о его чувствах, тогда важно сесть с ребенком поговорить о своихх чувствах. Тут уже можно рассказать то, что на сердце то и есть, о всех своих страхах, сомнениях. Но на том уровне, какого возраста ребенка.

Ведущий: Открылось это известие, и дальше следует ли... ребенок логично будет спрашивать, а кто мой папа, мама...

Н.М.: Тут опять важно ориентироваться от себя, насколько вы готовы в эту тему углубляться.

Ведущий: Просто я к тому, что продолжать эту сказку рассказывать?

Н.М.: В любом случае, я считаю, что лучше говорить правду. Если правда такова, что я знаю, кто твои родители, но не хочу об этом говорить, потом после 18 сам узнаешь. Если родитель готов искать кровных родственников, тогда говорить я знаю то-то и могу тебе помочь их найти.

Ведущий: Тогда это еще больше объединит?

Н.М.: Конечно, если говорить о чувствах, то они всегда соединяют. Даже если какие-то болезненные переживания объединяют.

Ведущий: Это была программа «Дети ждут». На такой ноте мы и закончим.

Обсуждение
1323
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.