Верхний баннер
01:37 | СРЕДА | 18 СЕНТЯБРЯ 2019

$ 64.12 € 70.6

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Дети ждут

28.06.2011 | 13:29
Жизнь детей в воспитательной колонии

Ведущий: В Перми 15 часов и 8 минут. Добрый день, дамы и господа. В студии ведущая — Нина Соловей. И вот уже не первую неделю по вторникам мы с вами говорим о детях, о детях, которые по тем или иным причинам попали в тяжелую, трудную ситуацию. Как правило, прошлые эфиры наши были посвящены детям, довольно юным, маленьким детям, а сегодня мы поговорим о детях, по сути, они все еще дети, которым исполнилось 14 лет, и волею судеб они стали правонарушителями и попали в колонии. Сегодня мы поговорим о том, как и почему попадают в воспитательные колонии, грубо говоря, за решетку дети, по каким причинам, как они там живут, какие у них там условия и насколько реально, что по выходу эти дети станут полноценными гражданами нашего города, нашей страны, и в общем-то буду вовлечены адекватно в наше социальную жизнь. Я приглашаю к нашему разговору и представляю гостя нашего эфира начальника Пермской воспитательной колонии ГУФСИН по Пермскому краю Эльшат Гилязов. Добрый день, Эльшат.

 

Эльшат Гилязов: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Вначале хотелось бы сказать краткую характеристику. У нас в нашем учреждении находятся воспитанники от 14 до 18 лет, и согласно уголовному исполнительному кодексу могут находиться еще до 19 по ходатайству прокурора, по ходатайству наших сотрудников. Поэтому вот такая краткая характеристика. Колония в нашем Пермском крае уже действует с 92 года. В двенадцатом году уже будет 20 лет юбилей. Вот краткая характеристика колонии. И содержаться в основном осужденные за особо тяжкие и тяжкие статьи.

 

Ведущий: Скажите, а вот сколько на сегодняшний день примерно…

 

Э.Г.: 108 человек.

 

Ведущий:108 человек.

 

Э.Г.: Так точно.

 

Ведущий:Эта цифра увеличивается с годами или уменьшается? Есть ли какие-то такие данные?

 

Э.Г.: Есть, конечно. Если брать пять лет тому назад воспитанников было около 600, сейчас на данный момент идет уменьшение…

 

Ведущий: Большое уменьшение.

 

Э.Г.: Большое уменьшение.

 

Ведущий: Это, как правило, выпускники, ну или бывшие ребята, которые находятся в детских домах? Или не обязательно? Или, как правило, какой процент тех, кто впервые попадает в это заведение?

 

Э.Г.: Я хочу сказать, что, во-первых, не только из детских домов, но и с различных, так скажем, условий содержания, в которых находились. Проценты, рецидив у нас сейчас уменьшается. Основная задача нашей пермской колонии — уменьшение рецидивов. Такая задача была поставлена нам, ставится задача нам начальника Главка, Соколовым Александром Николаевичем, ну и ставится задача Губернатором.

 

Ведущий: Что понимается под рецидивом?

 

Э.Г.: Повторное преступление, именно то, о чем вы сейчас спросили.

 

Ведущий: Да.

 

Э.Г.: Рецидив уменьшается, если взять анализ того года, рецидив у нас от 30%, три года назад который был, уменьшился до 16%. Вот на данный момент за первое полугодие у нас рецидив 66%.

 

Ведущий: Это связано с тем, что суровые, тяжелые условия, в которые попадают пока еще дети, все таки до 18 лет, либо это связано с тем, что проводятся какие-то мероприятия и ребята хотят жить дальше? То есть они боятся повторить снова попасть туда или они понимают, что есть более нормальные способы жить и жить дальше.

 

Э.Г.: Мне бы, конечно, хотелось, чтоб они боялись, но ситуация по другому. Вот за последнее время, эту тенденцию уже четко видно, что к этой проблеме повернулась лицом, не только наша система раньше занималась, мы сейчас взаимодействуем с общественными организациями. Хочу доложить, что в 2008 году, когда меня назначили начальником Пермской воспитательной колонии, у меня начальником Главка была поставлена задача — уменьшение рецидива. Под эту программу мы совместно с министерством развития, уполномоченным по соблюдению прав человека с Татьяной Марголиной у нас был создан реабилитационный центр на нашей базе. То есть мы создали программу, положение и начали работать как раз в этом направлении деятельности. Мы с разрешения начальника Главка выезжали в разные колонии, учились. Вот мне понравилось в Камской колонии как. Мы определили центр воспитательной колонии, это треугольник так называемый: воспитатель, который у нас учитель и мастер. Как раз вопрос гуманизации, уменьшение рецидива да, и я считаю, что мы шлифовали это мероприятие, начали привлекать общественные организации. У нас в 2009 году заключен договор двухсторонний с ГУФСИНом и Педагогическим государственным университетом и мною о совместной деятельности. В нашей воспитательной работе участвуют психологи педуниверситета, сотрудники педуниверситета, общественная наблюдательная комиссия, которая создана, правозащитники. Цель одна — воспитание нашего ребенка, чтобы он был готов, после освобождения к тем изменениям, которые произошли, пока он здесь находился.

 

Ведущий: То есть происходит прививание элементарных норм человеческого поведения, восприятия мира.

 

Э.Г.: Так точно. Совместно не только нашей службой, которых так назовем в погонах, а теми общественными организациями, которые в принципе находятся за забором, скажем так. И причем задача у нас одна, еще раз повторю, уменьшение рецидива. Поэтому работа идет плодотворная. Вот в последний раз, буквально месяц тому назад, мы собирались в педуниверситете, раньше у нас одна кафедра только работала, социально-юридическая, а сейчас на уровне всех факультетов, они будут согласно плану работать в нашей колонии в плоть до включения программ обучения сотрудников… студентов пермского государственного университета по работе с детьми, находящимися в нашей структуре, скажем так. Потому что ведь такой системы нет…

 

Ведущий: И опыта такого нет.

 

Э.Г.: Так точно. Вот сейчас как раз прорабатывается вопрос о включении этих программ. У нас есть потенциальные институты, которые готовят да. Но очень приятно, что сейчас готовят и гражданские специальности, потому что не надо забывать, что эти же ребята, которые находятся сейчас у меня через некоторое время будут находится у соседей, скажем так…

 

Ведущий: Старших товарищей скажем в кавычках.

 

Э.Г.: Поэтому это правильное направление и как раз уменьшение рецидива это не какая-то статистика, а реально работает не только наша система, а общество в целом. Это отрадно видеть, кстати говоря.

 

Ведущий: Скажите, пожалуйста, все-таки, я прошу временно остановится пока все таки на реабилитационном центре. Мы вернемся к этой теме. Кто попадает сегодня в исправительную колонию, какие дети в основном туда попадают, по каким причинам? Вы уже сказали за особо тяжкие преступления, то есть это убийство, наверное, грабеж?

 

Э.Г.: Грабеж, разбой, изнасилование и тому далее. То есть вот такие тяжелые статьи.

 

Ведущий: Кто попадает сегодня?

 

Э.Г.: Причина, вот я для себя хотел бы, я уяснил и считаю, что со мной согласятся многие. Первая причина, это семья.

 

Ведущий: Или отсутствие скорее этой семьи.

 

 

Э.Г.: Да. Вторая, я все таки назову, школа. И третья причина, от себя бы добавил, инфраструктура вокруг ребенка. Вот давайте посмотрим, чем ребенок занимается, который не у нас. Вот гражданский обыкновенный ребенок, где он может заниматься, бесплатно какими секциями, где может участвовать. Вокруг него … Раньше у нас были пионерские лагеря, в которые бесплатно можно было попасть. К нам приходили на уроки, заставляли ходить на какие-то тренировки, я там участвовал, там участвовал…

 

Ведущий: Ну, да, куча кружков и секций было.

 

Э.Г.: Вот этой инфрастуктуры сейчас нет. Есть за деньги, но не каждый родитель себе это сможет позволить.

 

Ведущий: Есть энергия неуемная ребенка, которую некуда деть.

 

Э.Г.: Так точно. Вот эта самая основная причина. Если бы энергия ребенка была направлена в правильное русло, и все-таки эта служба семья и школа, я думаю, что она работает, но здесь есть проблемы, которые сейчас четко вырисовываются. То есть все-таки ослабла эта работа, потому что нет специалистов в этом направлении деятельности и упускаются какие-то определенные моменты.

 

Ведущий: Вы сказали семья и школа, то есть проблема в чем? Что семья — ребенок одет, обут, накормлен и мой долг выполнен, а школа так мы тебя выучили и до свидания.

 

Э.Г.: Так точно. Есть посмотреть внимательно, вот как сейчас по телевизору показывают, как учитель избивает ребенка или наоборот ребенок избивает учителя. Это все-таки непрофессиональная пригодность учителя. Кто туда идет? Ну опять же надо понимать, какая зарплата у этого же учителя. Если будут профессионалы работать в школе, я считаю, что душой готовые в этой работе работать, я думаю мы вытащим, конечно. Опять же семья. Я не говорю о том, что люди начали спиваться, образно говоря. Вопрос в другом. А семья может ли позволить, чтобы ребенок пошел в ту или иную секцию за деньги? Это тоже основная проблема.

 

Ведущий: Получается, вы заложники целой системы, которая в свое время была в советском союзе и она рухнула, и сегодня она в таком…

 

Э.Г.: Наверное, мы заложники все ситуации. Все равно мы должны эту проблему решить и проблема будет решаться. Если коснуться нашей концепции, которая принята в октябре месяце. Распоряжение подписано, распоряжение Правительства РФ Путиным, что у нас там указывается. Как раз принято реформирование до 20-го года. У нас как такого слова «колония», понимаете, у нас слово «колония» звучит нехорошо.

 

Ведущий: Тяжело.

 

Э.Г.: Да, принято решение, что воспитательные колонии будут перепрофилированы в центры двух типов: усиленного наблюдения и обычного наблюдения. Соответственно с определенными условиями. В усиленном центре будет более усилен режим, в обычном, те, так называемые первоходы, вот вы вопрос задавали, те, кто в первый раз осуждены. Соответственно цели концепции мы прекрасно понимаем, у нас три основных цели: увеличение эффективности работы учреждения, гуманизация условий содержания и уменьшение рецидива. Вот это три цели, которые преследует уголовная исполнительная система, реформа. Под реформирование мы уже стали, недавно только было совещание при коллегии начальника Главки, нашей пермской воспитательной колонии запланирован в 13 году будет перепрофилирование в воспитательные центры.

 

Ведущий: Кроме смены названия, что там будет?

 

Э.Г.: Вот я хотел бы рассказать в этом вопросе. Вот сейчас у нас, когда мы ушли от реабилитационных центров, от которых мы ушли, возникла проблема в кадрах. Для того, чтобы действительно воспитанника перевоспитать, основной упор должен делаться не от режимной службы. Чтобы вы понимали, у нас в колонии есть режимные службы, которые в погонах, которые охраняют, скажем, жесткий режим требования. Есть воспитательные отделы, тоже образно говоря, в погонах, но основная все-таки задача в воспитании не оперативная служба, это воспитательная служба. И всегда у меня основная проблема была, не хватало психологов. Ни в том случае, что у нас некомплект…

 

Ведущий: А психологов, умеющих работать с такими детьми.

 

Э.Г.: Да, так точно, но и штат у нас не позволял, то есть одни психолог на сто человек.

 

Ведущий: Ну да.

 

Э.Г.: И мы не могли взять больше, потому что у нас есть штатная расстановка, это федеральный бюджет, деньги под определенного под каждого сотрудника идут. А сейчас, согласно концепции, распределили один психолог на двадцать человек. Это абсолютно правильно, причем упор идет на социальных педагогов. То бишь, если примерно взять на сто двадцать воспитанников примерно 16 педагогов и психологов. Конечно, эффективность работы будет больше, и больше будет эффект работы. Это уже законодательно прописано и это будет работать. Очень приятно, что и система реформируется, и общественное сознание меняется по отношению к нашей системе. Мы кстати открыты. К нам всегда приезжают, заходят, начальник Главка всегда идет к этому на встречу, и всегда готовы взаимодействовать по вопросам реабилитации ребенка, у нас здесь вопросов никогда не возникает.

 

Ведущий: Начальник Пермской воспитательной колонии ГУФСИН по Пермскому краю Эльшат Гилязов сегодня гость программы «Дети ждут». Уважаемые радиослушатели, вы можете также подключаться к нашему разговору. Наш телефон 261-88-67, эфирное ICQ 404582017. Так или иначе эти дети попали в колонию, так или иначе они переживают то, что там происходит. Вот вы сказали о реформирование и очень важно, наверное, что эти ребята они в принципе попали почему, потому что по тем или иным причинам они наверняка чувствовали себя изгоями и не хотели этого, либо противостояли этому, либо доказывали, да я плохой, вот и получите. Кроме того с ними проводятся ли еще какие-то мероприятия? Еще какие-то, ну я не знаю, встречи, кинопоказы, может быть, какой-то коллективный труд, чтоб они себя … чтоб они выходили и понимали, что жизнь-то продолжается, жизнь идет и жизнь не закончилась как они попали сюда.

 

Э.Г.: Можно я зачитаю буквально один абзац из сочинения воспитанников.

 

Ведущий: Так.

 

Э.Г.: Назовем его Илья, потому что фамилию не называют. Реально я вам показываю, можете посмотреть.

 

Ведущий: Ага.

 

Э.Г.: Читаю: «Вот мне семнадцать лет. Я совершил преступление и попал в Пермскую воспитательную колонию. Для меня это было самым ужасным жизненным воспитанием, перед которым я не спасовал, и нашел, как мне кажется, нужную нишу. Первое время я адаптировался к окружающему миру и людям. Я не мог поверить, что оказался за решеткой. Было сложно привыкать, порой казалось, что я из этого места никогда не выйду. Чуть позже я узнал, что здесь есть клуб, который могут посещать все желающие, чтобы открыть и показать уже имеющиеся таланты. С той поры я начал участвовать в различных концертах, из которых судя по реакции и лицам окружающих, я узнал, что у меня есть талант исполнять различные песни, и в конце концов проводить мероприятия в роли ведущего. С тех пор уже прошло больше года. Я все также хожу в этот клуб, ведь эти стены стали мне родными. Там большим успехом для меня был выезд в женскую воспитательную колонию, после концерта, посвященного женщинам. В этот день мы сорвали шквал аплодисментов, выкриков «браво». Это было самое незабываемое выступление. Я еще никогда не испытывал такого счастья выступать на сцене». Вот здесь очень много таких сочинений, потому что… писал это девятиклассник.

 

Ведущий: Вот это тот ребенок, который мог бы ходить какую-то театральную студию, музыкальную студию, но по своим обстоятельствам.

 

Э.Г.: Да, так точно. Хочу добавить. У нас, во-первых, проводится очень много спортивных мероприятий. Мы выезжаем на соревнования тоже педуниверситета. Мы соревновались со студентами того же педуниверситета, с теми же самыми ребятами разных секций. К нам приезжают, образно говоря. Спортивные мероприятия очень хорошо. У нас очень хорошо работает клуб. Оборудованием нам как раз помогли из министерства развития, и у нас здесь работа тоже идет. Дальше, у нас каждый год проводится спартакиада, то есть воспитанник у нас постоянно чем-то занят. У нас есть кружковая работа. Шесть кружков работает. У нас есть мастера, ПТУ организовали свои кружки по авто-слесарным работам, сварочными работами занимаются.

 

Ведущий: То есть ребята выходят, имея хотя бы какую-то профессию.

 

Э.Г.: Да. Не хотя бы, а обязательно имеют профессию. Я хочу рассказать тоже про одного воспитанника, буквально даже в газете про него… Фамилию называть не буду. Он был сирота. У него подошло удо. Я его спрашиваю, давайте назовем его Саша: «Саша, а почему ты на удо не идешь?» «А куда я пойду, меня здесь кормят, сон-час, я спортом занимаюсь, получаю профессию». Он получил две профессии, живет сейчас у моего коллеги дома, у мастера ПТУ, зарабатывает, не могу сказать, не приятно, зарабатывает примерно столько же сколько и я. 25 000 образно говоря. И я рад, что у меня такой человек есть. Второй парень тоже такой же. И когда такие пусть единицы, но они выходят и находят в системе, пусть неправильная система. Он получал образование, он сделал правильный выбор, работает, не пьет, не курит. Даже вот такой человек один появился, для меня это большая победа.

 

Ведущий: Маргарита у нас спрашивает как раз по ICQ: «Следите ли вы за тем, что с вашими детьми происходит после того, как они выходят?»

 

Э.Г.: Хочу на вопрос ответить. У нас есть такое взаимодействие в КДН – комиссией по делам несовершеннолетних. По приходе воспитанника мы отправляем им информационное письмо, а от них к нам приходит характеристика, как он себя вел. Вот я там для себя вычисляю причину, какая все-таки была причина. Понятно, есть личное дело, но очень важно, по крайней мере, как про него говорят окружающие, как он учился, как он себя вел. После освобождения, когда он находится на воспитательном карантине две недели, мы отправляем наше информационное письмо, как он адаптировался. До освобождения мы отправляем третье информационное письмо для комиссии по делам несовершеннолетних, как он готов к освобождению, чтобы его встречали, и ответное письмо пишем, где он будет учиться, где он будет работать. Самое ответственное после освобождения в течении полугода к нам приходит ответ, устроился ли он на учебу, на работу. Но, это очень маловероятно, редко.

 

Ведущий: Это очень тяжело, наверное.

 

Э.Г.: После 18 лет надо. Наша основная задача, чтобы он школу закончил, вот это тоже очень важно. Вот поэтому мы это отслеживаем. У нас даже есть такое требование, может быть, это с одной стороны покажется жестко, когда, есть такой учебно-воспитательный совет, когда я распределяю на условно-досрочное освобождение, если дома его не ждут, если дома условие нет, я ходатайствую перед судом о нецелесообразности ухода. Причем суд нас поддерживает. Не всегда, но поддерживает. Потому что я считаю, что здесь есть условия. Нашему коллективу, наверное, лучше понять, что важнее, чтобы он здесь получил профессию, образование и освободился. Потому что, если он освободится и его никто не будет встречать, если семья у него неблагополучная, мы всегда взаимодействуем с КДНом очень четко в этом вопросе, то я ходатайствую о нецелесообразности. Воспитанника мы отслеживаем каждого.

 

Ведущий: Татьяна спрашивает: «Скажите, пожалуйста, встречи с родственниками этих детей проходят также как и в обычных тюрьмах?»

 

Э.Г.: Вот хочу сказать, наверное, все-таки не так. Начиная с того года мы ввели такие мероприятия, день отряда. У нас, во-первых, есть родительские комитеты, которые с каждым индивидуально работают. Они пишут заявление, сами родители участвую в организации воспитательной работы. Не просто встречаются, а оказывают воспитательную работу. Краткосрочные да, как в обычных тюрьмах. Но у нас есть такое понятие как «день отряда». Мы обзваниваем всех родителей, по возможности родители приходят. У нас последний месяц тому назад заходило около 33 родителей.

 

Ведущий: Это как родительский день?

 

Э.Г.: Да, как в школе. Вот в последний раз было 33. Они в течении дня работают, идут в столовые, с детьми занимаются, я их угощаю тем питанием, которые воспитанники принимают в пищу, и после подвожу итог. Может быть, какие-то инновации предлагают. Очень взаимодействуем. У меня за год проходят все родители желающие. Очень приятно, когда родители видят условия, вот вы говорите, не хотят ли они сюда. Многие, вот в последний раз, врать не буду, подошла мать: «Не отпускайте его на удо. Я не смогу обеспечить реально такие условия. Здесь есть сон-час, есть реально все, пусть он получит образование по окончании срока». Реально был разговор, не буду фантазировать. Не в том смысле, что она не может, нет финансов. Вот она подошла, ну нет финансов, нет.

 

Ведущий: Здесь ребенок накормлен, напоен, в кружок ходит.

 

Э.Г.: Да. А она… я ей предложил такой вариант. Хорошо, я конечно, не то, чтобы его поддерживаю, просто понимаю, потому что семья очень важно. Я предложил вступить в родительский комитет, давайте совместно будем, чтобы и у вас ребенок был на виду, видел…

 

Ведущий: Чтобы он не считал, что его бросили, и мама еще сказала сиди еще сынок.

 

Э.Г.: Да. Не в том вопросе, что сиди, просто осталось два месяца, надо, чтобы он получил образование. Сейчас он может уйти допустим по удо, но я с ним переговорил, он пошел нам на встречу. Сейчас сдает экзамены в профессиональном училище. Он сейчас получит образование, и у него конец срока в августе. Два месяца роли не играют. И тем более, сейчас очень тяжелая ситуация у этой матери, у нее было сокращение в работе, но чисто понимая, это не нарушение закона, я свое мнение выскажу, но суд примет решение.

 

Ведущий: Я вас перебью, мы о других не менее интересных случаях и о вашем заведении поговорим, но только после выпуска новостей и рекламы.

 

 

Ведущий: В Перми 15 часов и 34 минуты. Еще раз добрый день, дамы и господа. Продолжаем нашу программу. Напомню, гость сегодня начальник Пермской воспитательной колонии ГУФСИН по Пермскому краю Эльшат Гилязов. Ну и собственно о тех заведения, в которые ребята попадают, мы говорим сегодня. Как выяснилось из первой части нашего разговора, в скором времени колонию даже не будет называться колонией, то есть ребята, это как правило с 14 до 18 и в некоторых случаях до 19 лет, не будут считаться осужденными, не будут считаться теми, кто попадает в колонию, дети попадут в воспитательный центр. Как вы уже сказали, там будут психологи работать, там, наверное, изменится какая-то внутренняя жизнь этих детей и условия содержания.

 

Э.Г.: Да, действительно изменятся условия содержания. Хочется просто довести. Сейчас, если они живут по 25 человек в отделении, будут они находится в кубриках по 4 человека, где оборудовано будет санузлом, образно говоря. Они будут жить как гражданские люди. Сами закрывают за собой двери, одежда, оборудование, все как положено будет. Есть условия содержания у нас такие. Согласно исполнительного трудового кодекса, есть обычный режим, есть облегченный режим, есть льготный режим. В льготном режиме можно находиться даже за территорией. Согласно концепции, если воспитанник проявляет инициативу, не нарушает режим содержания, стремится к исправлению, он может менять условия содержания с обычного на облегченный режим. Режим некоторый допустим будет более мягче. С облегченного на льготные условия содержания. Они могут находится вообще за территорией. Это как раз направлено на то, чтобы воспитанник не под палку готовился на удо, а сам стремился для того, чтобы изменить условия содержания. Это как раз мотивирует его на то, чтобы подготавливать к освобождению. Здесь как раз видно, старается молодой человек или нет, стоит ли его досрочно освобождать или нет, как раз его мотивация очень важна. Конечно, определенная воспитательная служба, психологи как раз ему помогают в этом направлении. Условия содержания будут изменены, конечно.

 

Ведущий: Я вас прошу надеть наушники. 261-88-67 телефон нашей студии, эфирное ICQ 404582017. Пока объявляла, пожалуйста, перезвоните еще раз, повесили звонок. 261-88-67. Так или иначе, вы все равно находитесь в ведомстве ГУФСИН, служба исполнения наказаний. Какие виды наказания тогда присутствуют, либо вы от этого вообще уходите? Кроме того, что вы поощряете, и это важный воспитательный процесс.

 

Э.Г.: Есть, как говорится, и кнут и пряник. Естественно дисциплинарные взыскания, они тоже есть, включая самое серьезное наказание, это дисциплинарный изолятор, его никто не отменяет. Но, надеюсь, что это уже отходит, хотя оно есть. Я вам пример хочу сказать. Допустим, уровень нарушения по сравнению с 2010 годом уменьшился в два раза, то есть как раз это эффект работы. Мы не скрываем каких-то фактов, это реальная работа. Если воспитанник все время занят и правильно направляем мы его, нарушения, конечно, все-таки будут, но они будут уменьшаться в разы. И самое главное, о чем мы говорили, должны быть специалисты высокого уровня. Как раз педуниверситет готовит нам кадры. Потому что здесь должны работать в первую очередь специалисты соц. педагогического образования, психологического образования и т.д. В этом направлении мы как раз ведем комплектацию. Вот этот эффект работы за три года и дало.

 

Ведущий: 261-88-67. Добрый день.

 

Слушатель: Добрый, добрый. Эльшат, во-первых, я благодарю вас за вашу работу и самое главное, что вы не потеряли человеческое лицо. Но скажите, пожалуйста, есть ли у вас все-таки какие-то серьезные проблемы. Поговорите о проблемах, каких-то происшествиях и т.д. А в принципе, успехов вам. Хорошо, что вы на своем месте и добросовестно выполняете свою работу. Спасибо еще раз.

 

Ведущий: Я как полагаю, коллега звонит.

 

Э.Г.: Спасибо. Я не узнал, честно говоря, не могу сказать. Ну проблемы — вопрос перепрофилирования. Ведь начальником Главка принято решение до 13 года, согласно гуфсинского направления 16 год, соответственно проблема стоит найти денежные средства. В финансовом выражении — около 32 млн. У нас смета сделана, все сделано, но это может быть не моя проблема, а моего руководителя. Это очень серьезная проблема, и он ее будет решать однозначно. В целом в системе проблема найти финансовые средства. А у себя проблемы, если вот так сказать, кадровые. Вот о чем мы говорим, в этом направлении, это не проблема, мы ее решаем, потому что для того, чтобы в нашу систему привлечь специалиста, которые очень хочет работать, даже есть желающие. Во-первых, это медкомиссия, не каждый может туда попасть, надо проходить комиссию как космонавт.

 

Ведущий: Особенно психологически, наверное.

 

Э.Г.: Да. Имея педагогическое образование, не каждый может с детьми работать. И конечно, хотелось бы, чтобы была достойная заработная плата у моих сотрудников. А остальные проблемы решаемы.

 

Ведущий: Было бы достойное финансирование. Вот вы читали письмо мальчика, в котором открылись таланты артиста, то есть я полагаю, что есть какое-то учреждение культуры и там ведь тоже должен быть работник, не просто умеющий сделать там миниспектакль, какой-то концерт составить, срепетировать, но и понимающий особенности просто элементарного общения. Говорить на одном языке с этими ребятами.

 

Э.Г.: Вот у нас недавно проходил попечительский совет, у нас кстати он работает эффективно и качественно, как раз один из вопросов был в августе месяце организовать благотворительный концерт силами Пермской воспитательной колонии, где будут задействованы и министерство культуры, образования края. Соответственно, мы участники. Этот вопрос принят на обсуждение, то есть мы его сделаем. Как раз в том формате, о чем вы говорите. На нашем мероприятии, где мы организовываем концерты участвуют не только воспитанники, но и приезжают со стороны организаций.

 

Ведущий: Кто с ними репетирует?

 

Э.Г.: КВН. Недавно в план вписал, фамилию сейчас не помню. Участники, которые в Пермском крае проводят КВНы. Ребята проходят уже какую-то репетицию. В шахматы мы играем, у нас кружки развиты, футбол тренировки ведут специалисты, то есть другие специалисты со стороны. Пермский госуниверситет приезжает постоянно, юридические консультации оказывает. Но это пока на уровне волонтерства. Мне бы хотелось, чтобы эти все инновации, которые со стороны общественных организаций оплачивались. Мы как ГУФСИН оплачивать это не можем, нет таких статей. Я хотел бы, чтобы поддержка была допустим Пермского края. Здесь поддержка уже определилась. Мы попали в программу, для переобучения наших сотрудников бесплатно в ПГУ, то есть у нас все сотрудники в этом году пройдут обучение в педагогическом направлении деятельности. Как раз тему мы определили и там все-таки есть специалисты, которые окажут нам теоретическое знание.

 

Ведущий: Наша программа называется «Дети ждут». Дети, которые теперь находятся у вас, чего они ждут? Ну, кроме того, что освободятся они.

 

Э.Г.: Самое первое сегодня желание, которое…я сегодня выезжал, видите какая погода хорошая, первое желание было «когда мы едем купаться?»

 

Ведущий: Самые простые человеческие ребячьи вопросы.

 

Э.Г.: И больше ничего не надо пока. Причем я хочу сказать, что мы и в то лето выезжали, вот это самое основное. Вроде бы мелочь, да, но эта мелочь… это как взять сотруднику на себя смелость. И вот я хочу поблагодарить руководство ГУФСИН, которые всегда идут на встречу. Выезд за территорию без разрешения быть не может, мы берем на себя ответственность. Не дай бог, что-то случится, мы понесем ответственность. Вот первое желание — организовать досуг. У нас подписано соглашение с «Динамо» на данный момент, вот мы сейчас занимаемся спартакиадой. И условия, они ждут этого перепрофилирования, когда они в кубриках будут жить по четыре человека, когда будут жить за территорией на льготных условиях. Они все это знают, и поэтому это основное их желание на данный момент внутри колонии.

 

Ведущий: Те либо какие-то организации общественные, какие-то творческие коллективы, те же спортивные секции, как к вам могут придти? Насколько это реально? То есть может человек прийти и сказать, вы знаете мы тут с друзьями сделали спектакль, давайте мы вам покажем.

 

Э.Г.: Без проблем. Хочется поблагодарить Данилина Владимира Николаевича…

 

Ведущий: То есть есть такие случаи.

 

Э.Г.: Есть и финансовую оказывают помощь, и духовную, и привозят студентов с культурного института. Они оказывают на уровне бесплатно для нас какие-то определенные концерты. И это нашим воспитанникам очень нравится. У нас проблем нет, чтобы кого-то запустить, организовать, но есть определенные требования. Мы всегда открыты, проблем нет, мы еще не одной организации не отказали. Если их цели совпадают с нашими, мы никому не отказываем.

 

Ведущий: Спасибо большое, что вы приняли участие в нашем разговоре. Спасибо слушателям, которые писали, звонили. Ну, а я напоследок хочу вам пожелать, чтобы у вас было меньше ребят, чтобы эта цифра все-таки неуклонно снижалась, уж извините, меньше работы в этом смысле.

 

Э.Г.: Спасибо.

Обсуждение
3114
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.