Верхний баннер
13:45 | | 16 ИЮНЯ 2019

$ 64.43 € 72.7

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Дети ждут

23.08.2011 | 15:40
Защита прав детей
Теги: дети

Ведущий: Добрый день, дамы и господа. В студии ведущая Нина Соловей. За пультом звукорежиссера Антон Мелехин. Накануне нового учебного года хочется поговорить нам с вами, уважаемые радиослушатели, прежде всего о том, с какими проблемами вы сталкиваетесь, если есть эти проблемы. Если нет, то, конечно, хорошо. Также поговорим сегодня в рамках программы «Дети ждут» о программе добровольной контрацепции. Ну, и другие вопросы, связанные с правами ребенка обсудим в рамках нашей программы. Я представляю гостя студии. Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае Павел Миков. Добрый день, Павел Владимирович.

 

Павел Миков: Добрый день.

 

Ведущий: Начнем сразу с первой темы. Вот уже практически через неделю начнется новый учебный год. Те дети, которые должны были пойти в первый класс, они, так или иначе, должны быть уже устроены в школу. А те дети, которые хотели попасть, наверно, в какую-то другую школу, перевестись, тоже должны быть уже переведены. Есть ли сегодня в Пермском крае проблемы, связанные вот как раз с этим учебным годом? И все ли так гладко и хорошо? Поступают ли к вам в ваш аппарат какие-то жалобы?

 

П.М.: Я должен отметить, что из тех школ, которые были предъявлены к принятию, к приемке для функционирования в 2011-12-м учебном году, всего было предъявлено 812 школ, почти на сегодняшний день 10 процентов школ приняты и готовы принять всех детей Пермского края за парты 1 сентября. В ряде школ, это примерно около двух десятков, то есть где-то 2 процента школ, в настоящее приняты условно, поскольку там не завершены те или иные отделочные ремонтные работы, которые должны быть завершены к началу следующей недели. Таким образом, вот то, что касается готовности школ в физическом плане к принятию детей, на сегодняшний день проблем нет. Конечно, есть вопросы к готовности достаточно большого количества школ к реализации с 1 сентября нового образовательного стандарта в начальной школе. К сожалению, мы констатируем, что не во всех школах до сих пор оборудованы классы беспроводным доступом в Интернет, не во всех классах начальной школы имеются интерактивные современные средства обучения, электронные доски, рабочее место учителя и так далее. Не далее, как вчера, я был в Юсьвенском районе, посещал начальную школу в селе Антипино. Конечно, там не только речь не идет о том, что современное оборудование установлено в этих классах, которое бы уже по-новому… по новым методикам могли бы обучаться дети, но даже и само здание, в котором располагается начальная…

 

Ведущий: Доска-то с мелом есть?

 

П.М.: Доска с мелом есть. Но само здание, в котором дети будут обучаться, оно уже не отвечает никаким требованиям 21-го века. Даже уж, извините, теплый туалет отсутствует. Я представляю, как дети зимой в мороз должны будут ходить на улицу в этот дощатый туалет. Вот, к сожалению…

 

Ведущий: А сколько там детей?

 

П.М.: В начальной школе 36 детей. Ну, к сожалению, вот такие условия еще у нас в ряде территорий, особенно вот в сельских территориях, они пока еще сохраняются. И в этом отношении, конечно же, мне кажется, важно думать о том, прежде всего, органам местного самоуправления, каким образом в таких условиях, сохраняя малокомплектные школы в сельской местности, создавать, тем не менее, современные, отвечающие современным СаНПиНам условия безопасности, комфортные школы. В этом отношении вот проект, который был реализован в Кудымкарском районе в деревне Разино, «Учительский дом», наверно, это та перспектива для сельских малокомплектных школ, которые в крае необходимо развивать.

 

Ведущий: Расскажите подробнее, что там за сельский дом?

 

П.М.: Проект «Учительский дом» был инициирован министерством образования Пермского края. И в этой деревне, где есть дети, нуждающиеся в получении образования, ну, это малокомплектная школка, был построен вот такой комплекс. В одной части этого учительского дома располагается класс, учебные помещения, небольшая столовая для того, комната отдыха, и так далее, а во второй половине дома живет учительская семья, которая работает в этом здании, в этой школе.

 

Ведущий: То есть решается сразу две проблемы.

 

П.М.: Совершенно верно. И при этом создаются новые абсолютно качественные, комфортные условия, как для детей, так и решается жилищная проблема учительской семьи. И проблема трудоустройства, конечно.

 

Ведущий: Возвращаясь к пермскими школам, осталась ли до сих пор проблемной та часть школ, которые считаются специализированными, с уклоном? Ведь обычно в них огромное количество желающих попасть. А сегодня, насколько мне известно, по законодательству я могу отдать своего ребенка в ту школу, в которую я захочу. И никаких препонов не должно быть. Однако все равно попадаются и довольно часто истории, когда отказывают.

 

П.М.: Совершенно верно. Законодательство в образовании гарантирует общедоступность общего образования. И также гарантирует право родителям несовершеннолетних детей выбора образовательного учреждения в пределах того муниципалитета, где семья проживает. И проблема, связанная с реализацией вот этого принципа общедоступности в так называемых «статусных» школах, или вот то, что вы называете школа с углубленным изучением предметов гимназиях, лицеях, она на самом деле есть. И она достаточно остра. Конечно, Пермь не Москва и не Екатеринбург. У нас не было, к счастью, вот этих страшных…

 

Ведущий: Ночных очередей.

 

П.М.: … страшных историй, которые потрясли эти города. Это ночные очереди, это драки между родителями, это бесчеловечные просто отношения администраций школ к родителям, когда им выбрасывали на драку собаку эти заявления, чтобы они, кто успел, тот подал. У нас все-таки сложилось за последние годы такая, наверно, не гласная система договоренности и правил при поступлении в так называемые статусные школы. Номы понимаем, что это неправильно. Потому что, так или иначе, в весеннюю кампанию, когда идет набор в такие школы, жалобы родителей поступают как в мой адрес, так и в адрес органов управления образованием. Потому, на мой взгляд, сейчас очень важно для города четко определить правила игры . Правила набора в такие школы с учетом, опять же, изменившихся, в том числе, СаНПиНов. Ведь СаНПиНы, которые вступили в действие с этого года для общеобразовательных учреждений, закрепляют принцип шаговой доступности ребенка к образовательному учреждению.

Ведущий: Ну, и, наверно, наполняемость школы.

 

П.М.: Ну это тоже. И фактически СаНПиНы говорят о том, что школа должна быть приписана к определенному микрорайону. И дети этого микрорайона должны обязательно быть принятыми в ту школу, в микрорайоне которого они живут. Но мы понимаем, что вот эти вот специализированные школы, гимназии, лицеи, у них все-таки, как правило, общегородской набор. И вот необходимо не просто, скажем так, дискуссия среди и специалистов – профессионалов управленцев, педагогов, но и, прежде всего, нужно услышать мнение родителей, чтобы мы в консенсусе в городе выработали вот эти вот понятные, прозрачные, никого не ущемляющие правила приема в школу. Это не только будет мерой вот противодействия и коррупционным каким-то схемам. Потому что на сегодняшний день мы абсолютно не понимаем, каким образом идет зачисление в такие школы.

 

Ведущий: Почему этот ребенок попадает, а этот нет.

 

П.М.: Совершенно верно. Да. Затем, это будет честный и откровенный… честный, по крайней мере, прием, действительно, детей, которые показали свою более повышенную готовность и более развитые способности в получении именно гимназического или лицеистского образования. И самое главное вот во всей этой истории – мы, конечно же, должны соблюсти и принцип равноправия детей, и законность. Но начинать дискуссию, начинать работу по выработке вот этих новых правил, которые бы были общественным согласием приняты в городе Перми, необходимо сейчас. Иначе мы можем, ну, вот, пожинать уроки в кампании приемной…

 

Ведущий: Столичных коллег.

 

П.М.: Да, 12-го года столичных коллег. Этого бы нам не хотелось.

 

Ведущий: Я понимаю, что вопрос, конечно, лучше мой адресовать не вам, а министру образования Пермского края, но, тем не менее, наверняка, эта проблема связана еще и с тем, что круг этих учебных заведений с углубленным изучением того или иного языка или какой-то направленности, он у нас довольно мал и не расширяется. То есть вот есть там 22-я, дягилевка, 17-я, 7-я. И вот они есть эти школы, и больше-то не появляется.

 

П.М.: Сложилась определенная монополия, вы хотите сказать.

 

Ведущий: Да. И больше не появляется. Ну, хорошо, не досталось моему ребенку места в этой французской школе, а она вот просто француженка, к примеру, я не могу ее в другую школу отдать.

 

П.М.: Ну, в этом плане попытка удовлетворить спрос родителей, живущих в разных микрорайонах, на углубленное изучение в городе все-таки была предпринята, когда вот эти названные вами школы открывали в общеобразовательных школах специализированные классы. И туда, вот именно на предметы, которые изучаются углубленно, приходили работать учителя именно вот из той же самой 22-й, например, школы, или из 17-й гимназии, и так далее.

 

Ведущий: Вы говорите в прошедшем времени. Сейчас этого нет?

 

П.М.: Попытка эта была. И она какую-то часть спроса на самом деле удовлетворила. Система продолжает работать. Но, тем не менее, родители же прекрасно понимают, что ведь в образовании главное и важное не только, какие учителя будут с тобой работать, но и сама атмосфера, в которой ребенок находится все свое детство. А ведь мы понимаем, что вот сама атмосфера вот таких школ, она несколько отличается от, скажем так, массовой общеобразовательной школы по месту жительства микрорайона. И как бы хорошо ни работал преподаватель, не были бы предоставлены дополнительные часы и так далее, но если сама культурная ситуация, сама вот эта вот школьная атмосфера, она другая, эффект уже, ну, скажем, не тот, который ожидают родители.

 

Ведущий: Но есть факультет, а есть настоящая школа.

 

П.М.: Да. И поэтому они и стремятся все-таки, как правило, попасть уже с 1 класса в ту школу, которая вот, так называемая, брендовая или статусная, и все-таки там чтобы ребенок учился до окончания.

 

Ведущий: Но есть у нас еще один ряд школ, ну, по крайней мере, он должен быть, школы для детей с ограниченными возможностями. Вот, насколько мне известно, есть большая проблема, например, по школе для детей, страдающих аутизмом. Как вот в этой области обстоят дела?

 

П.М.: Догадываюсь, о чем вы хотите меня спросить. О той непростой ситуации, которая сложилась вокруг школы, расположенной в здании на Шоссе Космонавтов, 181а. Это краевая школа для детей с ограниченными возможностями здоровья. Проблема, возникшая у этой школы, она не сегодняшнего дня. Она возникла давно. И всю мою бытность работы Уполномоченным по правам ребенка с 2008-го года проблемы этой школы я прекрасно знаю. И сейчас просто в этом году накануне учебного года, ну, они завершились, эти проблемы завершились, к сожалению, прогнозируемым логическим концом. Тем, что суд принял решение о приостановке деятельности этой школы. Во-первых, в связи с тем, что здание, в котором располагалось учреждение, до сих пор числится объектом незавершенного строительства. Оно не принято официально в эксплуатацию. И, во-вторых, у учреждения отсутствует лицензия, поскольку те условия, в которых должны учиться дети с ограниченными возможностями здоровья, они на сегодняшний день не соответствуют санитарным нормам и правилам, предъявляемым к такого типа учреждениям.

 

Ведущий: На сегодня это около сотни детей. А в будущем где они будут учиться?

П.М.: Нет, давайте так. Понимая, что это проблема возникнет… ведь ситуация начала разрешаться еще в конце прошлого учебного года, то есть весной. И по каждому ребенку родителям были предложены варианты его дальнейшего обучения в школах города. Так, например, которые обучались по программам «Особый ребенок», то есть это как раз вот, как правило, дети-аутисты, которых достаточно сложно обучать, и дети, обучающиеся по программам 8-го коррекционного вида, они, большинство их с согласия родителей были зачислены и с 1 сентября будут обучаться в школе № 23 города Перми, которая имеет как раз коррекционную тоже направленность, и также обучает детей с ограниченными возможностями здоровья. По детям, которые обучались по программам 7-го вида, также по моей просьбе… одна из активных родителей - Карелина Юлия Валентиновна обратилась ко мне, родители составили список по таким детям. И департамент образования города Перми индивидуально по каждому ребенку, по сути дела, решал вопрос о дальнейшем обучении его в наиболее удобном варианте. Потому то, что сегодня в средства массовой информации края появилась информация о том, что детей, якобы, вынуждают ехать в коррекционные школы на окраины города, это, как минимум, не соответствует действительности, потому что работа идет давно, все лето. И по каждому, еще раз повторю, ребенку, его дальнейшей судьбе его обучения вопрос решается в индивидуальном порядке. Может быть, не всех родителей устраивают те варианты предлагаемые. Но этот вопрос незакрыт. Диалог с ними продолжается. Большой, естественно, вопрос о трудоустройстве тех учителей, которые работали в этой школе. Но часть этих учителей… их возможность будет, поскольку они являются высококлассными специалистами, как правило, оказывали свои услуги по образованию детей на дому…

 

Ведущий: И узкие специалисты.

 

П.М.: …и узкие специалисты, их возможно трудоустроить в те школы, куда эти дети переведены. Потому что нагрузка по индивидуальному обучению там совершенно иная. Они могут не потерять эти часы. И дальше свои профессиональные навыки и умения применять, и продолжить свою деятельность. Часть учителей может работать в дистанционной школе для детей с ограниченными возможностями здоровья. Этот проект тоже для детей-инвалидов у нас в крае развивается, дистанционное образование. То есть фактически, по сути дела, опять же, различные варианты трудоустройства этим учителям, которые в результате вот определенных мероприятий оказались сейчас, скажем так, без работы, хотя официально они ее не уведомлены о том, что они остались без работы или увольняются. Они тоже решаются. Просто не надо вокруг этой темы сейчас некую создавать истерию. Я понимаю, что накануне 1 сентября некоторым хочется излишне политизировать эту тему. Хотя политики здесь никакой абсолютно быть не должно, поскольку все в плановом режиме по каждому ребенку, еще раз повторю, решалось и продолжает решаться в течение этого лета.

 

Ведущий: Ну, идет работа, грубо говоря, по оптимизации. Скажите, пожалуйста, есть ли вообще надежда, что в дальнейшем появится эта школа?

 

П.М.: А в чем ее необходимость?

 

Ведущий: Ну, вот я говорила с врачами, к примеру. Они говорят, что у нас есть опасность, вот те же аутисты, повышения количества детей, рождаемых с этим диагнозом.

 

П.М.: В этом смысле та сеть коррекционных образовательных учреждений, имеющих лицензию, расположенных в хороших, соответствующих правилам безопасности, санитарным нормам здании, в городе достаточно. И важно сейчас, чтобы, если есть такие прогнозы, в эти школы начали принимать специалистов, которые все равно по СаНПиНам обязаны будут работать индивидуально с такими детьми отдельно. И каждому ребенку, который нуждается в получении образования, и возможно ему это образование дать, оно обязательно должно быть предоставлено. Но мы понимаем, что там должна идти сейчас просто, в связи с такими прогнозами, нормальная кадровая работа по подбору, подготовке кадров, расширению штатного расписания, если такие прогнозные показатели на увеличение детей с ограниченными возможностями здоровья есть. Но это все возможно сделать в рамках существующей муниципальной сети. Поскольку все дети, которые обучались вот в данной школе, они жители города Перми. Школа не обслуживала, условно говоря, Пермский край, хотя она была краевая государственная школа. В то же самое время, получается, край на себя взял излишние полномочия по организации процесса образования детям, которые живут на территории конкретного муниципалитета, что на сегодняшний день, ну, не есть правильно, как минимум. Полномочия все разделены. И возможности у города обучать этих детей в существующей системе образования, они есть.

 

Ведущий: Завершая уже тему с началом учебного года. Михаил спрашивает: «Следите ли вы за теми детьми, которые достигли 7 лет, но по каким-то причинам не пошли в школу? Часто это дети родителей алкоголиков и так далее». Хотя это, наверно, органы опеки должны следить, да, за теми детьми, которые по каким-то причинам, достигнув семи лет, не пошли в школу.

 

П.М.: Вот закрепление за каждой конкретной школой микрорайона имеет еще одну очень важную задачу. Это на школу возлагается обязанность выявления на закрепленной территории всех детей, которые поживают на этой территории, которые нуждаются в получении образования. Особенно это касается детей, которые должны пойти в школу в первый класс.

 

Ведущий: То есть, когда они пошли, еще как-то за ними следят, да?

 

П.М.: Да.

 

Ведущий: Они уже на учете.

 

П.М.: Совершенно верно. И в этом отношении система вот такого подворового обхода, условно говоря, или система поквартирного выявления детей, нуждающихся в получении образования, она на самом деле не была разрушена еще с советских времен, и была еще в 2002-м году подкреплена дополнительным приказом министерства образования Пермского края, в соответствии с которым и возлагается обязанность по выявлению таких детей. Естественно, каждый раз буквально уже на второй неделе сентября проходят заседания муниципальных комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, на заседании которых рассматривается вопрос о не приступивших к обучению 1 сентября детях. Выявляются вот эти списки, выясняются причины, почему этого не произошло. И затем уже комиссии по делам несовершеннолетних совместно с органами и управления образования, где-то и с органами опеки, где-то с полицией, уже принимают меры к тому, чтобы ребенок все-таки приступил к обучению. И эта система, которая сложилась еще в советское время, она действует. Но иногда дает, конечно, сбои. То есть, выявляются у нас такие дети, которые даже в середине года потом выясняется, что один, два ребенка вот по краю они оказались вне вот этих вот. Ну, дырка, видимо, в сети оказалась слишком большой, если вот такую аналогию проводить. Но, тем не менее, в целом, я скажу так, 99,99 процента к обучению у нас точно приступают.

 

Ведущий: Анна спрашивает: «У моей подруги ребенка не взяли во французскую школу. Скажите, можно ли к вам как-то обратиться и готовы ли вы помочь в этом вопросе?» Тут, наверно, какие причины?

 

П.М.: Я думаю, конечно, нужно выяснять причины – раз. И сейчас куда-либо обращаться уже бесполезно, поскольку классы сформированы, изданы приказы о зачисленных детях. И я не думаю, что в этой школе, на которую вы ссылаетесь, есть вакантные места в тех классах, которые сформированы. А если в классе уже по приказу набрано 25 человек, то 26-го ребенка туда посадить уже будет нельзя. Это будет нарушение санитарных норм и правил.

 

Ведущий: А если человек столкнется с тем, что в школе по месту жительства тоже все уже сформировано?

 

П.М.: Ну, как правило, по месту жительства все-таки детей принимают. Конечно, это чревато бывает неприятностями, административными санкциями для директоров. Ну, их привлекают к административной ответственности. Он платят штрафы. Но по месту жительства ребенок обязательно в школу принимается.

 

Ведущий: Я предлагаю перейти уже ко второй нашей теме. Это то, о чем вы, если я не ошибаюсь, в рамках нашего разворота, упоминали о существовании программы по добровольной контрацепции. Но тогда был и формационный повод не самый приятный. Это та история с жительницей Кондратово. мы не будем на этом останавливаться. Что это за программа? Кто в ней может участвовать?

 

П.М.: Программа добровольной контрацепции женщин действует у нас в Пермском крае уже три года. При этом есть определенные условия участия в этой программе. Программа осуществляется за счет средств бюджета в рамках государственной краевой программы госгарантий оказаний бесплатной медицинской помощи населению Пермского края. И она распространяет свое действие на четыре основных категории женщин.

Ведущий: Вот я вас перебью. Тут Татьяна просто пишет: «Речь идет о стерилизации?» Нет, Татьяна, не об этом совершенно.

 

П.М.: Нет, не об этом. Программа распространяет свое действие на четыре категории женщин. Во-первых, это несовершеннолетние девушки в возрасте до 18 лет, вынужденные переселенцы, мигранты, многодетные матери и женщины, находящиеся в социально опасном положении. В рамках данной программы вот этим четырем категориям женщин по их заявлению врачом-гинекологом, который их обследует и сопровождает, выписываются и бесплатно предоставляются контрацептивны.

 

Ведущий: Есть количество определенное?

 

П.М.: Если говорить о девушках несовершеннолетних до18 лет, то им выписывают исключительно оральные контрацептивны. Всем остальным женщинам в возрасте старше 18 лет предлагаются не только оральные контрацептивны, но установка внутриматочной спирали.

 

Ведущий: Бесплатно.

 

П.М.: Бесплатно. По добровольному личному заявлению, согласию вот этих четырех категорий женщин. Но, к сожалению, говорить об эффективности этой программы, действующей у нас уже три года в крае, достаточно сложно, поскольку мы фиксируем последние годы, например, среди несовершеннолетних в возрасте до 18 лет ежегодный прирост количества как беременности несовершеннолетних, так и искусственного прерывания беременности среди несовершеннолетних. Причины, почему, например, девушки несовершеннолетние не пользуются вот данными возможностями, я думаю их несколько. Во-первых, наверняка, они не информированы.

 

Ведущий: Просто не знают.

 

П.М.: Не информированы о том, что вот есть возможность получить бесплатно контрацептивны. Во-вторых, это в силу еще и особенностей, наверно, этого возраста. Все-таки не каждая девушка пойдет и честно признается, что она давно живет половой жизнью, и хотела бы предохраняться. Тем более, нужно это ведь еще и рассказать. И в этом отношении, я думаю, что перспектива могла бы быть, если бы в городе Перми, в других крупных городах нашего края появились специализированные клиники для молодежи. Есть такая специальная программа детского фонда ООН ЮНИСЕФ – клиники дружественной молодежи. И вот очень активно это движение развивается, например, такие клиники развиваются в Санкт-Петербург, куда могут прийти на прием и чувствовать себя абсолютно и комфортно и в безопасности как раз подростки в возрасте от 14 до 18 лет. Сегодня же, когда подросток в таком возрасте, он приходит в общую поликлинику, он вынужден здесь сидеть в общий гинекологический кабинет, или мальчик там в урологический кабинет в общей очереди, и это многих останавливает, потому что им дискомфортно. Им, как бы, вот по психоэмоциональным ощущениям даже стыдно или, может быть, еще что-то. И в результате приводит это к нежелательным вещам.

 

Ведущий: Ну, смотрите, тут же еще есть и другая сторона. Это, например, врач-гинеколог. Потому что девочка, когда достигает уже половой зрелости, и необязательно даже половой зрелости, есть ежегодные осмотры…

 

П.М.: Диспансеризация.

 

Ведущий: Да. Есть врачи. И врач-гинеколог сразу видит, в общем, живет половой жизнью девчонка или не живет. Он ведь может предложить, сказать, что ты знаешь, голубушка, вот у нас есть такая возможность тебе. Тут, наверно, еще вот та сторона должна работать?

 

П.М.: Совершенно верно. Тут, на самом деле, ответственность не только на родителях такой девочки, но еще и, наверно, большая ответственность лежит на тех медицинских работниках, которые вот в результате диспансеризации выявляют то, что девушка уже активно живет половой жизнью. Но, что у нас в крае, к сожалению, сократилось количество центров планирования семьи, где можно было получать такие вот услуги, ну, вот это и приводит тоже к неинформированности и фактически вот неэффективности предлагаемой меры.

 

 

Ведущий: Если, например, в тех же больницах какие-то были бы плакаты, еще что-то. Алексей спрашивает: «Можно ли в этой программе принимать участие юношам?» Наверно, нет.

 

П.М.: Нет. В данной ситуации рецепты выписываются непосредственно женщине или девушке по назначению гинеколога. У юноши есть другие способы предохранения и ответственного поведения перед своим партнером.

 

Ведущий: Ну, завершается уже программа. Я думаю, что, Павел, Владимирович, мы еще не раз встретимся с вами в этой студии. И поговорим о других событиях, может быть, и более приятных. Возможно, есть истории, связанные с правами ребенка в нашем крае, которые, так или иначе, имеют положительные результаты. Спасибо, что пришли сегодня в нашу студию.

 

П.М.: Спасибо вам.

 

Ведущий: Это была программа «Дети ждут».

Обсуждение
1176
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.