Верхний баннер
00:48 | ПЯТНИЦА | 26 АПРЕЛЯ 2019

$ 64.68 € 72.11

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Дети ждут

30.08.2011 | 14:34
"Колыбель надежды" - проект спасения детских жизней
Теги: семья, дети

Ведущий: В Перми 15 часов и 6 минут. Добрый день, дамы и господа. В студии ведущая Нина Соловей. За пультом звукорежиссера Антон Мелехин. Маленькая жизнь — под такой рубрикой сегодня выходит наша программа в эфир. Шоковую статистику сообщили «Российской газете» в следственном комитете России. В стране резко выросло число матерей-убийц. Ну ин несколько строк, собственно, из статьи, которую опубликовала газета. Статья называется «Родила — убила»: «нынешний год может поставить кошмарный рекорд. Только за шесть месяцев возбуждено 64 уголовных дела на мам, которые убили своих детей. Для многих крох первый день жизни становиться последним». Ну, вы можете с этим материалом сами ознакомиться, безусловно в этой газете. Но, а тем временем в нашем городе давно уже ходит эта идея, и сегодня проделаны реальные шаги по тому, чтобы создать первый в России baby box, место, куда мать может анонимно отдать новорожденного ребенка. Проект называется «Колыбель надежды», и получил такое название. Сегодня гость нашей программы руководитель этого проекта Елена Котова. Добрый день, Елена.


Елена Котова: Добрый день.


Ведущий: Уважаемые радиослушатели, вы безусловно можете принять участие в обсуждении этой довольно тонкой темы, и с одной стороны сложной, с другой стороны необходимой, хотя бы исходя из тех цифр, которые я вам… не цифры, а доводов, которые я вам огласила в начале нашей программы. Вы можете писать нам по эфирному ICQ 404582017, но а также на нашем сайте еще вывешен анонс этой программы, и там вы также можете оставить свои комментарии. Телефонные звонки будем принимать чуть-чуть попозже. Елена, вот поделились вы со мной, как это называть, презентационным материалом касательно проекта «Колыбель надежды», и начинается эта презентация с того, что вы приводите оперативные данные ГУВД по Пермскому краю. То есть по России растет количество гибели детей, но и в Пермском крае также это количество не падает, исходя кстати из последних новостных сюжетов.


Е.К.: Дело в том, что я живу в Пермском крае, соответственно хотелось бы сделать первый какой-то хороший box, и действительно начать решать проблему именно с того региона, в котором ты проживаешь. Если заниматься сразу же на федеральном уровне, это может уйти в длинную и за это время неизвестно какое количество жизней будет погублено. Дело в том, что именно последние события весны, когда был пожар в доме и оставили у меня какой-то след. В последствии по телевидению федеральному я увидела информацию о существовании таких baby box’ов. В мае месяце я съездила в Латвию, для того чтобы посмотреть. На самом деле это очень простая конструкция. Это нужно морально перешагнуть определенную, так сказать, черту отношения к этой проблеме, стать на позицию ребенка.


Ведущий: А, Елен, давайте просто для тех, кто возможно не слышал никогда, что такое baby box, что из себя представляет это, для чего это. То есть мать, которой ребенок по каким-то причинам не нужен, родив его не в роддоме…


Е.К.: Baby box — это система, это целая система, это не просто окно, в которое можно складывать детей. Это система профилактики таких преступлений, потому что история этих преступлений всегда разная. Не всегда женщина, которая убила ребенка состояла на каком-то учете. Зачастую она является матерью совершенно нормальной для других детей. И нет изучения, так сказать, этой проблемы со стороны психологии, то есть что толкает на это мать. Когда я начала этим процессом заниматься, я поняла, что сегодня ты можешь отказаться только в роддоме от ребенка.


Ведущий: Да.


Е.К.: А в дальнейшем, как только ты вышел из роддома, пока соседи или кто-то не увидит, что ты издеваешься, недокармливаешь или еще что-то делаешь, и не написали на тебя заявление в соцзащиту. Пункта, куда она потом может обратиться, нет.


Ведущий: На самом деле, Елена, есть! Она может обратиться в органы опеки. Создается комиссия, в которой состоит не менее трех человек. В присутствии этих троих человек…


Е.К.: Публичное написание в ее отношении…


Ведущий: Она подписывает эту бумагу.


Е.К.: То есть мало того, что она находится в таком… Я понимаю эту женщину, ее позицию…И этой женщиной меньше всего хотелось бы стать. Но. Это окно дает возможность, то есть идет связка пунктов, которые помогают женщине в критической ситуации, то есть, когда она подошла к этому пункту, у нее есть возможность позвонить по любому телефону, который там указан в связке, чтобы ей оказали психологическую, моральную, материальную помощь и т.д. То есть есть такие организации, которые на сегодняшний день так работают. И уже последним шагом, когда она понимает, что вот она черта, она пусть лучше тогда положит, и этому ребенку сохранят жизнь. Мы должны понимать, что ребенок не виноват, в чьем чреве он зачат. Ему Бог дал жизнь. И мы не имеем право вообще обсуждать надо или не надо спасать ее. Жизнь — это ценность, которая, ну не нам людям обсуждать. Поэтому, если мы можем каким-то образом помочь этому ребенку вырасти и обрести семью, то я считаю, что этим стоит заниматься, даже если один box спасет одну жизнь за всю историю его существования, это стоит делать.


Ведущий: Но, тем не менее, эти box’ы могут спасти одну жизнь, но наверняка когда вы продвигаете этот проект сталкиваетесь с особенностями нашего менталитета, не говоря уже о законодательстве. Грубо говоря в Европе ребенку обязаны сказать, что он усыновлен, а в России существует закон о тайне усыновления.


Е.К.: Подождите, я вот ездила, смотрела в систему в Латвии, если так далеко… так далеко в дебри уходить не надо. Тайна усыновления она и есть тайна усыновления. Это уже взаимоотношения с соцзащитой государство, опекунов и т.д. В этом процессе фонд не участвует, не участвует этот проект.


Ведущий: Я имею в виду разность менталитетов и разность законодательств.


Е.К.: В Латвии, рассказываю, есть определенное количество людей, которые готовы усыновить, у которых собран пакет документов и т. д. Каждая семья, которая не имеет детей она, конечно же, желала бы взять маленького ребенка, то есть трех, не знаю там, двухмесячного, пяти, шести, и воспитать его, подарить ему свою любовь своей семьи. Для того, чтобы даже когда они это расскажут, этот ребенок понимал, что вырос здесь, а не полечив ребенка там в шесть лет с богатой выстраданной судьбой, со сломанной психикой и т.д. Так вот эти семьи состоят постоянно на учете, определенное количество есть. В Латвии, например, сорок семей. И когда появляется ребенок в baby box’е, извещают об этом соцслужбу, полицию. Полиция оформляет все документы, связываются с одной из… Значит какое-то время ребенок находится в больнице под присмотром, как ни странно статистика показывает абсолютно здоровые дети, абсолютно без патологий… Даже с патологиями отказываются в роддоме, и это не подлежит обсуждению…ну осуждению со стороны других мам. Дело в том, что, когда этот ребенок передается потом в семью, в течение шести месяцев за ним наблюдают, за той семьей, которая захотела усыновить. И если они через шесть месяцев говорят да, мы согласны, мы готовы, то есть все хорошо, то тогда идет только процесс оформления. При этом существует возможность матери вернуть ребенка в течении трех месяцев, если она появляется в полиции, пишет заявление о том, что она сделала то-то, то-то. Сдает анализы ДНК и доказывает в суде о том, что…


Ведущий: Одумалась.


Е.К.: Она совершила в каких-то определенных жизненных ситуациях, что это была ситуация, при которой она действительно может быть спасла жизнь ребенку, нежели бросила его, то в этом случае, суд решает. В Латвии рассматриваются эти случаи за полтора года, хотя в принципе благополучная считается страна. 12 случаев таких есть, и сейчас открывается уже четвертый box. Понимают, что люди из городов далеких от центра и люди не поедут туда, поэтому в каждом областном центре создается такое место.


Ведущий: Но вы ведь понимаете, что те женщины, которые участвуют в этой системе baby box, и возможно уже доходят до того, что своего ребенка приносят, они в определенной степени сознательные. То есть они думают о том, что это жизнь ребенка, которой я не могу дать того, что я хотела бы, либо не хочу дать того, что нужно ребенку, я сознательно его приношу. Но ведь, как достучаться до матерей, которые не знают например, что нужно предохраняться и понесут…


Е.К.: Нельзя одним окном жизни, спасением ребенка решить все социальные проблемы…


Ведущий: Ну, это само собой.


Е.К.: Темы, начиная с полового воспитания детей. Поэтому, это возможность сохранить жизнь ребенку, то есть достаточно узко. И сделать профилактику для того, чтобы женщина… то есть более задействовать те формы, которые на сегодняшний день существуют, помощи. Я вам скажу, вот статистика, 22 ребенка по Пермскому краю от 0 до года погибли за первый квартал 2011 года. С того момента как я занимаюсь было допустим если… сейчас должна быть подготовлена статистика по этому вопросу, потому что даже статистику в таком случае не вели. Это мы говорим о тех, кого нашли, четыре трупа…


Ведущий: Как врачи говорят и специалисты, эту цифру еще умножайте на десять, то есть кого не нашли…


Е.К.: То есть четыре нашли… Первого августа нашли в Кунгуре труп мальчика, то есть вы понимаете, это совершенно нормальные здоровые дети, которые могли вырасти и обрести семью, и вырасти совершенно нормальными гражданами РФ. Все. Дальше воспитание женщины, помощь ей в ситуации кризиса, это тоже вопрос, которым тоже надо заниматься, точно также как и профилактикой полового воспитания детей в школе возможно, в семьях. Но говорю, одним проектом не решить всех проблем, нужно сосредотачивать все-таки усилия на каких-то определенных вещах, потому что с реализацией проекта начнутся новые проблемы. Захочется еще и такой проблемой заняться, масса может быть вариантов. Но на сегодняшний день мы достигли соглашения с роддомом, одним из роддомов, не буду называть пока какой, об установке такого box’а для того чтобы понимать, сейчас прописан инструктаж, каким образом, если ребенок туда попадает, какое необходимо количество обследований… Все-таки это место должно быть в детской больнице или в роддоме, где могут ребенку быстро оказать какую-то помощь. Потому что детей в разных ситуациях могут положить. Единственный момент, если только у ребенка есть травмы, связанные с какими-то насильственными действиями…


Ведущий: То тогда мать будут искать.


Е.К.: То тогда мать будут искать, потому что это уже преступление против ребенка. Соответственно, если она просто туда его положила… и в Латвии кто-то положил с памперсами в пакете, кто-то положил с запиской, когда родился, то есть неизвестно природа этих поступков.


Ведущий: Вот есть такой закон, я сейчас конечно формально скажу, связанный с оставлением, в том числе ребенка…


Е.К.: 25 статья Уголовного кодекса, если вы помните…


Ведущий: …В тяжелых ситуациях и в тяжелых условиях… В данном случае baby box должен быть так оснащен, что это не будет…


Е.К.: Дело в том, что когда его открывают и кладут ребенка, он закрывает автоматически сам, если не закрыли до конца эту дверку, то есть она закрывается автоматически. Через две минуты идет сигнал на посту медицинской сестры, и этот сигнал оповещает о том, что дверь была открыта, закрыта и что-то туда положили в этот box. Соответственно, она приходит и дальше уже сейчас расписывают действия….


Ведущий: Полиция, прокуратура должна быть…


Е.К.: Естественно, это больница, это детская кровать, это специальная реанимация в кровати, то есть должна быть детская кроватка, должен быть детский обязательно врач, педиатр, которые круглые сутки дежурит. Сейчас разрабатываем вопрос. Потому что это ведь не ежедневная работа, то есть от ситуации до ситуации. То есть мы просчитываем возможность нахождения медсестры в этом случае рядом с ребенком. То есть кто этим будет заниматься. Весь процесс нужно выстроить должностными инструкциями и действиями. Поэтому я думаю, что мы постараемся. Первый box мы уже заказали, вместе с кроваткой, то есть полностью установить в роддоме для того, чтобы опробовать, посмотреть, выстроить всю систему до того, чтобы начать информационную пропаганду среди разных слоев населения, скажем так.


Ведущий: Елена, в ряде стран, в частности я точно знаю про Чехию, не знаю как про вас, и возможно вы расскажете, на законодательном уровне и власти не продержали этот проект. И взялись за дело просто люди, какие-то фонды, организации, которые все равно установили эти baby box’ы, ну видимо как-то нашли пути решения этой проблемы, как в Латвии…


Е.К.: В Латвии в первую очередь получили одобрение от католической церкви. И мне очень понравился их подход. Если в Чехии box’ы устанавливались, скажем так, в разных местах, неспециализированных местах, хотя это тоже инициатива людей, ее нельзя наказывать, нужно помогать власти. И таким инициативам расти, потому что …ну, я говорю, что когда идет вопрос о жизни и смерти, тогда мораль уже не обсуждается…Вот, значит Латвия, они получили благословение католической церкви, поддержку этой церкви, она всячески помогает. При этом там все это в больницах, в роддомах, в детских больницах, и это устанавливается на средства разных структур, спонсорских, где-то больница сама, где-то государство помогает. В дальнейшем уже фонд сам по себе обслуживает, где-то обновить информацию нужно, какой-то мелкий ремонт произвести, детали и т.д. Ну, это содержание, скажем так, этого box’а.


Ведущий: А вот здесь у нас сегодня вы действуете, это ваша частная инициатива, наверняка ходили уже по кабинетам. Как относятся к этому?


Е.К.: Это моя, это не то чтобы моя инициатива. Я являюсь матерью двух детей, поэтому я не могу пройти мимо. Когда эти два события срослись у меня одновременно в голове, я поняла, что что-то нужно делать. Я нашла вот Андрея Полищука, который в свое время занимался этим вопросом, и благодаря ему мы получили массу…


Ведущий: Ну, опыт его опыт, да.


Е.К.: Его опыт, конечно приобщили. Я его нашла, мы встретились, очень приятная была беседа, хотя сложности у него тоже определенные возникли, но я думаю, объединив сейчас усилия, мы этот процесс сдвинем с места.


Ведущий: Ну, а …


Е.К.: Я не ожидала, что роддом так быстро согласится, люди готовы, готовы врачи. Они понимаю, что они окажут эту помощь, они сделают. Нам сейчас …


Ведущий: То есть они без скептицизма относятся?


Е.К.: Абсолютно! Только за! И более того, я разговаривала с огромным количеством людей, если в процентном соотношении, то только 10 начинают обсуждать моральную сторону матери и 90 понимают ценность жизни ребенка.


Ведущий: Ну, вот собственно, то, что вы упомянули в самом начале и пишут на нашем сайте. Я надеюсь, что сейчас мы все-таки с нашими радиослушателями обсудим саму эту идею, сам baby box, не будем уже скатываться там плохие или хорошие. Главное, что нужно это или не нужно, спасет или не спасет это детей, которые оказываются в тяжелых ситуациях. Наш телефон 261-88-67, эфирное ICQ 404582017. Руководитель проекта «Колыбель надежды» Елена Котова сегодня гость нашей студии. Антон спрашивает: «На какой возраст рассчитан эти box’ы? Только ли на младенцев? А если ребенку 2 года?»


Е.К.: Из практики зарубежной в Японии, ну скажем, больше курьезных случаев, когда в такой box посадили 4-х летнего ребенка, конечно, который рассказал, где он живет, кто его родители и т.д.


Ведущий: И привлекли?


Е.К.: Да. Он как бы из истории курьезов, потому что 4-х летний ребенок уже может рассказать о действиях родителей, ну я не знаю точно как там развивались в дальнейшем события. По младенцам. В основном ситуация какая происходит: женщина, когда выходит из роддома, и послеродовой период, скажем так, депрессия послеродовая которая происходит…


Ведущий: А что если она одна.


Е.К.: …Это в основном происходит до года. И бывают такие моменты, когда импульсивно, она какой-то шаг совершает. Соответственно, после года, я думаю, что уже женщина, если прожила с ребенком год,, дальше она уже будет с ним, будет его воспитывать. То есть из практики оставления детей во всех box’ах, которые есть в мире, в основном дети до года, до 1,5 лет. Дальше уже соцслужбы должны работать и выявлять такие случаи, если детям плохо живется в семье.


Ведущий: Я вас прошу надеть наушники, у нас есть звонок. 261-88-67. Уже ушел. Так попробуйте… Пока мы говорили ушел звонок, еще раз попробуйте 261-88-67. Ну, если с возрастом определяемся… Ладно, задам после звонка. Доброе утро.


Слушатель: Здравствуйте! Добрый день, Нина. Олег Коневских. У меня вопрос такой к гостю. Не считает ли она, что опасно пропагандировать такого рода box’ы, если они будут всем широко известны? Просто у таких вот матушек-кукушек последний страх пропадет, ну нарожаю, ну сброшу в этот box’ик и поду дальше гулять. Как-то у меня такое ощущение складывается довольно жуткое.


Ведущий: А лучше если у такой матушки-кукушки, потенциальной о которой ты говоришь, этот ребенок останется? Думаешь, что что-то в голове произойдет?


Слушатель: Не будет ли по ее мнению пропаганда таких box’ов окончательным снятием тормозов родительских?


Ведущий: Спасибо.


Е.К.: Дело в том, что … Спасибо за вопрос. Он очень часто возникает. Вы должны понимать, что мать … любая женщина она — мать. Это не человеческое, это животный наш инстинкт, который мы пытаемся как-то сохранить свое дитя. Конечно, есть нерадивые матери, но я не думаю, что это будет огромный поток, который… чего кстати все боятся…


Ведущий: Что облегчит жизнь.


Е.К.: Да! Но гораздо страшнее, что этот ребенок остается у нее и мы никто не знаем о его судьбе, пока в три года он бледный от отощения вдруг появляется в подъезде какого-то дома, его видит соседка, начинает писать заявление по всем службам и мать лишают родительских прав. Ребенка отдают в детский дом и дальше после семи лет он может быть усыновлен. Вот семь лет такого ада лучше чем…???


Ведущий: Исковерканная психика…


Е.К: Или все-таки лучше, чтоб она отдала его и воспитали его в любви. Или хуже того, как в ситуации в Кондратово: первый год открутила голову, второй год открутила голову и спокойно проживает с детьми. Хотя тоже… ну, по информации она тоже состояла на учете в соцслужбах, тогда как мы это не увидели?


Ведущий: Получают за это, кстати, три года условно.


Е.К.: А сейчас еще ситуация такая, что женщина может сдать в детский дом ребенка, написать заявление в течении трех месяцев и постоянно продлевать. То есть ребенок фактически живет в детском доме, ее не лишают родительских прав…

Ведущий: Его никто не может забрать, усыновить.


Е.К.: Его никто не может усыновить. Это гораздо хуже, что получается в итоге.


Ведущий: Добрый день.


Слушатель: Добрый день. Значит вопрос такой. Юридически как это будет оформлено? Если родительница отказалась от ребенка и соответственно дальше он попадает в детский дом через органы опеки и попечительства, его можно усыновить, если нет отказа, то соответственно, что дальше? Если вдруг возникнет такая мамаша, которая скажет, что ой, у меня ребенка украли, заявление написать забыла. А тут он весь такой красивый, я хочу его вернуть обратно. Пусть даже через три дня, через пять, через месяц, год. Как быть в такой ситуации?


Е.К.: Я думаю, что любая мать, у которой украли ребенка, в течении трех месяцев есть возможность написать заявление.


Слушатель: Для нашей милиции видите ли не аргумент. Для наших законов.


Е.К.: Подождите, как нельзя, очень просто рассуждать в этом моменте. Но любая мать, у которой украли ребенка сообщает о таком если не в первые сутки, то по крайней мере в первые трое совершенно точно.


Ведущий: Особенно, если младенец.


Е.К.: А если младенец, то я думаю, что это первый час будет. Так вот. Естественно, когда такой ребенок попадает в такое окно, и кстати, из практики не было ни одного такого случая украденных детей. Когда происходит сообщение в полицию, полиция обязана проверить не было ли заявлений о пропаже младенца в данной территории, либо в ближайших. Понятно, что если ребенка украли и туда бросили, то в этом случае, хорошо, что не бросили на улице в сугроб, а хорошо, что туда положили. Тогда совершенно другая система работы по возврату ребенка матери. Это не является отказом. В другом случае, если она оставила и ушла, то статус найденыша. У нас сегодня есть такой статус подкидыш, найденыш, то есть есть такая формулировка.


Ведущий: Мы продолжим ответ после новостей.


Ведущий: В Перми 15 часов 33 минуты. Еще раз добрый день. Руководитель проекта «Колыбель надежды» Елена Котова сегодня гость программы «Дети ждут». Так по-русски, грубо говоря, назвали инициативу под названием baby box, то есть место куда мать может анонимно сдать новорожденного ребенка. Но, мы не говорим, но это последняя ступень, скажем так, есть система. Для того, чтобы совсем отказаться от ребенка и то не окончательно получается, да, мать проходит некие ступени до того, чтобы сдать своего ребенка. 261-88-67 наш телефон, эфирное ICQ 404582017. На нашем сайте читаю комментарии: «Сколько новорожденных отправлено на тот свет, никто сосчитать не может, и сопоставить количество эротической продукции и темпы роста населения. Baby box — реальное спасение детских жизней, только пока еще информация дойдет до темных мамаш, кто-то из возьмет еще грех на душу». «Как это будет рекламироваться, — спрашивают, — чтобы дошло «до самого дна», то есть те социально опасных детей. Это знаете, как мы там говорим, против алкоголизма, например, какие-то истории рассказывают люди, которые в общем-то пьют, они же не слушают радио.


Е.К.: То есть здесь, конечно, информационная кампания будет действовать в двух направлениях. Для той сознательной части населения, которая никогда не бросит своих детей, это просто в качестве информационного. И для той части населения, которая входит в группу риска, будет информация подаваться определенным специфическим образом. Для того, чтобы у них не возникло ощущения легкости передачи с одной стороны, с другой стороны использования этого box’а для бесконечного производства. Вот, соответственно, так в Латвии сделано, мне очень у них понравилась система, когда они проводят профилактику. Это те семьи, у которых есть дети, которые состоят на учете в первую очередь. Во вторую очередь семьи, которые в тяжелом материальном положении, потому что об этих так или иначе. Это естественно была бы неплоха наша гражданская позиция, когда мы действительно видим рядом эту проблему и может быть донесение какой-то определенной информации. Информация безусловно будет разная для вот этих двух категорий. Там женщина должна понимать одну вещь, это не то, чтобы безнаказанно, это возможность тебе не стать преступником, не сесть в тюрьму и хотя бы воспитать тех детей, которые с тобой живут, потому что зачастую эти женщины имеют детей.


Ведущий: Ну, поэтому их не осуждают и дают сроки этим женщинам, потому что у них есть дети, чтобы она воспитывала дальше этих детей.


Е.К.: Но, лучше, чтоб она воспитывала как мать, или лучше, чтоб она воспитывала как преступница, убийца детей, то есть это две разные вещи. Поэтому, чтобы женщина все –таки не сделала этот шаг, пусть она лучше отдаст его в baby box, и какая-то семья, которой по определенным причинах бог не дал иметь детей, сможет воспитать этого ребенка.


Ведущий: Татьяна спрашивает: «Если у вас все получиться, то в ваших планах в какой больнице, в каком районе вы бы первый box установили?»


Е.К.: Я совершенно точно это сделаю в Перми. Мне не хотелось бы сейчас уточнять. Но, пусть будет в Индустриальном районе. Совершенно точно. Поддержка есть и главного врача, внимание к этой ситуации. Сейчас только отрабатывается технология, потому что не хотелось бы открыть, сделать и получить первый какой-то негативный опыт, поэтому нужно очень много шагов просчитать вперед.


Ведущий: Сергей: «Я давно про это слышал, но видимо что-то с этим проектом не то, раз в России нет таких случаев». То есть только в Перми, например.


Е.К.: Имеется в виду таких box’ов?


Ведущий: Да.


Е.К.: Об этом говорили в Санкт-Петербурге Уполномоченный по правам ребенка. Понимаете, у нас в России инициатива сама по себе. Вот если ты придумал, то начинай и делай. Я вот так подхожу к этому вопросу. А не так, что это хорошо бы. Вот мы все может красиво и долго описывать проблематику в фейсбуках, вконтакте, в одноклассниках, но дойти до этого и сделать, доходят до этого не многие. Мне очень нравиться работать с Андреем Полищуком. Более того, мы познакомились с молодым человеком, Артем, который сейчас занимается вконтакте группой, в которой обсуждаем. У нас достаточно немного пускай, но 200 участников в группе, и люди готовы оказать помощь.


Ведущий: В том числе материальную?


Е.К.: С материальной… дело в том, что мы только зарегистрировали фонд. Материальную тоже, потому что это не с ….


Ведущий: Недешевое…


Е.К.: Недорогостоящее.


Ведущий: Недорогостоящее?


Е.К.: Нет. Основная… самое дорогое это сам конструктив, оборудование места. Все остальное это полиграфия и работа техническая. Соответственно, это… сейчас просчитывают нахождение ребенка в больнице, сколько это будет стоить в течении трех-пяти дней, вдруг это праздничный день, если новый год и т.д. То есть эти моменты надо тоже учитывать при расчете стоимости, чтобы больница это не относила только на свои затраты. То есть из фонда помогать этой ситуации. А более того, потом привлекать волонтеров, которых целые сообщества и фонды, которые помогают таким брошенным детям в роддомах.


Ведущий: Но вы ведь понимаете, что если эта инициатива будет при хороших обстоятельствах воплощена, то потянет за собой еще какие-то другие проблемы. Появится в одном месте, нужно будет в другом. И заговорят безусловно, и повесят все проблемы опять же на эту инициативу, заговорят о том, что не лучше ли эти деньги на профилактику подобного…


Е.К.: Это кому лучше, пусть возьмет свои деньги и тратит на профилактику. Этот фонд из добровольных пожертвований, сейчас этот фонд содержится на мои собственные средства.


Ведущий: Но кроме средств нужны разрешения, да?


Е.К.: Нужна просто работа, нужны люди, которые просто будут… ну не знаю, писать должностные инструкции, нужны люди, которые будут технически исполнять стройку, нужно сделать проект и т.д. Это все мы можем сделать и никаких великих средств для этого не нужно. Для открытия одного box’а там порядка … ну цифры такие от 400 до 600 тысяч рублей единоразовой инвестиции. Ну о чем мы говорим?! Мы на букву «П» больше потратили.


Ведущий: В разы, а может быть даже в сотни. 261-88-67 телефон нашей студии, эфирное ICQ 404582017. Напомню, говорим сегодня о проекте под названием «Колыбель надежды», в Европе известный как baby box — специальное место, куда мать может анонимно сдать новорожденного ребенка. Это я для тех, кто к нам только что присоединился. Если позволите, просто зачитаю эти цифры, которые у вас озвучены. По официальным оперативным данным…. не озвучены, а размещены на материалах презентационных… по оперативным данным ГУВД по Пермскому краю за первый квартал 2011, это сегодняшний день, практически, этот год, зарегистрировано 41 факт гибели несовершеннолетних. Произведенный анализ показывает, что 22 погибших ребенка в возрасте от 0 до 1 года, то есть 53% детей. Большую тревогу вызывают случаи поднятия трупов новорожденных и т.д. Это вы уже описали 4 случая, когда уже с этим августовским случаем…


Е.К.: Это без. Это первый квартал, это январь, февраль, март. Это за три месяца в нашем крае. Этой статистики отдельно не велось, то есть только сейчас пытаемся выбрать те цифры, которые относятся к жестокому обращению с детьми, это одна статистика…


Ведущий: Гибель по недосмотру…


Е.К.: Гибель по недосмотру и гибель детей в части поднятия трупов. Вы понимаете, что это просто случайные находки, мы еще сколько не нашли.


Ведущий: Владислав предлагает завести специальные места, куда можно сдать мать, желающую сдать новорожденного ребенка. Ну, такие места есть. Но только не желающие наверное сдать, а нежелающие сдать как раз новорожденного ребенка… Марина интересовалась, общались ли вы с органами опеки? Наверняка, им эта история не по нраву.


Е.К.: Как раз органы опеки поддерживают эту ситуацию, просто все должны понимать, что с органами власти, государственными органами нужно работать в качестве выдачи им заданий. Нужно и нам самим что-то при этом делать, то есть соответственно, сама идея безусловно нравиться и Уполномоченному по правам человека ее поддерживал в 2009 году. Он даже написал в докладе о работе Уполномоченного, то есть есть эта статья.


Ведущий: И нам рассказал, что у вас есть этот проект.


Е.К.: Вот. Я ему безумно благодарна за это. Соцзащита… понимаете, у них есть определенный функционал, это некоммерческая организация, когда можно проявлять много инициативы разной и функционировать. Соответственно, если мы это будем делать, а они сейчас смотрят каким образом можно помочь, потому что без них не обойтись. Но просить их что сделать… ну не знаю… монтаж baby box’а… бессмысленно. Вообще идею саму они поддерживают. Поэтому сопротивления, по крайней мере, не увидела.


Ведущий: А.. Руслан Сергеевич так подписался: «Как можно к вам обратиться, где вас найти, я бы хотел с вами обсудить эту историю, мог бы помочь».


Е.К.: Вконтакте есть группа, там есть все данные, 244-44-99 — это телефон, можно позвонить. Группа Вконтакте и на фейсбуке есть, можно найти по моей страничке Елена Котова. Соответственно с радостью приму желающих поучаствовать в этом процессе.


Ведущий: Ну, мы будем следить за тем, как ваша инициатива развивается. Ну, не только следить, но и каким-то образом помогать и освещать эту историю. Я надеюсь, что встретимся еще раз в этом эфире и возможно будут более продуктивные подвижки уже к возникновению. То, что уже проделано, мы услышали, хотя вроде бы не так давно вы начали эту инициативу претворять. Сейчас Елена мне показывает уже договор купли этого самого первого box’а. Это была программа «Дети ждут». Спасибо, что вы были с нами. Берегите наших детей!

Обсуждение
1708
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.