Верхний баннер
21:34 | ЧЕТВЕРГ | 19 СЕНТЯБРЯ 2019

$ 64.22 € 70.94

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

26.08.2012 | 16:00
2011 год. Проблемы пермского автовокзала.

Анастасия Сечина: 18:06, мы продолжаем воскресный эфир, это проект «Время Ч». Мы продолжаем составлять мозаику 8-летки, продолжаем этот увлекательный процесс сбора пазла. На этот пазл уже можно взглянуть, он почти целостный, потому что мы добрались до 2011 года. Наш сайт echoperm.ru, пункт меню «Программы», раздел «Программа Время Ч», заходите туда, и можете на этот пазл взглянуть. Сегодня у нас аж 4 темы разом. Первая тема: междугородные перевозки и автовокзал.

Игорь Лазарев: Поводом для второй темы стали выборы главы Соликамского района.

Анастасия Сечина: Где победил выдвиженец единороссов. Это был такой политический прецедент.

Игорь Лазарев: После этого у нас тема: разоблачительные сюжеты в адрес губернатора. Попытаемся понять, что же за ними стояло. Это сюжеты, которые выходили на «России», на «НТВ» летом 2011 года.

Анастасия Сечина: Не то чтобы попытаемся, мы просто вспомним, что это были за сюжеты. Возможно, вы эти сюжеты и не видели. Например, «Частного детектива» я вчера первый раз посмотрела. Для меня эта программа была очень удивительным открытием. Ситуация с галереей после 19:30. Надежда Беляева, бывший директор галереи, и Александр Боронников, один из тех, кто подписал открытое письмо в поддержку галереи. Вот эта вся конфликтная ситуация была с началом служб, ну а потом вообще скоропостижная история с передачей галереи епархии. Вот эту тему мы разбираем после 19:30. Автовокзал и междугородные перевозки. С этой темой нам помогает разбираться Юрий Ёлохов – депутат Законодательного собрания Пермского края. Начнем со справки?

Игорь Лазарев: Да, начнем с рубрики «Прошедшее время».

 

ПРОШЕДШЕЕ ВРЕМЯ

Еще в 2010 году депутаты Заксобрания решили, что автовокзал не может быть приватизирован, поскольку имеет важное социальное значение. Однако, спустя полгода краевое агентство по управлению госучреждениями, изменив устав предприятия, изменило и критерии. Массовые нарушения в работе руководителей автовокзала и отвечающих за это чиновников нашла в 2011 году Контрольно-счетная палата края. Из деятельности предприятия исчезла одна из основных целей, ради которой оно и создавалось: организация перевозок пассажиров и багажа в пригородном и междугородном сообщении. По сути, как отмечали ревизоры, автовокзал лишь занимался передачей имущества в аренду. Де-факто предприятие не могло контролировать качество услуг. В мае глава курирующего автовокзал агентства Елена Костина представила депутатам информацию об устранении нарушений. В июне парламентарии обратились к губернатору Олегу Чиркунову с просьбой отменить торги. Тем не менее, они состоялись в середине июля. В аренду на 5 лет было передано имущество общей площадью более 5000 кв.м. 3 лота из 5 получило ООО «Автовокзалы Прикамья». Под управление этой компании попали большинство касс пермского автовокзала и здания предприятия в 9 муниципалитетах. Еще 2 лота отошли компаниям, учрежденным предпринимателем Юрием Силиным. В октябре чиновники извинились перед депутатами за то, что проигнорировали их рекомендации. В ответ часть парламентариев предложила потребовать отставки исполнителей, которые провели аукцион. Тем не менее, оргвыводов не последовало. В этом году УФАС признало арендаторов имущества автовокзала монополистами. В мае руководитель ведомства Дмитрий Махонин сообщил, что может последовать судебный иск о расторжении договора аренды. Ранее УФАС разрешило сделку при условии, что законодательство нарушено не будет. Но никаких улучшений на рынке пассажирских перевозок с этого времени не произошло.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРЯМОГО ЭФИРА

Анастасия Сечина: Я вообще поняла, что для меня наша автовокзальная тема междугородных перевозок – тема неизведанная. Я вообще не в курсе того, что здесь происходит, поэтому сейчас будете помогать разбираться. Был такой заголовок в наших новостях: «Депутаты Заксобрания назвали реформу междугородных перевозок анархией». Вы как депутат с этой характеристикой согласны?

Юрий Ёлохов: Я считаю, что на тот момент коллеги были правы, и сдавать в аренду имущество автовокзала не следовало. Те аргументы, которые были приведены, не могли выдержать какой-то серьезной логики. В частности, например, был приведен такой пример, что сейчас мы сдадим имущество в аренду и будем получать дополнительные деньги. Но перевозки, например, железнодорожным транспортом, стоят нашему бюджету (а это наши общие деньги), стоят каждому пермяку более 200 миллионов ежегодно. Электрички ходят вот так. И 8 миллионов извлечь из автовокзалов, наверно, это не аргумент.

Анастасия Сечина: Несопоставимые цифры у организаторов, да?

Юрий Ёлохов: Совершенно точно. Хотя, как и во всех вопросах, логика может быть разной. Хотим мы или не хотим, нравится или не нравится. Но пока в тех странах, где как мы считаем жизнь лучше, они намного либеральнее, чем наша страна. Можно ли туда продвинуться одним сильным прыжком? Конечно же нет. Вне всякого сомнения, что в селе, в котором я вырос, один частный трактор, а один, как мы раньше говорили, колхозный, и что-то случалось с частным трактором и колхозным, то частник у трактора ночью вставал и прибегал, и будет вставать и прибегать много более быстро, чем у колхозного. Нравится вам это или не нравится. Поэтому для меня либерализация – это правильно. Но все-таки то, как это было сделано, я, как и большинство депутатов, голосовал именно за те постановления, о которых в справке было сказано.

Анастасия Сечина: Какова ситуация на данный момент? Вы сказали, что на тот момент это слово можно употребить. Получается, что тот момент и  этот различаются?

Юрий Ёлохов: Тот момент отличается для меня тем, что я был намного более в курсе, чем сейчас. По слухам я знаю, что все-таки награда нашла героя. Знаю, что уголовное дело либо близко к завершению, либо передано в суд в отношении руководителя автовокзала. Это факт. Хотя конечно по-разному заканчиваются дела. Вот есть решение суда. Мы можем много говорить, нравится или не нравится. Но решение суда – это аргумент, который стоит использовать. Вторым аргументом может стать (хотя мало времени еще прошло) то, что услуги стали оказываться не дороже (здесь надо инфляцию конечно учитывать), а качество обслуживания на автовокзалах стало лучше. Вот это был бы аргумент. Все иные хуже.

Игорь Лазарев: То есть в качестве, как я понимаю, ничего особенно не поменялось за последние годы?

Юрий Ёлохов: Скажем так, я об этом не слышал.

Анастасия Сечина: Когда Вы в последний раз пользовались междугородными перевозками нашего автовокзала? Тогда Вы, наверно, смогли бы оценить качество своим туловищем.

Юрий Ёлохов: Туловище мое не часто ездит автобусами. Сколько оно ездит, оно мне ничего нового не сообщало.

Анастасия Сечина: Я не так давно пользовалась междугородными перевозками, в Уинский район. И я была поражена. Я вообще редко пользуюсь этим видом транспорта.

Юрий Ёлохов: Тоже туловищу не нравится?

Анастасия Сечина: Я имею ввиду именно междугородные перевозки. По городу автобусами я передвигаюсь постоянно, как простая смертная. А вот междугородными перевозками пользуюсь крайне редко. И мне сказали: «Ты посмотри на сайт автовокзала, посмотри расписание автобусов». Я ответила: «Да боже мой, сайт сделан в прошлом веке динозаврами». «Зайди, посмотри». Я зашла и поняла, что его не только переделали, но теперь можно и купить билет через интернет. Я купила билет на автобус в Уинский район через интернет, по своей карточке Visa, черт возьми. Я была удивлена. По поводу качества, может быть, проголосуем с нашими слушателями? За последние пару лет междугородные автобусные перевозки эта услуга в какую сторону качественно изменилась? И изменилась ли вообще? Изменилась в лучшую сторону – голосуем по тел. 2618867. Не изменилась или стала хуже – тел. 2616400. Проголосуем и посмотрим, насколько мое удивление соответствует нашей аудитории.

Игорь Лазарев: Если бы сдача имущества в аренду не произошла, как депутаты, в частности комитет, в котором Вы находились, были ли планы, намерения по развитию автовокзала?

Юрий Ёлохов: Конечно, это точно не дело депутатов принимать решения по развитию автовокзала. Но каких-либо законодательных инициатив об изменении правил перевозки на тот момент не было. Все-таки это скорее исключение, чем правило, что депутатский корпус по какому-то проекту принимает подобное решение. Все-таки автовокзал ведь не один. В каждом районе есть свой автовокзал или какая-то касса, где можно купить билет. Это касается всех. Дальше: непросто организовать такую услугу, как продажа билетов через интернет. Такого раньше, насколько я помню, действительно не было. И для этого нужна некая сеть, чтоб Вы, покупая билет (а если это Интернет, то Вы можете находиться где угодно), а он был изъят в каком-нибудь замечательном селе Карагай. Это две разные системы. То есть одна -это Интернет. Другая – это связь всех касс. То есть предприятие это не такое простое.

Анастасия Сечина: Ну а в данный момент либеральная модель существования перевозок? Объясните, пожалуйста, сейчас что кому принадлежит? Что в зоне чьей ответственности находится?

Юрий Ёлохов: Насколько мне известно, среди тех компаний, которые сейчас ездят на автобусах и предлагают эту услугу, сейчас высокая конкуренция. Хотя в основном по тем маршрутам, которые особо выгодны. Например, выгодными считаются маршруты Пермь-Березники, Пермь-Соликамск. Попробуйте на автобусе проехать и на поезде, альтернатива какая. И может оказаться маршрут, который идет между деревнями, где-нибудь далеко. Например, Гайны. Вот там, совершенно возможно, что он не выгоден. И здесь муниципалитет либо доплачивает, либо сохранились еще муниципальные перевозчики. Это раз. Те, кто возит. Считаем, что там полная либерализация. Полтора года назад все эти точки и автовокзалы были между собой связаны. И там тоже прибыльны, насколько я знаю, у нас здесь центральный автовокзал. И еще было 5-6. Были убыточные автовокзалы, которые дотировались из прибыли центрального. И стало было, все это было подконтрольно нашему краевому предприятию. Стоял кассовый аппарат, все это было связано, все это работало и было достоянием края. С учетом того, что доплаты достаточно серьезные на ж/д транспорт, как раз мог бы быть вариант, что мы бы ездили ж/д транспортом только туда, где нет автомобильного. Сами представляете, что деньги не маленькие, как дотации. Возможно, был бы вариант развития в ту сторону. Сейчас уже и связанность всех компьютеров и касс идет через частника. Насколько это хорошо или плохо? Вот вы сказали, что хорошо.

Анастасия Сечина: То есть сейчас либерализация продолжается еще и в этом направлении. Не только в перевозке туловища, но и в бронировании, покупке билета, функционировании самой автостанции, может быть. То есть она идет дальше, глубже. Так?

Юрий Ёлохов: Очевидно, да.

Анастасия Сечина: Вы знаете, всего лишь 6 % проголосовавших сказали, что качество услуги выросло. 94 % сказали, что оно осталось на прежнем уровне или ухудшилось.

Юрий Ёлохов: А можно узнать, кто так считает?

Анастасия Сечина: А мы можем попросить их позвонить в эту студию. Телефон прямого эфира 2618867. Пожалуйста, те, кто так голосовал, позвоните и озвучьте свою точку зрения в прямом эфире. Я хочу понять, вот Вы говорите, что это редкость, когда депутаты вмешиваются в какую-то конкретную сферу, отрасль.

Юрий Ёлохов: В конкретный объект.

Анастасия Сечина: Получается, что там ситуация была настолько критична, что вы вмешались?

Юрий Ёлохов: Считаем, что да. Я говорю за себя и за тех, кто поддержал такое голосование. Я лично все-таки за приход эффективного частника. Государство не очень-то эффективно управляет имуществом. И задача его: не управлять, а исполнять свои государственные функции. Это самое главное. Те деньги, которые забирает у нас железная дорога. То, что происходило тогда с автобусным сообщением, если что-то происходит, это ведь всегда кому-то выгодно. И здесь, например, я затрудняюсь сказать: те, кто взяли в аренду, это прибыльный бизнес или там что-то еще? Например, из-за этого они смогли увеличить количество выгодных автобусных перевозок. Как я говорил, там конкуренция. Здесь же еще что было: если перевозчики конкурируют, они все равно пытаются больше заработать, привлекать клиента. У одного может быть несколько автовокзалов, у другого несколько. Но у кого связь между автовокзалами, тот уже ни с кем не конкурирует, он уже может начинать диктовать какие-то условия. Если в Перми есть и другие автовокзалы, то центральный же не вы не можете обойти. И хоть известны случаи, когда автобусы отходят не от автовокзалов, а от каких-то пунктов, и у них цена ниже. И это эффективно. Поэтому сказать, что у нас будет все либерально, замечательно и хорошо…

Игорь Лазарев: Это уже анархией попахивает.

Юрий Ёлохов: Что-то да, не совсем просто.

Анастасия Сечина: Давайте примем телефонный звонок.

Слушатель: Меня зовут Владимир, я из Перми. Хотел бы отметить, что до Куликовки стал автобус ходить. Он уже не первый год, но это очень хорошо помогло. Была напряженность. Хотя ходят и электрички. Также до Троицы ходят чуть ли каждые полчаса.

Анастасия Сечина: Спасибо, Владимир. Но мы просили позвонить тех, что считает, что качество услуги не улучшилось. У нас еще один звонок.

Слушатель: Я Бессонов, я звонил и говорил, что ухудшилось. Почему? Во-первых, очень неудобно расположен вокзал. Сам вокзал очень неудобный. И еще маленький вопрос. Уважаемый депутат, никогда форма собственности на этикет перевозок не влияла.

Анастасия Сечина: Спасибо. Не устраивает месторасположение самого вокзала. Еще какие будут высказывания на эту тему? Я-то хотела все-таки по поводу критичности ситуации. А можно по пунктам, в чем она заключалась?

Юрий Ёлохов: Первое: когда система, по которой можно было покупать билеты, уходила в частные руки, в случае приватизации вокзалов, у этого частника мог бы появиться весьма серьезный аргумент: почему никто кроме него, не может организовать перевозки. Точно так же и в той ситуации на рынке, которая есть сейчас: кто владеет центральным автовокзалом г. Перми и может кому-то просто не давать место. Автобус же должен постоять 5 минут, чтобы он подъехал, загрузился и поехал. То есть он может влиять на те самые либеральные перевозки и конкурентов. Потому что все съезжаются в Пермь. Видимо, голос одного депутата без голоса коллег мало что значит, это только лишь его точка зрения. Обращения к коллегам было достаточно много, когда все это стало рушиться, стало уходить в частные руки. Поэтому для меня сейчас крайне интересно, как люди считают. Мнение господина Бессонова важно так же, как и мнение любого человека. Но почему-то он чаще всего высказывает то, что плохо. Если бы он искал положительные стороны, оно было бы еще важнее.

Анастасия Сечина: У нас есть телефонный звонок.

Слушатель: Меня зовут Вера Александровна, я хочу сказать в отношении автобусной станции. Я ездила недавно в Очер, мне все очень понравилось. Все четко. Билеты без очереди. Все указано, с какой площадки посадки, какое место, сколько стоит билет. Автобус отправился вовремя. Мне все понравилось.

Анастасия Сечина: Вера Александровна, спасибо. Где те люди, которые голосовали по второму телефону и почему они не звонят нам в прямой эфир? Я этого понять не могу. На самом деле мы завершаем сейчас эту тему. Я пытаюсь прийти к какому-то финалу. С одной стороны, Вы считаете, что либерализация в этой сфере нужна, но есть в нашей стране такая ситуация, когда либерализация становится анархией. И эту анархию надо обуздать, поставить какие-то рамки, создать правила. И пока это далеко не всегда так хорошо получается. В этом суть проблемы?

Юрий Ёлохов: Наверно, трудно назвать какое-то государство, которое бы никогда не ошибалось и всегда достигало бы, чего хочет. Не просто психологически даже: влияем на автовокзал, а вот теперь не влияем. Если бы этот эфир перенести на год назад, для меня было бы аргументом, если бы хотя бы два человека позвонили и сказали, что стало лучше. Но есть над чем задуматься. Тем не менее, считаю, что на тот момент, несмотря на то, что либеральная экономика мне нравится больше, депутаты поступили правильно.

Игорь Лазарев: Что сейчас с автовокзалом нужно сделать?

Юрий Ёлохов: Я боюсь за точность высказывания. Но смысл примерно такой: некий господин Вяземский обратился к князю Потемкину и сказал: «Про меня так часто говорят, что я ворую. А я ведь не ворую». На что Потемкин ему ответил: «Ты не бойся. Вот я раньше воровал, и про меня говорили. А перестал воровать – перестали говорить». Но уголовное дело ведь есть. Хотя точку в этом вопросе поставит суд. Начало приватизации, когда сдается в аренду и остается один директор с главным бухгалтером. Это все равно медленная, но приватизация. Правильно туда шли или неправильно, но 3 человека высказались «за». Второе: можно ли на этом как-то попытаться сделать какое-то преимущество для нужных компаний, владея автовокзалом? Можно ли как-то создать конкурентное преимущество в случае выкупа автовокзала? Вот это вопросы к правоохранительным органам.

Анастасия Сечина: У нас в гостях был депутат Законодательного собрания Юрий Ёлохов.

Игорь Лазарев: И мы говорили о деятельности автовокзала и о междугородных перевозках.

Обсуждение
1920
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.