Верхний баннер
06:37 | ВТОРНИК | 25 ИЮНЯ 2019

$ 62.91 € 71.6

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

09.09.2012 | 17:35
2011 год. Фигуристы Вера Базарова и Юрий Ларионов покидают Пермь
Теги: спорт

Роман Попов: 19:33, мечемся с одной темы на другую. Сначала мы говорили о противостоянии телекомпаний, потом говорили о бэби-боксах, а теперь будем говорить о спорте. Проект «Время Ч», мы берем какие-то мазки этих 8 лет, завершаем, 2011 год у нас на очереди. Осталось буквально 2-3 воскресенья, и проект будет полностью закрыт. Круг тем 2012 года возьмем, и на этом собственно всё, подведем итог, проведем какую-то последнюю программу.

 

Игорь Лазарев: Закрывающую, которая даст какую-то общую картинку, по крайней мере, на каком-то верхнем уровне.

 

Роман Попов: А мы сейчас последнюю историю 2011 года возьмем. Со следующего воскресенья уже 2012 год начнется. И последняя история сегодня – спортивная. Может быть, не такая животрепещущая, не так за душу берущая. Но об этой спортивной истории несколько дней шумели. Во-первых, давайте представим нашего гостя: Илья Изотов – главный редактор «Российской газеты» в Перми. Сама история – отъезд Веры Базаровой и Юрия Ларионова, и их тренера Людмилы Калининой. Снялись с места, уехали в Саранск, и на этом всё. Кто такие Вера Базарова и Юрий Ларионов? Эта пара фигуристов, они из разных областей нашей страны, они не пермяки. Пермячкой является только Людмила Калинина, по месту работы тогда была. Они к ней приехали как к тренеру. Они выступали, их очки шли в зачет Пермского края. Это не самая сильная пара, которая у нас на небосклоне фигурного катания существует. Но это, безусловно, пара, входящая в пул сильнейших. У нас, спортивных журналистов, есть своеобразный жаргон. Приедешь на соревнования, перекидываешься словечками: «Великие есть?» И эта пара безусловно входит в это словечко «великие». Великие есть, есть с кем поговорить, кого снять. Для Пермского края это пара знаковая. Были хорошие турниры в их карьере, были хорошие турниры уже после их отъезда в Саранск. Но гораздо серьезнее выглядит сама по себе ситуация. Она прецедентна. Тренер и воспитанники уезжают не в Подмосковье к Громову, не в Европу, а в Саранск.

 

Игорь Лазарев: И не только то, что уезжают, а то, почему уезжают.

 

Роман Попов: Объяснение, которое они тогда давали, просто приводило в шок. Это камешек в огород всей системы развития спорта. Илья, вы тогда были самыми первыми, кто об этом написал. Как узнали?

 

Илья Изотов: Во-первых, постоянно следим за выступлениями наших спортсменов. Следим за тем, что творится в нашем дворце спорта «Орленок». В том числе и такое печальное продолжение, когда не оказалось льда для тренировок в августе нынешнего года. Разговаривая с родителями, с юными фигуристами, поступила такая информация, что подающая большие надежды пара собирается покинуть Пермский край. На самом деле, в нашем регионе не так много спортсменов, от которых можно ждать золотых, серебряных, бронзовых медалей на Олимпийских играх. По пальцам можно перечесть. Для тех, кто увлеченно следит за спортом, явилось на самом деле шоком.

 

Роман Попов: Итак, вы узнали эту информацию, стали ее проверять и оказалось, что да, правда.

 

Илья Изотов: Конечно.

 

Роман Попов: Выдали заметку, по которой потом стали писать все. Сначала со ссылкой на вас (те, кто поцивилизованней), потом без ссылки.

 

Илья Изотов: Насколько я помню, параллельно об этом писали несколько средств массовой информации. Поэтому не могу сказать, первый – не первый. Не Олимпийские же игры.

 

Игорь Лазарев: Новости такого уровня быстро разлетаются. Бывает такое, что несколько СМИ сразу узнают.

 

Роман Попов: В данном случае говорю тебе как человек, постоянно следящий за сферой и за информационной средой в том числе. «РГ» была первой, это первоисточник в данном случае, а все остальные пошли после. Даже если кто-то из журналистов узнал раньше, то эти написали раньше.

 

Илья Изотов: Первое, конечно, было удивление. Мордовия, Саранск. Вроде бы не самый сильный регион. Даже сейчас, готовясь к этому эфиру, я еще раз посмотрел, что это регион с дефицитом бюджета. А мы все время гордимся, что у нас бездефицитный. И мало того, у них по итогам 2011 года числится 8 млрд. долларов за республикой. И, тем не менее, когда смотришь, как у них руководство относится к развитию спорта, массового спорта, высших достижений, начинаешь на самом деле по-белому завидовать.

 

Роман Попов: Ты знаешь, что в Саранске есть памятник, олицетворяющий развитие спорта в регионе.

 

Илья Изотов: Нет, не слышал.

 

Роман Попов: Памятник спортивной ходьбе.

 

Илья Изотов: Не мудрено, что у них целая когорта спортсменов на этих Олимпийских играх в Лондоне завоевала медали.

 

Роман Попов: Спортивная ходьба = Мордовия. Это регион с такой школой. Для меня был шок именно в плане того, представители какого вида спорта от нас уходят. Если бы от нас ушли перспективные легкоатлеты, я бы был разочарован, но может быть не сильно удивлен. Но когда от нас уходят фигуристы, это просто удивительно, почему Саранск. Оказывается, мы далеко не в тройке школ. Мы далеко не в тройке регионов, которые могут предоставить условия для развития. А Саранск, оказывается, в состоянии взять и принять к себе. Ты звонил Людмиле Калининой, что она сказала тогда?

 

Илья Изотов: Главный мотив – это, конечно, мощная тренировочная база. Если не ошибаюсь, в 2007 году в Саранске было открыт новый ледовый дворец. Выступая там на Кубках, на Чемпионатах России вместе с этой парой, она сделала для себя выводы, что это небо и земля: пермский дворец спорта «Орленок» и тот отвратительный лед, который здесь существует, где перепад около 20 см между центром ледовой площадки и бортами. То есть тренироваться в принципе невозможно. Там можно вырасти до определенного уровня, осваивая какие-то элементы фигурного катания на начальной стадии. Но когда спортсмены дорастают до того этапа, когда нужно бороться за награды чемпионата России, Европы, мира, - всё, уже потолок, выше которого не прыгнешь.

 

Роман Попов: И между тем через пермскую школу фигурного катания проходили люди, которые доходили до вершин.

 

Илья Изотов: Так вот увы, все это осталось в прошлом. Я так понимаю, что в тот момент, когда наши власти (региональные, городские) начинали рассуждать, как бы лучше реконструировать дворец спорта «Орленок», как бы превратить его в центр развития вот этого олимпийского вида спорта, в Мордовии еще даже не думали о том, чтобы строить новый. А потом они быстро так, если по-спортивному сравнивать, на последнем этапе вырвались вперед и построили замечательный дворец. Мало того, у них за последнюю 10-летку около сотни мелких и крупных спортивных сооружений построено.

 

Роман Попов: Я так понимаю, что они просто сделали ставку на имидж региона через спорт.

 

Илья Изотов: Да. Мы делали на культуру, они – на спорт.

 

Роман Попов: Что ж тут удивляться. Людмила Калинина с нами на связи. Людмила Александровна, здравствуйте. Когда к Вам поступило первое предложение переехать в Саранск и перевезти туда пару Базарова-Ларионов?

 

Людмила Калинина: Это было, наверно, года полтора назад.

 

Роман Попов: Это был 2010 год?

 

Людмила Калинина: Нет, это было после 2010 года, после нашего участия в Олимпийских играх. Вот тогда нам поступило предложение, мы очень долго отказывались. Естественно, никакого желания переезжать не было, потому что мы выросли там, там все друзья наши, наши болельщики. Мы не хотели уезжать. А когда уже поняли, что со строительством катка время затягивается, а хотелось бы еще подготовиться к олимпиаде 2014 года, вот тут мы собрались с ребятами-спортсменами, обговорили, что наверно переедем.

 

Роман Попов: Людмила Александровна, у нас в регионе есть спортсмены, которые уже давным-давно тренируются в других местах, но все еще выступают за регион. Например, наши пловцы, которых мы считаем Чайковской школой, плавают в Перми, в «Олимпии». Наши бегуны в Португалии тренируются. Очень много есть вариантов. Почему нельзя было тренироваться на другой площадке, коль уж в Перми нет, но выступать за Пермский край?

 

Илья Изотов: Можно и за два региона сразу выступать. Такое тоже есть.

 

Людмила Калинина: Мы и выступаем за два региона. Мы выступаем за Мордовию, и мы точно так же добавляем очки Пермскому краю.

 

Роман Попов: Ну, это вы делаете постольку поскольку, таков спортивный принцип. Я к тому, что вы просто могли пользоваться иными тренировочными базами, каких здесь нет подходящих вашему уровню, но считаться и числиться пермским тренером и пермскими спортсменами. Но вы все-таки переехали полностью за Мордовию, выступаете за Мордовию. Очки в пермскую копилку идут исключительно потому, что так положено.

 

Людмила Калинина: В принципе, когда мы переезжали, мы знали, что очки так и будут делиться между Саранском и Пермским краем. Катка не было – это, конечно, была первая причина. Не могу сказать, что нам совсем никто не помогал. Нам помогали частные лица. Но, например, со школой высшего спортивного мастерства мы так и не поняли друг друга, где должно быть какое-то финансирование, хотя бы в плане пошива костюмов, каких-то стипендий и еще чего-то, там нас тоже никто не поддержал. Мы остались одни. Конечно, у нас были друзья. Например, депутат Тингаева Лариса Анатольевна помогла, Кочурова Надежда Григорьевна, Гараев Николай Александрович тоже помогал. Но это была помощь лиц, которые просто любят нас, болеют и переживают за нас, чем могут, тем и помогают. А вот как раз высшее спортивное мастерство, которое обязано помогать спортсменам, они почему-то посчитали… может быть, просто в нас не поверили. Вложили в них деньги, а они, может быть, ничего больше и не сделают. Сложно сейчас говорить. Конечно, если бы было по-другому... Знаю, что в нас был заинтересован Садченко Руслан Александрович. Он бился за нас, но что-то не получалось.

 

Роман Попов: Я напомню, что на тот момент Руслан Садченко у нас был министром спорта. Точнее, руководителем агентства по спорту Пермского края. Это уже потом в министерство было преобразовано. Все официальные спортивные чиновники целиком были на вашей стороне. А чего не могли пробить? Я вот этого понять не могу. Вам же всего-то нужен был лед, зарплата, стипендия.

 

Людмила Калинина: Но вот тем не менее. Я понимаю, что если Руслан Александрович мог помочь, то я так понимаю, что все спортсмены, которые работают на высшее спортивное мастерство, они были прикреплены к школе высшего спортивного мастерства, которая должна была финансировать тренера, спортсменов. Там как-то у нас не получилось этой работы. Как он ни пытался нам помочь, потому что сам Садченко не помог просто взять и дать нам деньги. Все шло через школу высшего спортивного мастерства. Как вот это не могло решиться, я не понимаю.

 

Роман Попов: Бюрократия невероятная. Это при всем при том, что руководство ШВСМ открытым текстом, несколько раз мы с ними связывались во время олимпиады, они говорили, что выделялись большие деньги на спорт высших достижений.

 

Людмила Калинина: Может, они и выделялись. Я, например, знаю, что Светлана Высокова, которая была вместе с нами на олимпиаде 2010 года в Ванкувере, она говорила, что ей помогали, ее финансировали, она получала питание зарплату, у нее все было. В то же время, когда спросили у нас, мы четко ответили, что мы не получали ничего. Даже костюмы шили за свой счет.

 

Роман Попов: Несмотря на то, что у нас фигурное катание – спорт условно любительский, мы прекрасно понимаем, что на таком уровне это уже работа. Это основное место работы. Они этим зарабатывают деньги.

 

Людмила Калинина: Это вообще колоссальный труд. И если еще учесть, что мы ходим не в кроссовках или кедах, а надеваем коньки, это еще и травмы. А залечить любую травму, это тоже надо постараться: нужны и финансы, и врачи хорошие. Как мы смогли так подняться, для нас это большая загадка.

 

Роман Попов: И давайте еще пару слов про Саранск. Я так понимаю, что город меньше, чем Пермь. Только что с Ильей Изотовым вспомнили про бюджет Мордовии. Он несопоставим с Пермским краем. Но как-то так получается, что там спортсменам проще жить. Так?

 

Людмила Калинина: Во-первых, конечно, там каток. Мне кажется, построить такой каток у нас в Перми – это такое пустяковое дело. Я сейчас все равно поддерживаю взаимоотношения с Пермским краем, со спортсменами, с руководителями. Я знаю, что на сегодняшний день они нашли частного инвестора, который готов построить каток. И земля есть, но не хватает какого-то разрешения от города, чтобы разрешили это строительство. То есть люди сами готовы построить. Мы постоянно созваниваемся. Но вот этот вопрос как-то не сдвигается с места почему-то. То есть нужно только разрешение на этот участок земли, на котором человек хочет построить каток.

 

Роман Попов: Людмила Александровна, при каких-то условиях вы и пара Базарова-Ларионов вернетесь в Пермь?

 

Людмила Калинина: Я сейчас не готова ответить на этот вопрос. Я сейчас занимаюсь только работой, тренировками. Конечно, чего уж скрывать, мы очень жалеем, там остались наши люди, которые за нас болеют, и мы все равно в Пермь приезжаем, встречаемся, это наши друзья. Вот наверно и ответ. Вы понимаете, что душой мы там.

 

Роман Попов: То есть душой вы здесь, в Пермском крае. Это все хорошо. Но при каких условиях?

 

Людмила Калинина: Конечно, сейчас до Олимпийских игр говорить о каких-то условиях мы не можем. Единственное, конечно, условие – это каток. Надо построить нормальный каток. Хотя сейчас вроде бы и сдвинулось, выделили деньги на эти установки. Мы даже согласны, чтобы просто отремонтировали «Орленок», хотя бы сделали ледовое поле. Это тоже не так дорого. На установки деньги уже выделили, я знаю. А вот еще ледовое поле поправить, мне кажется, это не такие большие деньги.

 

Роман Попов: Еще бы Вам не знать, если с Вашей помощью эти деньги выбивались. Людмила Александровна, мы в медиапространстве находимся в неком условном мире, и мы должны нашим слушателям крючок надежды закинуть. Если будет каток, если будет нормальное ледовое поле, если будут работать установки, то после олимпиады 2014 года?

 

Людмила Калинина: Надо сначала все это сделать. Вы же понимаете мой ответ. Так хочется, чтобы каток в Перми был.

 

Роман Попов: Людмила Калинина была с нами на связи. Людмила Калинина – пермский тренер. Людмила Калинина – олицетворение пермской школы фигурного катания. Не во всем, но во многом. У нас школа вообще в принципе хорошая. Смотрите, ситуация уникальная: у нас не катка, у нас нет условий для того, чтобы просто платить тренеру зарплату, а спортсменам стипендию на достойном уровне, поэтому они уезжают, оставляю здесь друзей, поклонников. Им не хочется этого делать. Они уезжают не куда-то, они уезжают почему-то, отчего-то. Я слушаю Людмилу Калинину, и у меня реально волосы встают дыбом: три чиновника не могут договориться друг с другом, и поэтому от нас уезжает одна из самых перспективных фигурных пар, которая на данный момент на небосклоне пермского фигурного катания представлена.

 

Илья Изотов: Хотя еще 2 года назад министр спорта тогда уже Павел Лях заявлял, что уж земельный участок выбран около школы № 42 для академии фигурного катания. Стройка должна была в этом году уже начаться. Но пока все замерло.

 

Роман Попов: У нас нет нормального льда для того, чтобы каталась пара такого уровня, и пара уезжает туда, где этот лед есть – в Саранск. Удивительно. Вот это такая яркая зарисовка к «Времени Ч», именно к 2011 году. Мы можем говорить об очень многом: о внимании или невнимании губернатора к спорту, это ведь не имеет большого значения. Есть огромное количество регионов, руководство которых вообще индифферентно к спорту. Любить спорт необязательно для того, чтобы спорт развивать. Более того, даже создавать программу развития спорта в регионе необязательно для того, чтобы спорт в регионе существовал. Достаточно просто выстроить такую систему рабочих отношений среди чиновничества, такую систему перехода денежного потока, чтобы при наличии денег, выделяемых на спорт, они доходили до конечного адресата. И всё, больше не надо будет ничего. Мы же этим летом попали в бредовую ситуацию: депутаты пермской городской думы сидят и принимают отдельно дополнительные решения выделить деньги на лед на «Орленке».

 

Игорь Лазарев: И инициирует это опять же Людмила Калинина.

 

Илья Изотов: То есть такая система выстраивается: довести все до крайности и потом в пожарном порядке это всё тушить.

 

Роман Попов: И это притом, что ледовая школа «Орленка» - это же спорт тот самый, олимпийский. Тот самый медальон, который можно предъявить. Мы же не с нуля фигурное катание взяли и выдумали. Оно же существовало чуть ли не… В 1985 году было открытие «Орленка». И все это время он существовал, был лед, были спортсмены, были наработки, школы, одно поколение сменяло другое. И вот, наконец, мы все довели до того, что депутаты городской думы экстренным порядком принимают решение о выделении денег на морозильные установки вместо того, чтобы они уже были в бюджете спортивного ведомства запланированы 2000 лет. Всего-то на всего. Ведь если есть столь сложное техническое сооружение, как ледовый дворец спорта, значит нужно предполагать, что что-то может ломаться, где-то нужно что-то заменять, что ледовую арену нужно содержать в надлежащем состоянии. Просто удивительно. Уезжают спортсмены не потому, что мы им мешаем жить, не потому, что мы сделали ставку на что-то еще, а потому, что мы просто не смогли организовать нормальную работу группы чиновников. Отъезд спортсменов – это не показатель невнимания губернатора к теме. Это нужно очень хорошо понимать для того, чтобы в проекте «Время Ч» делать какие-то оценки. От нас уезжают спортсмены не потому, что Олег Чиркунов ненавидел спорт.

 

Илья Изотов: Не то, что ненавидел, он просто был безразличен к развитию видов спорта.

 

Роман Попов: И не поэтому от нас уезжают.

 

Илья Изотов: Но цифры говорят сами за себя.

 

Роман Попов: Не поэтому, а потому что по какой-то причине внутри ведомства, внутри вот эти чиновничьих структур не были налажены нормальные связи. Вот и всё.

 

Илья Изотов: На самом деле их отъезд – это вот только маркер общей ситуации в сфере спорта, потому что в Мордовии 8 лет назад взялись за спорт, и в результате количество занимающихся спортом в республике выросло с 12 до 30 %. А у нас как было 15, так и осталось. У них в Лондоне 5 олимпийских медалей, у нас одна. И то у Анастасии Капачинской, которая переехала к нам в Питер. У них десятки спортивных сооружений построено, у нас только Федеральный центр подготовки по зимним видам спорта в Чайковском.

 

Роман Попов: О каждом строительстве физкультурно-оздоровительного комплекса мы заявляем как о невероятном достижении, хотя на самом деле по большому-то счету строительство ФОКа – это невероятное достижение в рамках района. Руководство района может хвастаться и жать друг другу руки: «Ребята, мы ФОК отгрохали». А мы об этом на краевом уровне говорим.

 

Илья Изотов: Ну, и совсем небольшой штришок: в Мордовии уже начинают строить, готовясь к чемпионату мира по футболу 2018 г., футбольный стадион стоимостью 9 миллиардов рублей.

 

Роман Попов: Это для того, чтобы играла их женская «Мордовочка».

 

 

Обсуждение
2261
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.