Верхний баннер
05:14 | ПЯТНИЦА | 21 ИЮНЯ 2019

$ 63.39 € 71.55

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

16.09.2012 | 17:00
2012 год. Итоги кампании ремонта межквартальных проездов и дворов

 

Роман Попов: Переходим к проекту Время Ч, представлю его сегодняшнего инициатора, вдохновителя и ведущего. Юрий Бобров в этой студии.

 

Юрий Бобров: Привет слушателям, привет Рома. Это сделано специально, чтобы сейчас все шишки полетели на меня… 2011 год тем временем у нас заканчивается в проекте Время Ч.

 

Роман Попов: По-моему 12 уже стартовал.

 

Юрий Бобров: Голосуем двенадцатый и одиннадцатый.

 

Роман Попов: По-моему это уже первая тема 12 года…

 

Юрий Бобров: Эпоха, начатая нами в апреле, за две недели до отставки Олега Чиркунова. Еще раз оговоримся, отставка никакая не планировалась, мы думали, что все это пройдет при участии бывшего губернатора, мы подведем все итоги всех самых важных, самых интересных событий по вашему мнению в нашем проекте, но тем не менее. Сегодня итоги кампании ремонта межквартальных проездов и дворов, масштабной, такой, что в Перми в последние, во всяком случае годы, не реализовывалась. После этого мы поговорим о пермском Арбате, который был в прошлом году презентован пермякам. Первая пешеходная улица, кусочек улицы Кирова, а ныне – Пермской, от Компроса до Звезды. И после этого необычный несколько формат, для Времени Ч в том числе – дифирамбы Дмитрию Махонину, руководителю Федеральной антимонопольной службы. Собственно, Дмитрий Николаевич будет в студии и будем о нем, о его деятельности, о его достижениях, о него сложностях на этом пути разговаривать в прямом эфире.

 

Роман Попов: Я бы не назвал это, конечно, дифирамбом, потому как, по большому счету, мы решили в одну тему свести все противостояния за последние 8 лет. Ярко выражены посление три года. Все противостояния антимонопольщиков и…

 

Юрий Бобров: В общем, как сказали бы в хорошем застолье, чтобы десять раз не вставать…

 

Роман Попов: Да, и поэтому, когда мы посмотрели, что здесь будет и про Лукойл, и про взаимоотношения с администрацией всякого рода

 

Юрий Бобров: И с Пермэнерго, и куча всяких тем, и рекламные фирмы, и МММ они судили..

 

Роман Попов: И вот потом так и получилось, что по сути дела мы будем вынуждены петь дифирамб антимонопольщикам. Но это будет после 19 часов.

 

Юрий Бобров: А сейчас странным образом поговорим, поскольку все ближайшие полчаса будут состоять в основном из предзаписанных интервью, записанных, правда, сегодня, они все свежие, и, тем не менее, мы попросили нескольких председателей ТСЖ и активистов нашего жилищно-коммунального направления дать свою оценку программе ремонта межквартальных проездов. Ну и в конце некоторый итог подведет этим оценкам Игорь Николаевич Сапко, а для начала Александр Зотин с его мнением по поводу межквартальных ремонтов.

 

Александр Зотин: два года в Перми реализуется программа массового ремонта межквартальных проездов и дворовых территорий. Чиновники отчитываются о 99-процентной реализации этой программы, но какие аспекты можно было бы выделить: поскольку я программу эту детально не изучал, о цифрах и объемах говорить ничего не буду, я скажу о реализации этой программы на примере моего двора и ближайших территорий. Сам я явлюсь председателем ТСЖ на Компросе-77. Летом 11 года мы были весьма удивлены тем, что наш недавно положенный асфальт начали ломать какие-то люди, людей мы задержали, но выяснилось, что ничего плохого они не хотят, а хотят вообще весь асфальт нам поменять на абсолютно новый, положенный по ГОСТу и так далее. Никаких препятствий мы в этом не видели и, действительно, в нашем частном дворе положили новый асфальт, сославшись на вот эту самую программу. Напротив, на муниципальных территориях, которые нам не принадлежат, асфальт остался старым. Когда я на это обстоятельство указал прорабу, он заметил, что не он отвечает за территории и, в принципе, ему все равно куда класть асфальт. Маленький штрих: поскольку члены правления лично наблюдали за укладкой асфальта, у нас его положили очень хорошо, видимо настолько хорошо, что у нас аж 12 проб было взято из нашего асфальта. Я так понимаю, что эти пробы оказались в качестве эталонных и для других территорий укладки асфальта, с чем я и поздравляю городскую администрацию.

Юрий Бобров: На своем примере, на своем дворе отметили качество соседней, муниципальной территории, она была заасфальтирована в результате?

Александр Зотин: нет, проезд, который около больницы был заасфальтирован, а вот с другой стороны дома 77-го, с парадной стороны, где выход на дворец, - колченогий асфальт, разбитое покрытие, сквер разорен. Я неоднократно говорил на ту тему на Эхе, что неприятность ситуации заключается в том, что совершенно все равно – современным искусством заниматься, асфальт класть – важен объем и откат. Все. Больше ничего не важно. Поэтому асфальтировать уже асфальтированную 10 раз улицу Ленина – это неважно. И эта программа, естественно, не выбивается из общего ключа. Объекты выбирались, так скажем, не по принципу где потерял, а по принципу где светло, как из известного анекдота.

Юрий Бобров: Именно в вашем случае имела место история с бордюрным камнем?

Александр Зотин: бордюрный камень мы просто клали в тех местах, где посчитали нужным. Мы не стали отгораживать пешеходную зону от зоны проезжей потому, что это создаст неудобства при уборке снега зимой. В 75 доме этого не сделали, в результате ко мне приходят люди и жалуются: почему так ужасно сделали – ни машины запарковать, ни снег почистить. Они до сих пор считают, что наше ТСХ асфальтировало им придомовую территорию.

Юрий Бобров: А как должны развиваться подобные программы?

Александр Зотин: Подобные программы должны развиваться, мне кажется так: необходимо собрать заявки с территорий и поручить контроль над этим соответствующим людям с территорий. Я-то свою придомовую территорию проконтролировал, но я до сих пор не уверен правильно ли ее заасфальтировали, потому что это частное имущество придомовое, почему, собственно, его на муниципальные деньги ремонтировать. Но дареному коню в зубы не смотрят. А вот там, где управляющие компании, там контролировать, по сути дела, было некому в минуту не решить, в одночасье, по крайней мере уточнить тем же чиновникам, с выходом на место, может быть это уже заасфальтировано в прошлом году – не мешало. Им просто нарезали квадраты и сказали – здесь, здесь и здесь. А какое там реальное состояние асфальта – ну конечно никто не проверял.

Юрий Бобров: Прогнозы по качеству этой работы, двухлетняя гарантия, говорят, как говорит Маховиков

Александр Зотин: я совершенно уверен, что асфальт два года у нас продержится. А может быть даже и 10 лет продержится. Потому что я лично наблюдал за тем, как его кладут и сразу предупредил подрядчика, что лучше бы они в этот двор не приходили, если у них что-то будет не так. И там все в порядке. Неслучайно столько проб взяли с нашего асфальта.


Юрий Бобров: Вот, собственно, Александр Зотин дал свою оценку. На самом деле мы попросили дать свою оценку качества асфальтирования дворов такими же обычными подрядчиками другого председателя ТСЖ, Большевистская 98, Наталью Кротову. Ее дом не входил в число участников программы, но клали им подрядчики после прокладки коммуникаций Новогором, это было три года назад, позволяет оценить как надолго сейчас кладут асфальт. Наталья Кротова.

 

Наталья Кротова: Нам это делали подрядчики Новогор Прикамье после того, как меняли сети.

Юрий Бобров: В данном случае, рассуждая о программе общегородской, ремонт, наверное, делали те же люди за примерно те же деньги, того же качества. Как вы можете оценить работу по укладке, по ремонту асфальта в вашем дворе?

Наталья Кротова: Работы производились ужасно, в начале, когда его положили, асфальт просто провалился. Нам пришлось с ними снова вести переговоры, оплачивать им порядка 20 с лишним тысяч, чтобы переложить асфальт по-новый. Асфальт переложили, положили, конечно, очень тонким слоем и по истечении трех лет он весь выкрошился.

Юрий Бобров: Как вы думаете, должны себя вести жители тех домов, куда приходит программа ремонта?

Наталья Кротова: Во-первых, они должны следить за выполнением работ, помогать отслеживать как производятся эти работы. Я, буквально, ходила по пятам за ними, но все равно они выполнили так, как выполнили. Но я не отходила от них ни на шаг.

Юрий Бобров: Вы назвали стоимость, что доплачивали за переукладку асфальта. А площадь всего объема вашего двора?

Наталья Кротова: Порядка двухсот метров. Но мы, по идее, не должны были им ни копейки. В то время для нас это были очень большие деньги.

Юрий Бобров: А общий объем сметы вы не знаете? За какие деньги эти подрядчики изначально ремонтировали?

Наталья Кротова: Вы знаете, это нам не озвучивалось. С этими подрядчиками мы конфликтовали, потому что мы просили их переделать. После того, как мы платили, нам положили асфальт, потому что он все равно проваливался и проваливается. Просили переделать в порядке гарантийного ремонта, но ничего не было сделано.

Юрий Бобров: Ну вот, так работает гарантия у подрядчиков, работавших по договору с Новогором, но нет каких-то оснований думать, что подрядчики, работающие в рамках программы, будут действовать как-то иначе, и о том, как попасть в эту программу, рассказывал нам один из председателей ТСЖ в Мотовилихинском районе, Гагарина 62, Владимир Иванович Юха.


Владимир Юха: Я ходил, все пороги оббил, всеми правдами и неправдами они меня отпихивали, говорили, что что это общедомовая территория, делайте за свой счет. Мне один раз Касимов письмо написал, что они меня внесли, но потом они все деньги закатали в другие объекты и нас вычли, но потом я просто перестал, пошел в союз, и с помощью Скутина добился того, что нам заасфальтировали эту дорогу. Но заасфальтировали не очень хорошо. Там как были ямы, как вода стояла, так и стоит. Потому что мы не заказчики были, мы не принимали территорию, а принимала администрация. А администрации, видать, по барабану как было, лишь бы только закатать. Но перед подъездами нам не закатали, сказали, что это общедомовая территория и это за свой счет.

Юрий Бобров: Если сейчас оценивать качество этой работы, вы сказали, что стоит вода, ну а какие еще аспекты?

Владимир Юха: Ямы. Как было в моем детстве, стояло 43 года, как были там ямы, так они так же и закатали. Ничего не изменилось. Бордюрный камень не заменили нам.

 

Юрий Бобров: То есть у вас, как у участника этой программы, попавшего в нее, не было полного понимания что вам должны были сделать, чего не должны были делать?

Владимир Юха: Сами пробили, и эту территорию асфальтировать, я ни в какую кампанию не заходил, я сам лично пробил ее. Грубо говоря, мы попали в эту прграмму, но что там на самом деле происходило, какие там работы еще должны быть – я не в курсе.

Юрий Бобров: А если сравнить качество, у вас дома соседние, в них нет ТСЖ, они попали в программу. Если сравнивать качество вашего дома и соседних домов, акая-то есть разница?

Владимир Юха: Разница в том, что у них бордюрный камень поменян. А остальное – асфальт у нас держится, у них тоже держится, пока. Перекрыл я кислород организациям, мусорщики не стали ездить через наш двор, а так бы тоже может быть разбили. Но асфальт держится, все что могу сказать. Они без нивелира, без всего, просто взяли, закатали у нас. Никакого уровня не выдерживали. Просто накидали и закатали, грубо говоря, деньги в асфальт.


Юрий Бобров: Да. Представителю следующего ТСЖ из Свердловского района, им не повезло, они за собственные деньги отремонтировали свой двор, закатали асфальт за собственные средства, и только когда они это делали, они узнали, что есть в городе такая чудесная программа, но попасть в нее уже не могли, поскольку заключили контракт. Виталий Степанов, комсомольский проспект, 71, знаменитый дом, где немало новостей всяких о борьбе за свои подвалы, за свои права.


Виталий Степанов: Стоимость ремонта у нас во дворе порядка 500-600 рублей за квадратный метр, это комплексно. Не просто асфальтом покрыть, а подсыпку сделать и так далее. Площади мы отремонтировали порядка 200-300 квадратных метров.

Юрий Бобров: Качество выполненных работ, как давно вы это сделали?

Виталий Степанов: Ну уже почти 2 года прошло с момента выполнения работ, пока еще ничего не разрушилось, качеством мы довольны, никаких вопросов к качеству нет, то что нам обещали, то и сделали. Другое дело, что мы там еще не закончили, есть еще планы отремонтировать, просто в настоящее время пока еще есть другие приоритетные задачи, но мы привели в порядок то, что было совсем в неудовлетворительном состоянии. Как только появятся деньги, мы отремонтируем оставшиеся участки.

Юрий Бобров: Тяжело ли было искать качественного подрядчика, смотреть за ним, за выполнением непосредственно работ?

Виталий Степанов: Здесь как раз самый важный момент. Подрядчика найти не сложно на такие работы, можно устроить тендер, думаю, никаких проблем не будет найти 5-10 подрядчиков. Но другое дело, что за любым подрядчиком нужно смотреть. Вот, допустим, если мы возьмем наш двор, половина членов правления ходили и показывали пальцем – здесь сделайте так, здесь сделайте эдак, полный комплексный надзор за их деятельностью – и результат соответствующий. И возьмем соседние дома, там, где людей либо не слушали, либо вообще не с кем было разговаривать подрядчику, там нет ТСЖ, - там сделали так, как посчитал нужным подрядчик. Понятное дело, что нужно побыстрее работу выполнить, и сама работа выполнена качественно, но где-то бордюр положен так, что неудобно людям ходить. В настоящее время в этом дворе ситуация такая, что сложно припарковать машину, поскольку если ты припарковал машину, то проезд заужен до такой степени, что рядом машина не пройдет. Интересы жителей дома, которые известны, может быть, только им, они, конечно ,не были учтены.

Юрий Бобров: Выполнялись работы до того, как эта большая программа вступила в действие? Пытались ли вы в нее войти, чтобы не тратить собственные деньги?

Виталий Степанов: Были выполнены работы до этой программы, но когда программа начала реализовываться, уже значительная часть работ была выполнена, и с нами никто не связывался и мы знать не знали, может быть можно было раскладки работ в эту программу включить, но, насколько мне известно, далеко не все дворы в городе были отремонтированы. Если мы возьмем соседние кварталы, информация по тому, что такая программа есть, мимо нас прошла. То есть мы уже узнали о том, что такая программа действует, тогда, когда начали ремонтировать соседние дворы.


Юрий Бобров: Мы прослушали блок мнений председателей и представителей различных пермских ТСЖ. Я умышленно брал именно этих людей, поскольку это люди с собственной позицией, они лично участвовали в этих историях. Уйдем на рекламу, после чего подведем итоги и послушаем Игоря Сапко.


Юрий Бобров: Итак, какие итоги, что мы услышали?

 

Роман Попов: Мы услышали то, что далека не все председатели ТСЖ смогли с этой программой справиться.

 

Юрий Бобров: Что они не смогли ничего.. Ну вот Зотин смог заставить выполнявших работы мужиков поработать так, что доволен.

 

Юрий Бобров: Кто-то, как мы видим, недоволен. Как он ни ругался, нивелиры так и не прикладывали. Что мы видим дальше. Через 3 года подобные ремонты заканчиваются в ноль. И третий момент. Я бы хотел обратить внимание слушателей на последние слова Виталия Степанова: 600-500 рублей стоил квадратный метр. При этом насколько я знаю правление этого ТСЖ, я знаю там почти каждого – ну, действительно, три шкуры спустят, прежде, чем заплатят деньги. И когда он говорит: они сделали подсыпку, они сделали так, что мы остались довольны – это значит, действительно они остались довольны. Думаю, любой может зайти, посмотреть во двор 71-го дома на Компросе, слава богу, все двери открыты.

 

Роман Попов: Я тебе ещё один момент отмечу. Не так давно я видел рабочих, которые выполняли эту программу по ремонту дворов и межквартальных проездов здесь недалеко от нас на Технической. Ты знаешь, когда начало работ у нас отделяет от конца работ всего лишь три дня, при условии, что двор огромный...

 

Юрий Бобров: ...хочется крикнуть по Станиславскому: «Не верю!»

 

Роман Попов: Да, и очень странно, что никто этого не сделал.

 

Юрий Бобров: Ну, были разные крики, были фото-факты, фото-замечания, что клали в дождь и не сушили, и не грейдировали, и не трамбовали. Тем не менее, по большому счёту, крупные выводы, оценка и мнение главы Перми Игоря Сапко.

 

Игорь Сапко: Данная программа была очень значимой для города, общий объем площади порядка 650 тысяч квадратных метров, соответственно, примерно, такая же цифра была самого контракта – 650 миллионов рублей. Мы провели дефектовку объектов, это была ответственность глав районных администраций, которые готовили свои предложения. И общее количество дворов, которые подлежали ремонту, составило 846. В прошлом году, к сожалению, данная программа в полном объёме не была выполнена. Не буду говорить о причинах, связанных, в том числе, с поздними сроками объявления конкурсных процедур, затягиванием проведения самих работ. Так или иначе, 140 объектов у нас перешло на этот год. На сегодня все объекты завершены, но, к сожалению, не все приняты. Более 15 миллионов рублей – задолженность перед подрядчиками, которая будет погашена после приёмки этих объектов. Столкнулись с серьёзными проблемами, в том числе, связанными с определением собственника территорий. К сожалению, мы находились в жёстких условиях, которые нам диктовал федеральный центр. Можно было асфальтировать только межквартальные проезды, нельзя было в рамках полноценного благоустройства двора устанавливать спортивные площадки, скамейки для отдыха. Все эти предложения были высказаны в рамках неоднократных встреч с представителями Москвы. Обещано, что программа будет продолжена. Но я считаю, что нам крайне необходимо по определению территорий, подлежащих благоустройству, чётко учитывать мнение наших горожан, территориально-общественного самоуправления. К сожалению, не везде это понимание было достигнуто. И в этом отношении точно нужно более плотно работать главам районов города, непосредственно курирующим данное направление.

Юрий Бобров: Вы сказали, что не везде получилось, направление необходимо усиливать. Соглашусь с вами, но было ли и много ли было тех случаев, когда пытались услышать? Были предложения, но вы сталкивались с ограничениями техзадания? Вы сказали: парковочные карманы. Да, услышали. Но возникали такие замечания, как установленный бордюр вдоль асфальтированного двора, разделяющий пешеходную тропинку и как бы проезжую часть, в результате установленного бордюра не могут разъехаться во дворе машины, сложно убирать снег. Какие-то такие вещи, почему могли возникать?

Игорь Сапко:  Точно была неправильно обозначена идеология программы. Нужно было разыгрывать не одним лотом всю цифру. Я предлагал разделить её по районам города и закрепить прямую персональную ответственность за главами районов. К сожалению, этого не произошло. В итоге был один лот. По сути, глава районы подав свои предложения по асфальтированию межквартальных проездов и дворов, по сути, не нёс персональную ответственность за качество проведённых работ.

Юрий Бобров: Ну и дальше выстраивалась цепочка несогласованности уже и ТОСов, и ТСЖ?

Игорь Сапко: Совершенно верно. Если бы была прямая заинтересованность, и лично бы глава района организовал аукцион у себя в районе, на своей площадке, провёл конкурс, определил бы подрядчиков. Соответственно, мы столкнулись с тем, что был единый подрядчик, ... (неразборчиво) на субподряде, в Индустриальном, Кировском, Ленинской районах работали уже другие организации. Была значительно осложнена процедура контроля за качеством работ, получили то качество и те сроки, которые сегодня имеем.

Юрий Бобров: Попрошу вас чуть подробней рассказать о том первичном этапе отбора тех территорий, которые попали или не попали в программу.

Игорь Сапко: До 1 мая 2011 года подготовили общую дефектовку объектов, подлежащих ремонту. В этой части инициатива была за районами. Наверно, плохо, что не всегда предложения были собраны непосредственно от самих ТСЖ либо ТОСов. Выводы мы сделаны, к сожалению, несколько позже. Был составлен перечень объектов, размещён аукцион. И, по сути, наш конкурс состоялся только 12 июля 2011 года. Конечно, такой объем... Мы впервые получили федеральные средства. Многие годы дворы и межквартальные проезды у нас не ремонтировались. Соответственно, освоить сразу такую серьёзную сумму денег, к сожалению, мы фиксируем, было крайне сложно.

 

Обсуждение
2114
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.