Верхний баннер
06:18 | ВТОРНИК | 25 ИЮНЯ 2019

$ 62.91 € 71.6

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Время Ч

23.09.2012 | 17:00
2012 год. Александр Григоренко о контроле над бюджетными тратами: иномарки, айпады, Сицилия.

Анастасия Сечина: Я напоминаю, что у нас сегодня последний событийный выпуск проекта, 30 октября мы заканчиваем программу, 30 октября будет подведение некоего итога обобщающего, и наша, в определенном смысле историческая программа, будет закрыта, правда там будет еще кое-какое продолжение, о чем мы пока умолчим. И каким образом она будет закрыта – мы пока не знаем, потому что Олег Анатольевич Чиркунов на закрытие проекта прийти уже отказался, то есть он уже нам выразил, сформулировал этот самый отказ. Лицом к лицу лица не увидать, что-то в этом роде

Игорь Лазарев: На все подобные просьбы прокомментировать ту или иную ситуацию – я не комментирую решения новых пермских властей и свои.

Анастасия Сечина: Но мы же здесь не про решения новых пермских властей, мы же тут про то время, которое он с нами был.

Игорь Лазарев: Конкретно нам он пояснил, что вообще не считает нужным давать какие-то конкретные комментарии.

Анастасия Сечина: Какое-то время пройдет, наберется большая высота для того, чтобы с этой высоты давать оценки, а пока вроде как мало времени прошло. Еще результат не виден. А будет ли на этом эфире Виктор Басаргин собственной персоной – пока тоже сказать сложно. Но если не будет, то радиостанция Эхо Перми, я думаю, сделает определенные выводы в отношении того, каким образом действующий губернатор относится к радиостанции Эхо Перми. Потому что мы приглашали примерно за месяц и предлагали разные варианты вплоть до записи заранее, необязательно прямой эфир. Ответа до сих пор нет. В любом случае, какое-то завершение проекта будет, какой-то финальный аккорд будет. А сегодня последние событийные темы 2012 года мы дотягиваем, и две темы у нас осталось. Итак, это дорогие иномарки

Игорь Лазарев: Иномарка для спикера законодательного собрания Валерия Сухих, покупка услуги законодательным собранием. Я сейчас держу перед глазами фотографию этого замечательного автомобиля BMW класса GT. Был объявлен аукцион в этом году, собственно, законодательное собрание планировало закупить эту машину в качестве услуги.

Анастасия Сечина: Не машину купить, а поездки на машине.

Игорь Лазарев: Это не покупка автомобиля, это покупка услуги. 348 машино-часов в месяц, из чего журналисты Federal press делают вывод, что авто будет в ведении спикера ежедневно и почти круглосуточно. И, собственно говоря, по этому поводу у нас есть комментарий, взятый тогда же, взятый у Алексея Навального, человека, который стал известен во многом благодаря своим технологиям контроля за госзакупками, и сейчас мы его послушаем.

Анастасия Сечина: А после этого к нам в студию, я надеюсь, дойдет мини-Навальный. Пермский Навальный, который с нами на эту тему поговорит. Комментарий слушаем.

Алексей Навальный: Ваш господин Сухих идет в русле такого самого модного федерального жульничества. Сейчас эти люди не покупают автомобили за огромные деньги, потому что это вызывает протесты населения. Они просто считают, что население настолько глупое, что не понимает, что покупка услуги по предоставлению автомобиля – это собственно говоря, то же самое, только еще дороже. То есть они не покупают автомобиль, они платят несколько миллионов рублей под автомобиль в пользование, и через какой-то срок этот автомобиль будет принадлежать той организации, которая предоставила его. По факту это означает, что чиновник получает в свое пользование излишне роскошный автомобиль, бюджет, собственно говоря, все мы платим за это в несколько раз дороже. В случае с господином Сухих, как я понимаю, они пытаются приобрести люксовый автомобиль BMW, который будет обходиться в 3,5 – 3,9 миллиона рублей в год. Это такая достаточно поразительная вещь, потому что мы постоянно видим заверения представителей исполнительной власти о том, что чиновники станут скромнее и скромнее, в частности вот мы от нашего общественного проекта РосПил вносили законопроект, где требовали запретить чиновникам приобретать автомобили стоимостью больше двух миллионов рублей. Правительство дало нам отказ, заявив о том, что ну вы знаете, чиновники вроде сейчас стали более вменяемыми, поэтому они понимаю, что неэтично покупать такие дорогие автомобили, они их не будут просто покупать, а вы свой законопроект отзовите и от нас отстаньте. Тем не менее, практика показывает, что ни о какой этике чиновники не вспоминают, вернее, они вспоминают об этике и они не хотят раздражать население, поэтому они автомобили не покупают, а получают услугу, но это же такая штука, скажем так, они стали более лучше нас обманывать. С точки зрения антимонопольного законодательства обжаловать это нельзя, потому что это не дело антимонопольной службы – советовать чиновникам, что не покупать. С другой стороны, у нас есть минфин и подразделение минфина, которое расследует и должно заниматься эффективностью бюджетных трат. И, с точки зрения эффективности, совершенно очевидно, что тратить деньги налогоплательщиков для удовлетворения тяги господина Сухих к роскоши – это совершенно не нужные расходы и расходы неэффективные. Поэтому я бы рекомендовал потребовать от исполнительной власти Пермского края проверки эффективности такого плана расходования бюджетных средств и обратиться в министерство финансов для того, чтобы они устроили проверку и ответили налогоплательщикам всей страны и Пермского края на вопрос, считает ли минфин эффективной такую вот трату – все эти кожаные салоны, шикарные рули, последние модели аудиосистем и так далее. Посчитают ли они правильным и, самое главное, эффективным направление средств на такие покупки.

Анастасия Сечина: Это был комментарий Алексея Навального, и на самом деле, пока мы ждем в этой студии Александра Григоренко, можно кое-что процитировать с его блога. Александр Григоренко – человек, который, по-моему, сейчас уже довольно, общепризнанное мнение, является свежим, молодым, перспективным, интересным в сфере общественного гражданского активизма человеком.

Игорь Лазарев: Да, действительно, это гражданский активист, который в том числе в этом году участвовал в немного другой истории, я имею в виду историю с закупкой айпадов для законодательного собрания. Тогда он писал жалобу в УФА.Сечина, то есть действовал как человек, который пытается организовать некий общественный контроль за расходованием государственных средств.

Анастасия Сечина: И в этом смысле проявил себя, заявил о себе, был, пожалуй, позитивно воспринят, хотя там была еще и другая история. С командировкой на Сицилию.

Игорь Лазарев: История с командировкой на Сицилию была воспринята неоднозначно

Анастасия Сечина: Над ней потешались, вроде как да, боже мой, да к чему привязались, да это ж такие мелочи. На самом деле не знаю над чем потешаться, потому что именно из этих мелочей все складывается и, на мой взгляд, Григоренко действовал в этой истории абсолютно правильно и действия эти заслуживают уважения и внимания.

Игорь Лазарев: Ну, в общем, учитывая то, что после его активности, после его разговоров с Игорем Сапко, по крайней мере, на сайте гордумы появилось несколько любопытных документов о расходовании средств той же самой городской думой. Это уже позитив, мне кажется.

Анастасия Сечина: Уже результат. И понятно, что ситуация с иномаркой для Сухих – для нас это в данном случае отправная точка.

Игорь Лазарев: Потому что это всего лишь одно событие в череде госзакупочных новостных историй.

Анастасия Сечина: Мы с Александром Григоренко именно на эту тему будем говорить. Я пока процитирую. Ведет Александр Григоренко блог у нас на сайте echoperm.ru, и, в частности, в одной из своих записей, озаглавленных «Сухих должен уйти», он писал об этой истории с BMW 535 IXGT, там несколько фактов про Валерия Александровича для начала идут, а потом, далее цитата:

И это на самом деле вызывает у меня наибольшую ярость. Можно быть никчемным политиком, и использовать свое положение для обогащения. Этим никого у нас в стране и в городе не удивишь. Но держи себя в рамках, чувство меры соблюдай. Недавняя история с арендой BMW 535 ix GT для Валерия Александровича за почти три миллиона рублей в год и закупка 70-ти iPAD для депутатов за миллион восемьсот тысяч рублей показывает, что чувство меры Сухих чуждо.
То ему машину захотелось, то iPAD. Причем, вроде поймали за руку – в прессе об этом написали, в блогах, видно ведь, что народ возмущается. Неужели трудно понять, что приобретать люксовые вещи за бюджетный счет в то время, когда Пермский Край находится в экономическом кризисе, когда не на словах, а на деле “нужно беречь каждую копеечку” – это не просто каприз, это преступление. Но нет, купить и все. И плевать на общественное мнение.
Возможно для Сухих эти закупки и мелочи но, для жителей Пермского Края это не мелочи. Например, уже несколько лет спасатели Пермского Края не могут добиться для себя полагающихся им льгот. Они им положены по федеральному законы, но ЗАКС до сих пор не может принять закон региональный. Цена вопроса всего полтора миллиона рублей.
На месте Сухих я бы лучше пешком ходил, а деньги отдал спасателям. Случись чего вытаскивать его будут они – iPAD на пожаре или в разрушенном доме (тьфу-тьфу) не поможет.


Анастасия Сечина: Александр Григоренко, привет.

Александр Григоренко: Добрый день.

Анастасия Сечина: Ну что, в твое отсутствие приходилось цитировать твой блог. Вспомнили мы несколько историй, понятно, что история с этой иномаркой, которая у нас победила по голосованию, это повод, отправная точка. А мы вспомнили уже несколько историй, который фигурировали в течение последнего времени

Игорь Лазарев: Буквально последних несколько месяцев. Как то айпады, история со сметой и ряд других.

Анастасия Сечина: И эти все истории с твоим именем связаны, и на самом деле хотелось бы понять твою личную мотивацию, каким образом ты в это все дело зашел. Не секрет ведь, что тебя называют Навальным пермского разлива.

Александр Григоренко:
Ну я не люблю, когда меня так называют, это неправильно абсолютно, я Григоренко пермского разлива. Если говорить о том, как влез, если взять историю с айпадами, наиболее нашумевшая, наиболее яркая, если говорить про мою личную часть, есть две вещи. Первая – это моя общественно-политическая деятельность. Если я заметил вещь какую-то, с моей точки зрения неправильную, я бы хотел высказаться по этому вопросу, как-то это изменить. Вторая вещь – я, на самом деле, it-специалист, достаточно высокого уровня. Если для многих вот эти вещи типа айпадов, систем документооборота – это такая филькина грамота, для меня это понятные вещи, и если, опять же где-то заметил, грубо говоря, косяк какой-то технический, это, естественно, у меня, как у специалиста, вызвало вопросы.

Анастасия Сечина: В данном случае, косяк был в том, что поставленные задачи можно было бы реализовать с меньшими затратами. Правильно я понимаю?

Александр Григоренко: Косяк в том, что поставленные задачи в данном случае вообще не требуют айпада как такового, для этого достаточно уже имеющихся средств типа ноутбуков и так далее, то что есть в законодательном собрании. Айпады вообще не нужны. С точки зрения технического специалиста – это не лучшее решение, это самое дорогое решение, и – это решение, которое лишнее. Оно не требуется. Там есть система документооборота, она работает очень хорошо с любым ноутбуком, поскольку она портальная, то есть предполагается доступ через интернет. Все, собственно говоря.

Анастасия Сечина: Айпад можно красиво так вот держать, а с ноутбуком…

Александр Григоренко: Вы только что сказали главное слово, которое определяет всю эту историю. Красиво. Вот кому-то взбрело в голову, что у них должны быть красивые айпады как в Москве. И то даже, депутаты госдумы, кстати, отказались от закупки айпадов. Впервые эта история возникла, по-моему, год назад, когда госдума тоже решила закупить себе айпады, тоже был поднят шум и в итоге они отказались. Фишка нашей истории – мало того, что депутаты хотят себе айпады, еще и сотрудники аппарата.

Игорь Лазарев: 10 штук.

Александр Григоренко: 10 штук – это для начала, это первая закупка будет. Рано или поздно всплывет, нужно каждому сотруднику. В итоге это выйдет, если не ошибаюсь, 2 с чем-то миллиона общая сумма закупки.

Анастасия Сечина: 1 800 000.

Александр Григоренко: Да, миллион восемьсот. С программным обеспечением, я – человек, который продавал программное обеспечение, я знаю технику.

Анастасия Сечина: Вы же на этом навариться могли?

Александр Григоренко: Да, естественно, можно наварить, цена даже имеющейся закупки – она завышена все равно. Несмотря на то, что был конкурс, тендер, можно было дешевле купить. Во-вторых – это первая закупка. Я – профессиональный продажник в области ПО, как мы делаем: продаем сначала какой-то один вид ПО, для начала к клиенту заходим. А потом начинаем ему продавать, продавать. Неважно, нужно ему или нет, ну нормальный продавец, например как я, естественно, будет исходить из потребностей клиента. Но, поскольку тут бюджет, а отношение коммерческих структур к бюджету – доить пока есть возможность, потому что рано или поздно этот источник может обрезаться. Соответственно, этими 50 айпадами дело не закончится, будет и 100 и 200.

Анастасия Сечина: Хорошо, в айпады вас занесло через непосредственно твою профессиональную

Александр Григоренко: Частично.

Анастасия Сечина: А потом уже была иномарка

Александр Григоренко: Иномарка на самом деле до этого еще была, в 2011 году. По-моему осенью, когда Сухих только стал председателем собрания, он решил, что ему нужен представительский автомобиль. Я не знаю зачем, видимо решили, что покупать – это будет дорого, или покупать – это вызывает лишний шум, но они решили это с помощью аутсорсинга, услугу приобрести по аренде автомобиля.

Игорь Лазарев: Алексей Навальный, который давал нам комментарий по этой истории, предположил, что это уловка. То есть это не покупка автомобиля, чтобы не раздражать население, это покупка услуги, что, по сути, то же самое.

Александр Григоренко: Она на самом деле дороже. Она выгодна для той компании, которая эти услуги предоставляет. С кем аффилирована эта компания, не знаю. Точно у Сухих если бизнесы, которые занимаются автомобильными перевозками. Это не та компания, но у него есть. Та, которая обслуживает пермскую городскую думу, кстати.

Анастасия Сечина: Значит, на самом дела, про гражданский контроль над расходование бюджетных средств говорится уже очень давно.

Игорь Лазарев: В последние годы это просто бум, тот же самый Навальный во многом за счет этого получил сверхширокую известность.

Анастасия Сечина: С Навальным понятно. На пермском уровне про это говорилось. Говорилось – надо, давайте, проявите. Говорилось, но действий не было. Может быть они и были, но не были заметны в медиа-пространстве. Ты стал первой фигурой, где эти действия были направлены на контроль за расходованием бюджетных средств, получили широкое освещение в СМИ, получили общественный резонанс. Хотелось бы о технологиях сейчас поговорить. То есть, по идее то, что ты делаешь, это доступно мне?

Александр Григоренко: Начнем с того, что как таковой технологии нет. То есть она есть, но никакая специально созданная, никто не пытался в данном случае что-то по полочкам разложить, чтобы получился какой-то общественный резонанс. Так получилось. Тут у меня есть некоторый опыт, реноме. Я достаточно известный в соцсетях человек. Плюс откликнулись, соответственно, московские СМИ, началось с «Интерфакса», это тоже сильно повлияло.

Анастасия Сечина: Если говорить о повторении такого действия, если говорить о том, чтобы не один Григоренко начал подобные действия совершать, а чтобы это приняло повальный характер, чтобы любой человек чувствовал свою ответственность за расходование этих самых бюджетных средств и имел навык формальных действий с этой сфере

Александр Григоренко: Начнем с того, что уже не один Григоренко этим занимается. Сам удивился. Если помните сицилийскую историю, тоже связанную с нецелевым расходованием средств, там тоже сначала газеты публиковали, я там в этом поучаствовал. А потом появилось достаточно много людей, они целый митинг организовали против той сицилийской поездки. Я к организации этого митинга никакого отношения не имею.

Игорь Лазарев: Это была организация гражданских активистов

Александр Григоренко: Там на самом деле много людей было, не только ОГРА, неожиданно тема появилась, они ей занялись. Второй момент, тоже очень интересный, меня тут в Перми не было больше месяца, и вот буквально перед отъездом я написал у себя в фейсбуке заметку по поводу реестра наград. Есть такое ПО, база данныхв администрации губернатора, в которой сконцентрирована информация обо всех наградах, которыми на уровне Пермского края награждаются люди. И вот, где-то в конце июля, администрации губернатора взбрело в голову, что надо обновить эту базу данных, новую создать. Объявили конкурс, если не ошибаюсь, на 300 тысяч рублей. Но реальная цена этой базе данных – раз в 5 минимум меньше. Я уезжал, что-то вроде командировки у меня было, не было тогда времени заниматься этой проблемой. Уже находясь в Москве, пишет мне мой знакомый, что оказывается, первое: он подал жалобу в ФА.Сечина на этот самый конкурс, второе: второй мой знакомый решил поучаствовать в этом конкурсе и он снизил эту цену раз в 5, до приемлемой цены. То есть на самом деле два способа решения проблемы – поучаствовать самому и сбить цену, или второе – подать жалобу. Так вот, жалобу он выиграл, а у второго человека – конкурс он тоже выиграл, но его отменили. Волна пошла. Если говорить о технологиях, технологии, на самом деле, не очень сложные.

Анастасия Сечина: Тут же надо, грубо говоря, найти информацию, на которую ты потом как-то будешь реагировать.

Игорь Лазарев: Во-первых, надо уметь читать госзакупки.

Александр Григоренко: Тут не только в госзакупках дело, тут есть две вещи, я бы сказал источника информации и источника проблем. Первое – бюджет. Все оттуда начинает идти. Его надо смотреть, изучать структуру.

Анастасия Сечина: И что должно смутить?

Александр Григоренко: Уровень расходов на ту или иную статью.

Игорь Лазарев: Каждую цифру надо взвешивать.

Александр Григоренко: Да. Я пытался это делать с гордумой, с законодательным собранием. Взять какой-то конкретный орган, до остальных просто не дошли руки. Находишь смету, ее, в принципе, можно найти в бюджете, там написано как правило, правда не очень конкретизировано. Смотришь. Допустим, законодательное собрание, транспортные расходы. Если не ошибаюсь, 60 миллионов рублей в год. Примерно прикидываешь, 60 депутатов заксобрания, по миллиону в год. Многовато. Куда они ездят? Учитывая, что у половины из них тойоты и прочее, зачем им транспорт? Потом смотришь, одна компания этим занимается. Вопрос опять же, зачем им эти расходы, на что они идут?

Анастасия Сечина: А насколько это все дилетант может…

Александр Григоренко: Я – дилетант.

Анастасия Сечина: Ладно, с транспортными расходами как-то полегче. А какую-нибудь специфическую сферу мы точно не проанализируем.

Александр Григоренко: Во-первых есть такая вещь как, в моем случае это сообщество людей, которые так или иначе в чем-то разбираются, являются экспертами. Как раз, когда мы разбирали этот вопрос с айпадами, что-то я знал, что-то не знал. Просто закинул информацию и пара человек сразу свое мнение высказали. Причем кто-то в сторону защиты айпадов, кто-то – против. Кто-то говорил, что вообще планшеты не нужны. Можно использовать сетевые источники, в городе полно экспертов по этой отрасли. Во-вторых, если говорить о будущем, сейчас заметно такую тенденцию, даже велись кое-какие переговоры, разговоры, есть несколько людей, которым это интересно, которые заинтересованы в том, чтобы следить за бюджетными расходами, заниматься ими.

Анастасия Сечина: Анализ бюджета.

Александр Григоренко: Анализ бюджета – очень важная вещь. Второе, что вы говорили, госзакупки. И есть ещё, на самом деле, третья вещь, которая, на самом деле... Ну вот, пара случаев у меня уж была, это, скажем так, общение с чиновниками неформальное.

Анастасия Сечина: Подожди, давай с госзакупками.

Александр Григоренко: Есть сайт госзакупок.

Анастасия Сечина: Вот я туда захожу, смотрю на это, схожу с ума, закрываю сайт и ухожу. Как в нём ориентироваться? На что обращать внимание? Что должно зацепить?

Александр Григоренко: Во-первых, можно просто просматривать, каждый день, каждую неделю, периодически последние госзакупки по Пермскому краю. Там есть фильтр, его можно выбирать. Второе – можно целевым образом искать. Целевая охота. Допустим, набрать там, администрация губернатора Пермского края. И выскакивают все госзакупки, смотришь, соответственно, последние, что там интересного. На самом деле, всё достаточно просто. Сайт немножко корявый, есть такой момент. Но, в принципе, если чуть-чуть, минут 20 разобраться, то всё понятно становится.

Анастасия Сечина: Если предположить, что я возьму это за привычку и буду каждый день за утренним кофе просматривать, сколько времени я на это потрачу?

Александр Григоренко: Если каждое утро, то максимум минут 20 за утро. Смотрите последние закупки. Там их, не знаю, пару сотен в день появляется, не могу сказать точно.

Анастасия Сечина: А почему у нас не появилось до сих пор организации какой-то, которая целенаправленно именно в ежедневном режиме это просматривала и анализировала.

Александр Григоренко: Я, собственно, про это и говорю, сейчас существуют предпосылки для создания такой... Я бы не назвал это организацией, скорее, сообщество людей или групп людей, которые этим планируют заниматься. Я там присутствую, Денис Галицкий, кто-то ещё, возможно. Максим Жилин. Мы, собственно говоря, ищем людей, если кто захочет, кому интересно этим заняться.

Анастасия Сечина: Мне всегда казалось, что если как-то узаконить свои отношения и создать организацию, проще будет действовать. Ну, одно дело, вы приходите в администрацию, представляясь как инициативная группа, а другое дело как организация.

Александр Григоренко: Если честно, это спорная вещь, кто-то говорит так, кто-то так. Я считаю, что, наоборот, удобней, когда...

Анастасия Сечина: Каждый сам по себе?

Александр Григоренко: Не то, что каждый сам по себе, а сразу несколько лец выступает с одной и той же темой, используя свой имидж, свой вес, для поднятия темы. Если, допустим, поднимает тему, какой-нибудь, Фонд борьбы с коррупцией, допустим, Пермь, типа этого, придёт в ту же мэрию, поднимет вопрос – это одно... А когда, допустим...

Анастасия Сечина: Сегодня Галицкий пришёл...

Александр Григоренко: Потом Григоренко, потом, допустим, я не знаю, Константин Окунев вдруг, да?

Анастасия Сечина: Да когда же вы уже закончитесь?

Александр Григоренко: У нас ещё есть Надежда Агишева, которая баллотировалась на пост главы Счётной палаты. Собственно говоря, она в теме. И вот когда каждый человек, параллельно этой организации, ещё отдельно выступает, сила удара сильнее, я бы сказал так, я мыслю военными категориями, так получилось... Это моё личное мнение, может быть, я не прав, может быть, мы придём к тому, что вот эта самая организация формально юридически появится.

Анастасия Сечина: Но вы как-то согласовывать между собой действия будете?

Александр Григоренко: Сейчас речь идёт о создании формально-неформальной группы, куда несколько человек готовы вступить.

Анастасия Сечина: Ну, например, сегодня за завтраком Галицкий читает сайт госзакупок, завтра за завтраком Жилин.

Игорь Лазарев: По понедельникам Григоренко, по вторникам Галицкий.

Александр Григоренко: Дело, на самом деле, не в сайте госзакупок, это меньшая часть проблемы, большая проблема – это бюджет и контроль не только за расходами средств, но и за формированием бюджета.

Анастасия Сечина: Я к тому, что у вас будет определённый список задач, и вы их между собой поделите.

Александр Григоренко: Да, у нас будет список задач, которые мы поделим, какие-то общие задачи. В ближайшее время мы планируем собраться, потому что тут лето было, август, половины людей не было, кто-то на Кипр уехал, кто-то в Москву.

Игорь Лазарев: Сейчас ещё бюджетный процесс пошёл.

Александр Григоренко: Да, сейчас как раз пошёл бюджетный процесс, вспомним последний скандал, в котором я замешан. Это скандал с Законодательным собранием, со сметой, которую всё-таки приняли, хоть и с оговорками. Это очень важный вопрос. У меня очень много вопросов по нему, с одной стороны – приняли, с другой стороны- было письмо Виктора Басаргина. И при этом, хотя формально Сухих это мнение учёл, резерв убрать, да? С другой стороны, не учёл. Это момент интересный. Ещё одно есть. В Законодательном собрании сформировалась такая группа злых депутатов, которые и по теме бюджета, и по теме, связанной с Сухих непосредственно, и по многим другим темам выступают как оппозиция. Это не только КПРФ. Это, в том числе, депутаты от «Единой России», они иногда выступают солидарно по всем вопроса. По бюджету было заметно: «единоросс» Жданов, коммунист Кузьмицкий и, непонятно кто по партийной принадлежности, Бурнашёв. Заметно, что есть люди, которым это интересно, по разным причинам они этой проблемой занимаются именно в Законодательном собрании. Я причём заметил, для меня это предмет внутренней гордости, подчеркну – внутренней именно, это то, что вот эта тема в Законодательном собрании стала кипеть после именно «айпадной» темы. Тогда эти айпады им всем в мозги очень хорошо въехали, мне некоторые депутаты звонили, причём, от которых я не ожидал, спрашивали.

Анастасия Сечина: Что спрашивали?

Александр Григоренко: Моё мнение, почему я поднял эту тему, вроде бы мелочь непонятно какая, кто-то солидарен, кто-то спорил.

Анастасия Сечина: А действительно – почему мелочи? Потому что проще с мелочей начинать? Потому что на «крупняк» пока сил не хватает? Или в мелочах разобраться проще, проанализировать?

Александр Григоренко: Если говорить про «айпады», то здесь, скорей, сыграло не то, что это мелочь и с ней легко разобраться. А то, что «айпад» имеет определённый флёр. И это хорошо въехало в головы обычных людей. Самое смешное, вот я приходил в мировой суд по своим делам, разговариваю с судебным приставом о коррупции, житейский разговор. «Вот, блин, эти депутаты покупают айпады, - он говорит. У меня опять же чувство гордости: дошло! Причём до человека простого, особо не сидящего в интернете, он откуда-то из новостей по телевизору узнал.

Анастасия Сечина: То есть задача была...

Александр Григоренко: Сделать тему модной. Это очень важно в любом политическом процессе: сделать тему модной. Если тема модная, соответственно, мы живём в век пиара, коммуникаций и прочего, вам ли это не знать...

Анастасия Сечина: Ну, да. Ты ещё упомянул такой источник информации, как неформальные контакты.

Александр Григоренко: После «айпадной» темы и «сицилийской» темы несколько людей выходило ко мне с информацией по каким-то вопросам, связанным с бюджетом, с тратой средств.

Анастасия Сечина: Что значит «выходило»?

Александр Григоренко: Кто-то мне скидывал информацию через «Вконтаке», самое смешное.

Анастасия Сечина: «Григоренко, тебе работа!» - так?

Александр Григоренко: Да, ну что-то типа этого. Вот у меня есть информация, всегда скромно потупив взор говорили или писали с грустным смайликом. Типа «главное, чтобы эта информация никуда не уходила». Чтобы имя не светилось. Потом люди, связанные с администрацией, просто выходили на личные встречи. Не то, чтобы крупные, просто люди, которые информированы, был такой случай. Ещё один человек, который с информацией работал, но не могу сам выдать в силу особого положения, он мне тоже её передавал. Такие вещи были. Не сказать, что везде материал был реально важный, я просто над ним работаю до сих пор, но сам факт есть. Соответственно: люди, если у вас есть что-то интересное, связанное с коррупцией, с бюджетом, пишите, сообщайте.

Анастасия Сечина: А почему, как ты думаешь, процесс этот более-менее активизировался именно сейчас? Какой-то был толчок? Как-то под занавес «времени Ч.», получается на стыке разных губернаторов, разных эпох. Почему сейчас? Есть особые предпосылки, кроме Навального?

Александр Григоренко: Я не думаю, что связано это с губернатором в данном случае.

Игорь Лазарев: То есть это федеральная тенденция.

Александр Григоренко: Да, поле декабря 2011 года у нас появилась целая поросль людей, небезразличных людей, они в этом процессе кипят, им это важно, прежде всего, это важно для их совести, для души, для понимания. Второе – не только у этих людей, но вообще у людей тоже вскипело, и поэтому они на это бурно реагируют. И третье, я бы сказал так, в самой власти у некоторых людей тоже возникло понимание того, что ну, не дело, надо что-то с этим делать. И эти три вещи наложились. И в третьем ключе есть какой-то момент, связанный с приходом Басаргина. Замечу такие моменты. Басаргин стал заниматься госзакупкаи. Перебор госзакупок, все госзакупки прошлого губернатора стали пересматривать, что-то отменили. Второе – создано агентство по госузакупкам. Всё-таки у меня в отношении него есть какие-то иллюзии на данный момент. Как я понимаю, это орган, которому будет переда контроль за всеми госзакупками и передача их уже на сам сайт итоговый. Если там будет человек профессиональный, относительной честный – всё в мире относительно, то в этом подвижка будет.

Анастасия Сечина: То есть можно сказать, что есть некая реакция на спрос?

Александр Григоренко: Да, есть потребность в том, чтобы бюджет... И вообще власть должна стать честной. Мы перешли от выборов к власти. Власть должна стать честной.

Анастасия Сечина: «Должна быть», «честной» и «власть» - все эти три слова вместе как-то сложно воспринимать. Пока не заставишь, не будет.

Александр Григоренко: Почему я говорю, что процесс состоит из трёх параллельных вещей. Это, собственно говоря, люди, само время – другое уже, третье – власть, тоже меняется. Отдельные представители, органы власти и т.д., и т.п.

Анастасия Сечина: Александр Григоренко был в этой студии, спасибо за разговор в рамках проекта «Время Ч.».

 

Обсуждение
2069
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.