Верхний баннер
08:18 | ЧЕТВЕРГ | 13 АВГУСТА 2020

$ 73.24 € 85.96

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Пермская этнология

01.07.2012 | 15:00
Корейцы в Пермском крае

Ведущий: Здравствуйте, друзья. Это программа «Пермская этнология». Меня зовут Роман Попов. Татьяна Захарова для вас работает  за звукорежиссерским пультом. Сегодня мы поговорим об удивительном и замечательном народе, мы поговорим о корейцах в Пермском крае. И у нас в гостях Агей Александрович Ким, заместитель председателя   корейской национально-культурной общественной организации «Возрождение». Агей Александрович, здравствуйте.

Агей Ким:  Здравствуйте.

Ведущий: И Валентина Геннадьевна Былинкина, член совета корейской национально-культурной общественной организации «Возрождение».  Здравствуйте.

Валентина Былинкина:  Здравствуйте.

Ведущий: Агей Александрович, казалось бы, Пермский край – это  такой плавильный   котел. В  этом плавильном котле, получается, огромное количество  народов варится, пересекается, общается, у каждого свои проблемы какие-то существуют. А вот есть у корейцев в Пермском крае что-то такое, что их делает именно пермскими корейцами? И вы наверняка общаетесь со своими соплеменниками, если хотите, сонародниками из других регионов страны. Пермские корейцы, они чем-то отличаются  от остальных?

А.К.: Нет, Роман, к счастью,  ничем не отличаются.  Такие же корейцы, как в Саратове, в Самаре, Куйбышеве, и так далее, и так далее. Корейцы ведь везде одинаковые, потому что историческая родина одна, независимо оттого, где сейчас корейцы проживают по России, в том числе и в Пермском крае.

Ведущий:  Валентина Геннадьевна, скажите, а пермские корейцы чем-то отличаются от корейцев, собственно простите уж, корейских?

В.Б.:  Отличаются. Однозначно отличаемся. Вообще, я бы сказала,   что отличатся российские корейцы от корейцев Южной Кореи, и Северной Кореи, тем более, и очень многие. Во-первых, мы уже, скажем таким образом, в какой-то  степени ассимилированы в культуру  российскую. Мы являемся тем продуктом,  той формацией общественной, государственной и так далее,  которая  здесь была и в которой мы были воспитаны. Поэтому говорить о том, что отличаемся мы или нет, однозначно   отличаемся. Потому что я была осенью в Южной Корее, говорю:  да, мы отличаемся.  

Ведущий:  У нас есть небольшая историческая справка, о том, как на территории Прикамья появились корейцы. И позволю себе ее зачитать. Итак, корейцы появились на территории Прикамья  в начале 20 века, когда их высылали в Пермскую губернию из театра  военных действий  в  годы Русско-Японской войны.  Для пленных корейцев в 905-м году при местной епархии существовали классы русского языка.  Известны факты крещения корейцев в Пермской губернии. 14-18-й годы  - из-за дефицита рабочих рук  около тысячи корейцев призываются на работу в губернию для обслуживания нужд оборонки. После революции очень много корейцев остаются   в Прикамье.  20-е годы – Пермский губком  в рамках агитпропа создается китайско-корейская ячейка, в задачу которой входило, в том числе,  взаимодействие с национальными группами корейцев. Существовало корейское общество, издавалась  газета на корейском языке, голос пермских корейских рабочих. Дальше  очень печальная страница в жизни корейцев  в Пермском крае. Это репрессии 30-х годов, практически все корейцы исчезают. И затем новая волна миграции. 50-60-е годы, многие советские корейцы Узбекистана и Дальнего Востока приезжают в Пермскую область для учебы и работы . 14 марта 92-й год – в Перми зарегистрирована корейская  общественная организация «Ариран». 99-й  год – общество было преобразовано в корейскую национально-культурную общественную организацию Пермского края «Возрождение».   И. собственно,  сейчас мы уже можем говорить, что вот существует организация, существуют корейцы. И, кстати, это правда  ведь, что вы, получается, в тот момент, когда вот только-только  народы  Пермского края начали создавать свои общественные организации, вы  были фактически самыми первыми.

А.К.:  Одни из первых.

Ведущий: Агей Александрович, а как пришла в голову идея взять и посмотреть на своих друзей, родственников сказать: ребята, давайте, создавать организацию?

А.К.:  Вы понимаете, в то время был разговор, помните, когда Борис Николаевич Ельцин, всегда говорил, что берите независимости, свободы, сколько возьмете. И вот, видимо, под ту марку, что ли, в конце концов,  народы стали объединяться.  Те, кто были разрозненны у нас не только в России, но и  в Советском Союзе, и, в том числе, корейцы. Учитывая то, что особенно в России корейцы жили разрозненно, культура вообще-то была потеряна. И возродилась мысль: а почему вот  именно не создать организацию, которая бы подчеркивала    наши обычаи, культуру, чтоб наши дети, внуки  хоть помнили об этом.  И вот такая идея возникла  в 92-м году, и, к счастью, нас поддержала областная администрация, такой центр был создан. И до сих пор  он существует. И я думаю, что  большая польза  для корейцев, которые здесь проживают   в Пермском крае. 

Ведущий: Валентина Геннадьевна, вот эта  общественная организация, о которой мы сейчас говорим, она существует только для того, чтобы была вывеска, под которой можно было объединиться, найти своих, найти сородичей? Или она существует для того, чтобы было, куда  развиваться, было, как  расширяться? Для чего?

В.Б.:  В любом случае,   желание людей  объединиться. Основная идея все-таки, наверно, была это развитие.  Для того, чтобы наши дети могли тоже, скажем так, познакомиться с культурой, с историей.  Ведь очень много сейчас браков, скажем, детей третьего поколения  - это дети из межнациональных браков.  Вот у меня, допустим, муж  русский.  У  меня дети  корейцы и русские одновременно. И мы должны обязательно наших детей растить в тех традициях,  не только русских, но и наших корейских традициях, чтобы  они уважали и знали свои корни. И чтобы уважали себя, и  могли  заслужить это уважение в обществе. И в этом отношении, конечно же, хотелось бы, чтобы все понимали, что это не  какие-либо   такие организации, где мы сами для себя, для того, чтобы противопоставлять себя кому-то, но и в то же время для того, чтобы развиваться, и знакомиться с другими, и быть понятыми другими. 

Ведущий: Агей Александрович, а вот если вы абсолютно человеку не знакомому ни с вашим народом, ни с вашей культурой  начнете объяснять, кто такие корейцы, вы с чего начнете?  Вот для вас какие первые слова определяющие будут?

А.К.: Вы знаете, даже знакомые, даже друзья близкие когда-то, в  те времена, может быть, когда я учился в институте,  когда уже закончил  институт, работал, всегда завали вопрос: слушай,  откуда корейцы здесь? Откуда в России корейцы?  К сожалению, история, видите, она какая-то выборочная у нас. И не все в России,  в Советском Союзе  знали трагедию 37-го года. И не все знали, что корейцы уже на  этой земле, на советской, на российской земле уже почти 150 лет. Поэтому вот и приходилось объяснять, откуда корейцы. Вроде бы знали китайцы, откуда, японцы, а вот корейцы – не знали. И действительно, приходилось…  люди с высшими образованиями, и приходилось объяснять, откуда корейцы в России. Поэтому сейчас легче, сейчас много литературы, сейчас много  написано об  этом, поэтому, я думаю, почти каждый, наверно,  уже знает и трагедию  народа,  трагедию не только  нашего народа,   но и других народов, которые были репрессированы. И, я думаю,  знают, откуда корейцы, потому что Корея, особенно Южная Корея, республика Корея, она на слуху у  русских, российских  граждан. 

Ведущий:  Вообще, я считал, что на самом деле гораздо больше  на слуху, исходя, допустим, из новостной повестки, все-таки Северная Корея.

А.К.:  Это раньше было.

Ведущий:  Потому что на текущий момент Южная Корея… это, скорее, товары, Южная Корея – это экскурсии, это кулинария. То есть это вот все, что, наверно,  связано вокруг слово «Корея».

А.К.: А экономическое развитие?

Ведущий: Естественно. А Северная Корея – это медиа-повестка.  Это вот что-то такое, оттуда звучащее, тревожное, малопонятное.  Кстати, когда вы поддерживаете или стараетесь поддерживать связь со своими в Корее, со своим народом, вы ориентируетесь на Южную или с Северной тоже пытаетесь достучаться?

А.К.:  Вы знаете, однозначно сказать нельзя. Почему?  Потому что… вот я помню где-то 96-й год, я был на съезде корейцев СНГ в Москве, и вот там  брожение шло, как у нас сейчас в Государственной думе:   одни за Северную Корею, вторые – за Южную Корею. Мы вот с периферии приехали  туда на съезд, и мы   всегда объяснили: дорогие  друзья мои, вы тут много можете спорить, но для нас Корея одна. Именно вся Корея, в том числе, северная и Южная.  Однозначно. Мы не делим на северную и Южную Корею. Конечно, я   могу сейчас сказать, что  благодаря техническому прогрессу в Южной Корее, конечно, мне кажется, может быть, только мне кажется, но, тем не менее, мне кажется, что вот, кто проживает в России, стали как-то с уважением относиться к корейцам, потому что   именно за счет технического прогресса мощного появились машины корейские здесь. Если  раньше, во времена советов, как говорится, в советское время мы  знали только Северную Корею, она была нам по духу ближе, но знали, насколько она бедна.   Оказывается, есть еще и Южная  Корея, о которой мы не знали, и о которой знаем сейчас.

Ведущий: Валентина Геннадьевна, Агей Александрович сказал про машины, а у меня сейчас первое, что в голову… машины корейские, конечно? 

В.Б.:   Корейские.  Я была осенью  в ноябре в Южной Корее в промышленно-образовательном туре «Инновационные технологии, инновации в Южной Корее», я вам хочу сказать, что   те лозунги, которые они ставят, они ведь их достигают, и цели, которые они ставят, они  достигают. И это  на самом деле  пример того, как надо работать. Ведь мы были на «Хендай», были в ПОСКО, это сталелитейная компания, которая  занимает первое место по качеству стали, и второе место по объему выпуска. Как они работают, как у них организовано -  это  все да, это у них, скажем так,  национальный лозунг, национальный принцип работы: эффективнее, быстрее, сильнее,  умнее. И, в принципе,  когда меня спрашивали – а мы так сможем работать?   Я думаю, что  мы так не сможем работать.  Они работают по 12 часов в день. На первом месте эффективность. Мы очень много утеряли. Хотя  справедливости  ради нужно отметить, что    там трудятся наши специалисты. На «Самсунге» трудятся наши инженеры,  которые получили очень хорошее образование. Их специалисты из сталелитейных компаний, они учились  в Челябинском металлургическом институте на факультетах технологического  университета, учились   на Челябинском металлургическом комбинате. Единственное, что люди понимают, что у них  в условиях  ограниченных ресурсов – и земельных, и природных, и человеческих нужно работать больше. Самое главное, что у них есть такой лозунг, что все достижения технологические должны перерасти в качество жизни людей.  Понимаете? Они не забывают про людей.     Поэтому, наверно, сейчас стремления  молодежи  из России, из Узбекистана, из Казахстана, корейской молодежи поехать  в Южную Корею, на Родину, и там себя реализовать, они понятные.  Нас там принимают, их ждут, потому что там есть свои  проблемы, демографические. Когда Корея перешла на  индустриальный и постиндустриальный  путь развития, естественно, количество  рождаемых детей   в семье один-два ребенка, и сейчас они понимают, что население у них  тоже уменьшается. И они за счет притока корейцев, молодежи, образованной молодежи   из постсоветского пространства, они таким образом решают  свою демографическую проблему. Нам это тоже  нужно учитывать.

Ведущий: Агей Александрович, а вы между собой по-русски или по-корейски? 

А.К.:  Как получится. Но в основном по-русски.  Дело в том, что приехали сюда  не только с Узбекистана, но и с Казахстана, потому  что разбросаны были в Казахстане, в Узбекистане, по Средней Азии, и  те, кто проживал в Узбекистане, они более компактно жили.  Раз компактно жили, они неплохо знают корейский язык.  А те, кто были в Казахстане, вот, допустим, моя семья. Моя семья жила в Карагандинской области, большой населенный пункт районный Ульяновск под Карагандой,  нас всего было 4 семьи. Поэтому мы отлично знаем русский язык, но очень плохо знаем корейский. Приходилось так: приходим домой,  дома родители говорят  нам по-корейски, мы отвечаем по-русски.  Ну, и понятно, в школе, на улице  только по-русски.

Ведущий: А нет такого желания, может быть, молодым корейцам, вашим детям, внукам дать какое-то более  корейское, более национальное  образование, дать им язык предков и так далее?

А.К.: Вы знаете, еще был ивой Цай   Дальтон Матвеевич, это директор второй школы,  он нам предлагал организовать воскресную школу, воскресный класс по изучению корейского языка.  К сожалению, всего нашлось четыре человека желающих.  Нас это тоже удивило. Мы подумали, что пойдут очень много.  В том числе, даже и я. Я очень плохо  знаю корейский язык. Я его понимаю, пытаюсь  говорить, но   я пытаюсь мало говорить, потому что я говорю плохо, и думаю, что надо мной будут смеяться. Думаю, под старость лет как-то не очень  прилично.  И не могли мы организовать воскресную школу, наподобие, допустим, те же армяне, евреи  воскресную школу, и так далее, и так далее.   Не получилось у нас.

Ведущий:  Валентина Геннадьевна, почему не получилось? Молодежь не желает? Перспектив не видят?

В.Б.: Я бы сказала, не всегда те усилия, которые  прикладываются,   могут быть реализованы в силу внешних обстоятельств. То есть  те времена, когда Дальтон Матвеевич предлагал  все это сделать, 90-е года, тяжело. Мы все работали. Было такое тяжелое время, когда думать  о том, что где-то куда-то ходить еще  что-то учить, об этом не думалось. Сегодня,  я думаю, если мы сейчас начнем  вот эту работу по изучению родного языка,  другая ситуация, и народ пойдет учиться.

А.К.: Да, может быть.

В.Б.: Даже я думаю, что будут учиться не корейцы, а больше будут  обучаться корейскому языку русские, все остальные, кто  живет на этой территории, потому что очень много сейчас народа ездит в Южную Корею.  Они связаны бизнесом, какими-то вещами,  которые заставляют изучать этот язык. Когда я росла, у нас  была другая ситуация. У меня родители… папа крупный чиновник, мама  - учительница, причем, восточного языка.  Она   из второго выпуска восточного факультета Ташкентского педагогического института, где готовили преподавателей корейского языка.  Это было в эпоху, когда Хрущев пришел к власти, и вот  так называемая «оттепель», в эпоху оттепели. Было три выпуска. И она знала язык, она преподавала в школах. Но потом   наступил другой период, и нам посоветовали лучше об этом  позабыть, и она не могла найти работу. Она работала в детском саду воспитателем, и нас уже, конечно, не обучали. Но сейчас об этом жалеют, и очень сильно. Мои бы дети учили, конечно же.  Я бы сама сейчас пошла учить.  Но я хочу сказать, что это очень  сложный язык. Я  начинала учить его три раза.

А.Г.: Очень сложный.

В.Б.: И каждый  раз у меня это дело, скажем, прекращалось  в связи с тем, что я не могла освоить. Хотя говорить могу, понимаю. И вот, когда была в Южной Корее, 3-4 дне, я уже начинала там говорить, адаптировалась к языку. Наверно, лучше всего погружаться в ту среду, ездить в туры  определенные по изучению языка, и таким образом изучать свой язык.

А.К.: Я хотел бы согласиться с Валентиной Геннадьевной. Дело в том,  что, Роман, вот посмотрите,  на примере второй гимназии. Вторая гимназия сейчас японский изучает, китайский, корейский языки, и, оказывается, там целые  классы.   Правда,  в основном-то русские, конечно, учат.  Но, тем не менее, оказывается,  интерес-то есть.

Ведущий:  Безусловно, безусловно. Вот, например, мы  сейчас находимся в здании на Технической, 5, прямо над нами  на верхнем этаже ребята из федерации «Сётокан каратэ-  до Интернешнл». Федерация, в которой  не просто каратэ,  но еще и японская культура. И для них это тоже в порядке вещей, какие-то  праздники, какие-то события  внутренние.

А.К.:  Да, Роман, я согласен.

Ведущий: Это абсолютно нормально, конечно. Это очень интересно. Тем более, что прекрасно  же понимаете, что в культуре любого народа немыслимое количество  богатства, мудрости. Только-только стоит зацепиться, и уже будет интересно, уже не оторвешься никак.

А.К.:  Роман, если вот заканчивать этот разговор о языке,  мне вот сейчас 72 года, и я,  честно,  жалею, что я очень плохо знаю свой язык. Я когда был молодой, когда  был мальчишка, казалось, что отлично знаю русский язык, и вроде бы мне ничего не надо.  А вот уже в таком возрасте  не могу даже объяснить, почему, но сейчас очень-очень жалею.

В.Б.: Вот я думаю, что там была определенная ситуация тоже ведь, Посмотрите, когда корейцам   разрешили выезжать за территорию  той линии оседлости, где мы  были поселены, когда разрешали поступать в высшие учебные заведения, вот, допустим, мой папа поступал, первый среди тех, кому разрешили поступать в университеты,  они  шли,  учились, потом им разрешали ехать ни в Москву, ни в Питер, а в Пермь,  в Омск, в Новосибирск. Почему прежде вот в этом направлении  корейцы расселялись. И для того, чтобы можно было  продвигать свою карьеру профессиональную, расти по социальной лестнице,  нужно было в какой-то степени абсолютно ассимилироваться  в той среде, в которой ты живешь.  Да, ты кореец,  ты внешне кореец, ты знаешь язык, но чаще, конечно же,  всегда все себя  представляли, отождествляли с советским человеком. Просто советский человек. Понимаете?

Ведущий: Мы переходим ко второй части нашей программы. В первой части мы больше о философских и, наверно, немножечко проблемных вопросах поговорили, а сейчас давайте чуть-чуть углубимся в культуру корейского народа. А тут замечательно, тут говорить не переговорить. Чего стоят только те обычаи, я уверен, которые только вы соблюдаете. А ведь есть еще огромнейший пласт, который  вы хотели бы,  но  не получается. Обычаи и традиции.
     
А.К.: Если говорить об обычаях и традициях… вот в республиках Средне Азии, где поживает большинство корейцев, там, конечно, они соблюдаются более  полно, чем, допустим, у нас здесь, в Перми. Но, тем не менее, вот я уже  говорил,  что   неслучайно была создана наша культурная организация общественная, чтобы как-то вот  именно возродить. Потому что,   вот Валентина Геннадьевна говорила, что, к сожалению, или к счастью, может быть, что у нас где-то примерно  35, под 40 процентов смешанных браков. Поэтому дети, понятно, вот у меня тоже, допустим, жена русская, а дети, они уже взрослые, они  писались  русские. Я не возражал. Мы живем в России, ничего страшного нет,  по национальности матери они писались русские. Поэтому то, что даже я знал, я не мог в полном объеме им передавать. Потому что жена была русская.  А вот когда мы создали это общество, стали собираться корейцы, вот здесь вот начали в первую очередь, наверно, выдвигать те обычаи и  рассказывать о них, которые  были испокон веков в полном смысле этого слова. Такие, как празднование ребенку год. Мне кажется, навряд ли  какой-то народ  отмечает  вот это празднование год ребенку так широко и мощно, как корейцы.            

Ведущий: Даже не день рождения, а именно год  ребенку?

А.К.:  Да, вот исполнился год…

В.Б.: Как юбилей настоящий.

А.К.: Как юбилей, полный юбилей. Вот были все удивлены, когда у нас один товарищ Лев Харитоныч  отмечал год ребенку, снимал ресторан «Горный хрусталь», и  там было где-то примерно гостей 200 человек. Много русских, друзья собирались. И они говорят:  - «Что такое? Как это так? Год ребенку и столько было приглашенных народу». А по корейским обычаям считается год…  видимо, из-за того, что смертность  была велика у детей. И вот если ребенок пожил год, считалось, что он уже может спокойно продолжать  дальше  жить, расти здоровым, крепким малышок и доживет до 60 лет.  Вообще у  корейцев не принято отмечать  такие день рождения, допустим, вот  год прошел и последующие  дни рождения. Отмечается год ребенку и потом праздник, ну, это понятно, свадьба и так далее, а самый главный  потом праздник для  этого человека – 60 лет,  когда человеку 60 лет.  Тоже, наверно, есть смысл какой-то в этом ритуале. Дело в том, что тоже продолжительность жизни  была невелика. И когда человек  достигал возраста 60 лет,  значит, он прошел  цикл…

В.Б.: У него есть семья, у него взрослые  дети…

А.К.: Да-да-да…

В.Б.: Как мы говорим – построил дом, посадил дерево, вырастил сына и сделал что-то полезное для общества.

А.К.:  Но принято так, что 60 лет  отмечают ему дети.  Особенно сыновья. Старший сын является после него главой семьи. И принято так, что  родители  живут только у старшего сына, если такой есть. Если  нет сыновей, то для корейской семьи  это считается плохо. Это считается беда. И ряд других праздников, мероприятий. Новый год по восточному календарю. Раньше ведь мы его не отмечали, не принято было. Сейчас, наверно, вы знаете, что    корейцы, китайцы,  поживающие здесь в Пермском крае, отмечают на уровне, как мы отмечали раньше Новый год по Григорианскому календарю.

Ведущий: Кстати, если быстренько к Новому году. Классические праздники, вот наши  здесь уже принятые в России…

В.Б.: Празднуем все.

А.К.: Конечно.

Ведущий:  Это просто в догоночку,  получается.

А.К.: Конечно. Мы же россияне, как это не можем. И мы воспитаны на этом.

В.Б.: Я хочу сказать,  что у меня муж православный,   врач, верующий, он соблюдает все посты. Мы празднуем все православные праздники. И вот, кстати, об обогащении культур.   Во время поста,  когда нельзя есть мясо,  рыбу, и так далее, ведь, скажем так, его коллеги завидуют ему, потому что  они говорят – нас в праздники так не кормят, как тебя в пост.  То есть вот эти кулинарные определенные вещи, которые у нас есть, все  знают, то есть умение приготовить пищу,  так, чтобы во время поста можно было вкусно и питательно кушать. Это очень важно.  Да, празднуем всё.

Ведущий:  Вот сейчас, раз уж заговорили мы о кулинарной истории, набираем  Зою Харитоновну Ким, для нас это  сейчас в программе  будет кулинарный эксперт, знаток кухни корейского народа.  То есть получается, что вам вдвойне повезло. Вы, во-первых, широко празднуете  од  ребенку, а потом спокойно он празднует 2, 3, 4, 5, потом до 60-летия доходит,  но здесь уже просто песня.

В.Б.:  Да, это настоящий  праздник.

Ведущий: Я вам честно могу сказать, что, конечно,  вот в  этом аспекте я  вам исключительно завидую.  Это правда. Несмотря на то, что вроде сам отмечаю каждый свой день рождения, но как представлю себе, кто же мне будет отмечать  60, как вам-то дети наверняка. Кстати, вам дети отмечали. Агей Александрович?

А.К.: Да.

Ведущий:  Вот, несмотря на то, что вы говорите,  они  записали в паспорте, что они  русские. Все равно?

А.К.: Конечно.  Дело в том, что они уже видели, они на примере других видели. Во-первых, много было прочитано, что вот корейцы так.  И не отметить отцу 60 лет они не могли.

Ведущий:  Зоя Харитоновна Ким с нами на связи, кулинарный эксперт. Зоя Харитоновна, здравствуйте.

Зоя Ким (по телефону): Здравствуйте.

Ведущий: Несколько слов о кухне. Корейская кухня   - это в первую очередь что?

З.К.: Это вкусная, диетическая еда, наверно.

Ведущий: А вот и с  каких продуктов  начинается корейская кухня?

З.К.: В основном у нас рис, трава, ну, и потом уже остальное, наверно, мясо и рыба.

Ведущий: Насколько сложно  готовить какие-то классические корейские кулинарные всякие изыски?

З.К.: Каждый продукт, по-своему, он, как бы,  трудно делается. Они же все по-разному делаются, поэтому тут сказать, что труднее, что легче, наверно, трудно сказать.

Ведущий: Какие самые популярные корейские блюда вообще сейчас есть, допустим, в Пермском крае, среди пермских корейцев? Самые популярные.

З.К.: Самые популярные? Сомон сейчас они кушают, очень папоротник хорошо, проросший  ??????? (неразборчиво), вот  хлеб ??????? (неразборчиво) у нас здесь делают. Морковка, конечно, у нас обязательно корейская.

Ведущий: Я так понимаю, что корейская морковка у нас популярна не только среди пермских корейцев.

З.К.:  Ну это да,  вообще, наверно.

В.Б.: Это бренд  российский.

Ведущий:  Да, это уже национальное  российское,  с Советского Союза, по-моему,  национальное  российское блюдо. Скажите, а есть какие-то продукты, которые корейцы в пищу употребляют, русские, к примеру, нет, и вы считаете, что это вот для  русских, пожалуй, скорей,  недостаток?

З.К.: То, что они, наверное, горькое не кушают, может быть, недостаток.  Все-таки там есть такое вещество, которое дает организму, как бы, не стареть, омолаживает. Они же малогорькое едят, а у нас вот все горькое,  кислое.  Такая вот еда.

Ведущий:  Где, по-вашему, лучше всего в Перми попробовать  корейскую кухню? В каком-то ресторане околовосточном, или все-таки лучше дома у каких-нибудь корейцев, и в ресторанах ничего толкового не найти?

З.К.: Ресторана, по-моему, корейского у нас чисто   такого  нету. А если так ??????? (неразборчиво),  наверно, все-таки дома.

Ведущий: То есть, если готовить, то лучше  напроситься к кому-нибудь.

В.Б.: В гости.

З.К.: Да-да-да.

Ведущий: Спасибо вам большое. Зоя Харитоновна Ким, кулинарный эксперт по корейской кухне была с нами  на связи. Я правильно понимаю, что  нет у вас возможности зайти в какой-нибудь из ресторанов и заказать блюдо, которое явно корейское?   Просто не принято что ли?

А.К.: Нет, а почему нет?

Ведущий: Есть?

А.К.: Ресторана у нас нет. Но есть два кафе корейских, где   находится в Заостровке…

Ведущий: «У Трофима».

А.К.: Два кафе:  «У Трофима» и ??????? (неразборчиво).  Это корейские. Все блюда корейские почти  там есть. Есть корейская кухня неплохая, где «китайский» рынок у нас.

В.Б.: На Космодемьянской.

А.К.: Да. Там, пожалуйста, тоже есть  кафе, тоже выбор очень большой корейской кухни.

В.Б.: Но вот сейчас наши молодые ребята  организовали небольшое кафе, в том числе, в Интернете появится сайт. Называется кафе «Покушай в Корее», где они по Интернет будут   принимать заказы на  горячие, холодные закуски чисто корейской кухни.

А.К.: Да, с доставкой на дом.

В.Б.:  Всё это организуется на современном  технологическом цивилизованном уровне.  Будет доставка, повар, прописываются технологические  карты  в соответствии со всеми требованиями  Роспотребнадзора  и так далее. Пожалуйста. 

Ведущий:  То есть, в принципе, все это возможно, сейчас  уже все доступно, гораздо лучше, чем,  наверно, сколько-то там   лет назад.

А.К.: Конечно, конечно. Я в Перми здесь уже 50 лет живу.  Конечно, когда я приехал сюда в 60-м году,  об этом разговору не было, что где-то можно было бы попробовать. Кашу я старался варить сам. Плохо ли,  хорошо, варил.    Так что, вот так вот приходилось.

Ведущий: Кашу?

В.Б.: Рис. Рис варится определенным образом.

Ведущий: Давайте, Валентина Геннадьевна, в двух словах. Как?

В.Б.: Когда мы варим рис, мы его   варим в один цикл, без промываний, без каких-либо   дополнительных припусков, и  так далее.  Очень просто. Берется  объем риса,  например, полкилограмма риса, моется 2-3 раза в воде, сливается, потом заливается, кто кипяченой водой заливает, кто  холодной водой один к одному.  Доводится до кипения. Как только  вода закипела, уменьшается огонь, и на 15 минут под плотно закрытой крышкой. Всё. И рис не надо  промывать,  он получается рассыпчатый, очень вкусный.

Ведущий:  И без приправ…

В.Б.: Без всего, да.

А.К.: И без соли.

Ведущий: И без соли?

А.К.:  Обязательно без соли.

В.Б.: Особенно  для девушек и женщин, которые следят за своей фигурой,   это просто находка.

Ведущий: Слушайте, но по мне это ж абсолютно  безвкусная штука.

А.К.:  Роман, специфика, почему  готовился испокон веков вот этот рис вместе с этими закусками. Все закуски горькие. Все закуски очень острые. А вот свойство риса вот перебивает  эту остроту. Поэтому всегда все закуски кушают с эти рисом. Даже, вы знаете, Валентина Геннадьевна говорила о том, что  вот, допустим, когда она готовит, не моет.  У нас в Казахстане рис  мыли очень хорошо. 

В.Б.: Три, четыре раза мою обязательно.

А.К.: И если есть возможность,  я вам  расскажу одну притчу такую.  Русский  приходит и говорит: - вы знаете, я вот думал, что  корейцы такие чистоплотные, такие чистоплотные. Друзья говорят: - А что такое? Расскажи? А, говорит, пришел в гости к корейцам. Смотрю – берут рис. Четыре раза под струящейся водой его промывают, до блеска.  Потом его варят. Потом, когда сварят, и   опять в холодную воду, и опять через воду, его едят.  Ну, думаю, мы никогда так не  делаем. А потом, говорит, я обратил внимание  - раз, они эту воду пьют. Тьфу, говорит,  это говорит о чистоплотности.  Дело в том, что, когда корейцы кушают вот  этот рис вместе  с этими закусками,  или с соленой рыбой, они в большей части  стараются есть  с водой. Рис сварен, и опять его в холодную воду…

В.Б.: Ну как  хлеб с водой, так и здесь точно также. Ну, что является особенностью. Я бы сказала  то, что вот в Корее, например,  принято, и, в принципе, это везде у нас принято. Любая трава, которая поваляется весной,  одуванчики, сныть, папоротник, зелень  различная  - это все употребляется в пищу, заготавливается на зиму, сушится, солится.  То есть различные виды капусты, свеклы, редьки.  Это все употребляется   в соленом, сушеном, маринованном виде им так далее. Ну, плюс морская капуста, конечно,  в обязательном порядке.

Ведущий:  Немного музыки. А потом об этой части культуры поговорим.
 (звучит музыка).

Ведущий:  Давайте теперь о музыке. Я правильно  понимаю, что то, что мы сейчас послушали, наверно, не так и популярно в среде пермских корейцев, особенно молодых. Наверно,  все-таки все  больше современные какие-то течения, да и вряд шли кто-то за националь… 

В.Б.: Не соглашусь с вами, потому что …

Ведущий: Нет? Нет?

В.Б.: Вы попросили принести образцы музыки, в общем-то, мне это  сын собрал, и подборку сделал мне сын. Я хочу сказать, что когда была в Южной Корее, у них  три национальных идеи. Одна национальная идея: они должны очень хорошо знать свою культуру, музыку, искусство,  и не просто знать, а  владеть  ими. Там в обязательном порядке каждый ребенок ходит  не только в школу, учится,  с 9 до  6 они в школе. Потом они три раза в неделю  занимаются спортом профессионально, и три раза в неделю посещают  школу искусств.  Они обязательно должны играть на каком-то музыкальном инструменте, петь, танцевать и рисовать. Девочки обязательно еще шить и вышивать.  Этому обязательно учатся.   И  поэтому я хочу сказать, что,  в принципе, когда мы собираемся на наши праздники, слушаем эту музыку.  Она очень красивая. И, кстати, корейские исполнители очень популярны во всем мире.

Ведущий: Агей Александрович, вы помните, когда первый раз услышали  корейскую музыку?

А.К.: Я ее помню с детства.  Дело в том,  что мать моя вообще плохо говорила по-русски. Когда, если  собирались за столом, это после войны сразу, когда пели песни,  то пели, конечно, на корейском языке. Конечно, без музыки, это понятно, но, тем не менее, пели. А мелодия ведь  остается. К сожалению, и в те времена, и даже, когда я уже взрослый, и даже,  когда я уже  постарел, как говорится, для меня это  не совсем понятная музыка. Если Валентина Геннадьевна говорит, что для нее  это более понятно, я, конечно,  очень рад. А я вот, честно я вам скажу, что я ее воспринимаю  не очень правильно, не очень, может быть, хорошо. Почему? Потому что воспитан, может быть,  был только на русской, на советской музыке.

В.Б.: А я даже объясню, почему. Агей Александрович все-таки из Казахстана, где корейцы жили очень разрозненно. А я все-таки корнями из Узбекистана, где были целые колхозы корейские, миллионеры-колхозы, которые  получали гигантские урожаи риса,  всего остального, хлопка. И, например, очень многие мои родственники – это, кстати, участники гражданской войны, это люди интеллигентные, с высшим образованием, которые закончили во Владивостоке. Не было ни в Сеуле,  ни в Токио, ни в Китае не было тогда  еще университетов, а во Владивостоке в 30-х годах был Восточный университет, где  готовили интеллигенцию. Поэтому собирались очень часто подруги моей бабушки. У них были патефоны, и они слушали пластинки с операми на корейском языке.

А.К.: Это я согласен. Это, действительно, так.

В.Б.: И был театр корейский. И когда я на лето приезжала к своей  тетке,  которой  в этом году исполнилось 100 лет, мы праздновали  ее юбилей в феврале, приезжали театры в их колхозы, и они месяцами  жили в этом колхозе и давали представление. Было очень интересно. Поэтому я хочу сказать, что нам в какой-то степени больше повезло.

Ведущий: Агей Александрович, вы говорите:  за столом пели на корейском языке, а вы понимали  слова, о чем пели, что  это были за песни?

А.К.: Плохо. Очень плохо.

Ведущий:  Хотя бы смысл, набросы.

А.К.: Вы понимаете, в основном они пели… ведь мои предки, наверно, и предки Валентины Геннадьевны, в основном-то из Северной Кореи. Сейчас по существующему раскладу Северная Корея. Понятно, да?  Демократическая Корея. Природа  там  в основном-то гористая. Вот я помню, что мама, допустим, пела именно природе Северной Кореи.

В.Б.:  ???????? (неразборчиво) песня, да, «Алмазные горы».

А.К.: Да-да, совершенно верно.  Вот это я помню. К сожалению, ничего припомнить не могу. Роман, вот продолжить если мысль о корейцах, которые проживали в Средней Азии, в Казахстане. Вот вы знаете, если  говорить о трудолюбии, то я хочу сказать, что, если мы по Средней Азии, Казахстану население корейцев имели 360 тысяч, из нас было 209 Героев Социалистического труда, правда, большинство проживающих в Узбекистане. Корейцы умеют  работать. Я это могу сказать даже на примере тех корейцев, которые проживают здесь в Прикамье.

Ведущий:  Я вот вас о чем хочу попросить. А можно в двух словах обозначить какие-то перспективы развития: корейцы в Пермском крае?  Что дальше вас ждет? Как вы будете развиваться как народ?  Вы будете постепенно размываться?  Вы будете держаться дальше своих корней?  Что будет дальше?

А.К.:  Вы знаете, мы все, проживающие здесь в России, какой бы  национальности мы ни были, мы в первую очередь, наверно, живем по принципу и закону российскому, нашему основному закону. Наше общество было создано для того, чтобы именно наши дети и внуки не забывали наши обычаи,   обряды.

В.Б.: Корни, свои корни.

А.К.: Да, корни. Мы, проживающие в Пермском крае здесь в России,  нас устраивают  те законы, по которым мы здесь живем. Поэтому менять ничего нам не надо. Мы просто здесь будем  трудиться в Пермском крае  на благо Пермского края, а в России на благо России.

В.Б: Вы знаете, когда-то была очень интересная  программа в Пермском крае реализована, и рассказывалось о всех тех народностях, национальностях,  которые жили на территории края. И очень интересно ведь, посмотреть если на расклад, то получается, что на самом деле, как Вавилонская башня, здесь  кто только ни живет на территории Пермского края. И поэтому, наверно, нужно помнить, что мы все граждане России, что мы жители Пермского края, и каждый из нас, каждый народ национальности вносит свои положительное в ее развитие. Поэтому только таким образом, только симбиоз, только в условиях мультикультурализма, уважения друг к другу, уважения традиций, заботе о будущем своих поколений, чтобы они жили хорошо и процветали, вот только  таким образом я вижу. 

Ведущий: Агей Ким, Валентина Былинкина,  представители корейской национально-культурной общественной организации «Возрождение»  в программе «Пермская этнология».  Мы представляли вам корейцев в Пермском крае.


Обсуждение
3582
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.