Верхний баннер
17:13 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 10 АВГУСТА 2020

$ 73.78 € 86.83

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40


Программы / Пермская этнология

05.08.2012 | 15:00
Чеченцы в Пермском крае

Ведущий: Воскресный дневной эфир на «Эхе». У микрофона – Роман Попов. Мария Зуева за звукорежиссерским пультом. Программа «Пермская этнология». И сегодня у нас  замечательный народ, сегодня мы говорим о чеченцах в Пермском крае. И я приветствую в этой студии Адлана Мусаева, руководителя  пермской региональной общественной организации  представителей  Чеченской и Ингушской республик  «Содружество». Адлан Хасанович, здравствуйте.

Адлан Мусаев: Здравствуйте.

Ведущий: Итак, чеченцы в Пермском крае. Вот у нас за последние 15 лет в головах людей произошло очень странное событие, очень  странный слом. Мы вдруг стали искать врагов в той стране, в которой мы живем. Разные события происходили в нашей истории. Но я первый раз вот так вот пытаюсь  смотреть на историю народов, я первый раз сталкиваюсь с тем, что  у нас есть народ, за которым длительное время, несколько лет  подряд пытались заклеймить статус врага. Уникально по своей глупости. Я надеюсь, что этого  не получилось сделать. Я надеюсь, что вот это  клеймо так и не поставили на чеченцах, что не удалось, что  вы не чувствуете этого, когда живете в Пермском крае, когда общаетесь со своими друзьями из других регионов. Я очень надеюсь, что этого не происходит. Но клеймо все равно хотели поставить, и как-то упорно пытались это сделать. Скажите, вот сейчас чеченцы и (через запятую), русские, украинцы, армяне, грузины и так далее, то есть все остальные народности,  насколько адекватно вас воспринимают,  насколько нормально вам общаться с нуля с незнакомыми людьми?

А.М.: Я немного подправил бы, ремарку внес по вашему вопросу, и вот  этот момент, что  не вдруг. Вообще, у нас в стране такая мода искать врагов, врагов народа. У нас, наверно, только в нашей стране  можно вообще целый народ  объявить врагом.  И в этом, когда интеллигенция, так скажем, отдыхает, это имеет определенный успех. Конечно же, сейчас  я не могу  говорить о чеченцах, потому что я представляю представителей Чеченской и Ингушской республик. В принципе, это вайнах, это  один народ. Мы,  чеченцы и ингуши делимся по ?????? (неразборчиво) тепам, и точно также  между нами есть не многие  такие различия, которые, в принципе, вот когда обращается к тебе кто-то, мне лично стыдно спросить, откуда ты даже, потому что   ты знаешь, что я хочу узнать чеченец он или ингуш. А какая мне разница, кто он?  Мое дело, обратились, значит,  пойти навстречу. Получилось ли или не получилось – вопрос такой двоякий, он немного тяжелый, потому что на протяжении 15-20 лет   в умы и сознание людей упорно  вдалбливается состояние  или налаживание   или строительство ступеней  межнациональных таких отношений, кого-то поставят выше,  кого-то ниже, кого-то вообще туда загнать. И таким образом такое у нас представление. Если у нас раньше грузин – это было отождествление кавказской щедрости, армян – немного   с юмором, то сейчас армяне – это, скажем, мошенники, грузины – это воры, азербайджанцы – это помидорщики, ну как угодно. Даже узбеков, это народ такой древний, великий народ с такой древней культурой. ??????? (неразборчиво). Конечно, на бытовом уровне вот это все, как бы, имеет определенный момент, но, тем не менее, все зависит  от того, как человек себя преподносит. И поэтому назвать, например, кого-то  каким-то,  может  любой, потому что сегодня определенно ясно, что уже  так поставлено, что,  например,  как раньше,  в ухо не дашь сходу, можно было бы заткнуть, дал в ухо и всё  ?????? (неразборчиво). Но сейчас, в принципе, это чревато    очень серьезными последствиями, которые в конце выражаются в национальные такие скандалы. Это же вообще нонсенс. Танцевали в Москве лезгинку, чуть ли не объявляют его там… какой-то ?????? (неразборчиво)  боевой танец что ли горцев.  Гопак же никто не называет  или калинка, или малинка.

Ведущий: Гопак – это, безусловно, как и лезгинка, вполне отчасти  можно назвать боевым танцем, но только отчасти.

А.М.: Нет, почему? У другого нету. Вот, например, сейчас вы заведете,  любой вайнах, любой – ингуш, чеченец, любой, у кого есть, например, внутренности, если  не сердце, даже есть печень или почка,  вообще, че-нибудь, он все равно вскочит, понимаете, это такой народ. Если бы он не был бы таким, его бы не спровоцировали бы  и на войну. Просто сегодня отождествление чеченцы, ингуши, ???????? (неразборчиво) чеченской стороны была война, чеченцев представляли все время  в образе бандитов. И каждый раз, когда освещали эти события, всегда несметные полчища бандитов ??????? (неразборчиво) там какая-то горстка российских десантников. Ну такой бред.  Ну, конечно, вот уже все наслышались. Хотя с той стороны  также руководители республики  подняли народ на войну. Это не были там группировки, какие-то  банды. Это был народ, который жил, пахал, сеял, строил, и  которого в одночасье позвали на войну. И  не только позвали.  Даже невозможно было жить дома, потому что на дворе враг ??????? (неразборчиво). А с другой стороны, вторая сторона преподносила это по-другому. Хотя  это одна страна, единое целое, и в один прекрасный день на твой город налетают   самолеты и бомбят… непонятно, это же вообще уму непостижимая картина, не дай бог, чтобы это произошло еще раз.  И очень обидно стало, когда, конечно Ельцин проигрывал, так скажем, информационную войну Удугову, он передал, как бы, вот это ??????? (неразборчиво) чеченский Путину.  Несомненно, его опыт, его способности сыграли большую роль. И сегодня,  например, как чеченец, я вообще никак не воспринимаю  вот этот ??????? (неразборчиво), вообще никак.    Но как гражданин России, например, нельзя сказать о Путине  просто даже  на таком уровне, потому что это личность для России,  я говорю, выдающаяся. Надо амбиции  свои личные оставить. И,  на мой взгляд,  я бы, например… я  примерно историю   неплохо знаю,  мой отец кандидат  наук исторических, я вообще занимался историей сам, я бы  вот, заслуги Петра, мне кажется,  вообще никакие по сравнению с Путиным. Это доктор, единственный, наверно, который вылечил проказу. Вот я так думаю. Потому что Россия заболела проказой. В натуре заболела. И если бы еще чуть-чуть, ее бы, я не знаю, уже разорвали,  вообще ничего не осталось бы. Этот человек сумел. Конечно, пострадала Чечня. А разве  русских мало страдало. И раньше. Просто обидно, что вот в эту чеченскую кампанию, во вторую уже, когда она вошла уже во вторую стадию, обидно, что русская интеллигенция замолчала.  Ее как будто не стало. Я  лично...  очень мне нравится вообще поэзия,  Саади, Руми, Евтушенко. У меня очень часто под подушкой Пушкин даже сегодня.  Я учился читать стихи у Евтушенко, потому что  одно дело просто стихи  ??????? (неразборчиво), а другое дело – их читать с интонацией. И вот эти люди все замолчали, представляете.  Вот русская интеллигенция.  Это же вообще такая мощная сила. Понимаете, если не будет интеллигенции, это, по сути,  даже маленький народ,  он великий, но это становой хребет этой страны, русские.

Ведущий: А что  нужно было сказать русской интеллигенции во время второй Чеченской войны?

А.М.:  Нет войне. И потом вот это, знаете, предсмертные судороги вот этой  чеченской молодежи, которая не без участия и не  без помощи спецслужб, которые на Дубровке, прочие  акты вот эти, и средства массовой информации, когда освещают тот или иной  поступок, вообще,  и называют там слова применение слов таких как «шахиды», это великие слова, ??????? (неразборчиво)  обыкновенным смертникам, террористам, когда надо их называть так. ????? (неразборчиво) шахиды, пояс шахида. ?????????? (неразборчиво). И это, как бы, тоже же для непросвещенного человека, вроде бы он так… а для нормального человека он шахид, да,  как бы, стоит на это дело обратить внимание. Молодежь, она выросла. Вы представляете,  дети выросли  ?????? (неразборчиво) 20 лет.  Это же вообще страшная картина сегодня в Чечне. Но есть положительная динамика в области, там скажем, вот этого центра, строительство, фасад, но за фасадом  экономическая  жизнь на нуле. Страшная картина. Я не знаю, почему в экономическую политику и Чечни, и Ингушетии…  я лично несколько делал обращений  на имя Кадырова, Евкурова, в парламент, правительство, сейчас вот у меня готовится опять на имя Кадырова, на имя премьер-министра, на имя парламента, духовного управления  как Чечни,  так и Ингушетии… Не знаю, не знаю, честно сказать. 

Ведущий: Смотрите, чеченцы в Пермском крае. Вы когда находитесь на территории не Чечни, а других регионов  России, вы как-то отличаетесь от тех  чеченцев, от тех ингушей, которые находятся в Чечне?  Вот чеченцы в Пермском крае, чеченцы в Чечне, чеченцы в Ингушетии, вы разные люди? Или вы, в принципе, всегда сохраняете какие-то внутренние  традиции, которые вас связывают,  и  вы всегда один  народ?

А.М.: Вы знаете, это отличительная черта у вайнахов - где  бы ты ни был, остаться тем, кто ты есть.  Нас очень мало, вайнахов. А мы, если  надо  нам найти кого-то, мы через ???????? (неразборчиво) сразу находим. Находим родственные отношения, и решаем свой вопрос. Очень стыдно тебе  где бы то ни было изменить себе, потому что ты изменяешь и своему брату, и своей сестре, и своим родителям, и своему народу.  Поэтому вайнахи всегда должны оставаться тем, кто они есть.   Это однозначно. И главный критерий, на чем зиждется, вообще все,  это ислам. Но, к сожалению,  знания ислама у нас низкие. Почитание ислама было высоко. Но из-за того, что, например, как вот сегодня дискредитировать стараются ислам мусульмане, почему? Потому что это очень  хорошая занавеска. В ней нету сомнений. Поэтому за такой занавеской очень хорошо скрыться. Как бы, кажется, что ты в такой ??????? (неразборчиво). 

Ведущий: А кому скрыться?

А.М.: Вот там скажем, нечисти.

Ведущий:  Ну ладно, нечисть в сказках Пушкина. Адлан Хасанович, вот вы говорите – ислам, это такая занавеска.  Наезды на ислам, это такая занавеска. Я понимаю. У меня очень часто  появляется ощущение, что мы палим из пушки по воробьям, когда я читаю  сообщения про исламистов, про рост  терроризма  и так далее. Мне все время кажется, что здесь какая-то есть подстава, что на самом деле мы немножечко  не о том должны говорить, что, может быть, нужно предметнее разбираться в вопросе, что, может быть, нужно хотя бы представлять себе  основы ислама, чтобы разделять там мусульман, условно, и террористов. Там просто их разводить по разным концам. Но этих основ не знают те, кто сейчас рассказывают, условно  новости.

А.М.: Они, наверно, знают но, может быть поэтому так и делают. Ну вот надо же вообще быть умалишенным, вообще, таким  конченным больным человеком, чтоб подумать, как может  бог, а Коран – это конституция, последняя конституция после Торы, Евангелия, Библии, Коран – это последняя конституция   от бога, как  может быть слово  бога против человека? Ну вообще, как это приходит в голову ?????? (неразборчиво)?  Нет.  А сказать – они не мусульмане, конечно,  не имеешь право. Но нельзя же назвать каких-то идиотов христианами? Какая разница? Если  богобоязненный  человек в религии,  какие принял, он не хочет пока отойти. Но сегодня же мы видим. А  в ислам переходят люди далеко не с улицы.    Очень прогрессивное общество и в Европе, и в России, везде, потому что   лично для меня ислам – это  образ жизни. Я живу в жестких рамках ислама, в очень жестких. И это мой образ  жизни. И, вообще, я не понимаю, как может человек,  который узнал ислам,  его не соблюдать.  Это невозможно.  Невозможно во всех отношениях. 

Ведущий: Чеченцы, ингуши, вайнахи, если хотите,  это монотеистичный народ?  То есть вайнахи и ислам?

А.М.: Да.

Ведущий: Представить себе вайнаха христианина, скорее, невозможно.

А.М.: Понимаете, это как вот, смотрите. Ислам, вот который знает религия, ислам – это последнее учение от бога, как ты можешь… Зачем тебе, если ты учишься в институте, например, зачем ты пойдешь в техникум обратно?  Ты же не пойдешь, ты пойдешь дальше в другой институт. Это понятно.  Но ты никак не пойдешь туда. И что может  открыть человек, который, например, в исламе, который знает религию,  что он может себе открыть  в исламе? Нет. Потому что здесь уже все это есть.  Но без человеческой руки, которая  там вмешивалась. В Коране конкретно есть слова. А теперь. Вот мое писание. И попробуйте вы все, созданные мной,  и люди, и  ??????? (неразборчиво), создайте что-нибудь подобное. И вы думаете, не нашлось бы тех, которые  бы это постарались бы сделать?  Я когда был в Мекке, совершал хадж, со мною в комнате жили   два парня из Петербурга. Я сейчас забыл их русские имена. Одного Джафар звали, одного – Ислам.    Вот у этого Ислама родители  довольно-таки сильные такие,  видно, ученые. Мать в ?????? (неразборчиво) была у него в то время. Он говорит – я изучал все религии, я был убежденным анархистом. Потом из края в край. И потом только я пришел в ислам.  Он вместе со своей женой был. Та вся в хиджабе. И был Джафар.   У него жена была нагайка, и он так вот  по ходу принял. Я на них смотрел, а по возрасту они моложе. Ислам, ты  знаешь, вообще, ислам на чем держится? Ислам -  это чистота на искренности. И вот вера. Но вера без доказательств   - это не вера. В исламе говорится – чем больше  доказательств, тем сильнее вера.  И я говорю ему – Ислам, вот ты пришел в ислам просто по разуму.  Но надо тебе открыть свое сердце  для ислама, потому что ты  немного жесткий парень.  Ты просто выбрал образ жизни. Но богобоязненности, я боюсь сказать, что у тебя нету.  Но мне кажется Джафар, его знания   в исламе намного слабы, но его сердце вообще отдано исламу.  Вот в  этом была у них разница. И поэтому можно трактовать вот то, что хочет, как хочет, потому что у людей нет образования в этом деле,  нету знаний. И он верит. А нам же чем  былины  круче, тем их хочется слушать.  А когда говоришь  им – истина проста, нет, нам надо что-то такое с перцем.

Ведущий: Вот чеченцы, ингуши, вайнахи – общее слово, в данном случае, ислам, это я уже понял, то есть это то, что будет объединять, родственные отношения, которые не теряются вообще, то есть, абсолютно не теряются. Это для русских характерна поговорка, есть у нас такая – седьмая вода на киселе, относительно родственников, которые где-то очень-очень далеко затерялись по древу. Я так понимаю, что для вас седьмой воды на киселе не бывает?  Что для вас там сверх, не  знаю, семиюродный брат – это в любом случае брат.  То есть, там никуда не денешься.  Поэтому жесткие родственные связи. Ислам – жесткая религия, кстати, жесткая. Рамки  там выставлены, правила, регламент. Вы  - суровый народ. Адлан Хасанович, вы – суровый народ?

А.М.:  Нет, это неправда. Вот я вам скажу. Вот как-то я ехал на машине, и у меня прокололось колесо. Ясам механик по образованию, но у меня видно ребята мои закрутили какой-то болт, на который не было ключа. Я стоял. Не знал,  что делать. В это время проходит один мужичок. Я спрашиваю его: - Слушай, говорю, надо помочь, вот такая, такая ситуация. А ты кто, говорит, по нации? Я говорю – чеченец. Тебе, говорит, не помогу. Представляете?  ??????? (неразборчиво).  Я говорю – а ну постой. Ну, я по своей структуре, так скажем,  ни хрена не был там на втором, третьем плане, я общительный человек. Я ему, постой, говорю, иди сюда, чего тебе чеченцы, ты что политический  или ты в Кремле работаешь, или там у тебя какие-то контракты сорваны, или там ты проиграл какую-то великую битву? Что у тебя случилось?  Ну ты, вообще, чеченцев знаешь, говорю.  А зачем? Я знаю ??????? (неразборчиво). Ну ты видел в жизни, вообще,  чеченцев?  Вообще, ты когда-нибудь видел? Вот я перед тобой чеченец. Я тебе назову миллион случаев свинских поступков среди русских.  Но это не дает мне право  говорить о русском народе. Есть те, которые со мной как братья,  есть мои близкие друзья, есть родственные связи.  А причем здесь чеченцы?  Еще немного  дискуссии. Ему стало стыдно. Он даже был старше меня. Я сам не молодой.  Еще знакомый  там на тачке, хотя это была такая,  не главная,   но по Кунгуру которая идет, уже за Иренью это было. Он позвал того, и они пошли, принесли мне  вот этот ключ сантехника, вот этот  ???????? (неразборчиво) ключ, и мы открутили, все нормально. А по жесткости… нет, мы народ… я не знаю,  вот как-то я не очень, как музыканта, ценил Павлиашвили, честно сказать, ну, не очень.  Хотя чеченцам конкретно грузины ближе, чем какие-то… И один раз он и Меладзе сидели где-то в студии в Москве, и  ?????? (неразборчиво) задают, короче, опять накаты, это там  кавказская тема пошла, и. как бы, на Кавказе… как не считаются с женщиной на Кавказе. И Павлиашвили когда – вы что скажете. Он говорит – если на Кавказе  не уважают  женщину, я тогда не знаю,  где  ее уважают. Честное слово, его мышление, его  представление, вообще, мироздание, вот человек когда разговаривает, уже можно его интеллект чуть-чуть вырвать его из общего  его интеллект, и примерно  сделать общий анализ его умственного, физического состояния. Вообще, он мне до того стал симпатичен после этого, что вообще это человек адекватный.

Ведущий: На Кавказе уважают женщину?

А.М.:  На Кавказе, вообще, уважают человека. Любого, как личность.

Ведущий: Послушайте, Адлан Хасанович,  вот я не хотел об  этом говорить,  правда,  я хотел говорить о чеченцах в Пермском крае. Но раз уже вы сказали эту реплику. Не так давно я был на форуме «Пилорама», гражданский форум.  Я посетил одну из дискуссий. Она была посвящена борьбе за права женщин в современном обществе.  Так вот доклад, который  делали участники дискуссии, большой доклад, посвященный насилию  над женщинами, посвященный угнетению  женщин, он был очень большой. И, исходя из него,  следовало, что  фактически Россия постепенно скатывается  снова в дикую средневековую ситуацию, при которой женщина не является равной по правам с мужчиной. Так вот     80  процентов этого доклада были посвящены Кавказу – Дагестан, Чечня, Ингушетия.  80 процентов доклада рассказывали о том, как сейчас тяжело жить женщинам там. Итак, женщина на Кавказе. Вы говорите – нигде не относятся так уважительно. Я слушаю вас, я понимаю, что вы вкладываете в это. Я прекрасно понимаю. И Сосо Павлиашвили это просто любимец  огромного количества женщин в России. Валерий Меладзе, человек, который собирает залы.  Эти залы состоят из женщин.  Они смотрят на красивых мужчин, которые умеют красиво говорить, любить, у них  глаза сверкают. Никаких проблем. Но я вспоминаю, еще раз форум «Пилорама», я вспоминаю доклад  об угнетении женщин о несоблюдении прав, о тотальном унижении. И 80 процентов примеры – это примеры с Кавказа.  Как это получается?

А.М.: Все дело в том, что мы разные люди. Мы выросли в разных географических, климатических, даже в семьях у нас был разный климат.  Но мы все выросли на одних и тех же учебниках. Но, тем не менее, хотя мы все проходили одни и  те же учебники,  любовь к художественной литературе у каждого была разная. Кто-то любил Мопассана, а кто-то Дюма, кто-то Бальзака, кто-то Скотта, может быть. И это что  говорит? Это говорит о  разности, так скажем, чувств, о разности мировоззрения. Мы принадлежим к разной культуре. И говорит о том, что, например, если вы будете  говорить, что вот этот сахар, и он вкусный, он сладкий, и с ним надо пить чай, вы меня не заставите пить чай с сахаром, как бы вы его ни прихорашивали. Потому что я не люблю пить чай с сахаром. Я люблю чай  со своим чайным запахом. И мне кажется, если туда попадет сахар,  я испорчу сладостью этот чай.

Ведущий: К вопросу о женщинах.

А.М.: И точно так, как мы видим. Вот смотрите,  говорят – ислам унижает женщину.  Так сильно, как в исламе, нигде  не защищены права женщины. Так высоко, как в исламе, нигде  не стоит женщина. 

Ведущий: Подождите, секунду. В Грозном девушка, выходящая на улицу без  головного убора, получает удар  шариком с цветной краской из пейнтбольного  ружья. 

А.М.:  Это была там, скажем, акция. Я, честно сказать, нисколько не осуждаю это. Я очень демократичный человек…

Ведущий: Вы не осуждаете кого? Вы не осуждаете тех, кто стреляет из пейнтбольного ружья по женщинам? Или вы не осуждаете женщин, выходящих без платка?

А.М.:  Я не осуждаю женщин, выходящих без платка. Если там дома есть  мужчина, который выпустил,… если у нее нету мужчины, но тогда кто-то все равно будет в их фамилии, который найдет этого, который ударил пейнтбольным этим… Никто не имеет право этого делать, потому что демократия  - это неизбежность и единственный, так скажем,  такой общественный строй при котором общество может развивается.

Ведущий: Адлан Хасанович, демократия – это неизбежность и единственный строй,  при котором  общество может развиваться? Это говорит руководитель пермской региональной общественной организации представителей   Чеченской и Ингушской республик «Содружество?

А.М.: Да.

Ведущий:  Говорит представитель народа, за которым как-то автоматически, стереотипно уже было закреплено, что,  нет, какая демократия? Это же Кавказ,  это же Восток.

А.М.: Вот это почему? Потому что  о нас, о вайнахах, об исламе  говорят все, кому не лень, и кто, не попадя говорит об  этом, кроме самих этих людей, которые могут самовыразиться, и потому  мы их представляем. Никто не видел  чеченцев, ингушей, там, скажем, или истинно богобоязненным человеком, без разницы, какого вероисповедания. Вот для меня, если он богобоязненный человек,  он заслуживает уважения. И мы из такого демократического общества  даже этому народу мы умеем навесить ярлык, почему? Потому что  никто не любит того, который лучше себя ??????? (неразборчиво). А на самом деле  мы гордимся...  вот я вырос, скажем, для меня вообще был ??????? (неразборчиво) Александр Медведь, Иван Ярыгин,  большие такие, Асламбек ??????? (неразборчиво)  наш, ????????? (неразборчиво).  Это такие выдающиеся личности Давид ??????? (неразборчиво), Василий ??????? (неразборчиво). Это такие фамилии ???????? (неразборчиво) – Людмила Турищева, Ольга Корбут. Это гордость твоя, понимаете? Это гордость твоей страны, это равнение на них. Вот этот народ, который жил там ????????? (неразборчиво), его сумели там, конечно, разъединить. Если, скажем,  вот мы  хотим разъединяться, в одной семье можно устроить  такой хай, и они друг к другу не ходят, ни к матери навестить, ни брат к сестре, к сожалению. И мы знаем о них только то, что  слышим. А на самом деле  не знаем их. И когда говорится о тяжелом положении женщин на Кавказе, я не знаю.  Вот я женился второй раз, потому что я в исламе, и я не хочу смотреть на других. Я много  любил женщин. И, в принципе, я очень много посвятил им. И в конце, когда я уже жестко зашел в ислам, я  решил, что  хорош, надо жениться, чтобы глаза спустить на землю. У меня было три кандидатуры. Я из них примерно подобрал одну. Она  более по юмору и по охвату знаний получше подходила. И я женился второй раз. Это поступок. Это демократичный поступок по отношению к ??????? (неразборчиво). В первую очередь не понимает моя первая жена. У меня взрослые сыновья. У меня шесть сыновей взрослых. Пятеро из них взрослые, четверо хорошие спортсмены серьезные, пятый тоже довольно-таки на уровне России. И шестой в школе. И сейчас родились две девочки. ??????? (неразборчиво) трое из них  закончили институты,  они же взрослые.  Для меня  это дети, конечно, а по-другому они как бы вот… и я не могу с ними найти общий язык.   Вот  в этом вопрос. Я говорю – слушай, ребята, почему  хороший, достойный мужчина, не я, допустим, другой, почему он  должен достаться одной женщине, если у него есть здоровье,  состояние, другое, пятое, если он может посвятить?..  Это ж не частная собственность. В то же время хорошие девушки  хотят найти  хорошего достойного мужчину. И когда он как Трезор убежал там из какого-то там, погулял. А лишь бы я не знал,  лишь бы я не знал, но это же ненормально.  Вот эта культура, понимаете, она преподносится нами в такой, знаете, извращенной форме. Да вот я это слово сказал, извините, потому  что, действительно, человек, когда ты хочешь жить чисто, красиво, в гармонии, вообще, с окружающим миром,  вот это все, честно сказать, слышать тяжело. И, как вы сказали,  демократии нет. Конечно, сейчас Кадыров правит в республике. У него свой там подход. Естественно, он, так скажем, много сделал для республики. Лично для меня, то, что он убрал мусор из Грозного, вот мусор, те развалины, вообще,  честно,  я вырос и всю жизнь прожил в Грозном. В 90-м году уехал я оттуда. Честное слово, я не мог представить, что этот город можно очистить. Он не только очистил,  он перестроил. Я ему отдаю дань уважения. Но то, что в моем обществе чеченцев перевоспитывают, я не согласен. Я никак не согласен.  Он должен жить со своим народом.  Он уделяет внимание  прочим, но все равно и вот в исламском мире он как-то  котируется. Есть заслуги, в принципе. Но я считаю, что  в развитии общества, прежде всего,  должна преобладать экономика. Если нету экономики, то общество  может деградировать.

Ведущий:  То есть, Адлан Хасанович, даже вы, ярко выраженный представитель своего народа, понимаете, что на данный момент Чечня развивается только на деньги федерального центра?  То есть в данном случае запустить  маховик саморазвития  республики до сих пор не получилось. Ведь это одна из основных претензий?

А.М.:  Нет, я никак не согласен с тем, что Чечня развивается за счет бюджетных денег. Если мы копнем и посмотрим, сколько оттуда уходит нефти и газа, мы сразу схватимся за голову.  Нам хватило бы за год, что выкачали, это  превратить в деньги и вернуть бы в Чечню. И всё. Об  этом никто не говорит. Говорят  только о деньгах, которые  дают Чечне. Посмотрите, сколько забирают у чеченцев. И пусть они попробуют сказать слово. На то там и есть Кадыров Рамзан. ??????? (неразборчиво) жесткий порядок. Может быть, в  этот переходный период нужен   жесткий порядок.  Но чеченец никогда не примирится с тем притеснением. У него  ??????? (неразборчиво) вызывают притеснения.  Чеченец хочет жить в равном обществе.  Это было демократическое общество, которое никогда не знало притеснений, и поэтому никого не притесняло.   Это общество равных с равными.  Но почему-то не дают его ??????? (неразборчиво). И сейчас вот идет перевоспитание чеченцев. С одной стороны,  я это понимаю, как современный человек, что надо, да, реформироваться надо, современный мир. Надо интегрироваться, поменять взгляды какие-то.  Но ценности ж нельзя менять.

Ведущий: А какие ценности у вайнахов?

А.М.:  Главное – честь, благородство, установление и поддержание хороших дружественных родственных связей.  Вот эти вот такие самые  основы.  

Ведущий: Адлан Хасанович, у нас получилась просто в данном случае  передача, которая  была вывернута с ног на голову. То есть мы обычно всегда делали так: мы спрашивали  - что вы кушаете, как вы  танцуете, что вы поете, а потом мы переходили к общефилософским вопросам. Сейчас мы начали с общефилософских вопросов. У нас остается 15 минут до конца.  Я вас  должен сейчас по быстрому спрашивать:  а под что вы таки танцуете, и какие у вас обычаи.  Сейчас рубрика «Народная карта». Небольшая историческая справка о формировании, переходах и появлении чеченцев в Пермском крае.

«Народная карта».

Ведущий: Итак, чеченцы  - один из народов российского Северного Кавказа. Самоназвание – нахчо. Предки современных чеченцев – носители древних археологических культур Северного Кавказа и степей Предкавказья. 8-12-й века – в горной зоне Чечни и Дагестана формируется государственное образование Сарир. 16-17-й века – Кавказский перешеек – это объект постоянных притязаний Османской империи с крымским ханством как вассалом. Иран, Россия – они все точно также претендуют на Кавказский перешеек. 18-й век – русские войска занимают  левый берег Терека, где проходила кавказская военная линия. Основываются военные крепости от Моздока до Владикавказа. После установления советской власти на Кавказе в 1922 году  образована Чеченская автономная область в составе РСФСР. 34-й год -  Чечня объединена с Ингушской  автономной областью  в Чечено-Ингушскую автономную область, 36-й  -  это Чечено-Ингушская АССР. В Прикамье первые чеченцы  из Чечено-Ингушской АССР стали прибывать в конце  70-х годов 20-го века, осваивали Нечерноземье. В Большесосновском районе  несколько семей  остаются  на постоянное жительство, потом подъезжают еще и еще, и сейчас чеченская община Пермского края по нашим данным – это чуть больше  тысячи человек в регионе вообще.  Из занятий – ученые, общественные деятели, спортсмены и огромное количество бизнесменов.  То есть в данном случае чеченцы на  территории Пермского края, опять же, по нашим  данным, это, скорее, бизнесмены, предприниматели. Чечено-ингушская общественная  организация «Содружество» активно участвует в жизни Пермского края, принимает участие   в спортивных и культурных мероприятиях, для народов Пермского края. И, насколько я понимаю, чеченцы, в виде  такой  организованной структуры, вот этой организации «Содружество» стараются держать контакты абсолютно со всеми  национальными диаспорами, группировками, которые у нас вообще сформировались в последнее время. Все так?

А.М.: Немного не так, а, в общем-то, да,  потому что чеченцы, которые остались здесь и живут с постсоветского периода, это в основном строители. А в бизнесе очень мало, но в основном работяги. Молодежь подрастающая, да, конечно, спорт. И вот где-то в сентябре  будет, например,  у нас первенство России  на приз Василия Швая, будет турнир проходить, между собой мы даже говорили, вот мне мой советник по спорту  конкретно говорит – можно ли было бы  организовать выезд чеченских бойцов,  чтоб они приехали и выступили  за Пермский край. Но это спортивное братство.
 
Ведущий: Василия Швая, это же открытый турнир, пожалуйста, берите да приезжайте. Лучшие самбисты России, по-моему, всегда съезжаются.

А.М.: Мы  хотим представить,  Пермский край,  как бы, это ребята, которые  занимаются здесь, они хотят  престиж Пермского края поднять. Вот тот советник по спорту,  он мне говорит: возможно, конечно, возможно, давай проработаем, только надо на уровне администрации вот это все  разрешить. Это будет не частная такая ситуация, потому что  тут масса организационных вопросов. В остальном, значит, да, потому что  вы же не можете меня заставить, и я не могу себя  заставить с чеченцем или ингушом просто за то, что он чеченец или ингуш. Я дружу с человеком, мировоззрение которого, взгляды на жизнь мне подходят, будь он тунгус, чукча или нагаец. Мне без разницы.

Ведущий:  Расскажу вкратце историю, а вы потом ее постарайтесь прокомментировать.  Мое первое знакомство с чеченцами произошло на втором курсе университета или на третьем, я сейчас уже точно не вспомню, в общем, в университете, когда я помогал коллеге, скажем так, я помогал парню по спортивной секции, мы вместе занимались,   помогал ему писать научную работу. Не буду удаляться в подробности. Работу мы написали, с грехом пополам, но написали.  Очень тяжко, конечно, нам было,  потому что  там специальность  очень тяжелая была  - регионалистика. И как раз вот проблемы кавказских народов у него были в этой научной работе. Ему  было очень тяжело писать потому что, будучи чеченцем, он на часть вопросов смотрел абсолютно иначе, в отличие от преподавателей,  ну и так далее.  В общем, маялись мы, наверно,  около месяца, но написали эту работу.  Вот он защитился, сдался, и все хорошо,  перешел на следующий курс. Прошло  буквально несколько дней после этого, он мне звонит и  приглашает меня к себе в общежитие  отметить. Отметим.  Работа написана, все, надо отметить. Я прихожу к нему в гости,   ну как там, студенческое  общежитие, он открывает консервы,  там какая-то тушенка,  он ставит пиво, все это аккуратненько  на столе.  Затем отходит в сторонку, садится на кресло:  – Угощайся, -  говорит мне. Я ему говорю: - А ты?  Он говорит: - Я не могу, я не пью. И вот тут, конечно, у меня в голове  произошел какой-то слом.  То есть парень сходил… ну вот сколько у него там  было?  Не очень много денег, достал из кошелька, купил  вот  этого пива, не разбираясь в нем совершенно,  раньше не употреблял, каких-то консервов, чего-то еще, накрыл поляну, а сам не может, потому что консервы оказались свиной тушенкой, а алкоголь он не употребляет. И вот мы отмечали таким образом. То есть я сидел и ел и пил, а он сидел, и, собственно говоря, рассказывал истории. Удивительно просто.  Вот я эту историю, наверно, до конца жизни буду помнить.  Вот, пожалуйста. Это, мне кажется, чисто чеченская черта. От кого еще такое можно увидеть?  Ни от кого.

А.М.: Я скажу, что вот в  этом и есть вот эта  наша  разница в культуре. А вот  уметь слышать  и слушать друг друга  - вот это  главное, как бы, скажем. Сегодня, например, я даже не могу сказать, что  я чеченец. Я русский чеченец, это будет правильно, потому что  мы интегрировались  вот в это пространство, и должны жить здесь  только вот в гармонии. Но нам не дают жить вот эти боковые ветры, потому что,  если мы будем жить  в гармонии, мы потребуем хорошей жизни для себя.  Это ж надо умудриться  на территории, которая занимает  одну шестую часть суши, живут 150 миллионов, они  работают, трудятся, и при этом плохо живут.  Это  надо так устроить, вообще, в   этом обществе. Я когда очень серьезно заболел, я подумал, ???????? (неразборчиво),  полтора миллиарда китайцев. Нас 10 процентов от той численности, территория у нас раза в четыре больше, раз в 10 богаче, мы трудимся. И в 40-45 лет наши мужчины  ???????? (неразборчиво) получают инсульты, инфаркты, потому что они сознательные люди. И мы не дорожим своим народом. А если сказать про ссылки чеченцев, ингушей, а русский сколько ??????? (неразборчиво). Поэтому я хочу сказать, я стесняюсь  говорить о тех решениях, которые ????????? (неразборчиво), потому что я знаю, что этот народ вообще  больше, в 10  раз ???????? (неразборчиво), но им дают, как бы, забыть эту тему, вот поднимать, Россия для русских. ????????????? (неразборчиво). Довольно много эпизодов. И, как бы, под ними там дальше, а выпив пивка,  другое,  пятое, десятое, это ???????? (неразборчиво) компанию, там дальше это надо умудриться.  Вот эти вещи служат,  конечно,  в конце концов, они - это как закладывание  динамита в общество.  Это же не выйдет тому обществу, той форме управления государством или в другом, никак не выйдет в хорошую пользу позитива. Там нету ни в какой форме.  В этом плане, я считаю, что  в Пермском крае ведется довольно-таки умеренная, хорошая национальная политика. Она была очень сильно и хорошо выражена, я скажу, при Трутневе. У нас были диалоги на самом верху,  очень хорошие были, при Чиркунове – тоже. И  сейчас существуют  координационный совет по национальной политике. Правда,  в этом году он ни разу не собирался.

Ведущий: Ну, я думаю, соберется. В данном случае не вопрос.

А.М.:  Одно дело – собираться. Одно дело – он имеется, и числится.  Одно дело – иметь орган, который имеет  возможность, имеет способность, имеет  рычаги и действует,  работает. И мое мнение, что даже вот из этого координационного совета по национальной политике один,  два  человека,  которые ??????? (неразборчиво), там  должны быть даже в общественном совете края, потому что национальный вопрос – это очень  серьезная тема для нашей страны. Если вести правильно  национальную политику, только ведя  правильно национальную политику можно  сохранить монолитное сильное государство. И, в принципе, вот в национальной политике, я знаю, и внутренней политике  Пермского края  в администрации довольно-таки  хорошие, сильные такие ребята и люди. И у них очень хорошая такая взвешенная  политика в этом плане.

Ведущий: Адлан Хасанович, последний вопрос. Вот смотрите. Панельная девятиэтажна, несколько подъездов. Семья уехала, соседи всплакнули.  Десять лет жили вместе, знакомы, всё. Семья уехала, стоит пустая квартира. Проходит пара дней. Бабки у подъезда начинают судачить: кто в квартиру-то въехал? Не знаю. Чеченцы, говорят. Чеченцы? И всё, и  держатся за голову. Чеченская семья въехала в   обычную панельную девятиэтажку, в трехкомнатную квартиру, где-нибудь на Садовом. И вот у вас есть возможность обратиться к этим бабкам  у подъезда и что-то им сказать. Адлан Хасанович, что вы им скажете?

А.М.: Я привел бы один пример. Я женился на второй жене, и, прежде всего, восстала моя теща. И когда я старался с ней найти диалог, она мне говорит: - Моя дочь закончила техникум,  институт, она такая, такая, почему она выбрала тебя. Потом, когда  мы уже познакомились поближе, она говорит мне: - Адлан, если бы все чеченцы были бы как  ты, я не знала чеченцев,  прости, говорит, я не знала, потому что моя теща  моложе меня на два года. Если бы я была уверена, что все чеченцы такие, как ты, честное слово, я молилась  бы на них как богу.  Сначала надо узнать культуру. Потом уже говорить.  Это говорит  низкой культуре. Я хочу  призвать к культуре этих бабок, потому что мы же  вас любим, бабушки. И вы извините, что мы вам уделяем мало внимания. Но мы вас  любим, ей богу, и бабушек, и дедушек. Мы вас любим. Будьте попроще. Мы же одна семья. Зачем нам делиться  куда-то,  что-то?

Ведущий: Адлан Мусаев, руководитель пермской региональной общественной организации  представителей Чеченской и Ингушской республик «Содружество»  был у нас в гостях в программе «Пермская этнология». А завершим мы нашу программу музыкальной рубрикой. Итак, друзья мои, мы говорили сегодня о чеченцах. И  немножко чеченской музыки в конце нашей программы.  (звучит музыка)


Обсуждение
3247
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.