Верхний баннер
00:35 | | 24 ИЮНЯ 2018

$ 63.24 € 73.72

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70


Программы / Феномен Сухарева

27.04.2018 | 16:01
«Тучи над головой. Часть вторая.»

Вспоминает журналист газеты «Вечерняя Пермь» Сергей Журавлев:

Главным редактором газеты «Вечерняя Пермь» в конце восьмидесятых был   Николай Александрович Кустов. Но он болел, и потому всю текущую работу приходилось делать мне, я был заместителем редактора. В то время уже очень сильно нарастало протестное движение. Вся демократия, надо сказать, началась с борьбы с загрязнением воздуха. К нам в редакцию шли письма, и нужно было на это как-то реагировать. Помню, что мы с журналистом Александром Корабельниковым вместе съездили на очистные, причем, в кузове «полуторки», посмотрели, что там происходит. Нужно было что-то делать: мы ведь тоже в этом городе жили! Не могу вспомнить, на каком этапе подключилась Нина Голованева. Она могла какие-то вещи делать абсолютно бесстрашно. Она написала статью, которая называлась «Тучи над городом». Кстати, статья прошла цензуру. Крамолу увидели только в заголовке: «город» поменяли на «голову», чтобы не нагнетать – тучи над всей миллионной Пермью! Нет, это нехорошо, а вот над отдельной головой это можно.

 

В этой статье Нина Голованева писала: «… Сейчас партия учит нас смотреть правде в глаза. Только так можно правильно оценить размеры надвинувшейся беды и победить её. В данном случае, правда в том, что одно из крупнейших предприятий Перми – объединение «Пермнефтеоргсинтез» – превратилось в чудовищного монстра, губящего всё: лес, землю, воздух». Заканчивалась статья так: «Наше здоровье защищают гуманные законы нашего государства. За наше здоровье сражается Министерство здравоохранения РСФСР. Пора и нам самим, горожанам, партийным и советским органам отважиться сказать Миннефтехимпрому свое решительное «нет!»

 

Пресс-конференция, конец 1980х гг..

 

Статья взорвала город: газету передавали из рук в руки. Затем она была размножена на гектографе и ее копиями была обклеена вся Пермь. А что о статье думали работники завода? В книге «Это наша с тобой биография» (Пермь, 1998 год) есть такой абзац: «Несмотря на то, что завод имени Орджоникидзе со своим ярко-желтым дымом находится прямо в зоне отдыха горожан, а остановка транспорта здесь носит потрясающее название «Кислотные дачи» - город ополчился на нас».

 

В.Сухарев, конец 1980х гг..

К слову, судьба журналиста Нины Голованевой вызывает много вопросов: никто из ее сослуживцев не знает, куда она пропала в 1990-е годы. За неуплату членских взносов она была исключена из Союза журналистов Пермской области – это всё, что о ней известно. А тогда, в 1987 году эта статья попала в «солнечное сплетение» региона и стала спусковым крючком тектонических подвижек. Более того, она стала катализатором процесса изменений предприятия, которые, спустя годы, привели к тому, что «Пермнефтеоргсинтез» стал одним из самых мощных предприятий страны.

Но главным было то, что была разработана программа модернизации предприятия. Большую роль тут сыграл Пермский политехнический институт. Систему улавливания дренажных вод вдоль Пыжа – они разрабатывали. А Вениамин Сухарев за несколько месяцев до ухода на пенсию, в 2008 году, говорил, что самым тяжелым временем в жизни был переходный период после выхода статьи «Тучи над головой» - он её всю жизнь вспоминал. Ещё он говорил, что жизнь развивается по спирали: 

В советское время, кроме того, что был большой объем работы на основном производстве, на мне еще было сельское хозяйство. Я должен был выработать не меньше 14 кормовых единиц на каждую корову, то есть столько кормов на зиму заготовить. А у меня пять заводов на площадке. Еще был колхоз, там сотни гектар земли, стадо коров, всего полно! И вот в обкоме партии мне говорят: «если у вас будет меньше 14 кормовых единиц на каждую фуражную корову выложите партбилет». Ты представь себе! Это первое. Второе. Выпуск товаров народного потребления в то время должен был быть не меньше, чем фонд заработной платы. То есть к примеру, если у меня фонд заработной платы 4 млн. рублей я должен на 4 млн. рублей делать ТНП. И я, нефтепереработчик,  делал резиновые сапоги, кроссовки, разливали тосол, всякую ерунду вот такую делал. И третье, у меня было 400 тыс. кв. метров жилья, я за жильем должен был смотреть. Профилакторий у меня был, 18 детских садиков, так требовалось в то время. Прошло очень немного времени, советская власть закончилась, и Евгений Сапиро, заместитель главы администрации, на одном из совещаний однажды выступает: «уважаемые товарищи, вы когда-то будете своим делом заниматься. Ну как же Сухареву не стыдно, у него то, другое, третье. Нефтепереработкой он занимается или нет?

 

 

Обсуждение
2627
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.