Верхний баннер
12:15 | ПЯТНИЦА | 24 ЯНВАРЯ 2020

$ 61.95 € 68.69

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

12:26, 01 октября 2014

«В работе с несовершеннолетними правонарушителями основной принцип – это принцип приоритета будущего над прошлым»,- Павел Миков

Ведущий:  Артем Жаворонков

 

Гость:  Павел Миков, уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае

 

- Темы, которые мы здесь обсуждаем, всегда очень горячо воспринимаются нашими слушателями очень часто, потому что в наших с вами разговорах звучит словосочетание «ювенальная юстиция», та самая красная тряпка для радикально настроенной части наших слушателей и вообще населения, воспринимающего ее не всегда корректно, так, как она трактуется в правоприменительной практике. Сегодня поговорим и о ювенальной юстиции, и о тех двух обстоятельствах, которые должны стать ее спутниками. Это медиаторство, посредничество в самом широком смысле этого слова. И восстановительное правосудие. Что это такое, каковы практики, нормы, традиции, есть ли они у нас? Павел Владимирович, давайте с ювенальной юстиции начнем. Само словосочетание сегодня вызывает у многих если не ужас, то отложенный страх, особенно у родителей, особенно, когда есть четкое убеждение в том, что это та самая практика, которая угрожает безопасности семьи наших сограждан, когда дети по тем или иным причинам могут быть отчуждены. Но я специально пытался найти определение этому понятию и ничего подобного в тех определениях не нашел.

- На самом деле, само понятие в наш правовой оборот в России было запущено в 1992 году, когда вышла концепция реформирования судебной системы РФ. И в этом единственном документе предполагалось создание системы ювенальной юстиции как системы специальных судов по рассмотрению уголовных дел по делам несовершеннолетних.

- То есть, не преступлений, направленных против несовершеннолетних…

- Да, совершенных самими несовершеннолетними правонарушителями, прежде всего. Затем, почему-то, в общественном сознании, под влиянием, естественно, определенных групп общественных, движений, ювенальную юстицию стали связывать исключительно с процессом изъятия ребенка из семьи органами опеки и попечительства. Таким образом, был сформирован социальный страх, и ювенальная юстиция получила негативный оттенок на основе того, что якобы государство с помощью своих различных органов, служб, сможет вторгаться в деятельность любой семьи и без явных на то причин совершать изъятие ребенка из семьи с целью защиты его прав и свобод.

- Его права и свободы здесь могут трактоваться как угодно.

- Ну, это, по мнению тех людей, которые трактовали такой образ понятия «ювенальная юстиция». В то же самое время  все специалисты, которые работают как в сфере защиты прав ребенка, так и в сфере любого судопроизводства с участием несовершеннолетних, для себя очень четко понимают… И на прошедшей в пятницу и субботу конференции «Правосудие, дружественное к детям» мы еще раз убедились в том понимании ювенальной юстиции, которое есть в юридическом сообществе как Пермского края, так и Российской Федерации. Это прежде всего в широком смысле слова ювенальная юстиция – совокупность всех институтов, учреждений, ведомств, которые работают на профилактику преступности и правонарушений среди несовершеннолетних, и в случае, если ребенок становится правонарушителем, то его ресоциализацию и реабилитацию, и в дальнейшем социальное сопровождение после, например, освобождения из воспитательной колонии, если он был приговорен к отбыванию наказания. Таким образом, субъектом ювенальной юстиции является ребенок, который по тем или иным причинам находится в конфликте с законом. Только такие дети попадают в поле зрения ювенальной юстиции. А все, кто с ним работают, это так называемые органы системы профилактики, это и образование, полиция, и здравоохранение, следственные органы, прокуратура, суды, уполномоченный по правам ребенка, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, составляют вот ту самую институциональную сеть ювенальной юстиции. Конечно, здесь мы не можем не упомянуть о том, что вся эта система строится на строгой иерархической системе нормативно-правовых актов. Начиная с федеральных кодексов и законов, которые жестко регламентируют работу всех органов с несовершеннолетними правонарушителями, это и уголовный кодекс, это уголовно-исполнительный кодекс, это 120-й ФЗ о системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Это закон о комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав, и далее на уровне субъектов соответствующие законы и подзаконные акты, они по сути дела и оформляют, скрепляют эту систему работы с несовершеннолетним правонарушителем, которую специалисты, профессионалы называют ювенальной юстицией. Если кому-то не нравится этот термин, то в этом отношении должен отметить, что 1 июня 2012 года своим указом президент РФ Владимир Путин ввел в правовой оборот новый термин для нашей правовой и социальной системы России. Было введено понятие, правосудие, дружественное к ребенку, правосудие, дружественное к детям. И основной акцент в указе президента еще раз делается на то, что мы должны профилактировать правонарушения несовершеннолетних в случае, если они совершили преступление или правонарушение, особым образом должно проходить дознание и следствие, и затем особым образом само судопроизводство. И если выносится приговор в отношении ребенка, то он помещается не в воспитательную колонию, а помещается в специальное учреждение, воспитательный центр. И сегодня в системе федеральной службы исполнения наказаний так же идет перестройка, и поэтапно все оставшиеся 34  воспитательных колонии в РФ перепрофилируются в воспитательные центры. Пермская воспитательная колония так же в плане перепрофилирования стоит на 2017 год. И из той колонии, которую мы видим сейчас с вышками, с колючей проволокой, с отрядным проживанием по 25-30 человек в отряде, к 2017 году ничего подобного, ничего похожего не должно остаться

- А как будет?

- Это будет совершенно иной тип учреждения, воспитательный центр, в котором дети будут проживать по 3-4 человека в кубрике, оборудованном полностью самостоятельным санузлом, душевой кабиной, чтобы был обязательно телевизор в каждой комнате, чтобы был холодильник, и так далее. Это абсолютно условия гостиничного типа двухуровневой системы звезд. Чтобы само пространство, в котором дети находятся, оно тоже физически их реабилитировало.

- Я может быть, ужасный вопрос сейчас задам, но заслуживают ли они такого подхода? Дети, совершившие преступления, подразумевающие заключения под стражу, это, как правило, тяжкие и особо тяжкие преступления. Совершенно недавно в Новых Лядах, просто дичайший случай, когда подросток зарезал парня просто из-за того, что тот не дал ему закурить. Просто сходил домой, цинично взял нож, пришел и ударил его в спину. Этот ребенок сейчас будет под особым  вниманием, в том числе, и представителей той самой ювенальной системы. Как быть? Вот эта моральная грань – заслуживают или нет?

- На самом деле, нужно понимать, что мотивы совершения преступлений несовершеннолетними очень разные. И не так однозначно все, как может показаться на первый взгляд. Смысл выстраивания новой системы работы, правосудие, дружественное к детям, заключается в том, как следователи, так и затем судья, прежде, чем вынести приговор даже по самому ужасному преступлению, например, убийство другого человека, они должны, прежде всего, изучить личность этого ребенка, его социальное окружение и выяснить глубинные причины, условия, мотивы, почему ребенок совершил преступление. И на основе этого, а не только на основе тяжести совершенного преступления, вынести приговор, чтобы этот приговор был максимально справедлив в отношении этого ребенка, прежде всего, во-вторых, в отношении той жертвы или семьи жертвы. Но все-таки все специалисты, которые работают по раскрытию преступлений, а затем по судопроизводству по уголовным делам детей, должны, прежде всего, быть ориентированы на обеспечение интересов детей, пусть даже они в нашем общественном сознании относятся к категории преступников. Любой судья, следователь,  полицейский, прокурор должен осознавать, что перед ним, прежде всего, находится ребенок, мотивы поведения которого порой бывают спонтанны, и он сам не может осознавать глубоко, что же он натворил. Вообще, подростковый возраст, я уже не раз об этом говорил, он характеризуется бешеностью, взрывов, бешеностью темперамента, он не может совладать со своими чувствами, гормональными всплесками, приливы отливы происходят. И в этой всей физиологической перестройке, в психологическом взрослении порой ребенок не отдает отчет своим действиям, словам. И в некоторых ситуациях, любая, казалось бы, мелкая на наш взгляд обида, нанесенная ребенку, приводит его к тому, что он фактически совершает преступление. Но это не означает, что это преступление он замышлял, специально готовил. Даже в том случае, о котором вы сейчас упомянули, посмотрите, это не заранее спланированное, продуманное преступление, это ответная реакция на, как показалось этому подростку, на неадекватное реагирование другого подростка…

- Человека взрослого уже достаточно.

-Да. Это как раз тот показатель, что, к сожалению, мы относимся к детям, которые совершают преступление, как к взрослым преступникам, хотя ребенок не может отдавать полностью отчет своим действиям в силу своих как возрастных, так и психофизиологических особенностей.

- Я все вспоминаю Шерлока Холмса в постановке нашего Масленникова, в исполнении Ливанова, когда он замечательные слова сказал Ватсону, что не всегда я отдаю преступников наказанию, потому что иногда сама угроза наказания заставляет его задуматься прежде, чем совершать преступление вновь. А если он окажется за решеткой, то его тюремные привычки могут остаться с ним до конца его жизни. Так и здесь точно так же. Безусловно, есть огромное количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, но и огромное количество преступлений, которые не требуют тюремного заключения. И решить их в правоприменительной практике взрослых просто невозможно. Этому и была посвящена конференция, которая прошла недавно «Дружественное детям правосудие в условиях современной судебной системы». Это та самая тема, которая интересует большинство родителей любого характера. Как можно сделать мир и вот этот судебный мир, окружающий нас всех, более компетентным к возможностям, которыми обладают несовершеннолетние. Когда я готовился к эфиру, не раз встречал в интернете такие словосочетания, как восстановительная практика, как медиативная практика. Давайте об этих понятиях более подробно. И что собой представляет дружественное детям правосудие?

- Прежде всего, это правосудие, основанное на восстановительном подходе. Смысл восстановительного подхода в работе с несовершеннолетними правонарушителями заключается в том, что с помощью специалиста, посредника ребенок, обвиняемый в совершении преступления, и его жертва встречаются в досудебном порядке.  Либо достаточно бывает одной встречи либо недостаточно одной встречи, но садясь друг напротив друга, во-первых, ребенок, совершивший преступление видит свою жертву, во-вторых, жертва может рассказать о своих чувствах, о своих эмоциях, о последствиях того преступления, которое ребенок в отношении нее совершил. И, скажем, предъявить то требование, которое бы его удовлетворило…

- В качестве компенсации

- Да, а сам ребенок должен осознать, что он совершил, не просто эмоционально, а рационально осознать, принять на себя добровольные обязательства по возмещению ущерба, причиненного жертве его преступления. Если этот ущерб возможно возместить сейчас, либо заключив соглашение постепенно его восполнять. Тем более что большинство преступлений в Пермском крае, которое совершают несовершеннолетние, это кражи. 55% - это кражи, то есть тайное хищение чужого имущества. И в этом отношении, если за каждую кражу мы начнем ребенка садить в тюрьму, у нас скоро надо будет обратно открывать в каждом субъекте РФ центры для несовершеннолетних.

- Но и прощать кражи им тоже нельзя.

- Никто не говорит, что прощать, в данном подходе самое главное, чтобы пришло осознание ребенком, что он совершил реальное преступление. Потому что по кражам на сегодняшний день, вы знаете, судебная практика какова? В основном, это условное осуждение. И ребенок, выходя из зала суда, не оказавшись, условно говоря, осужденным он принимает почему-то для себя решение, что он освобожден от наказания. Не считает условное наказание…

- То есть, восстановительное правосудие и неотвратимость наказания не вступают здесь в противоречие, а наоборот, дополняют друг друга.

- Конечно, конечно. И благодаря той процедуре, которую специалист проводит при встрече жертвы и ребенка-правонарушителя, как раз и происходит осознание этим ребенком тяжести последствий, общественной опасности деяний и так далее. Это ведь не просто, чтобы они поговорили между собой, заключили какие-то соглашение…

- В детском саду так ведут себя, когда подерутся.

- Но самое главное, по итогам этой встречи специалист, проводящий восстановительную программу, делает отчет суду. Все равно материалы дела в суд попадают. Суд все равно рассматривает уголовное дело и выносит решение, но его решение уже будет зависеть от того, насколько ребенок осознал социальную опасность своего поведения, насколько он готов возместить ущерб причиненный, и насколько он действительно в дальнейшем проявляет готовность не вступать на преступный путь больше. Тогда у суда должна быть убежденность, какую же меру наказания, даже в случае первой кражи, применить к ребенку. Или это должны быть какие-то обязательные работы, или какие-то меры принудительные воспитательного воздействия, в чем они должны заключаться. Определить вот эту линейку, спектр видов наказания, а не только исходить из одного вида наказания…

-  Из положения уголовного кодекса.

- Лишения свободы, помещения его в воспитательную колонию для несовершеннолетних. Вот в этом смысл восстановительного правосудия. Эти дела рассматриваются, несомненно, чуть дольше. Потому что судье важно убедиться, что ребенок не слукавил, что отчет, который по результатам восстановительной программы суду подготовил специалист, он отвечает действительности, что ребенок осознал, раскаивается, готов загладить вину.

- Но ведь это такой своеобразный психологический прессинг?

- Я бы так не сказал. Но судья, ведущий дела по несовершеннолетним, должен обладать не только знанием закона, но еще и хорошими, глубокими знаниями психологии возрастной, педагогическими знаниями.

- А те специалисты, которые ведут эти самые восстановительные практики, они, где должны напитаться необходимыми знаниями?

- У нас в крае в 45 муниципалитетах уже несколько лет работают муниципальные службы примирения, которые и проводят эти восстановительные технологии по заявкам суда. У нас ежегодно в соответствии с программой «Семья и дети Пермского края» проходят переквалификацию ведущие восстановительных программ, как правило, последние 3 года эти курсы повышения квалификации реализуются на базе юридического факультета ПГНИУ. И в принципе, школа пермских ведущих восстановительных программ очень высоко котируется на уровне России. Вообще, Пермский край в этом отношении является одним из лидеров восстановительных программ не только в судебном производстве, но и в досудебном.

 -А как это выглядит на практике? Очень красиво, декларативно звучит. Вы говорили про муниципалитет, есть прецедент, случилось правонарушение и дальше суд направляет необходимый запрос специалисту, он идет поквартирно, звонит и говорит, что здесь живет преступник малолетний. Он начинает общаться с его родителями, оценивает условия его проживания и так далее. Затем идет к потерпевшим, устраивает подобие очных ставок.

- Примерно так, как вы и сказали. Когда в суд поступают материалы уголовного дела для рассмотрения, суд оценивает, подлежит ли данное уголовное дело для применения восстановительных программ, потому что по тяжким и особо тяжким преступлениям, совершенным детьми, восстановительное правосудие не применяется. Те же убийства, изнасилования – по ним не применяется, эти дети не проходят через восстановительные программы. В основном это по преступлениям небольшой и средней тяжести. Суд сам оценивает, затем он подает заявку в муниципальную службу примирения, есть определенная форма, где описывается, что необходимо сделать, какие документы предоставить. И ведущий восстановительной программы изучает личность и семейное, социальное окружение ребенка, совершившего преступление. Затем он встречается с жертвой и предлагает им встретиться, договориться, этих встреч может быть несколько, а может вообще не быть, потому что жертвы иногда отказываются.  И ведущий говорит, тогда, может быть, вы в другой форме примете его извинения, он может в другой форме загладить свою вину, и жертва иногда соглашается. Многие соглашаются просто на такое письмо-извинение.

- Можно ли сказать, что когда мы говорим о преступлениях со стороны детей, мы (общество я имею в виду, взрослых) допускаем мысль, что они совершили ошибку, какой бы тяжести правонарушение они не совершили?

- Только из  этого мы и должны исходить на самом деле. В работе с несовершеннолетними правонарушителями основной принцип – это принцип приоритета будущего над прошлым. Я напомню, что опыт даже наших педагогов в советском времени, вот сейчас любят возвращаться к опыту Антона Семеновича Макаренко, который работал в 30-х годах с малолетними правонарушителями. Как только к нему поступали дети, он говорил, забудь, что было с тобой там, на улице, вчера. Я тебе об этом тоже никогда не напомню, давай начнем жизнь с чистого листа, с новой страницы. И вот это доверие к ребенку, приоритет его будущего над прошлым, результат макаренковской системы действительно же был очень высоким. Потом в какое-то время в советский период в связи в целом с ужесточением уголовного законодательства в отношении несовершеннолетних… Я напомню, что в 1932 году вообще была беспрецедентная мера применена, возможность применения высшей меры наказания в отношении подростков, достигших 12 лет, если они совершили преступление. И вот это ужесточило систему судопроизводства и ужесточило отношение к несовершеннолетним, которые совершили преступление. Сегодня мы, по большому счету, возвращаемся к истокам. Именно Россия еще в 1910 году одна из первых, я не беру опыт Чикаго, где возник первый ювенальный суд, в 1897 году, если мне память не изменяет, то на европейском континенте именно по инициативе судей и адвокатов столицы российской Империи Санкт-Петербурга возникли первые ювенальные суды. И Россия это направление вплоть до революции 1917 года активно развивала. А потом произошло изменение отношения, гражданская война, резкий всплеск детской безнадзорности.

- Преступности, соответственно.

- Да, жесткой преступности.

- «Республика ШКИД», кто читал, я думаю, понимает.

 - Да и Макаренко в этом смысле, и по «Республике ШКИД», и Виктор Николаевич Сорокин, они были белыми воронами по сути дела в той системе работы  с несовершеннолетними правонарушителями. Даже на тот момент они признавались инноваторами, это были единицы. А вся остальная система работала по-другому. Сегодня мы возвращаемся к системе гуманного судопроизводства по отношению к ребенку, к лучшим отечественным традициям, абсолютно не копируя западные традиции, это все у нас было.

- Ну, там нечего особо копировать, несмотря на широкое распространение ювенальной юстиции в США, у них там как раз переборов столько. Плюс, чуть ли не в 70-е годы у них был последний приговор в отношении несовершеннолетнего приведен в исполнение, я имею в виду смертный приговор, когда на электрическом стуле казнили 15-летнего чернокожего мальчишку за убийство двух девочек, которые, кстати, по-моему, и не были доказаны. Не суть. В качественном отношении, к цифрам я вас склоняю сейчас, это работает? 

- На наш взгляд работает. Об этом говорит независимая статистика, которую ведет Пермский краевой суд. Потому что по сути дела, все дела, так или иначе, через суд апелляционной инстанции проходят через краевой суд. Вот по статистике могу сказать следующее. По данным Пермского краевого суда в 2013 году дети, которые совершили преступления и не прошли через программы восстановительного правосудия, повторно совершили преступления в 21% случаев. То есть, каждый пятый ребенок повторно после первого осуждения вновь совершил преступление, и к нему вынужден был суд применить более суровую меру наказания. А те дети, которые прошли через программу восстановительного правосудия, только лишь в 9% случаев совершали повторно преступления. Вот это индикатор, он очень четкий, вот здесь каждый пятый ребенок, а тут каждый десятый ребенок. Вот это эффективность

 - У меня просто есть некоторые цифры, в 2006 году несовершеннолетними в Прикамье было совершено 4975 преступлений, в 2011 году уже 2093. При этом показатель при сокращении на 58% в части повторных преступлений, именно за этот период, более ранний, в 2006 году повторно совершили преступление 724 подростка, в 2011 всего 275. На  62%. Мы можно сказать скачками, от момента первого применения… С 2002 года у нас работают подобные технологии?

- Да, с 2002 года.

- И эта тенденция сохраняется?

- Да, она сохраняется, может быть, кому-то кажется, что не столь убедительно снижение, но на самом деле ведь здесь мы не должны гнаться за какими-то большими цифрами, потому что системное отношение меняется постепенно к детям, совершившим преступление. Естественно, есть понятие как сменяемость кадров, и важно, чтобы люди, приходящие, поддерживали систему этих ценностей, а для этого всегда нужно поддерживать систему подготовки, переподготовки кадром. В целом, все-таки, действительно как по самим преступлениям несовершеннолетних, и то, что для нас важно, системный показатель изменения, это повторное совершение преступлений, говорит об эффективности этой работы. Могу еще одно доказательство, пример привести, это помещение детей в центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. Есть такое учреждение в системе МВД, куда помещаются дети по решению суда сроком до 30 суток на исправление, в случае, если они не достигли возраста уголовной ответственности, но совершили общественно опасное деяние. 11-летние, 10-летние, начиная с 8-летнего возраста

 -И как они там содержатся?

- Суд может принять решение и поместить их в этот центр, тоже показательные цифры. Если в 2012 году у нас повторное помещение в центр составляло 21%, то по итогам 2013 года, когда в центре начали активно внедрять восстановительный подход по работе с детьми, этот процент снизился, и только лишь 13% подростков, ранее помещенных в центр, вновь судами были... В этом году вот эта положительная тенденция по сокращению повторно помещаемых в центр для несовершеннолетних правонарушителей продолжилась. Так же, как и продолжилось снижение уровня подростковой преступности у нас в крае. За первое полугодие 2014 года по сравнению с аналогичным периодом 2013 года на 14,5% снизилось количество правонарушений среди несовершеннолетних. Единственное, что нас тут беспокоит, и на конференции мы говорили об этом с судьями, в крае продолжается такая негативная тенденция, как увеличение преступлений, совершенных девушками, 37,5% преступлений в крае совершается девушками-подростками. 

- А какого характера эти преступления?

- Характер разный. Это и кражи, и вымогательства, и угрозы убийством, вот девушки почему-то у нас эту статью очень «любят». Это разные преступления, есть и тяжкие, конечно, это убийства.

- Вовлеченность подростков в преступления, очень частая картина на рубеже 80-90-х годов, взрослыми. Каким образом то же самое восстановительное правосудие способно повилять на снижение подобных вещей? Сплошь и рядом по-прежнему используя сниженные возможности по привлечению к ответственности несовершеннолетних, взрослые вовлекают их в преступную деятельность.

- Я бы не сказал, что это сейчас носит, как в начале 90-х, середине 90-х, массовый характер. Все-таки именно совершенных в группе преступлений с участием взрослых становится меньше, другое дело, что растут  групповые преступления самих несовершеннолетних. Здесь мы так же видим эту тенденцию, что совершенные в группе преступления детей, а еще и в состоянии алкогольного опьянение, не наркотического, а именно алкогольного, этот показатель с каждым годом растет. Где-то в пределах 7-9% такой прирост происходит. А показатель того, что дети совершают преступления в группе со взрослыми, падает.

- Вы назвали сейчас 3 отягчающих обстоятельства: в группе, по предварительному сговору и в состоянии опьянения. Уголовный кодекс РФ трактует эти обстоятельства как отягчающие. Что сегодня можно сделать, или делается, чтобы сократить подобные преступления в рамках программы развития дружественного к детям правосудия. Образование, образование и еще раз образование, воспитание?

- Во-первых, действительно, у нас основной упор делается на профилактику правонарушений,  преступлений среди детей. Самой главной профилактической мерой является включение детей в систему дополнительного образования. Минимизация свободного времени ребенка особенно в подростковом возрасте, чтобы у ребенка не возникало желания совершать какие-то асоциальные поступки. Для этого необходимо воссоздавать и возрождать систему дополнительного образования именно для мальчиков-подростков. Что сейчас в крае и делается.

-И для девочек тоже.

 -Да. Принята специальная концепция развития дополнительного образования, в соответствии с которой мы должны достигнуть к 2017 году показателя не менее 82% детей в возрасте от 7 до 16 лет должны быть охвачены программами дополнительного образования.

- Бесплатными программами.

 -Да. Это опять же национальная стратегия действия в интересах детей до 2017 года такой показатель нам поставила, она, правда, чуть-чуть пониже его обозначали для России в среднем. Мы для себя в крае определились, что в принципе, за 80% достигнуть охватом дополнительного образования мы можем. Например, с помощью школьного спортивного сертификата по наиболее интересным для детей командным видам спорта, футбол, баскетбол, сейчас детям нравится силовыми единоборствами заниматься. Затем, через создание инфраструктуры для дополнительного образования, то, что у нас в крае не первый год действует программа строительства спортивно-оздоровительных комплексов, межшкольных стадионов. Чтобы максимально пространство, где живет ребенок, предоставлялось ему для его развития в положительном плане. Можно построить инфраструктуру, но может быть не будет специалистов, которые ее организуют. И опять же, чтобы не просто создать инфраструктуру, но и появилась тренеры, педагоги дополнительного образования, разного рода стимулирующие меры по работе с детьми у нас принимаются. В частности, школьный спортивный сертификат, когда тренер получает доплату за его работу с детьми.

- Дай бог, чтобы к 2017 году это случилось. Я бы хотел добавить, что вне зависимости от тех программ, которые предлагают чиновники, институт уполномоченного, прочие службы, все равно главное, как ребенок воспитывается в семье. И тут можно обратиться ко всем родителям, сказав о том, что если мы не хотим воспитать преступников, мы должны их воспитывать в первую очередь, показывая личный пример. Мы родители, в первую очередь ответственные за своих детей, и на нас лежит ответственность, если не дай бог что случится.


Обсуждение
2367
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.