Верхний баннер
16:04 | ЧЕТВЕРГ | 28 ЯНВАРЯ 2021

$ 75.04 € 91.22

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

09:17, 24 декабря 2014
Автор: Роман Попов

«Валютный кризис позволял начать пресловутое импортозамещение. Но потом из валютного кризиса мы перешли в экономический…» - Дмитрий Теплов

О валютном и экономическом кризисе, о повышении ставки Центробанка до 17%, о последствиях этого решения и ожиданиях от президента России говорили с Дмитрием Тепловым, главой пермского регионального отделения «Деловой России», руководителем Краснокамского ремонтно-механического завода. Ведущий – Роман Попов.  

- Доллар, евро, курсы, как выживать заводу?

- Вы знаете, до этой недели мы смотрели на все происходящее, было, конечно, тяжело, но с 2014 года эти риски прогнозировались. Валютный кризис, который наступил, он, конечно, сулил проблемы. Проблемы, в основном, с инфляцией. Но и позволял российским производителям все же получить какое-то преимущество перед европейским, китайским оборудованием, начать пресловутое импортозамещение.

Могу сказать, как руководитель завода я получал почти каждую неделю запросы от компаний, которые уже не могли или не хотели приобретать оборудование из Европы, из Китая и обращались с тем, чтобы наладить производство здесь у нас на заводе. Такой очень позитивный процесс. И мы начинали задумываться об экспорте, потому что наша продукция все более конкурентоспособной становилась на мировом рынке, но, конечно, события этой недели перевернули ситуацию всю. И из валютного кризиса мы перешли в экономический кризис, который нас ожидает следующие 1,5 года. Это, конечно, сильно расстраивает. Это связано с некоторыми решениями нашего Центрального банка,  кто их принимал, Набиуллина или кто-то еще, надо выяснять. Но, на мой взгляд, целая череда решений была принята неправильно.

- Вы сильно пострадали от подъема ключевой ставки до 17%?

- Могу сказать, что пострадают все, все предприятия, все люди, которые проживают у нас в России. Это приведет к значительному повышению цен на всю продукцию люди, кстати, это понимают. Сейчас скупают почти все товары, которые есть у производителей, в магазинах, россияне скупают и приезжают из-за границы, тоже покупают у нас товары.

Могу сказать, что на этой неделе отгрузки приостановили металлургические комбинаты, металлобазы, другие поставщики сырья. Буквально все зависли на несколько дней после столь резкого решения, и речь идет о пересмотре цен. Мы должны отдавать себе отчет, что цены на сырье повысятся и на конечную продукцию нам тоже придется повысить цены. Такая реальная ситуация. Это приведет к тому, что на зарплаты, которые получают люди, в будущем можно будет купить меньше товаров, чем сейчас. Конечно, для нашего предприятия, у нас высокая добавленная стоимость и доля металла составляет не такую большую величину. И мы в наименьшей степени подвержены вот этому влиянию роста цены сырья. С другой стороны у нас есть комплектующие из-за рубежа, достаточно много, потому что мы совместное предприятие, мы завозим из Европы. И, конечно, мы сейчас думаем над повышением цен на продукцию на следующий год.

Стоимость кредитной ставки и отказ банков от выдачи новых кредитов - это заморозка всех инвестиционных проектов, чтобы все понимали. И повышение ставок по текущим кредитам сильно влияет на весь бизнес. Речь идёт уже не о развитии, а об оптимизации затрат, возврате ранее взятых кредитов. 

- Когда вы говорите о повышении цен, вы имеете в виду повышение на сколько процентов?

- Рост может составить до 30%. Какие-то позиции 10, какие-то 20, какие-то 30. Это зависит от степени локализации тех товаров, которые мы используем здесь, степени использования импортных комплектующих, и от количества материалов. Конечно, там, где у нас идут трудозатраты, где у нас люди работают, зарплата коренным образом не поменяется, и это не будет давить на цены, корректировка произойдет, потому что будут повышены процентные ставки в стране, и стоимость кредитного ресурса будет дороже. Это основные риски.

Стоимость кредитной ставки и отказ банков на этой неделе от выдачи новых кредитов - это заморозка всех инвестиционных проектов, чтобы все понимали. И повышение ставок по текущим кредитам сильно влияет на весь бизнес, и конечно, сейчас стремление будет вернуть кредиты. Речь уже не идет о развитии, а об оптимизации затрат, возврате ранее взятых кредитов. А за счет чего возвращать кредиты? За счет повышения цен. Одно на другое накладывается, и мы получаем такую ситуацию.

- Для физических лиц банк не может изменить условия договора. Для бизнеса может?

- Для бизнеса может. И во многих кредитных контрактах прописана такая возможность. И мы вчера собирались в Москве, было собрание «Деловой России», банки уже начали  переигрывать, повышать ставки. Честно скажу, что и банкам не позавидуешь в данной ситуации, банки тоже зависли и думают, что дальше делать. Поэтому мы возвращаемся к тому, насколько было необходимо принимать решение о повышении учетной ставки до 17%, я его, конечно, считаю нелогичным.

Может быть, я впервые так резко высказываюсь против тех мер, которые принимает у нас правительство, потому что до этого все же ситуация была прогнозируемая, и мы видели, что принимает правительство для улучшения инвестклимата, как оно борется с внешними угрозами. Но последние решения, которые были приняты… Помните, Набиуллина подняла на процентный пункт ставку, это было где-то пару недель назад, с 9,5% до 10,5%? Что она получила? Совершенно обратный эффект. Надо было прогнозировать, что подняв ставку до 17% годовых ничего хорошего не произойдет.

Народ и компании, которые действуют на рынке, оказались компетентнее, чем правительство, это, на мой взгляд, потому что люди  абсолютно адекватно поняли, что рост учетной ставки ЦБ просто приведет к коллапсу в экономике РФ. И таким образом паника еще больше усилилась. Поэтому, конечно, на мой взгляд, необходимо было признать ошибочные действия Центрального банка и снизить учетную ставку обратно до уровня 9,5%, этого я ожидал, честно говоря, от нашего президента вчера.

Было сделано 3 ошибки, на мой взгляд. Когда полностью отпустили курс, когда повысили учетную ставку до 10,5% и когда повысили ставку до 17%. Это 3 основных момента, которые я не смог предугадать. И был удивлен действиями нашего правительства.

- Это бы спасло бизнес, но не остановило бы падение рубля?

- Падение рубля не настолько важно для российского бизнеса и для нашей экономики, для среднего сектора, для малого, для производственных компаний. В падении рубля, есть положительный эффект, экспортеры сейчас приносят значительно больше рублевой выручки. И есть предприятия, которые выигрывают от этой ситуации. Более того, плавное падение рубля, как это предполагалось изначально, стимулировало бы развитие российского бизнеса. Конечно, это нужно делать планово и под контролем жестким Центрального банка. А принятое решение месяц назад о том, что курс должен определяться рыночной ситуацией, и мы его в принципе отпускаем - это была самая первая ошибка.

Было сделано 3 ошибки, на мой взгляд. Когда полностью отпустили курс, когда повысили учетную ставку до 10,5% и когда на этой неделе повысили ставку до 17%. Это 3 основных момента, которые я не мог предугадать. И был удивлен действиями нашего правительства.

- Тем не менее, вы один из самых компетентных в нашей студии людей, и, безусловно, на вопрос, как жить дальше и что делать теперь, отвечать придется именно вам. Да, они сделали ошибку, да, вы не ожидали этой ситуации, да, вам пришлось нелегко и придется тяжеловато. А нам-то что делать? Тем, кто покупает товары, тем, кто получает зарплату в рублях. Нам-то к чему готовиться?

- Вот эти решения ухудшили ситуацию. Конечно, необходимо, чтобы была финансовая подушка у населения, вклады… Нет смысла сейчас тратить полностью, закупать товары на все свои сбережения. Я думаю, что стоит оставить эти сбережения на следующий год, они могут пригодиться. И придется гораздо больше работать. То есть, с тем, чтобы иметь тот же самый уровень жизни, который мы имеем сейчас, придется работать более интенсивно. И быть готовым к тому, что, чтобы принести домой ту же самую зарплату, придется выходить и по субботам.

Заказов много, заказы есть, проблема в другом. В том, что решения Центрального банка убирает прибыль, делает убыточными многие сектора экономики, многие предприятия, в том числе и банки. Поэтому доходность у всех компаний сейчас будет снижаться. И другого способа нет, как увеличивать производительность труда. А если говорить про бизнес, про малый, средний бизнес, что делать? Сейчас пришла пора активно смотреть на внешние рынки. Я говорю о рынках стран СНГ - Казахстан, Белоруссия и другие. И также страны западной Европы. Если раньше стоимость российских товаров была меньше примерно на 20%, и люди думали, покупать или нет российское, люди сомневались, то сейчас, когда наши товары стали дешевле, чем аналоги европейские на 50-60%, иностранцы будут очень пристально смотреть в сторону России. И я думаю, что все же 20 лет прошли не зря. Многие предприятия закупили оборудование, научились делать продукцию. Сейчас придется очень много работать с тем, чтобы эту продукцию вывести на внешние рынки. Если раньше мы говорили о стимулировании  экспорта, и это были больше теоретические разговоры, то сейчас на уровне РФ создано агентство аккредитования экспортных поставок, на уровне Пермского края тоже работает при ТПП центр, который позволяет искать внешних партнеров и выходить на внешние рынки. Ситуация обострилась кардинально. Конечно, нужно налаживать контакты со странами запада, востока, у нас, например, уже есть заявки из Китая на поставку туда продукции. Потому что они четко понимают, что курсовая разница делает нашу продукцию привлекательной и, может быть, гораздо более привлекательной, чем они у себя имеют, производя внутри странны. Поэтому нужно кардинально пересмотреть свой менталитет. И статус российского товара на мировых рынках.

Если раньше стоимость российских товаров была меньше примерно на 20%, и люди сомневались, покупать или нет российское, то сейчас, когда наши товары стали дешевле, чем европейские аналоги, на 50-60%, иностранцы будут очень пристально смотреть в сторону России. Сейчас придется очень много работать над тем, чтобы нашу продукцию вывести на внешние рынки.

- В свое время не очень сильная иена сделала японский автопром одним из лидеров на планете. Не самый сильный автопром в какое-то время стал привлекательным, потому что он был не очень дорогим. Естественно, потом, вслед за запросом стало повышаться качество, сейчас они лидеры. Есть компании, которые на кризисные, тяжелые времена в японской экономике буквально молились, вспоминая их как одни из самых своих звездных. У нас сейчас что-то подобное? Если сменим угол зрения, тогда и жизнь начнет налаживаться?

- Думаю, да, в любом случае при всех сложностях, которые есть сейчас, рост производства в РФ можно прогнозировать, ожидать, другое дело, будет он через полгода, год или через полтора года. Это зависит от тех мер, которые сейчас экстренно принимает правительство. Правительство, естественно, адекватно оценивает ситуацию, может быть, уже текущую. И уже сегодня ряд мер, может быть, и Центробанком принимаются с тем, чтобы как-то разрешить ситуацию, которая сложилась. Надеюсь, что меры будут приняты, и сейчас внимание президента будет к этому приковано. И найдут те меры, которые каким-то образом разрешат ситуацию, я, по крайней мере, на это сильно надеюсь.

А слабый курс рубля, вы абсолютно правы, он неизбежно будет стимулировать развитие российского производства. Если бы при этом найти вариант, когда бы для производственного сектора оставили доступные ставки по кредитам или хотя бы не пересматривали существующие… Вы знаете, банки ведь обязаны, у них учетная ставка была 9,5%, а теперь 17%, они обязаны пересмотреть кредитные ставки по всем нормативам. Если бы этого не было, то у нас был бы реальный шанс возобновить экономический рост в России, как раз из-за тех причин, о которых вы говорите – из-за слабого курса рубля.

-То есть, фактически нужна политика полуручной поддержки промышленности. Может быть, не самых единых правил для всех, это сейчас не принципиально, политика приоритетов.

- На счет полуручной поддержки промышленности, надо честно признаться, что на 71% (такие данные последние) экономика нашей страны зависит полностью от государства либо от государственных компаний. Есть такие монстры как «Газпром», как «Роснефть», «Транснефть», и речь идет о том, насколько эффективно они работают, насколько они меняют, корректируют свои инвестиционные программы текущие. Вот от них зависит работа большинства предприятий в России. Поэтому, если они ошибаются, если они вкладывают нерационально деньги, если они попадают под санкции, получают запрет на финансирование из-за рубежа, как это произошло, это веером расходится по стране. Не секрет, что у нас в Пермском крае многие предприятия машиностроения работают на нефтяную промышленность или на газовую промышленность.  Конечно, пересмотр инвестиционных проектов скажется и на работе всех этих компаний.

Поэтому, конечно, в данное время курс надо делать на импортозамещение. Это единственный выход. И смотреть буквально по всему реестру товаров, что привозились из-за рубежа. Потому что сейчас склады уже пустые в некоторых регионах у ритейлеров. Сейчас одежда перестала завозиться, сейчас продукты питания перестали завозиться, алкоголь и все прочее, бытовая техника. К чему это приведет? К тому, что резко вырастет спрос на те товары, которые мы научились производить за последние 20 лет. То есть, те производства, которые у нас есть на территории РФ, получат колоссальные преимущества.

Вопрос в другом. Вопрос в том, чтобы банки, которые обеспечивают финансами эти предприятия, оценили бы ситуацию, спрогнозировали и не поступили, как страусы, не прятали бы голову в песок, полностью отрезая всех по одному принципу от финансирования, чтобы они определили перспективные предприятия для дальнейшего финансирования и поддержали бы их на данном этапе. Это, конечно, кардинально важно. Потому что мы имеем ситуацию 2008 года, когда банки перестали кредитовать абсолютно всех без разбору. У нас были просто звезды, но было принято решение единое по всем. Так вот, что это? Это опять же не очень профессиональное поведение, некомпетентность банковских структур, управления. Нужно четко отслеживать тенденции и оценивать перспективы заемщиков с тем, чтобы выбирать, кого поддерживать. Я думаю, что многие предприятия достойны такой поддержки в данном случае. И скажем, сочетание мер по кредитованию и значительное увеличение спроса именно на российские товары, конечно, может привести к значительному росту объемов производства в ближайшее время.

Вы знаете, у нас даже на территории Пермского края есть огромное количество предприятий легкой промышленности. Конечно, они в основном работают, есть большие заказы от Минобороны, но мы шьем и детскую одежду. И вот могу прогнозировать, что сейчас у них товаров к новому году не останется вообще. И они кардинально будут пересматривать свои планы по увеличению объемов производства. Единственное, нужно, чтобы банки дали на это денег. А производственникам брать под 25% или даже 20% годовых… Чтобы вы понимали, это не человеку купить телевизор под такой процент, эти деньги нужно будет возвращать, инвестиции окупать, и психологически руководство предприятия может быть к этому не готово.

Поэтому, если мы найдем разумное решение, может быть, мы инициируем встречу представителей «Деловой России», предприятий и банков, чтобы обсудить текущую ситуацию. Хотя мы понимаем, что банки - это в основном дополнительные офисы, которые у нас открыты, представительства, и руководство банков находятся в Москве. И в Москве принимаются основные решения. Это большие риски, конечно, какие решения будут приняты в Москве. Но, тем не менее, важно, конечно, в текущей ситуации донести эту позицию.

- На пресс-конференции гарант конституции дал нам 2 года тяжелой жизни и сказал, что потом выправимся.

- В данном случае, мне кажется, это перебор. Можно при грамотном управлении, может быть, частично пересмотреть команду на уровне России, которая занимается экономическими вопросами, и при разработке достаточно адекватной системы мероприятий, я думаю, имеется возможность в более короткий срок переломить ситуацию. 


Обсуждение
2694
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.