Верхний баннер
15:53 | ВТОРНИК | 17 СЕНТЯБРЯ 2019

$ 63.83 € 70.67

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

14:52, 02 апреля 2015

«Мы много что видим. Например, самоизлив шахтных вод в Кизеле. Мы это фиксируем. Но ничего не можем сделать!» - Сергей Пьянков о ГИС-технологиях

Тема: ГИС-технологии
Гости: Сергей Пьянков, доктор географических наук, профессор, заведующий кафедрой картографии и геоинформатики ПГНИУ; Валерий Катаев, проректор по научной работе и инновациям ПГНИУ
Программа: «Ни дня без науки»
Дата выхода: 29 марта 2015 года
Ведущий: Владимир Соколов

ВИЗИТКА

Сергей Васильевич Пьянков, доктор географических наук, профессор, заведующий кафедрой картографии и геоинформатики ПГНИУ.

В 1992 г. закончил механико-математический факультет Пермского университета, в 2009 г. получил степень кандидата технических наук, а в 2015 г. защитил докторскую диссертацию.

Текущая научная деятельность связана с использованием современных геоинформационных технологий при решении пространственных задач, разработкой и проектированием региональных тематических геоинформационных систем, математико-картографическим моделированием геосистем и природно-техногенных комплексов, тематическим картографированием с использованием данных дистанционного зондирования Земли.

В Пермском университете руководит научными проектами по прогнозированию опасных природных явлений и интенсивности процессов снеготаяния, а также по разработке технологии оперативного мониторинга и прогноза затопления при образовании ледовых заторов.

Руководитель международной исследовательской группы по разработке автоматизированной технологии проведения лесоустроительных работ на основе комплексирования данных космической съемки и воздушного лазерного сканирования совместно с университетом Восточной Финляндии.

Автор 137 научных статей, 13 монографий и учебников.

В настоящее время географические информационные системы (ГИС) и технологии применяются практически во всех сферах человеческой деятельности. Сегодня это мировая многомиллиардная индустрия, в которую вовлечены сотни тысяч специалистов, осваивающих с помощью новейших компьютерных методов информационное пространство. Без ГИС-технологий не обходится комплексный анализ самых различных по тематике проблем – таких как перенаселение и загрязнение территории, сокращение лесных угодий, природные и техногенные катастрофы, мониторинг состояния окружающей среды, управление природными ресурсами. С помощью ГИС может быть организован эффективный доступ к большому объему информации об объектах, имеющих пространственную привязку.

 

- Сергей Васильевич, какие пространственные задачи решаются с помощью географических информационных систем?

Сергей Пьянков: Вся информация, которая окружает нас, является геокоординированной. Она имеет определённые координаты. Это и трек, который существует после работы GPS-навигатора, это и форма вашего земельного участка, это и изображение Земли из космоса. Все эти пространственные данные могут быть обработаны с помощью геоинформационных систем. На основе этого делаются выводы, решаются задачи картометрические и сложные тематические задачи, например, тематическое картографирование.

- Я так понимаю, мы просто изучаем местность более детально, каждую кочку, дорожку, речку…

Сергей Пьянков: Не совсем так, мы изучаем не только местоположение объектов в пространстве или детальность объектов. Зачастую бывает необходимость обобщения информации и получения тематических данных. Таких как тепловые характеристики, состояние растительности, так называемый индекс NDVI…

- Что это? Давайте не будем проскакивать непонятные вещи.

Сергей Пьянков: Это индекс вегетации растения, по нему можно судить о качественном состоянии растительного покрова, находятся ли они в состоянии засухе, в период созревания, в пике развития… Те задачи, с которыми на приходится сталкиваться при обработке пространственных данных – дистанционное зондирование земли.

- Что такое «зондирование»? Мы можем узнать рельеф, состояние почвы.

Сергей Пьянков: Мы получаем данные телеметрии. Это определённый набор волн, на основе которых при помощи программ можно получить тематические характеристики. Это и высота, и температура приземного слоя атмосферы или поверхности облаков. По ним строятся модели, в том числе гидрометеорологические. По ним считаются наличие или отсутствие снежного покрова на суше. Отсутствие или наличие древесной растительности. Делаются выводы, был или не был здесь пожар, фиксируются пожарные точки – точки, где возник пожар.

- Доступна достаточно оперативная информация?

Сергей Пьянков: Совершенно правильно.

- Давайте разберёмся, как это делается. Летает спутник и сканирует… Как, чем?

Сергей Пьянков: В 2012 году был создан Центр космического мониторинга Пермского края, который принимает данные с нескольких типов спутников земли. Одна антенна «Алиса-СК» принимает гидро-метеоролгическую информацию с трёх типов спутников – китайского, европейского и американского. Эта информация принимается 30-40 раз в сутки. Мы видим окружность от Новой Земли до Тегерана и от Парижа до Прибайкалья. Представьте эту огромную территорию, о ней ежедневно по много раз в сутки приходит к нам информация.

Вторая антенна принимает с пяти типов спутников, среди них спутники среднего, высокого и сверхвысокого разрешения. Первое – это 250 метров на 1 километр, другой тип – шестиметровые спутники с разрешением 50 метров...

Валерий Катаев: Этот Центр находится в Университете, его создавал университет, но задачи касаются не только интересов университета, это интересы региона и большей части России. Именно в университете данные на каждый день накапливаются и могут быть востребованы абсолютно любой организацией, которая имеет интересы в любом регионе.

- Когда изначально создавался этот Центр в Университете, для него был задачи, которые сейчас выполняются?

Валерий Катаев: Были поставлены определённые задачи, Центр создавался как одно из подразделений ГИС-центра, который был создан раньше. И технологии использовались ранее. Но у нас не было постоянно поступающей информации, огромных массивов данных.

- Что всё-таки за информация поступает в Центр? Я в этом ничего не понимаю! Летит спутник. Делает фотосъемку, что ещё?

Сергей Пьянков: Это фотосъёмка не в привычном понимании, это данные телеметрии, спектр радиоволн, которые принимает антенна. Спектр исходит от разных типов спутников. Инфракрасное излучение, по нему определяются температурные характеристики или наличие пятен, которые могут говорить о том, что здесь пожар. С этих данных телеметрии и можно строить тематические карты. Как то – обычные фотографические изображения, которые часто используются для сверх детальной съёмки, которая сейчас позволяет дойти до разрешения 30 сантиметров… Представьте квадратик 30 на 30 сантиметров, он может быть определён даже по цвету.

И вы правильно говорите, что есть и радарные съёмки, которые позволяют зафиксировать всё, что находится и под облаками в том числе.

- Это спутник даёт сигнал уже, ловит его отражение, получается сканирование. И что мы выясняем? Рельеф, как минимум.

Сергей Пьянков: Мы выясняем формы рельефа, можем вычислить, в том числе, морфематические характеристики, объёмы посчитать, площадь. Скажем, нас интересуют, каковы запасы того или иного вида древесины на исследуемой территории. Для этого происходит обработка, выясняется, какой тип растительности здесь существует, какова его площадь. И так можно выйти на решение экономических задач.

- Как вы выясняете тип растительности? Сосны там растут или берёзы?

Сергей Пьянков: Это и есть обработка данных телеметрии, позволяющая оценить количество того или иного светового спектра, которое находится в так называемом элементе растра, то есть самом минимальном фрагменте изображения. Относительно этого можно строить, какие типы растительности здесь находятся.

- И, кроме того, оценить состояние растительности.

Сергей Пьянков: Конечно. И можно оценить, что помимо спутниковых данных, у нас был накоплен огромных массив картографических баз данных, представленных в виде таксационных описаний. Это те данные, которые были получены путём полевых работ.

- Таксационные – это по типам растительности?

Сергей Пьянков: Да. Также данные о границах участков и полей Пермского края, которые также были в своё время получены за счёт других проектов. Это в совокупности, в комплексе позволяет решать широкий спектр задач. И я бы хотел остановиться на том, что мы не только прикладные решаем задачи, где нашим основным заказчиком является правительство Пермского края, а прежде всего, надо остановиться на решении фундаментальных задач. 15 лет мы являемся грантодержателями Российского фонда фундаментальных исследований, фактически каждый год выполняя по их заказу такие задачи как мониторинг за прохождением паводков и половодий, разработки моделей процессов снеготаяния, формирование паводочной волны, определение зон затопления при прохождении паводков и половодий. Моделирование зон затопления при образовании ледового затора. Это все те фундаментальные задачи, которые в дальнейшем обкатываются на территории Пермского края. Вам хорошо известны наши ресурсы – это знаменитый уже в Пермском крае ресурс http://accident.perm.ru/, так называемые «Опасные природные явления Пермского края», из которого журналисты часто черпают информацию.

- Кстати. Непогода. Нам на днях обещали ветер 25 метров в секунду.

Сергей Пьянков: И вчера ночью он был.

- Он был, действительно? Значит, я его проспал. Думала, вы не то пообещали.

Валерий Катаев: Я хочу добавить, дело и не только в том, о чём говорит Сергей Васильевич. Мы говорим о получении некой информации с поверхности земли, но кафедра, ГИС-центр и Центр космического мониторинга занимаются ещё и картографированием. Получение, допустим, карт местности. Очень точных, детальных, несравнимых по качеству изображения с тем, что мы имели в советские времена. И у Университета есть лицензия на картографическую деятельность. Таких лицензий не так много в Пермском крае, но возможность получения абсолютно любой картинки, по абсолютно любому заказу на абсолютно любую территорию.

- Видимо, лицензирование связано с тем, что не все территории у нас открыты? Не все данные могут быть опубликованы?

Валерий Катаев: Есть запреты, есть определённые режимы съёмки определённых территорий. Поэтому, конечно, не вся территория может быть открыта, но человек, который обладает лицензией и составляет карты, облечён неким государственным доверием на эту деятельность.

- При такой детальности, которую способны дать ваши наблюдения, возникает вопрос о динамике. Потому что если мы так детализируем наши карты… У нас же всё меняется. Река новое русло проложила. Новую тропинку протоптали. Эта динамика прослеживается?

Сергей Пьянков: Да, безусловно. Все же знают такие ресурсы как Google Earth. Или «Планета Земля». Которые редко обновляются, по мере возможности. Мы же обладаем самой актуальной информацией, которая существует для Пермского края в настоящий момент.

Валерий Катаев: Каждый день.

Сергей Пьянков: Для карты миллионного масштаба информация обновляется ежедневно.

- Если под землёй дырка или пещера? Эта информация вам доступна?

Сергей Пьянков: Пока нет. Есть другие технологии.

Валерий Катаев: Такие технологии есть, но они связаны с аэрофотосъёмкой, не с космосъёмкой. То есть там используются те же тепловые излучения. Мы знаем, что температура в пещере одна, на поверхности другая. Меняющаяся температура позволяет обнаружить в приповерхностной части земли тот или иной объект, в том числе, пустоту, заполненную водой или газом. Такие работы мы выполняли для магистральных газопроводов, опыт такой имеется.

Сергей Пьянков: В продолжение хотел бы сразу сказать, что мы сейчас с Университетом Восточной Финляндии отрабатываем ещё одну технологию, это использование лидарной съёмки. Другими словами, лазерной съёмки. Работа называется «Создание технологии компрессирования данных дистанционного зондирования земли (лидарной съёмки) для проведения лесоустроительных работ». Фактически речь идёт о минимизации выхода человека в лес, повышении качества и объективности оценки состояния лесных ресурсов и перевести проведение таких работ в полуавтоматический режим. За рубежом это сплошь и рядом, вся территория Финляндии фактически такого рода лидарной съёмкой покрыта, и мы такого технологии пытаемся привнести на российский рынок.

- А как происходит лазерное сканирование? Снова спутник?

Сергей Пьянков: Нет, аэросъёмка, самолёт, на нём крепится лидар, он детектирует координаты Х-У отражённого лазерного луча и по форме объекта мы можем установить, что это такое. Другими словами, при линейных размерах один метр, получается несколько координат, и по форме отражённого луча возникает форма объекта. Если это сосна, то одна форма. Если берёза, другая форма. Лиственные деревья, хвойные – разные формы. Это позволяет не без так называемых тестовых площадок получать описания. Технология активно используется за рубежом, мы тут попытаемся.

- Перенимаем. А есть свои разработки, которые сейчас используются за рубежом? Или над которыми вы работает?

Сергей Пьянков: Не готов ответить, что используется за рубежом, а то, что используется в России и в Пермском крае – были гранты Российского фонда фундаментальных исследований, которые мы здесь активно применяем, в том числе, в инновационной деятельности. Есть грант «Умник», который был поддержан рядом инноваторов, инновационными фондами, им руководит Андрей Шихов, небезызвестный в Пермском крае, кандидат географических наук.

Валерий Катаев: Он комментирует все изменения погода.

Сергей Пьянков: Он ведёт как раз ресурс http://accident.perm.ru/. Этот грант направлен на картографирование опасных гидрометеорологических явлений в оперативном режиме – прогноз и за несколько часов до негативной ситуации будет сценарий выдан в картографическом виде. Такого рода технологии существуют.

- Опасные природные явления – это что? Снег, ветер, наводнение?

Сергей Пьянков: Существует огромный перечень, утверждённый Росгидрометом. Всё, что вы перечислили, туда тоже входит.

- Что позволяет прогнозировать сценарий?

Сергей Пьянков: Существуют разные подходы, это не только данные дистанционного зондирования земли, это и различные модели состояния атмосферы, VRF-модели (американские модели, адаптированные нами для наших условий, что важно). Более того, университет в этом году приобрёл радарную мобильную установку, она может перемещаться в любую точку края и в радиусе 100 километров фиксировать, что собой представляют грозовые облака, тот или иной атмосферный фронт, какие беды он несёт. Эти данные объединяются на единой картографической основе, и, как следствие, выходит сценарий развития ситуации.

Валерий Катаев: Иными словами, мы можем предсказывать события по заказу человека. Он увидел тучу и забеспокоился. Приезжает мобильная установка и говорит: не беспокойся, это будет только маленький дождь.

- Осталось дать телефон горячей линии, и, если вы чувствуете, что кара небесная к вам приближается, звоните (смеются).

Валерий Катаев: Да, мы её можем идентифицировать.

- Будете знать, чего ждать.

Сергей Пьянков: Надо выходить на экономические задачи. Всякий раз, когда выпадает снег на территории города, особенно первый снег – день жестянщика, все удивляются, неожиданность. Такого рода устройства позволяют предвосхитить это развитие.

- Вы его уже используете?

Сергей Пьянков: Прибыло оно в декабре 2014 года, оно находится в тестовом режиме, к лету надеемся запустить в работу.

Ещё одна ветвь – система высокоточного позиционирования. Над которой мы бьёмся уже долго. Думаю, мы её тоже запустим ближе к лету.

- Почему бьётесь? Какие-то трудности?

Валерий Катаев: Основная трудность – высокая стоимость этой системы. И необходимы определённые согласования, потому что эта система располагается на территории края и имеет некий региональный аспект, надо установить что-то, согласовать, и это стоит достаточно больших денег.

- Что это за система?

Сергей Пьянков: Если традиционно GPS-навигатор даёт нам позиционирование с ошибкой в 5 метров, то вот эта система с использованием специализированных устройств приёма, так называемых роверов, в режиме реального времени даёт ошибку до нескольких десятков сантиметров, а в режиме постобработки даёт ошибку до нескольких сантиметров. При этом вы получаете данные в режиме почти реальном.

- Как это работает?

Сергей Пьянков: Существует ГЛОНАС-навигация, GPS-навигация, помимо этого навигация «Галилео» европейская, китайские спутники… На основе них вы можете получать данные. Но если вы зафиксируете на территории несколько так называемых базовых станций, у нас они будут располагаться в Кудымкаре, Соликамске, Перми, Кунгуре, то относительно этих базовых станций, находясь в треугольнике, образованном тремя базовыми станциями, а также спутниками, которые я перечислил, вы можете высокоточно определить местоположение вот этого ровера. Это задача уже не только геологического и географического значения, она ближе к инженерным задачам, но мы к этому последовательно идём, летом запустим.

Валерий Катаев: Если совсем просто – это сочетание наземных систем с космическими системами, это даёт более высокую точность.

- Зачем? Если я пешеход или еду на машине, мне точности моего навигатора достаточно. Это для чего может использоваться, если не брать военные цели?

Сергей Пьянков: Задачи исключительно мирные. Вам необходимо правильно определить координаты земельного участка. Необходимо поставить участок на кадастровый учёт. Вам необходимо это сделать для целого кооператива. Традиционными методами это делалось 2 недели, с использованием этого ресурса это можно сделать за 2 дня.

- Результаты этого позиционирования должны признаваться всеми органами, которые ставят закорючки и печати.

Сергей Пьянков: Они признаются, такие технологии используются в Центре технической инвентаризации в Перми, геологические работники используют. В основном такого рода устройства являются переносными. Мы же говорим о том, что так называемые базовые станции будут стационарными, что позволит качественно улучшить определение координат объектов.

- Для меня это что значит? Я сэкономлю время…

Сергей Пьянков: И деньги. И повысите точность, меньше споров с соседом будет за границы участка.

- Да, там один метр может привести к кровавым распрям (смеются). Где ещё это можно использовать? Ну, понятно, строители…

Сергей Пьянков: Строители, дорожники. Вы говорили, что едете на машине… Груз может быть различный. Если сейчас «ЭРА-ГЛОНАС» широко распространяется на общедоступном транспорте, то специализированный транспорт обязан определять свои координаты с большей точностью, с той точностью, о которой я говорил. А перевозка специализированных грузов – одна из самых непростых задач. Речь идёт о нескольких сантиметрах.

- Вы даёте возможность изучить местность в принципе плюс точно понимать, где я нахожусь на этой местности. Вы говорите, что с администрацией сотрудничаете. Кто ещё? МЧС?

Сергей Пьянков: Всегда основном заказчиком являлось правительство края в лице Министерства природных ресурсов, лесного хозяйства и экологии, Министерства общественной безопасности и Министерства сельского хозяйства. Долгое время мы сотрудничали с Министерством строительства и архитектуры, Министерством имущественных отношений. Это заказчики или потребители информации. Сейчас активно сотрудничаем с Министерством образования и науки, которое гранты для создания международной исследовательской группы выделило.

Помимо этого, существуют федеральные структуры и представительства. Органы МЧС, земельная и кадастровая палата, Камское бассейновое управление. Со всеми работаем.

- Вы говорите «международная исследовательская группа». С кем вы сотрудничаете?

Сергей Пьянков: Мы выиграли грант совместно с Университетом Восточной Финляндии. С коллегами. Название я уже давал. Использование лидарных данных для проведения лесоустроительных работ. Сейчас мы совместно с ними, а также университетом Тарту ещё один грант написали в Европейское космическое агентство, итоги будут подводиться в течение ближайших двух недель. Смысл этого гранта – использование данных дистанционного зондирования земли при правильном лесопользовании на территории Европы и Российской федерации. Это совместный грант, проект «ERA-NET», он поддерживается европейским сообществом, а с нашей стороны Российской академией наук.

- Вот о лесопользовании вы говорите. А я сразу вспомнил, что недавно у нас опять поймали «чёрных лесурубов», которые где-то что-то рубили. Вы можете в этом помогать?

Сергей Пьянков: Мы много раз такого рода услуги предлагали, даже пытались совместно с Министерством природных ресурсов создать такого рода систему мониторинга, но, к сожалению, до сих пор это не удалось. Мне трудно анализировать причину. Много говорится, но до законодательных решений не доходит. Например, что стоит законодателям Пермского края принять такое решение, что любой лесной арендатор обязан предоставлять раз в год или тогда, когда он взял участок в аренду, космические снимки того участка, с которым он собирается дальше работать? Это позволит повысить прозрачность в лесной отрасли, позволит создать систему мониторинга, эти снимки сейчас стоят уже недорого, это не запредельные суммы, это не будет большого финансовой нагрузкой на плечи лесных арендаторов.

Валерий Катаев: Добавлю, то, что пока не получается на уровне какого-то Министерства… Опыт наработан, и отдельные лесопользователи, например, «Соликамскбумпром», используют эти данные именно для этих задач. Мониторинг вырубок несанкционированных, всё это фиксируется, причём в режиме постоянном. То есть кое-кто использует это, но на уровне края, на уровне государственном систему внедрить не получается.

- Если мы говорим о водных объектах. Можете ли вы, допустим, отслеживать ситуацию с Березниками, где выявлено предприятие, которое должно было очищать воду, но оно просто сбрасывало стоки? Можете из космоса увидеть загрязнённую воду?

Сергей Пьянков: Так просто не готов ответить. Что-то можно. Фиксирование нефтяных пятен возможно, но существуют и другие технологии для этого, не обязательно лететь в космос.

- Другие технологии могут применяться по сигналу: «Что-то тут не так, поехали, посмотрим». Конечно, возьмётся химический анализ, это будет. А если это делается втихаря, как в Березниках, на протяжении многих лет? А у вас есть снимки, вы видите, что-то не так с этой водой, вот в этом месте…

Сергей Пьянков: Мы много что видим. Существует замечательная статья в газете под названием «Оранжевые реки», которую написал Николай Георгиевич Максимович о том, как происходит самоизлив шахтных вод в Кизеле. Мы это тоже фиксируем. Но ничего не можем сделать!

- Ну если вы видите, что там что-то нехорошо, вы всё равно куда-то об этом сообщаете?

Сергей Пьянков: Мы по такому пути пошли – всё, что мы считаем необходимым сообщить общественности, публикуется на сайте «Опасные природные явления». Таким образом могут сигналы даваться властям предержащим. Но мы не имеем права о том, что случилось… Ведь исчезновение фрагмента леса на космическом снимке не даёт утверждения, что этот лес украден. Может, там всё легально. Для этого нужна огромная система, позволяющая правильные решения управленческие принимать. Элемент такой системы есть, технологии есть, надо внедрять, разрабатывать, соглашусь с вами. Писать регламенты, нормативы.

Валерий Катаев: Надо понимать – то, чем занимается университет и Сергей Васильевич в этой области – это некий инструмент. И возможности этого инструмента определяются постановкой задачи. Вот будет задача: «Попробуйте определить некие несанкционированные сбросы, получится или нет?», «Попробуйте выбросы в атмосферу фиксировать на каком-то объекте». Если этот объект наблюдать постоянно, скорей всего, эта задача будет решена. Или с помощью наблюдений, или наблюдения войдут в комплекс мониторинговых мероприятий. Но это инструмент. Им надо пользоваться. Мы вот не говорили… Мы говорили, что заказчик на уровне правительства. А люди? У них появилась возможность. Они привыкли к телефонам… Вот появилась новая возможность. Но вряд ли мы имеем большое количество заказчиков от людей, они ещё не понимают возможности, а это огромный пласт.

- А не ваше ли это упущение?

Валерий Катаев: В том-то и дело.

- Они, может, знать не знают о том, что есть такие возможности.

Валерий Катаев: В том-то и дело…

Сергей Пьянков: Здесь можно ещё один пример привести. Все знают такое понятие как краудсорсинг. В том числа и геоинформационные ресурсы создаются… Социально активные люди часто используют краудсорсинговые геоинформационые системы. Например, в Перми такого рода система создана в университете на филологическом факультете. Люди имеют возможность сами зафиксировать места, опасные для ребёнка. Это геоинформационная система! И это краудсорсинговая задача.

В наших планах публикация в этом году ресурса, который существует у Гугла, но с обновлёнными данными, в том числе, топографическими. Люди, фактически весь спектр желающих, получат доступ к данным высокого разрешения.

- То же самое, что «Гугл Земля», но более подробно?

Сергей Пьянков: И более адаптировано для нас, для пермяков. Это всё для Пермского края. Мы не хотим за пределы далеко уходить.

Валерий Катаев: Я вспоминаю опыт, который у меня был в Великобритании. Мы приезжаем к людям, которые имеют частный дом. Пролетает вертолёт. Я спрашиваю: «Почему вертолёт?» Они говорят: «Так это услуга, которую мы заказываем». С вертолёта делается снимок раз в пять лет этого участка и дома. И у них есть некая панорама, где они видят изменения… Специально заказывают за большие деньги.

- Зачем?..

Валерий Катаев: А вот хочется. Сверху посмотреть. Интересно, как изменялась эта территория и дом в течение 20 последних лет. То же самое может делать ГИС-центр и Центр космического мониторинга. И та система, о которой сейчас только идёт речь. Посмотрите на снимок сегодня и через 10 лет той территории, которая для вас интересна.

Сергей Пьянков: За эти годы накопился огромный массив данных. Мы же не работаем самостоятельно, отдельно от Университета. Мы встроены в систему университета и его информационные ресурсы. Прежде всего я говорю о так называемом суперкомпьютере и DATA-центре. Речь идёт о хранении там десятков терабайт пространственной информации, которая структурирована, упорядочена, и мы можем получить снимок многолетней давности. Всё это хранится, мы периодически обращаемся в DATA-центр, в том числе для судебных задач. Сейчас Валерий Николаевич говорил об определённом временном шаге… У нас есть практика, когда мы выступаем в качестве экспертов в суде, говоря о том, что не было дома, он появился, когда он появился… Или наоборот – стоял дом, дом снесли. Возделывается участок или нет. Стоит его отчуждать у землепользователя нерадивого или нет.

- Вот история свежая в деревне с романтическим названием Адищево. Люди построились, после этого там проложили нефтепровод, а теперь их заставляют сносить дома. В принципе, они могут прийти к вам за хронологией.

Сергей Пьянков: Пожалуйста.

- Ну, вот мы и дошли до частных интересов граждан, которые вы можете помочь отстаивать. Но наша передача заканчивается. Давайте вы в конце скажете, где, на каком ресурсе про вас можно узнать.

Сергей Пьянков: Наш основной ресурс – http://gis.psu.ru/, это сайт ГИС-центра ПГНИУ, кафедры картографии и геоинформатики, а также Центра космических технологий и услуг. Мы сейчас триедины. Это и образовательная, и научная, и производственная деятельность. Мы покрываем широкий спектр решаемых задач и услуг в этой области.

Обсуждение
2191
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.