Верхний баннер
20:37 | ПЯТНИЦА | 07 АВГУСТА 2020

$ 73.64 € 87.17

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

18:02, 20 апреля 2015
Автор: Ирина Колущинская

Владимир Прохоров в программе «Колущинская удивляется»: распятие Гагарина, отставка губернатора и прямая линия президента

- Добрый день, Пермь! Я Ирина Колущинская. Сколько лет живу, столько удивляюсь – и чем дальше, тем больше – глядя на свою замечательную жизнь в нашем замечательном городе. У меня в гостях Владимир Борисович Прохоров, чему я очень рада. Потому что я всю свою жизнь удивляюсь, а он уже последние лет двадцать говорит, что он давно ничему не удивляется. Но я думаю, что это не совсем так. Здравствуй, Володя!

Владимир Прохоров: Добрый день!

- У меня первый вопрос. Вот эта история с Гагариным на кресте… Я, честно говоря, не просто удивилась – я поразилась. Но у меня есть своя точка зрения, и мне очень хотелось бы знать твою точку зрения. Что это вообще было, сам этот факт, а, главное, его последствия в медийном поле?

Владимир Прохоров: Давай сразу договоримся, я не большой специалист в области искусствоведения и стрит-арта, я немножко с другой стороны на эту тему посмотрю. Я думаю, что философские обоснования сделать такой сюжет, наверное, у художника были. Тут много людей кричали, мол, они затронули Гагарина, это наше все. На самом деле, это моя эпоха. Я, когда Юрий Алексеевич полетел в космос 12 апреля 1961 года, я заканчивал первый класс, то есть я уже соображал, что происходит, и мы безумно гордились Гагариным, хотели быть космонавтами. И только с годами, только с годами я понял, что Юрий Алексеевич действительно был неким искупителем, потому что если бы не взлетел Гагарин, то кто бы и чем искупил огромную вину нашего государства перед нашими гражданами, когда люди недоедали, недосыпали? Я сегодня узнал, что для создания атомной бомбы академик Харитон запросил у Берии сколько-то ртути… Три года страна не выпускала термометров, потому что вся ртуть ушла туда. И вот если бы Юрий Алексеевич не искупил, если бы страна не взлетела в космос, тогда у меня простой вопрос: «А за что страдали мои родители, бабка, которая получала 7 рублей пенсии»? Вопрос искупления грехов Гагариным и его полетом – во всяком случае, это философская тема. Другой вопрос, надо ли было это делать на фасаде здания. На мой взгляд, это обычная муниципальная проблема – разрисовывают или не разрисовывают. Наверное, для этого надо было получить разрешение собственников или тех, кто отвечает за фасады в городе Перми. Если это не было получено, наверное, здесь есть какое-то нарушение, допускаю, вполне. Но это абсолютно муниципальная ситуация. И некие господа из городской думы или, точнее, господин Уткин не мог этого не понимать, потому что у нас все заборы расписаны. И когда он сказал, что он обратится в органы проверить на вандализм…

- Он вообще понимает, что такое «вандализм»?

Владимир Прохоров: Я не знаю, я с ним не участвовал в дискуссии. Я ему сказал: «не майтесь дурью». Там было просто элементарно это сделать через управление внешнего, внутреннего – какого угодно благоустройства. А господин Уткин сделал это через федеральную структуру – через полицию. То есть он написал заявление, прошу проверить… Причем написал не как зампредседателя городской думы, а написал как депутат – то есть депутатский запрос. Но он же депутат по другому округу! Какого черта он полез? Мне показалось, что тут начала разыгрываться совершенно другая карта, а именно... Вы понимаете, скоро выборы в Думу, господин Уткин понимает, что надо будет выбираться.

- На чем-нибудь.

Владимир Прохоров: На чем-нибудь. Поэтому неплохо бы ему возглвавить… странно было бы, если бы он защищал какие-то религиозные ценности. Он стал защищать скрепы советские, как ему кажется: Юрий Алексеевич Гагарин – это наше все, это святое, не трогайте.

- Но ведь в этом случае распятье и говорит, что…

Владимир Прохоров: Да там никому дела нет до художника Жунева, абсолютно, никому дела нет даже до Гагарина, там задача одна – найти ту нишу, на которой можно избраться. И у него, действительно, появились последователи, которые начали шуметь: «наше советское всё трогают своими грязными испачканными краской руками и прочее». Я заметил, что эти люди все время нападают на Чиркунова и защищают господина Басаргина. Я должен был этим людям рассказать, что они не на ту лошадку поставили и им придется с нее слезать.

- Утка оказалась хромой.

Владимир Прохоров: Это вы сказали, не я. Господин Уткин после завершения карьеры санитарного врача в одной из колоний Пермского края, он каким-то чудом или за какие-то таланты был вице-премьером в правительстве у господина Чиркунова. А отвечал не за что-нибудь, а отвечал за стратегическое направление. За внедрение сюда «Белкомура». Он два года за это отвечал и больше ни за что. А где «Белкомур»? Нет! А где деньги, которые он получал на зарплату, на командировки в Москву, откуда он не вылезал? Нету! И вот «Белкомура» нет, а его надо было куда-то девать, а куда? И девали в Городскую Думу. А дальше куда? А дальше надо там остаться… Вот и вся логика его, на мой взгляд. Это, еще раз повторяю, на мой взгляд, это мое личное мнение, я, грубо говоря, свечку не держал в его голове. А самое главное, что это типологически же видно. Такие люди вместо того, чтобы жить спокойно, я имею в виду, не поднимать эту волну, не маяться дурью, и тогда бы не было этого федерального скандала на все российские СМИ, что вот в Перми опять что-то разрисовали. Такая же ситуация с вот этими пчелками, я вас уверяю, что если бы этому не придали значение, то есть пропустили бы мимо глаз и ушей – ну что там такого, господи, уж произошло? - никто бы… Это все тема педсовета, не больше.

- Даже не вопрос.

Владимир Прохоров: Обсуждает вся страна. Что мы обсуждаем, какие проблемы, нам что, больше заняться нечем? А тут же нашлись некие… Я уж не знаю их фамилии, типа Милонова, скажем - «Они танцевали в одежде, которая напоминает Георгиевскую ленту». У Георгиевской ленты сложнейшая история.

- Они удивятся, если узнают, о чем речь.

Владимир Прохоров: Ее и в армии Власова, кстати говоря, использовали. Но я не об этом. Ситуация другая. Есть интернет, есть сети, это все мгновенно заражается, вирусится, и народ начинает сходить с ума. Ради чего? Зачем напрягать, зачем делать из людей каких-то врагов, которые задумали наши скрепы подмять. Это глупость все. Надо не разделять людей в период действительно серьезной внешней опасности – я имею в виду людей в стране – на пятую, шестую или какую там колонну. Надо их объединять. А вот эти провокаторы, они только злят людей. В России злить людей неправильно.

- Спасибо большое. Я удивляюсь тому, что у нас с тобой совершенно совпали с тобой точки зрения, потому что я сразу…

Владимир Прохоров: А чего тут удивительного?

- А мы с тобой ругаемся 40 с лишним лет, поскольку мы с тобой очень разные люди. Ну это почти любовь, понимаешь… 40 лет – это срок.

Владимир Прохоров: Это пожизненное, да.

- Я хотела тебя спросить тебя про эту удивительную информацию, что города Пермского края в ближайшей перспективе помрут друг за дружкой? И что это вполне естественно. Я имею в виду ту лекцию, на которой ты был пару дней назад. Но тут возникла другая тема – это разгон кадров в УКСе. Вот, ты знаешь, я не то чтобы удивляюсь… Я ничего не могу понять, сначала разговор про то, что Козлов уволен за то, что…

Владимир Прохоров: Давайте введем людей в курс дела. Позволишь, да? Вот смотрите… Сегодня «Коммерсант» выдает информацию на сайте о том, что по информации «Нового компаньона», руководство управления капитального строительства Пермского края… Пост оставил руководитель УКСа и 7 его подчиненных.

- Это прелесть!

Владимир Прохоров: Это просто сказка. А поводом, пишет сайт «Коммерсант», мог стать приказ согласовать одну из сделок по передаче здания ВКИУ Пермской государственной художественной галерее. По мнению специалистов управления, обозначенные в документах суммы, были завышены.

- Это даже не вопрос, это с самого начала было ясно. Это козе было понятно, а не только Козлову!

Владимир Прохоров: Короче говоря! Вот одна из версий. В 10:15, то есть через буквально через 18 минут, пишет тот же «Коммерсант», отменив предыдующую информацию, Козлов был отправлен в отставку, приказ об этом подписал Демченко, но совсем уже по другой причине… Там уже не ему приказали подписать сделку с завышением. А уже он там заключил какое-то мировое соглашение, и на этом бюджет потерял 11 млн. Что я могу по этому поводу сказать. Я не исключаю, что правда в обеих этих заметках. То есть заключил мировое, и бюджет потерял 11 миллионов, а с другой стороны, Козлов не дал украсть начальству, которое подписало приказ о его увольнении. Я не исключаю, что обе этих заметки правдивы. История покажет, что к чему, но то, как происходит управление нашим краем, говорит о том, что, возможно и то, и другое, причем одновременно. Ну вот уголовные дела по правительственным сотрудникам Пермского края. Вот дело Белоконя. Оно расследуется, там все правильно, но мне изложили ведающие люди такую версию того, что он творил. Строительная организация по безналу на карту оплачивала владельцу квартиры, которую этот господин Белоконь в Перми арендовал.

- Песня!

Владимир Прохоров: А первый раз что ли такое? Это было и в самом начале, с работниками ЖКХ. А что касается парня из тарифной комиссии, по которому тоже уголовное дело. Что происходило? Люди приходили утверждать тарифы, а он их отправлял провести консалтинговое исследование в фирму, которая ему аффилирована – то ли она жены его… Понимаете, что происходило? То есть люди должны были куда-то обратиться и заплатить. Я знаю организации, которые не стали делать это. И в итоге им ценообразование то ли затянули, то ли сделали меньше и так далее. То есть наказывали таким образом. Но вы представляете стиль управления? Когда к тебе, руководителю тарифной комиссии приходят, говорят, вот нам надо тариф утвердить, чтобы людям начислить…

- Деликатный ты человек! Это называется «стиль управления».

Владимир Прохоров: Это стиль управления, да. А как это еще называть? Этому можно удивляться, а можно – как это по-русски помягче сказать – обалдевать, скажем.

- Ну да, где-то так.

Владимир Прохоров: Где-то! Если бы это где-то было так. Это здесь и сейчас! Поэтому я совершенно не удивляюсь тому, что людям надоело, и они пишут обращение за отставку губернатора и, по-моему, 17-го собираются на митинг. Там есть определенные моменты… Не знаю, удивляет ли вас эта история? Если удивляет, давайте ее обсудим.

- Я тебе скажу, что вот мы про Козлова поговорили, про Белоконя поговорили, и вот хотелось бы два слова про пастухов, потому что с фермой все понятно. Поговорим о пастухах. Я не то чтобы удивлялась - я ржала до слез, когда несколько дней назад прочитала у тебя на портале, на «Местном времени», прямую речь господина Тушнолобова, который сказал, что он ездил по городу, смотрел про грязь и про мусор, далее он сказал, что Дмитрий Иванович Самойлов все время ездит и смотрит. И он теперь тоже будет систематически ездить и смотреть. Я даже не говорю, что это не совсем та работа, которой должен заниматься премьер-министр краевого правительства. Меня знаешь, что поразило? Звуковой ряд! Пермяки очень самодостаточные люди, ведь по большому счету 11 лет город без полноприводного главы города. Ведь это же Кац, потом Маховиков, потом Самойлов. Это такое КМС – такие кандидаты в мастера спорта по административному многоборью. Они все время начальники, вот эти люди. Все время! Господин Маховиков был практически изгнан из Думы, потом Владимир Иванович Плотников пожалел его. Дума сказала: «нехай буде, пускай работают», и тут же пошел на повышение вице-премьером, а теперь он будет четвертым чиновником края. Я не то что, Вова, удивлена. Я это слово не могу сказать!

Владимир Прохоров: А что тебя удивляет-то?

- Ну если человек не может работать вообще, в принципе.

Владимир Прохоров: Давай разберемся. Это твое личное мнение – я, кстати говоря, не могу тут со всем согласиться. Но я не об этом. Если тебя удивляет, давай объясню, чтобы тебя не удивляло. Значит, ты говоришь по поводу того, что Маховикова назначают руководителем администрации губернатора. Правильно я тебя понимаю? У меня такое ощущение, это чтобы не мучить губернатора. Но вот представляешь, что у него в телефоне записано? Глава администрации… Кем был Маховиков? Главой администрации. А стал кем? Главой администрации. А кем был Самойлов? Главой администрации. А стал кем? Главой администрации. Чтобы не напрягать нашего губернатора – а у него в телефоне написано: «глава администрации» - поэтому и и не меняют работу. Вот это личное мнение мое. Поэтому был главой администрации – стал главой администрации… Ничего не поменялось, губернатору спокойно. Что там на самом деле происходит, мне пока сложно сказать. Анатолий Юрьевич Маховиков – умный человек, я думаю, он разберется в ситуации, а там будет видно, что к чему. Так что ты не удивляйся, там всякое бывает.

- Там всякого не бывает. Там всегда одно и то же. Потому что мы 11 лет не только без главы города, но и без губернатора. И поскольку это по факту так, то я думаю, эти ребята, которые организуют митинг на площадке около Муниципального дворца, они очень сильно правы. Вообще два слова скажем об этом?

Владимир Прохоров: Я думаю вот о чем. Ты вот сказала не обсуждать эту проблему, о том, что наши города не в ближайшей перспективе… Я объясню. На самом деле нет стратегии у края. Стратегия, которая сейчас есть – это мы живем тихо на ренту от калия и нефти, вот основные наши бюджетные поступления. Но мы же понимаем, что случись кризис или что – это все ломается. А отсюда сейчас секвестр бюджета аж на 6 млрд, причем за счет чего? За счет медицины, образования, а самое главное, инвестиций. То есть на самом деле будущего нет не только у депрессивных городов края, таких как Кизел, Соликамск уже начинает припадать, Березники. Я вчера был на лекции у Натальи Зубаревич, она специалист по региональным проблемам, и вот она говорит, что Пермь пока в нормальном состоянии. Сама Пермь. В демографическом, я имею в виду. Но за счет чего? За счет края. Я думаю, что Чиркунов понимал, что есть проблема в этом. Отсюда его поиски какого-то стратегического якоря, который бы работал. Не буду сейчас обсуждать, прав он или нет. Но то, что сейчас у нынешнего руководства нет абсолютно никакой стратегии, кроме как тянуть время и сидеть на том, на чем они сидят – нет. Я за то, чтобы его убрали с должности – или лучше бы он сам ушел – даже не потому, что в его окружении поголовно воруют, а потому, прежде всего, что нет стратегии, а если нет стратегии – нет будущего. Вот понимаете… Устроители митинга говорят, он не построил зоопарк, галерею, аэропорт… Меня это даже не сильно волнует. Почему? Потому что аэропорт построит без него, грубо говоря, бизнес. Но для чего аэропорт? Только для того, чтобы прибыли управляющей компании приносить? Нет. Это точка, это порт, куда должны приходить инвесторы. А куда и зачем они придут? Что касается зоопарка этого бедного и галереи… Может быть их вообще не построят. Денег нет, да и особо желания-то, я гляжу, нет. Все какие-то левые истории, то с Черняевским лесом. Это ложные вещи.

- Вова, мы с тобой по этому поводу мы сделали прекрасное исследование. Вся эта черняевская бадья была для того, чтобы отдать своим людям землю. Это козе понятно.

Владимир Прохоров: Ирина Владимировна, я даже сейчас не об этом. Я о том, что стратегии развития края нет. А если нет развития края, значит, он в конце концов когда-нибудь задушит сам себя. Вот в чем проблема! Это значит, что люди будут уезжать отсюда, он превратится в депрессивный регион – у меня вот за что душа болит. И я считаю, что главная ответственность за это лежит, естественно, на губернаторе.

- Безусловно. Потому что это по факту так, и потому что это Россия, и потому что это правда.

Владимир Прохоров: И не потому что он варяг! Не потому! Те, которые говорят, что варяги, они плохие – помилуйте! Да у нас вся Пермь варягами сделана. Только в войну, посмотрите, Пермь расцвела, когда сюда эвакуировали заводы, ученых. И балет, и писателей. Это варяги. Но когда приходят люди со стороны – да все губернаторы были до революции присланы. Когда человек приходит сюда с задачей государевой и государственной – развивать край – это здорово. А когда человек приходит отсидеть, грубо говоря, срок – то, конечно, Пермь в этом плане город суровый, она не даст так просто отсидеться.

- Ты знаешь, что меня на самом деле больше всего удивляет? Вот человек сидит в кресле главы региона. Он министром, однако, был! Он, наверное, не дурак.

Владимир Прохоров: Ну и что там развилось-то у нас в регионах?

- Да, в конечном счете разогнали это министерство за ненадобностью. Как человек сам не понимает, что он не на своем месте? Ну он же не может этого…

Владимир Прохоров: Безотносительно губернатора могу тебе сказать, что если человек понимает, что он дурак, то он уже не дурак!

- Вот я и говорю. Это самое удивительное. Человек, который безусловно не может работать губернатором и не собирается. Ну скажи честно: «Ребята, я здесь сижу и буду сидеть еще по крайней мере еще 2 года, а там не я буду решать».

Владимир Прохоров: А там будет решать, и сейчас будет решать, и решал… У нас решает президент. Надо это совершенно четко понять. Кстати говоря. Буквально через 20 минут начнется его прямая линия. И это тебя не удивляет?

- Нет! Меня это радует.

Владимир Прохоров: У меня есть история… Связанная с «Эхом».

- А давай быстро! У нас есть минуты 4.

Владимир Прохоров: Вот сегодня слушал «Разворот» на «Эхе». Обратилась некая гражданка, которая рассказала, что её вопрос был передан на прямую линию Путина.

- Это было полтора года назад.

Владимир Прохоров: Сам механизм! И вот она рассказывает, вот, у меня была проблема с расселением и так далее – не будем углубляться. И на меня вышел «Уралсвязьинформ», потом оказалось, что «Уралсвязьинфрм» – компаньон «Первого канала», и туда мой вопрос забрали, и попал он к президенту. Мы, зная этот механизм, прекрасно понимаем, что в администрации есть человек, который был владельцем «Уралсвязьинформа», господин Маркевич его фамилия. Он получил команду из Москвы найти здесь такие жесткие вопросы. Он эту команду выполнил,  и этот вопрос попал, грубо говоря, к президенту. Но после этого что произошло? Естественно, от президента оно пошло всё назад, попалось к господину Демченко, через губернатора, естественно. А эта тетя после этого бродила по кулуарам власти, ей все говорили, что это сложный вопрос, нет денег, идите в город, там решайте… Короче, ей сказали – отвали! Это они так выполнили поручение президента. Это я к чему, это я о стиле руководства. Одна рука выполняет команду Москвы и выполняет ее правильно, вторая рука, которая нежданно-негаданно получает из Москвы оплеуху и задачу решить этот вопрос – не решает вопрос и всячески это дело мутит. Это что делается? Это делается одно. Это идет дискредитация президента.

- Конечно!

Владимир Прохоров: И вот этот стиль управления, по дискредитации – постоянной причем – президента. И это еще одна причина того, что этого губернатора надо убирать.

- Безусловно. Мало того, что мы обмануты в своих надеждах, мы дали бешенный кредит доверия Басаргину, с такими цифрами можно было вообще летать! И мало того, что мы обмануты. И он еще все этой стилистикой и всеми этими козлами и козлятами обманул президента. И это безусловно достаточные основания не только этого митинга, но и отставки. Конечно, у нас еще особых пожаров нету и ничего еще, слава богу, не взрывается, и тем не менее, оснований достаточно, потому что начинает схлопываться такой край! И я все время думаю о том, что какая-то Калуга за 5 лет – 137 заводов на инвестиции, это Артамонов просто… Я даже не знаю просто, как работает губернатор – и никакого, заметьте, «Лукойла» там нету. Я вам больше скажу, в Европе мало что есть, однако люди работают и местные власти работают по всему миру и, в конечном счете, хотим мы этого или нет, но зависит все равно от людей, а в нашей стране – тем более.

Владимир Прохоров: Головой надо работать, а не руками, карманами и печенью – вот и все, решение проблемы простое же.

- Спасибо большое. Тем не менее, я тут недавно сильно удивилась, узнав, что, оказывается, Пермь может иметь очень хорошую перспективу и есть человек, который знает, как пошагово решать этот вопрос! И я думаю, что Пермь тоже через неделю будет удивляться. И, может быть, даже я. Может даже, мы порадуемся за наш город! Спасибо, Володя, спасибо пермяки! До встречи! Это мой первый эфир в жизни, в котором я ведущий. Мне было очень страшно, спасибо за ваше терпение!


Обсуждение
4002
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.