Верхний баннер
01:55 | | 25 ОКТЯБРЯ 2020

$ 76.47 € 90.41

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

11:52, 24 апреля 2015

«Эти люди создают специальный вакуум, в котором Виктор Фёдорович очень себя комфортно чувствует», - Константин Окунев

Тема: митинг за отставку губернатора Виктора Басаргина

Гость: Константин Окунев, политик

Программа: «Дневной разворот»

Дата выхода: 21 апреля 2015 года

Ведущий: Артем Жаворонков

- Продолжается линейка дневных прямых эфиров на «Эхе Перми», меня зовут Артём Жаворонков, и в ближайшие время мы будем терзать вопросами Константина Николаевича Окунева, руководителя общественного движения «Выбор».

Константин Окунев: Добрый день, дорогие друзья!

- Константин Окунев - соучастник митинга за отставку губернатора Виктора Басаргина, но не организатор этого мероприятия. Я подчёркиваю, и это мой первый вопрос: а почему не соорганизатор? Вы не поддержали Аверкиева, Касимова, Зотина?

Константин Окунев: Нет, для того, чтобы поддержать, не обязательно участвовать в процедурах, понимаете. Не обязательно подавать заявление, заявки на проведение митинга, не обязательно участвовать в качестве организатора. Можно быть рядом где-то, болеть за товарищей, с которыми по этому вопросу по пути. Можно приглашать людей на митинг вместе с тобой, можно прийти, в конце концов, на этот митинг. Мне не нравится в последнее время, честно скажу, митинговая активность. Сейчас на какое-то время нашу страну в принципе выбили из этого законного, повторюсь, публичного проявления. Практически единственного законного права на сегодняшний момент, так как выборов у нас почти уже не стало.

- Очень сакраментально это звучит в день местного самоуправления.

Константин Окунев: К сожалению, выборов у нас, особенно к самоуправлению, не стало. Поэтому единственный законный способ выразить своё мнение сегодня об отношении к тому или иному чиновнику, к власти в целом, к каким-то проблемам – это, по большому счёту, митинг. Но так как у нас за последние 1,5 года идёт многосерийный художественный фильм «Крым наш, и Донбасс с Луганском, похоже, тоже», то естественно, всё, что связано с публичной активностью, с митингами, с «майданами», это всё вот у нас «пятая колонна» сегодня. То есть у нас СМИ активно работали в этой части для того, чтобы за что ни выступай…

- За что ни выступай…

Константин Окунев: Да, за что ни выступай, ты выступаешь против власти. Вот завтра Басаргин Виктор Фёдорович, губернатор Пермского края, скажет: «Господа, те, кто выступает против меня, выступает против Дня Победы». И всё. Вот так это у нас и будет транслироваться в СМИ. Вы молодцы, благодаря вам… Вообще у нас ещё немного СМИ осталось, которые ещё дают высказаться всем участникам процесса для того, чтобы, по большому счёту, была объективная картинка у людей в голове. Чтобы люди не жили вот тем зомбоящиком, который с утра до вечера рассказывает про американские угрозы и другие вещи.

- Справедливости ради, ведь не так и мало было СМИ, которые вполне однозначно оценили происходящее.

Константин Окунев: Ну давайте посчитаем! Пермские из этих средств массовой информации: «Звезда», «Эхо», «В курсе», «Местное время». Потом где-то там я почитал «Новости Перми» - электронное СМИ, что-то «Properm» написала. Всё.

- У«Properm» неплохой репортаж с материалами…

Константин Окунев: Всё. Больше нет. А где наши гранды? Где наши «Компаньоны», «Бизнес-классы»? Ну о телевизионщиках я вообще молчу. У нас есть тут четыре телеканала здесь, да, которые в принципе ничего не показали.

- Ну может они, собственно, и пошли на поводу у тех экспертов, которые перед мероприятием говорили о том, что оно не наберёт той силы. Это будет какое-то местечковое, очень локальное, очень немногочисленное…

Константин Окунев: Слушайте, 57 СМИ – я имею в виду федеральных, ну за вычетом там пяти-шести, которые я перечислил – написали… Причём там есть СМИ и не только оппозиционные, там есть и околокремлёвские СМИ, там есть «Независимая газета», «Новая газета», там есть «Интерфакс», там есть канал «Дождь». Там довольно много – «Русская служба новостей» и прочие. То есть довольно серьёзные издания, «Росбалт» и прочие написали об этом.

- Но они написали о фактах провокации…

Константин Окунев: Где-то скупо, где-то более развёрнуто, а пермские СМИ проигнорировали. Не потому ли это было проигнорировано нашими СМИ, потому что 180 млн рублей, которые сегодня выделяются из бюджета, транслируются через одни руки, через администрацию губернатора – и фактически сегодняшние СМИ пермские, все практически, связаны этими бюджетными обязательствами. Не говорить ничего, что было бы во вред одному действующему лицу. Так-то это бюджетные деньги, а не личные деньги Басаргина.

- Мы об этом чуть позже поговорим, я буквально короткую не то что бы паузу – ремарку. Спрашивают, где обещанный Аверкиев? Игорь Валерьевич не смог приехать, обязательно будет в нашем эфире в следующий раз. Ну так всё ж таки, подойдём к самому мероприятию. Мне бы хотелось получить вашу оценку в качестве неоднократного участника различных общественных мероприятий. Маловато, говорят, было представителей протестной общественности, ну так назовём её достаточно условно, на митинге что-то около 250 человек по подсчётам полиции.

Константин Окунев: Ну вы же там были.

- Я  был. Мне не показалось, что было больше.

Константин Окунев: Площадка очень сложная, она такая вся разорванная, она очень большая на самом деле, а кажется, вроде маленькая, а реально она очень большая, и поэтому она… Люди были не в одном месте, они стояли очень плотно, потому что надо было слышать, что говорят ораторы, выступающие с трибуны, в силу того, что глушили мощными децибелами сбоку. Поэтому как бы так вот сбились очень плотно, напрягали слух. С другой стороны, было очень много людей, которые были разорваны по всей этой массе площадки. Ну я могу сказать мои ощущения. Тоже сперва подумал, что человек там было 350-400. Я спросил у знакомых полицейских из высоких чинов, которые обслуживали работу этого митинга: сколько прошло через металлоискатель? Мне назвали цифру в 500 человек. То есть понятно, что официально они заявили 220, но, к сожалению, последнее время у нас городская полиция очень часто смотрит в рот администрации губернатора и очень многие вещи говорит то, что необходимо. Посмотрите фотографии. Кстати, я потом посмотрел внимательно, со второго этажа ДК Солдатова сделана хорошая фотография. Там можно взять и посчитать по головам. Примерное количество, так оно и будет, порядка 500 – полицейские не ошибаются в этом плане. А телекамеры не были потому, что, я думаю, все знали, большинство знали, что будет происходить на этой площадке. И поэтому они и проигнорировали – ну просто их попросили проигнорировать приход на митинг.

- Но вы считали, не будь подобного рода столкновения вот этого самого децибельного, децибельной провокации – кто-то сравнил их, по-моему, в нашем эфире, с разрывом гранаты.

Константин Окунев: Очень жёстко было, честно. Очень жёстко было, очень многие люди просто покинули митинг благодаря, конечно, этой атаке. Ну реально было тяжело.

- Ну только ленивый уже не рассказал. Мы уже перечислили тех, кто не рассказал. Но из тех, кто рассказал, всё-таки почти все указали, отметили, и многие слушатели в курсе того, что происходило. Мне бы хотелось поговорить с вами о некоторых таких конспирологических теориях, которые стали потом появляться в СМИ по части того, почему это произошло, кто кого подставил, как это должно было бы быть. Ну и вот, начать бы мне хотелось с внезапного – или, может быть, планового, у нас нет информации – отпуска Виктора Басаргина. Собственно, вот тут раз, а он, оказывается, неделю как уже находится где-то за пределами Пермского края как минимум.

Константин Окунев: С понедельника он находится. Он был в субботу в день проведения митинга на дне рождении одного замечательного человека, на юбилее. Но те, кто там был, из истеблишмента, при встрече со мной рассказывали, что ручонки-то у него тряслись. То есть человек был не в своей тарелке.

- А почему вы уверены, что он боится чего-то?

Константин Окунев: Мы же видим это с вами по реакции. Или вы думаете, то, что было в эту субботу, не было согласовано с губернатором? Глубоко ошибаетесь, я просто очень долго общался, много раз общался с Виктором Фёдоровичем, могу сказать, что он в курсе многих вещей происходящих. По крайней мере, как он принимает решения, я знаю, на основе чего он принимает решения, я понимаю. Другое дело, то, что до него доносят, - не всё, не всю полноту той информации. Поэтому его решения, откровенно говоря, они такой вот однобокий характер носят, и видно, что им манипулирует сегодня его окружение. Я написал это в своём материале «Голый король и его свита». Нет, конечно, он виноват, потому что он не смог организовать работу. У него большая проблема с кадровой политикой, то есть это самая серьёзная проблема сегодня. То есть не я, и даже не Сталин сказал: «Кадры решают всё». Поэтому я думаю, что, конечно, он сам подобрал для себя удобных людей, которым верит, доверяет, но которые сегодня используют его.

- Льют ему сладкую воду?

Константин Окунев: Ну информация проверенная, и много раз она подтверждалась, когда из всей гаммы описанных событий по какому-то одному новостийному поводу, извините, Виктору Фёдоровичу Басаргину приносят 2-3 комментария на этот счёт, удобных комментария тому, кому это нужно. Ну вот, например, сейчас вы видели 57 статей, комментариев, новостийных врезок в различных федеральных и региональных СМИ. Вот буквально сегодня появились две одинаковые совершенно и третья со ссылкой врезки, статьи на предмет этого митинга. То есть одна из них «Клуб регионов», другая «Федерал Пресс». И «Бизнес-класс», который сослался на «Федерал Пресс». И вот там такой есть, по-моему, Паньшин, его фамилия, политолог, который провёл массу успешных избирательных компаний в Пермском крае, что конечно, не есть правда. Тут мало кто знает о таком политологе вообще.

- Ну это же хорошо.

Константин Окунев: Рассказывает о том, что на самом деле те, кто занимался этим глушилками, они на самом деле молодцы, они поставили точку в этой либеральной демократической истории, понимаешь, Пермского края, вот всё, они закончили, понимаешь, этот бардак с красными человечками, с культурными революциями, с демократическими завоеваниями, и прочее, прочее, прочее. То есть я просто уверен, что по приезде Басаргина из отпуска некоторые товарищи, которые там около него трутся, они ему принесут именно эти материалы, причём под копирку оба эти материала - «Федерал пресс» и «Клуб регионов».

- А что тут удивительного? Ведь у пиарщиков есть задача делать какие-то действия вовне, с другой – хранить покой и сон своего патрона.

Константин Окунев: Но так покой и сон… Вы ведь помните, чем закончилась сказка про петушка, там где «Кукареку! Царствуй, лёжа на боку». Но закончилась она плачевно, эта сказка. Поэтому тому, кто хочет слышать только хорошую новость, если ты берёшь всю полноту ответственности государственной власти в территории, в регионе, то ты уже, будь добр, слышь все голоса в этом регионе, ты проникнись теми проблемами, которые сегодня есть в этом самом регионе, и попытайся эти проблемы решить. Но не закрывайся ставнями, шторками, допуская к себе только тех, кто тебе приносит хорошие вести. Это позиция слабого руководителя.

- С другой стороны, если говорить о поддержке, мы ведь не знаем, никто мониторинг не проводил, но по крайней мере все мои попытки установить, есть что-то подобное или нет в регионах края, не говорят нам о том, что там есть какие-то протестные изменения. Акция эта собрала, хорошо, от 220 по оценкам полиции до 500 по вашим собственным оценкам людей. И всё. Больше-то нет никого. И получается, что да, есть у вас вроде бы глаза, есть микрофон…

Константин Окунев: Артём, вы, конечно, не правы! Латентные участники протеста есть, они есть. Ну давайте будем говорить начистоту, мне очень многие, очень многие люди и писали в личку в соцсетях, и звонили, и обращались ко мне: поменяйте организаторов митинга. Друзья, я сам иду на этот митинг, организованный этими товарищами. Они говорят: «Мы из-за них не пойдём». Я даже написал пост в пятницу в Фейсбуке и ВКонтакте, сказал, почему я пойду на митинг, несмотря на то, что кому-то не нравятся организаторы митинга. Ну понимаете, сегодня очень много людей недовольны политикой губернатора и властью в Пермском крае. Но что удаётся власти как федеральной, так и региональной? Это всё-таки ссорить людей друг с другом. Это показывать пальцем и постоянно пытаться каким-то образом сталкивать с разных групп по интересам.

- Они обвиняют в том же самом вас, представителей оппозиции.

Константин Окунев: Я как раз пытаюсь не ссорить, а созидать, объединять людей для достижения каких-то реальных результатов, понимаете? Я не знаю, кто-то пытается меня в чём-то обвинить, я честно говоря, не слышу, чтобы меня кто-то в чём-то обвинял в том, что я кого-то поссорил…

- Не поссорил, а сказали, что вы выбрали удобную позицию достаточно по поводу организации. Вроде, с одной стороны, вы не участвовали в создании этого информационного повода…

Константин Окунев: Артём, что мешает тем людям, которые меня в этом обвиняют, занимать такую же позицию? Они вообще даже не пришли, эти люди, которые меня обвиняют, что я выбрал такую позицию, они на митинг даже не пришли. Они сидят в тёплых кабинетах, смотрят в интернет, и довольны жизнью, и похохатывают, а потом начинают комментировать, комментаторы. Ничего не сделав для того, чтобы реально там что-то поменялось. Поэтому давайте-ка мы эту тему оставим. И ещё раз говорю, что сегодня у людей зомбированных повесткой информационной федеральной, глобальной, глобальной украинской повесткой, у них есть явное нежелание участвовать в каких-то публичных акциях. Это и моё желание, я вам прямо честно заявляю. Потому что я понимаю, что, грубо говоря, это непопулярное занятие, непопулярно этим заниматься, потому что тебя смешают с дерьмом, извините, назовут тебя пятой колонной, обвинят во всех смертных грехах и прочее, прочее, прочее. Это и произошло на этом митинге.

- Кстати о том, в чём вас обвинили, хотелось бы поговорить после короткой рекламной паузы. Продолжается «Пермский дневной разворот». В гостях у нас Константин Николаевич Окунев, руководитель общественного движения «Выбор», депутат, активист.

Константин Окунев: Не депутат.

- Бизнесмен, активист, очень много было всегда эпитетов. Я бы хотел, кстати, по поводу бизнеса с вами поговорить. Ведь основные обвинения, которые велись из этих мощных колонок, касались как раз вашей деловой репутации. Тут впору задуматься, во-первых, о подаче иска, вся общественность ждёт и до сих пор недоумевает, как же так, ведь уже вторник, а до сих пор лишь какие-то отговорки.

Константин Окунев: Артём, меня спрашивали на этот счёт, вчера звонили журналисты, спрашивали, готов ли я подавать иск. Я прямо сказал, я человек обстоятельный, у меня нет юридического образования. Да, конечно, по опыту своему и депутатской деятельности, и активное участие в бизнесе и общественной деятельности, и много судов, кстати, о защите чести и достоинстве выиграно. Но, так или иначе, я попросил юристов посмотреть материалы, которые велись из колонок, которые были написаны на больших плакатах, размещённых высоко-высоко на фонарях, на предмет защиты чести и достоинства, на предмет клеветы, на предмет ещё каких-то статей, которые можно было бы в судах подвязать. Поэтому, ну это ещё день-два, и будет ясно, есть ли перспектива, есть ли возможность выиграть в судах, поверьте мне, если будет минимальная возможность выиграть в суде. Там же очень много обтекаемых вещей было сказано, знаки вопроса стояли в конце предложения: а не тебе ли принадлежат магазины «Добрыня»? Не мне. А потом в контексте оказывается, что это очень плохо, что ты каким-то бизнесом занимаешься. Слушайте, у нас, по большому счёту, мало вообще дел в стране, выигранных по клевете и по защите деловой репутации, чести и достоинстве. Вообще это нонсенс.

- Есть примеры. Руководитель РЖД..

Константин Окунев: Да, пожалуйста, мои примеры даже. Я лично выигрывал в судах после той кампании 11 года, когда Чиркунов занимался со мной тем самым. Где издавались газетёнки всякие подмётные, где всячески очерняли меня и моих товарищей. Я там выиграл несколько судов, и несколько СМИ возмещали мне моральный ущерб, писали опровержение и прочие вещи, но дело не в этом. Дело в том, что сегодня это становится нормой – придумывать изысканные формулировки, чтобы потом не привлекли к ответственности. Да бог с ним! Вот здесь они поднаторели. Я вот сейчас изучаю, я думаю, есть за что зацепиться. А вот в другом-то профессионализма у Басаргина просто нет.

- То есть вы уже чётко убеждены, что за размещением стоят люди Басаргина?

Константин Окунев: Слушайте, если митинг за отставку Басаргина, то это, наверное, кто-нибудь другой придумал эту тему, чтобы сорвать митинг.

- А вот опять же конспирологические теории, а почему не какие-то третьи силы, которые и не Басаргина, но против вас? А здесь знаете, враг моего врага…

Константин Окунев: Да, Артём, если это делали не силы, которые стоят за Басаргиным или за Басаргина, то, поверьте мне, полиция очень быстро раскроет это преступление против организаторов митинга, потому что в этом заинтересована команда губернатора – раскрыть это самое преступление. Понимаете, да? И полиция… Фотографии вы ведь в интернете видели, кто ходил, дирижировал всей этой камарильей, то есть чиновники краевой администрации.

- Видел на фотографии Маркевича, господина Грибанова.

Константин Окунев: Это люди, которые… Ну Грибанов-то был от города, он там постольку-поскольку, а господин Маркевич – он там был главным. А это, извините, ближний круг губернатора Басаргина. Поэтому здесь и придумывать не надо ничего. Никакие конспирологические идеи – это только люди, которые далеки на самом деле от политики и слышали звон, да не знают, где он, придумывают всякие разные вещи, непонятные там.

- Ну например?

Константин Окунев: Я вчера слышал эфир один у вас, «Разворот», по-моему, это называлось. Там сидел, значит, Духонин и рассказывал про то, что Окунев исполняет заказ Маховикова для того, чтобы там чего-то как-то. Ну какой-то бред! Ну, честно говоря, откровенное просто незнание… Либо незнание процессов происходящих, либо…

- Это конспирация второго уровня, получается?

Константин Окунев: Либо, я бы сказал даже, манипуляция, попытка манипуляции. То есть человек выполняет задачу команды, которая не хочет прихода на роль руководителя администрации губернатора господина Маховикова, поэтому поднимает вот эту тему, что Маховиков постарался, для того, чтобы его не допустить к этой должности.

- Сегодня появились слухи о том, что один влиятельный депутат городской думы, причём…

Константин Окунев: Авторитетный?

- Называйте, как знаете. Тем не менее, Владимир Плотников выступил с открытым – или не с открытым – написал письмо в администрацию губернатора с просьбой не назначать Анатолия Маховикова главой администрации. И есть слухи о том, что даже парламентёров посылали к губернатору. Но давайте продолжим сразу после новостей от наших федеральных коллег. Продолжается «Дневной разворот», заключительная часть его, буквально 15 минут у нас в эфире. Константин Николаевич Окунев у нас в гостях, здравствуйте ещё раз. Председатель регионального движения «Выбор». Регионального, или общественного? Я всё время путаю.

Константин Окунев: Регионального, конечно.

- Регионального.

Константин Окунев: Общественно-политическое движение «Выбор».

- Регионально-общественное политическое движение «Выбор».

Константин Окунев: «Много буков», как говорят в сети..

- Да-да. Мы закончили на части конспирологии о том, что… Собственно, я доверяю «Коммерсанту», и, помня о том, какие взаимоотношения у Владимира Плотникова и Анатолия Маховикова ещё в бытность их противостояния на городском уровне, знаю, что у первого могут быть претензии к работе господина Маховикова по части хозяйственной – хозяйствование городом. Вот он может каким-то образом противостоять назначению, или по крайней мере просить, рекомендовать, указывать на что-то губернатору по части назначения кого-то на пост главы администрации. Об этом не просто слухи ходят, вплоть до полуофициальных полуверсий, полусообщений. И говорили, что вот это вот мероприятие выгодно Анатолию Маховикову. Давайте со второго пункта начнём, с выгоды для Анатолия Маховикова и вашем участии, работе. Анатолий Маховиков об этом тоже, кстати, говорил.

Константин Окунев: Слушайте, ну никто ещё пока меня не упрекал в том, что я работаю на кого бы то ни было. Я работаю сам на себя. Работаю на общество, работаю сам на себя. Работаю на своих подвижников, друзей, с кем мне приятно заниматься политикой и общественной деятельностью. Это, что называется…

- Почему среди них не может быть Анатолия Маховикова?

Константин Окунев: Ну нет среди них Анатолия Маховикова, ну как-то так не получается.

- Может быть, есть какие-то сподвижники?

Константин Окунев: У меня много друзей и сподвижников, поверьте, и они есть из разных групп и групп влияния…

- И даже среди националистов? Вас обвиняют…

Константин Окунев: Даже и среди националистов, да. У меня нормальные отношения. Я ещё раз повторяю, я человек созидательный. Я не делю людей на своих и чужих, я пытаюсь в каждом человеке найти что-то разумное, что-то правильное, и стараюсь развивать именно это разумное и правильное, а не указывать на недостатки и тем самым строить собой и перед каждым человеком стену на земле. Понимаете?

- Очень декларативно звучит, Константин Николаевич, простите. Ну а как быть вот с этим заявлением Владимира Плотникова о том, что он не хотел бы…

Константин Окунев: Ну это заявление Владимира Плотникова, ну он не хотел – это его право. Вот если это было на самом деле, что я ставлю под сомнение, потому что вы говорите про «Коммерсант», которому вы доверяете – а я сегодня прочитал «Коммерсант», а там написано, что всё-таки была встреча у губернатора с Вячеславом Володиным, она была в начале марта, как мы и обещали. А чего сейчас-то написали об этом, а не в начале марта? Когда такие встречи проходят, насколько мне известно, первым делом бегут и пишут, что, оказывается, наш большой начальник с ещё большим начальником в хороших отношениях. Это как бы позитивный повод дают всем элитам. Понимаете, поэтому есть вопросы сегодня ко всем изданиям Пермского края, в том числе и к «Коммерсанту». Ну не суть. Имеет право Владимир Плотников? Имеет! Предъявляет какие-то претензии к Маховику в качестве сити-менеджера? Имеет право: он был депутатом, тот был сити-менеджером. Ничего здесь такого страшного я не вижу. Если участвует он в формировании региональной повестки и указывает губернатору, что делать, а что не делать, - это проблема губернатора. Это проблемы губернатора Басаргина. Именно из-за этих проблем губернатора Басаргина и не пускают на выборы досрочные, чего они так очень сильно стремились и хотели сделать в этом году вместе со своей свитой, понимаете? Поэтому именно из-за таких вот вещей сегодня губернатор Басаргин и не стал пермяком – и не хочет становиться жителем Пермского края. Я так думаю, это дело времени, когда губернатор Басаргин покинет нас. Как он это сделает: в наручниках, как губернатор Сахалина, либо на повышение в министерство какое-нибудь заместителем, это уже, знаете, не суть важно для Пермского края.

- Что в этой иерархии важнее, интереснее, что открывает большие возможности: быть замминистра, ведь он возглавлял министерство регионального развития, или…

Константин Окунев: Мне на самом деле без разницы. Вот я уже такую позицию обозначил: если сегодня такие нужны Путину «бойцы, пускай, значит, берут с Медведевым к себе этих неработней, которые ни в чём не разбираются, которые просто министры-администраторы, как это называется. То есть люди, которые боятся взять на себя ответственность и решать вопросы насущные, отгораживаются стеной от людей, от проблем, и живут в своём мирке и думают, что вот из этого мирка вся жизнь и состоит. Понимаете, вот давайте даже вот разберём буквально, Артём, даже разберём эту ситуацию вот с этой глушилкой на митинге. Это же смешно, это настолько непрофессионально! Да любой нормальный губернатор в первую очередь, любой нормальный губернатор, за три года столько проблем, которые ему сегодня предъявляются, не создал бы, это первое. Ну да ладно. Как бы ну создал – создал. Нормальный губернатор пошёл бы по другому пути. Есть у тебя оппозиция, у любого губернатора будет оппозиция всегда. Есть у тебя оппозиция, она тебе предъявляет вот это, это, это. Объявляет о том, что это она сделает на митинге. Так ты собери вокруг себя СМИ, которые тем более у тебя почти все подконтрольны в Пермском крае, собери пресс-конференцию, скажи: мне вот тут предъявляют вот это, это, это. Вот здесь я не согласен, мы здесь сделали вот это, это, и вот это. Вот здесь я соглашусь отчасти – да, есть проблемы, но мы их пытаемся решить. Вот тут я не знаю, мы разберёмся. Если сегодня оппозиция права вот по этому блоку вопросов, мы накажем виновных и попытаемся устранить те замечания, которые нам сегодня предъявляются. Всё! И весь протест – в свисток, понимаете. Просто! А ещё лучше выйди вот с этим, сначала проведи сперва предварительно, а потом выйди, приди на митинг и скажи: «Друзья, давайте, приходите, давайте обсуждать эти проблемы. Давайте ту резолюцию, которую сегодня вы примите, я здесь, я никуда не делся. Я пермяк, я хочу с вами работать, чтобы у нас всё было нормально».

- Но не угодишь ведь всем и всегда?

Константин Окунев: Да, это понятно. Вторая тема. Но если ты боишься брать на себя ответственность, у тебя нет профессиональных советчиков, которые могут тебе предложить такие изящные, простые, но изящные выходы из тех конфликтных ситуаций, которых сегодня море просто в Пермском крае, ну так ты просто проигнорируй. Просто проигнорируй! Ну пришло 500 человек, ну провели митинг часовой, ну написали резолюцию, ну собрали подписи, ну кому-то там отправили. Зачем заниматься незаконной деятельностью, глушить этот митинг, раздражать людей ещё больше. Это такой непрофессионализм, это просто диву даёшься.

- Непрофессионализм тогда не губернатора, а тех, кто это организовал?

Константин Окунев: Кто собрал команду, кто отвечает, кто несёт ответственность за то, что происходит в Пермском крае? Губернатор. Понимаете? И ещё раз говорю, пока мне не предъявили организаторов этого противодействия законному митингу согласованному, я буду считать именно лично губернатора Басаргина виновным в этих во всех издевательствах над простыми людьми.

- Я вот по поводу того, что всем не угодишь. Ведь мы видим, что количество протестно настроенных персон, готовых к каким-то действиям кроме того, что заниматься фейсбучными баталиями, невелико. Ну пусть хорошо, пусть их было около полутысячи, это всё рано капля в море по сравнению с многомиллионным населением Пермского края, которое в принципе, как может казаться Виктору Басаргину, его поддерживает. Не было выборов, мы не знаем. Социологические исследования с высокой степенью корреляции можно относить плюсы и минусы.

Константин Окунев: Одну секундочку, давайте, давайте…

- Конструктив.

Константин Окунев: Давайте не будем забалтывать эту тему.

- Я не собираюсь.

Константин Окунев: Секундочку. Социологические исследования. Секундочку, вот эти все рейтинги, которые сегодня фонд «Независимая политика» и так далее, это ведь рейтинги, которые составляют околокремлёвские круги, то есть это администрация президента.

- Это сигналы для вас.

Константин Окунев: Это ни для кого не секрет. Для всех, кто чуть-чуть разбирается в политике…

- Но выбор какой?

Константин Окунев: Это серьёзно. Вы ведь, пожалуйста, дослушайте, Артём, вы ведь журналист.

- Я, Константин Николаевич, все пытаюсь перейти на другую тему…

Константин Окунев: Секундочку, секундочку. Вот эти все рейтинги, они составляются на целых блоках, на совокупности показателей, в том числе и доверии населения. Количество людей, готовых проголосовать за губернатора Басаргина, если выборы состоятся завтра, по моей информации, меньше 30%. Это катастрофическая цифра.

- Всё так. Но все эти рейтинги – они лишь очередной повод, чтобы задуматься, какой у нас неважный губернатор, но при этом сделать…

Константин Окунев: Это в первую очередь сигнал губернатору, что нужно что-то делать. Меняйтесь!

- Людям-то что делать?

Константин Окунев: Людям? Как «что делать»? Вот люди и делают то, что могут законными способами.

- Я хотел бы спросить вас, Константин Николаевич, хотел бы спросить вас о конструктивном диалоге. Критика – это одна форма сосуществования.

Константин Окунев: Я два года конструктивно «диалогил» с этим господином. Понимаете, когда человек даёт слово, пожимает руку и начинает с тобой проект, будь то создание инициативной группы по назначению прямых выборов мэра (открываю вам небольшую тайну) – а потом берёт свои слова обратно и бежит, засовывает  голову в песок, страус, боясь проблем с авторитетным депутатом Городской Думы, который ему предъявляет претензии, что он согласовал, условно, что договорился с Окуневым на предмет того, чтобы всё-таки провести референдум и вернуть прямые выборы главы города Перми. Этот человек просто потерян для общества, потерян для Перми. Для меня потерян – это однозначно. Два года, Артём, я практически раз в неделю, минимум раз в неделю, ходил и общался с господином Басаргиным и о чём-то договаривался, пытался что-то делать. Ни один проект, который я предложил, и который был согласован изначально господином Басаргиным, не нашёл своего конечного результата.

- Может быть, он обиделся?

Константин Окунев: Я два года… Два года! Зачем тогда хороводы-то водить, если ты на что-то обиделся?

- Ну ваш вариант был одним из. И вариант другой показался…

Константин Окунев: Руки пожимать не надо.

- Ну подождите…

Константин Окунев: Кивать не надо.

- Это же политика, здесь нельзя же на дуэль друг друга вызвать в конце концов и сказать: вот этот человек плохой. И закрыть перед носом двери. Это тоже было бы несправедливо.

Константин Окунев: Слушайте, я, видимо, плохо объясняюсь.

- Абсолютно чётко вы объясняетесь.

Константин Окунев: А, это вы пытаетесь сгладить негатив?

- Я не пытаюсь сгладить негатив.

Константин Окунев: А что тогда это было сейчас?

- Я хочу понять ситуацию. Вы говорите абсолютно конкретные вещи…

Константин Окунев: Вам примеры привести таких вещей? Я привел один пример, хватит.

- По поводу…

Константин Окунев: Одного примера хватит вполне по поводу политических договорённостей, которые были, тех проектов, ещё раз говорю, политических – только политические проекты, потому что никаких экономических вопросов я не решал, я был членом политсовета. И даже какое-то время меня называли советником губернатора с лёгкой подачи того же губернатора. А потом это вдруг опять голова в песок, когда прибежали Курановы и прочие товарищи и стали говорить: «Что же вы делаете, Виктор Фёдорович, как же можно?» Поэтому ещё раз говорю, это не один проект, это может быть не десяток, но где-то около, предложений, проектов, по которым ничего не было реализовано, хотя было дадено высочайшее соизволение, даже несколько шагов со стороны власти и губернатора были сделаны в том или ином направлении.

- То есть они сначала согласились и начали предпринимать действия, а потом...

Константин Окунев: А потом включается попятная, конечно. Поэтому человек не самостоятельный в своих решениях, человек, который консультируется с теми людьми, с которыми нельзя консультироваться, который верит тем людям, которых нужно обходить за версту…

- Тогда последний вопрос: почему Виктор Басаргин… Если уж мы так, вот у нас так принято про Путина всё время пытаться проговаривать, что он там думает и что у него там в голове. Вот сейчас про Басаргина давайте. Буквально коротко, потому что эфир заканчивается. Почему он приближает к себе и прислушивается к советам тех, других людей?..

Константин Окунев: Удобных! Артём, слушайте, вы вроде бы умный человек, или вы это хотите ещё раз услышать?

- А вы не хотите?..

Константин Окунев: Или вы думаете, что те люди, которые слушают «Эхо Москвы», это люди, которые вообще ничего не соображают? Они с полуслова всё понимают, всё, что я им говорю, поверьте мне, у меня такая реакция просто из всех наших…

- В чём удобных?

Константин Окунев: Во всём. Они несут в себе позитивную информацию, они приглаживают её, они чистят ботинки, вылизывают эти ботинки и ноги Виктора Фёдоровича. Они очень удобны, они не говорят каких-то вещей правдивых, прямых. Они создают специальный вакуум, в котором Виктор Фёдорович очень себя комфортно чувствует. Понимаете, вот и всё. Вот и весь вам комфорт.

- Какой же там комфорт, если после такого мероприятия, после своеобразного такого вот пиар-провала, он вынужден с дрожащими руками идти на юбилей к какому-то известному человеку?

Константин Окунев: А это вы спросите Виктора Фёдоровича, не меня.

- О каком же вакууме комфорта вы говорите?

Константин Окунев: Если человеку объяснили, что будет вот так, и сделаем вот так, и всё у нас получится. Он говорит: да, давайте, конечно.

- Это жёстко подставили.

Константин Окунев: Надо закатать эту оппозицию под асфальт, и тут же 57 федеральных СМИ об этом пишут. Конечно же, у него ручонки-то затряслись. Это понятно, что человек ожидал одной реакции, а получил совсем другую реакцию. Когда мне звонят представители полпредства и большой администрации в этот же день и спрашивают: что там у вас произошло? Понятно, что не мне одному звонили. И ему звонили тоже. Вот и делайте выводы, Артём. Поэтому та свита, которая сделала этого короля голого, она виновата в том, что король голый, а не те, кто пытались ему донести правдивую, откровенную, прямую, разумную информацию.

- Разумная, прямая и откровенная информация от Константина Окунева в эфире «Дневного разворота». Я думаю, что мы в этой студии ещё встретимся не раз. Спасибо!

Константин Окунев: Если вам разрешат, то конечно.

- Разрешат. У нас свобода слова.


Обсуждение
2494
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.