Верхний баннер
20:53 | ПЯТНИЦА | 07 АВГУСТА 2020

$ 73.64 € 87.17

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

12:47, 09 июня 2015

«На митинги ходят одни и те же люди, один и тот же клуб», - Александр Пахолков, политтехнолог

Тема: отставка Сергея Неганова, влияние общественных организаций на политические процессы в Прикамье

Гость: Александр Пахолков, полтитехнолог, руководитель РПА «Агитпроп»

Программа: «Обществознание»

Дата выхода: 5 июня 2015 года

Ведущий: Екатерина Набатова

- Добрый день, у микрофона Екатерина Набатова, за звукорежиссерским пультом Александр Назарчук. В эфире программа «Обществознание». Почему «Многодетные Пермского края» стали одной из самых значимых общественных организаций, а Пермская гражданская палата прочно заняла оппозиционную нишу в отношении к краевым властям. Обсудим влияние общественных организаций на политические процессы в Пермском крае. В гостях у нас политтехнолог, руководитель рекламно-политического агентства «Агитпроп» Александр Пахолков. Александр, добрый день!

Александр Пахолков: Здравствуйте!

- Ну, естественно, не могу вначале не спросить у Александра, как он относится, как расценивает по сути отставку Сергея Неганова. Напомню, Сергей Неганов у нас возглавлял департамент внутренней политики администрации губернатора Пермского края, ну или еще какой-то период будет возглавлять, как оцениваете?

Александр Пахолков: С точки зрения КЗоТа Российской Федерации, 2 месяца будет возглавлять, если захочет.

- Пока неизвестно на сегодняшний день, захочет он или не захочет оставаться в администрации.

Александр Пахолков: Неизвестно, соблюдает ли администрация губернатора Пермского края КЗоТ Российской Федерации или Сергей Васильевич будет ли ему следовать?

- Неизвестно решение Сергея Васильевича, то есть пока он не дал комментария.

Александр Пахолков: Ну, я думаю, КЗоТ все-таки соблюдает администрация.

- Я надеюсь. Ну и как расцениваете?

Александр Пахолков: Ну, конечно, много сразу мыслей бурлит, Сергей Васильевич – это, безусловно, эпоха.

- Сколько он уже работает в администрации губернатора, так скажем?

Александр Пахолков: Я находился в кабинете тогдашнего руководителя, назывался «Отдел по связям с общественностью», Николая Михайловича Исакова, в котором как раз тогда начинал работать Сергей Васильевич Неганов. Это была ночь губернаторских выборов, и тогда Геннадий Гумнов выборы проиграл. И я помню, что Сергей Васильевич очень долго сокрушался, потому что до этого он работал в администрации города Перми, непосредственно занимался – по слухам, естественно, потому что чиновники в администрации не должны заниматься выборами и политикой.

- Может, он был в отпуске в этот период.

Александр Пахолков: Да-да-да, он занимался выборами тогдашнего мэра Филя, и после того, как покойный ныне Филь выборы проиграл, Юрий Петрович тогда пришел, Сергею Васильевичу места не нашлось в этой администрации. И тогда, помню, в 2000 году Сергей Васильевич сокрушался и думал, что новая власть его опять сметет, и где же он найдет место.

- В итоге 15 лет, практически 15 лет…

Александр Пахолков: Власть не снесла, и вот практически 15 лет менялись губернаторы, а уж главы администраций – уж и не вспомнить, сколько их там попеременялось. Сергей Васильевич сохранялся, неуклонно рос, до должности главы администрации он не дорос, к сожалению, к счастью – не знаю, не дорос, но вот дорос до должности заместителя главы администрации. Безусловно, с его уходом меняется эпоха, но я бы хотел сказать следующее. Понимаете, ведь, с одной стороны, администрация губернатора – это орган, который занимается политикой, с другой стороны – это орган, который обслуживает, может, это грубо сказать, реализует политику губернатора. Если губернатора не устраивает, как реализуется его политика, если ему не нравятся какие-то моменты – это его вотчина, он имеет право вот эти моменты изменить

- То есть ты считаешь, что Неганов некачественно выполнял политику губернатора?

Александр Пахолков: Это, скажем так, администрация губернатора Басаргина. Значит, Виктор Федорович считает, что он плохо выполнял.

- Ты согласен с этим мнением?

Александр Пахолков: У меня много что есть предъявить Сергею Васильевичу. Я могу назвать один город на юге Пермского края, знающие люди знают… Я бы сказал так: Сергей Васильевич, безусловно, имеет энциклопедические познания в пермской политике: кто когда был, кто куда баллотировался.

- Не зря его прочат в новейший архив Пермского края.

Александр Пахолков: Да-да-да, он фактически ходячий архив и ходячая энциклопедия или учебник политической истории, безусловно. Но, с другой стороны, есть вообще к нему вопросы. Например, ну вот лично я со своей колокольней, может быть, тут неправильно кидать камни в спину уходящего человека, но всегда казалось, что позиция достаточно пассивна. Получается так, что руководитель администрации или губернатор ставит задачу – вот обостритесь сюда – и занимаются этим вопросом, а если не ставят эту задачу, то он как-то так вялотекуще идет. И вот эта ситуация, сколько я работал, она все время, и меня все время это бесило.

- Ты считаешь, есть у тебя предположение, ну или может быть ты знаешь, если знаешь – наверное, не скажешь, кто может занять должность эту вместо Сергея Васильевича?

Александр Пахолков: Дело в том, что это уже не так важно. Дело в том, что произошедшие структурные изменения, я об этом чуть пораньше знаю, вот когда уже все журналисты, в том числе «Эхо», об этом рассказали, уже можно рассказать. Структурно меняется количество полномочий, и департамент внутренней политики – уже не тот департамент, который был всемогущим концентратором всей политики. Он в значительно степени ослаблен.

- Я напомню, что департамент внутренней политики курировал выборы, курировал избирательные комиссии, общественные организации, партии, религиозные, национальные вопросы и территории в какой-то период раньше.

Александр Пахолков: И также в нем был сектор социологических исследований, который занимался исследованиями. Также Сергей Васильевич в должности зама курировал департамент территорий, который по сути дела являлся неким таким центром мониторинга ситуации на территориях, там были сотрудники, у каждой какое-то количество районов, и они все про эти районы знали.

- По-другому задам вопрос – курирование избирательных кампаний, по твоему мнению, будет все-таки Маховиков, Маркевич?

Александр Пахолков: Конечно, Маховиков главный. Но если мы будем разбираться, то в департаменте внутренней политики политики не осталось. По большому счету, его надо переименовать в какой-нибудь другой политики.

- По сути, наверное, так и будет, то есть уже политики там не осталось.

Александр Пахолков: Нет, а вот самый интересный департамент – это департамент взаимодействия с ОМСУ – органами местного самоуправления.

- Он же есть, департамент?

Александр Пахолков: Да, и им руководит Кирилл Игоревич. Вот этот департамент – наиболее интересный с точки зрения политических процессов.

- Ну так предполагаем, что он и будет заниматься курированием избирательных комиссий.

Александр Пахолков: Согласовыванием кандидатов и так далее. То есть деньги туда – ой, у нас все бесплатно, извините, я оговорился.

- Перейдем к нашей основной теме – общественные организации сегодня на повестке дня, и их роль и влияние на политические процессы в Пермском крае. Почему мы и заговорили в том числе об одной из отставок политических на сегодняшний день. В анонсе мы сказали, что «Многодетные Пермского края» являются одной из самых значимых общественных организаций, Александр, ты согласен с этим тезисом?

Александр Пахолков: Безусловно, дети – это наше все. Сразу после Пушкина – или Пушкин на втором месте.

- На секундочку тебя прерву, хочу объявить голосование для наших радиослушателей, вопрос сформулирован следующим образом: «Значимым ли будет для вас являться поддержка кандидата общественными организациями?» Если для вас это значимо, то вы набираете номер телефона 207-05-15, если для вас это не значимо, то телефон 207-05-25. Иными словами, если вы прислушиваетесь, что, например, Совет ветеранов или какая-то организация поддержала какого-то кандидата, влияет ли это на ваш выбор, если влияет, то телефон 207-05-15, а если вам это не так важно и на ваш выбор это не влияет, то телефон 207-05-25. Ну и мы принимаем звонки в студию, тоже ваше мнение рады услышать. Итак, «Многодетные Пермского края». Почему они стали вдруг такой значимой организацией на повестке дня? Постоянно новости о том, как поддерживаются многодетные, как они влияют, как они значимы.

Александр Пахолков: Ну я бы этот вопрос рассматривал с точки зрения теории роли личности в истории. Безусловно, благодаря незаурядным талантам руководителей эта организация…

- Ирина Ермакова?

Александр Пахолков: Да, Ирины Ермаковой, такое место она и заняла. Это можно вообще сравнивать со многими вариантами, если, пожалуйста, в политику, вот у нас был глава города Шубин, и вот у нас глава города Сапко, найдите 2 отличия.

- То есть ты считаешь, что если Ирина Ермакова возглавляла бы общественную организацию любителей пчел…

Александр Пахолков: Собаководов, например, или пчел, то она так же бы продвинулась и была…

- Оренбургских пчелок?

Александр Пахолков: Да, может быть, настолько была бы успешной. Я думаю, она бы подняла на новый уровень пчеловодство в Пермском крае.

- Хорошо, с другой стороны спрошу…

Александр Пахолков: Ну, возможно, даже министерство пчеловодства бы появилось у нас.

- Поддержка многодетных семей у нас является приоритетным направлением в политике государства. 

Александр Пахолков: Безусловно, земельные участки им дают даже.

- Президент Российской Федерации в майских указах обязал, так скажем, поддерживать многодетные семьи. Вот не кажется ли тебе, что именно эта политика позволила быть на волне, так скажем, именно многодетным семьям?

Александр Пахолков: Это, безусловно, помогло, безусловно. Но, по большому счету, давайте быть откровенными – не так много ярких руководителей, что-то появляется интересное, но может быть не организовано в какую-нибудь общественную организацию, вот там инициатива «Дедморозим», да, известный человек, который занимается, двинул ее, еще что-то, поднял, и люди заговорили, стало как-то это влиять. А очень многие общественные организации, они сидят, скажем так, без обид, засоленные, засушенные еще из советских времен. Кто у нас «Свод» возглавляет? Активная общественная организация. Вы знаете, где она пропаганду ведет? А люди уже выпивают, купаются и тонут, между прочим. 

- Спрошу тебя, а какие общественные организации, которые сегодня на повестке дня были, влияют на политические процессы, ты можешь назвать?

Александр Пахолков: Если говорить про политические процессы непосредственно с точки зрения избирательного процесса, то это, безусловно, всевозможные Советы ветеранов, Советы инвалидов, профсоюзные организации, организации, в которых наибольшее количество людей. Вторая группа – всевозможные территориальные советы самоуправления и так далее, то есть территориальные союзы граждан. Вот, наверное, с точки зрения избирательных процессов, наиболее влиятельные органы – потому что избирается депутат – например, в Мотовилихе и каком-то конкретном  микрорайоне, многие знают, как работает Ирина Горбунова, а у нее тоже соответствующие организации территориальные, которые работают с людьми и нет выборов – они делают клумбы, скамейки покрасили, тут провели праздник, посидели, поговорили, пришел депутат, помог, и вот эта общественная организация начинает объединять всех активных граждан, и если сюда включается политик, то это очень хорошо работает. С учетом низкой явки, которая зачастую на выборах в городе Перми существенно ниже 25% – ну не существенно, но ниже 25% – а на довыборах и ниже 20%, собственно говоря, вот все вот эти люди на выборы и ходят.

- А какие-то отраслевые общественные организации тебе в голову не приходят?

Александр Пахолков: Ну отраслевые с точки зрения Совета ветеранов «Пермских моторов» – да, если мы об этом говорим. Совет ветеранов, наверное, такая организации. Общество собаководов, спасателей и так далее особо не влияет, хотя, конечно, проблемы собак, беспризорных собак, они так или иначе иногда в повестке дня в некоторых районах возникают.

- Александр, вот как ты считаешь, Пермская гражданская палата заняла прочно оппозиционную нишу или еще нет?

Александр Пахолков: Сложный вопрос.

- Аккумулирует Пермская гражданская палата сегодня вокруг себя некие такие оппозиционные общественные силы по отношению к краевым властям?

Александр Пахолков: Конечно, вот с точки зрения аккумулирования мне тут же в голову пришла фамилия одного депутата Законодательного собрания – мы ее, наверное, называть не будем. Безусловно, с точки зрения широкой поддержки, наверное, нет. Она не так известна, общественная палата, да и сам Аверкиев неизвестен широким слоям населения, но с точки зрения моральной позиции, безусловно, да.

- Его деятельность ты считаешь достаточно значимой, то есть он влияет на политику региональных властей? Вынуждены они к нему прислушиваться или нет?

Александр Пахолков: Ну я напомню, что господин Аверкиев – первый, который вскрыл декоративность Совета при губернаторе, и со скандалом, хлопнув дверью, вышел оттуда. Остальные люди, держащие нос по ветру, такие, как Константин Окунев, только после уже когда фактически его реорганизовали в политсовет при главе администрации Фролове, только тогда поспешили убежать. Безусловно, это очень важные и знаковые моменты. Но если говорить… Вот возьмем очень многие мероприятия, которые проходят – митинги, еще что-то, да…

- У нас есть звонок, может, мы примем звонок сейчас, послушаем, что думают наши радиослушатели? Добрый день, представьтесь, пожалуйста, вы в эфире.

- Алло, добрый день, зовут меня Александр Сергеевич. Вы знаете, я немножечко хочу пополемизировать, в частности, по Гражданской палате, которая якобы стала оплотом и так далее. Я их сколько хорошо знаю, и все это держится только на эгоцентризме господина Аверкиева. Поймите правильно, вот все остальное – это окружение, которое ничего не значит, это ребята-шестерки, которые бегают и так далее. Там было 2 человека, которые определяли – господин Окунев, который имел ресурс финансовый, и господин Аверкиев, который считал, что он самый главный, самый большой и так далее. Больше там ничего нет, но не в этом дело. Вы обратите внимание, там нет ни одной положительной, ни одного положительного предложения, что надо делать. Все говорит о том, как плохо, и так далее… То есть все время доказывается негатив. Скажи, вот как надо сделать, и я готов взяться за это. Вы слышали хоть один раз от этого человека, чтобы он это дело сделал? Никогда. Вышел из Совета. Ну ты скажи, что ты там сделал положительного?

- Спасибо за ваше мнение, сейчас мы с Александром тоже обсудим этот вопрос. Александр, согласен с нашим радиослушателем?

Александр Пахолков: Согласен, в целом согласен. Действительно, тут, наверное, надо быть честнее.

- Честно скажу, я хотела на этот эфир позвать Игоря Аверкиева, к сожалению, он не смог. Так бы он сказал...

Александр Пахолков: Или отказался. Может, он сбежал?

- Нет, он не смог, он готов на следующий эфир подойти, получилась бы очень такая значимая интересная дискуссия.

Александр Пахолков: Хорошо, я бы все-таки обозначил следующий момент. Но все-таки общественники – они, скажем так, занимают такую позицию в том смысле, что несколько стороннюю, наблюдательную.

- Ты имеешь в виду, общественники в лице Игоря Аверкиева или просто общественники?

Александр Пахолков: Ну, правозащитники, скажем так, да. Возьмем-то то же самое советское время – да, там выходили на митинги точно так же, на Красную площадь, 2-3 человека, их всех арестовывали, высылали. В этом смысле, безусловно, Игоря Аверкиева можно назвать правопреемником всех этих шестидесятников и так далее. Но я не могу как человек, который занимается выборами непосредственно, чтобы победить, нужно чтобы относительное большинство куда-то двинулось, чтобы пришли какие-то люди. Вот они вот этой почему-то позиции не придерживаются. Проходят вот эти митинги, ну это по большому счету клуб, одни и те же люди.

- Митинги ты имеешь в виду за отставку губернатора Пермского края?

Александр Пахолков: Да какие угодно. По поводу убийства Бориса Немцова, за отставку Басаргина, какие угодно, приходят одни и те же примерно люди, один и тот же клуб, да. Нет, это, конечно, хорошо, что они приходят, хорошо, что это вот как бы клуб. Сергей Васильевич раньше все время взирал, считал: «Ах, где они, много их?». Спят. Народ, как всегда, безмолвствует, спокойно уходил, писал свой отчет о том, что это все поддерживают политику партии правительства, и все у нас хорошо. Почему не переходить здесь, если вы поддерживаете это направление, если вы считаете, что у нас губернатор плохой, кто-то может не считает, кому-то может он нравится, почему не увеличивать, вот скажем, массовость вот этих мероприятий? Почему не приводить людей, да?

- Может быть, нет такой цели? Как вариант.

Александр Пахолков: Нет такой цели, действительно. Правозащитники, они, к сожалению, они вот такие. Вот их надо принимать или такими, может быть, критиковать их за это.

- А ты считаешь, например, если «Многодетные Пермского края» в лице Ирины Ермаковой поставят себе какую-то цель, за ними выйдет народ?

Александр Пахолков: Ну как это будет, конечно, организовано… Потенциально, я думаю, какие-то изменения возможны, особенно с точки зрения ухудшающегося социально-экономического положения. По большому счету, если посмотреть, скажем, всякие социальные дотации, гарантии, как они там меняются, здравоохранение…

- С другой стороны, у «Многодетных» достаточно узкая аудитория. И способны ли другие общественные слои разделить чаяния, нужды, задачи?

Александр Пахолков: Знаете, если бороться за права бродячих животных, это будет одна аудитория.

- Кстати, она может быть даже шире, наверное.

Александр Пахолков: Если говорить о многодетных, это будет немножко другая аудитория. А если говорить о том, что те же многодетные недовольны большим количеством бродячих собак, состоянием здравоохранения, образования, грязью на улицах и так далее, если развернуть это в более широкие социальные спектры, это уже не только многодетных будет касаться. Даже пенсионер будет говорить: у меня там, может быть, внуки уже какие-то, у меня может 1-2 детей, я не многодетный, но я поддерживаю эту позицию, действительно, плохо у нас со здравоохранением.

- Я напомню, мы ведем голосование по вопросу «Значима для вас поддержка со стороны общественных организаций того или иного кандидата?». Так, немного сужу, если, например, в поддержку кандидата или партии выскажется фонд «Дедморозим», для вас это будет значимо или нет? Пока у нас, к сожалению, 100% голосуют за то, что не значимо. Напомню, если вы считаете, что все-таки значимо, телефон 207-05-15, если не значима поддержка общественных организаций – телефон 207-05-25. Вот такие результаты у нас пока по голосованию, несмотря на то, что есть такие яркие общественные инициативы.

Александр Пахолков: Зачастую, если будем брать конкретно какую-то ситуацию, на последней полосе в газете, как правило, перечисляются в поддержку кандидата Петрова – высказались многодетная мать такая-то, ветеран завода такого-то, общественная организация такая-то, ветеранская – такая-то.

- Напомню, в гостях у нас политтехнолог Александр Пахолков, и мы обсуждаем, как же общественные организации влияют на политические процессы в Пермском крае. К сожалению или к счастью, пока наши радиослушатели не считают, что для них значима поддержка общественными организациями того или иного кандидата. Но вот мне кажется, что наиболее такой хороший потенциал у общественной организации «Дедморозим». Как ты относишься? Если бы они высказались в поддержку какого-то кандидата в губернаторы Пермского края, стало ли бы это небольшим плюсом?

Александр Пахолков: В губернаторы Пермского края – абсолютно фиолетово, потому что у нас есть такое понятие, как муниципальные фильтры, и до выборов губернаторов допускаются только заведомые победители и статисты. Поэтому, честно говоря, абсолютно неважно. Я уверен, что кандидата, выдвинутого партией «Единая Россия», поддержит огромное количество общественных организаций.

- Я, кстати, вот сказала о «Дедморозим» – это просто такой пример, совершенно не говорит о том, то «Дедморозим» вообще участвует в политической деятельности.

Александр Пахолков: Его руководитель участвует.

- А в чем он участвует? Я почему так говорю, что Дмитрий Жебелев очень часто говорит о том, что мы занимаемся общественной деятельностью, но мы не занимаемся политикой. Да, мы входим в общественные советы различных органов власти, но, опять же, для решения именно своих целей своей организации – помощь детям 

Александр Пахолков: Про «Дедморозим» – да. Ну вот тут вот возникает – я про «Дедморозим» скажу чисто свое сугубое мнение – к сожалению, большой поддержки это не будет оказывать, потому что в широких слоях населения, которые ходят на выборы, она не известна, вот и все. Причина именно эта.

- Какие организации тогда известны широким слоям населения, которые повлияют?

Александр Пахолков: Вот ты понимаешь, зачастую политтехнологи – они же такие люди с грязной душонкой и так далее, они же тоже считают деньги, смотрят. Зачастую как происходит ситуация? Вот какая-то организация, тот же Совет ветеранов, они действуют потребительски. Я не говорю, что это все, но очень многие, действуют потребительски.

- Мы сейчас говорим, потребительски действуют общественные организации, а не политтехнологи.

Александр Пахолков: Общественные организации, политтехнологи тоже потребительски действуют, правильные политтехнологи действуют потребительски, а политтехнологи-идеалисты проигрывают выборы. Как это происходит на практике? Приходит кандидат в какой-то там совет ветеранов и говорит: «Я, вы знаете, вот тут вот выдвигаюсь, поддержать, может, встречу, как бы это…». Они говорят: «Классно, но, кстати, нам нужен телевизор, ремонт бы нам надо тут сделать...»

- Магнитофон.

Александр Пахолков: Да-да-да. Ну телевизоры у них у всех уже есть, электрочайники уже 500 лет...

- Два портсигара.

Александр Пахолков: Мне кажется, они уже телевизорами пополняются, как бы это домовладение членов непосредственно руководящих структур этого совета организации. Так вот, все они провели встречу с Советом ветеранов, точно так же пришел следующий кандидат, ему что-то заказали, может быть очередной телевизор большей диагонали, и примерно то же самое. Зачастую эффект от этого минимальный. И политтехнологу гораздо проще...

- Эффект для кандидата, ты имеешь в виду?

Александр Пахолков: Да, для кандидата электоральный эффект, и для политтехнолога гораздо проще придумать организацию. Ведь не обязательно она должна быть зарегистрирована, можно написать в агитматериале, что общественники, ветераны, члены организаций и так далее. ветеранских, инвалидских поддержали кандидата. Этого никто не требует доказывать, проверять - ну поддержали и все. Какие? Да вот, поддержали.

- Аудитория «Эха Перми» теперь не будет читать агитационные материалы и не будет верить никакой общественной организации, которая поддерживает того или иного кандидата.

Александр Пахолков: Да, это классно, но меня ощущения, что она не ходит на выборы в основе своей.

- К сожалению, возможно и так, да. Ты, в том числе, наверное, придумываешь некие общественные организации как политтехнолог?

Александр Пахолков: Нет, я сам никогда, это другие.

- Другие, хорошо придумывают, другие неправильные политтехнологи придумывают общественные организации.

Александр Пахолков: Они придумываются постоянно, вы включите ОРТ. Я буквально пару недель назад, вот эта ситуация с «Тангейзером» и так далее, каких я только общественных организаций не слышал, которые поддерживают, особенно мне понравилось название «Центральный родительский комитет Новосибирской области». Вот я уверен, что не существует такая организация, но, тем не менее, от нее вышел какой-то человек, напоминающий вчерашнего студента, и в камеру заявил: да, он против, и все родители против, и они все как один, весь этот Центральный родительский комитет, он поднялся.

- У нас существует родительский совет, или что-то в этом роде у нас есть в Пермском крае, причем достаточно такая эффективная организация.

Александр Пахолков: Ну вот вы знаете, есть, может быть, совет, а вот я назовусь центральным советом, это будет другая организация. А если поставит себя на место читателя или слушателя – вот, центральный совет родительского комитета, ну это ж куда, можно академией родительского комитета назваться, вот.

- Ну, собственно говоря, организаций-то много с громкими названиями – «Народный фронт», Общественная палата, можно задать вопрос...

Александр Пахолков: Общественная палата села такого-то, да, к примеру. Да, или союз сел – а там вот две деревни, а это может быть союз сел, центральный союз сел.

- А кто-то из сегодняшних лидеров общественных организаций, по твоему мнению, может стать следующим кандидатом на выборах в Законодательное собрание? В Государственную думу, наверное, высоковато.

Александр Пахолков: Ну они регулярно являются кандидатами, зачастую места у них в списках непроходные, но как бы являются. В частности, Совет ветеранов краевой, который возглавляет Самойлов – это однофамилец главы администрации города Перми, это не тот Самойлов – имя и отчество, к сожалению, запамятовал, активно участвует в выборах, приезжает, есть же территориальное собрание Совета ветеранов, ведет агитацию и, в принципе, активно участвует в избирательной кампании.

- Я напомню, у нас идет голосование, те наши радиослушатели, которые считают для себя значимым поддержку общественных организаций на выборах, могут позвонить по телефону 207-05-15, те же, кто не считает эту поддержку значимой, телефон 207-05-25.

Александр Пахолков: На самом деле, интересным был бы вопрос «Является ли для вас значимой поддержка виртуальных организаций?» – ну понятно, что люди бы, скажем так… Очень значима поддержка виртуальных организаций. Они, конечно, не проверяют их наличие, но вот если организации с таким пафосными и смачными названиями – это все-таки косвенно влияет, но незначительно.

- Общероссийский народный фронт.

Александр Пахолков: Да, вот общероссийский, народный. Вы понимаете, если вернуться чуть раньше, когда у нас были народные выборы сити-менеджера, или как это правильно называлось – мне все время было смешно, когда там некоторые умники стали с ними бороться. Ну как можно бороться с народными выборами? Ну это же идиотизм. Ну вот есть же народные выборы, получается, что вы как, против народа? Так они для этого так и называются. Если народные выборы – значит, тут народ. А вы как, вы с народом? С другим, может, народом? Может быть, богоизбранным или еще каким-то? Они специально так называются для того, чтобы влиять. И зачастую – я, конечно, не про Народный фронт говорю – но у некоторых зачастую это является ширмой. У политтехнологов есть даже такой термин – фанерка, то есть вот как бы красивое такое название.

- Сейчас у нас точно, наверное, будет 100% тех, кто не считает значимым деятельность общественных организаций уже, видимо, и в том числе их деятельность на выборах.

Александр Пахолков: Народный фронт – это немножко другое.

- Вот ты считаешь, Общероссийский народный фронт может все-таки стать альтернативой «Единой России» на выборах в 2016 году?

Александр Пахолков: Безусловно, нет, потому что надо понимать, скажем так, это как бы кухня – я не уверен, что за оставшееся время успею ее всю раскрыть – политическая кухня, но давайте понимать, что легко очень организовать какую-то новую партию для власти и попытаться ее раскрутить: «Единая Россия», «Разъединая Россия», «Самая большая Россия», «Россия с Крымом» или еще что-то такое. Может еще и не Россия, а Евразия какая-нибудь, «Единая Евразия», вот. Начать активную рекламную кампанию и так далее, так как это новая организация, на ней не будет шлейфа каких-то неудач, каких-то конфликтов и так далее.

- Общероссийский народный фронт уже не сказать, что новая организация.

Александр Пахолков: Нет, я, позволь, договорю. На выборах такая организация, по моим оценкам, по моему анализу, она не сможет набрать существенно больше 40%, вот такая новая, раскрученная под выборы. Я думаю, что реальные цифры в районе 35%. Соответственно, зачем, если «Единая Россия» и так наберет больше. Поэтому я сразу всех членов партии «Единая Россия» хочу успокоить – свои партбилеты не надо вам сжигать, выкидывать.

- И одновременно ты расстраиваешь членов Общероссийского народного фронта, которые надеются.

Александр Пахолков: Народный фронт – это во многом попытка собрать… Вот у нас есть так называемые системные партии – КПРФ, Справедливая Россия, ЛДПР, ну «Единая Россия», естественно. Вот они все вместе выступают, например, за сокращение каких-то сроков Госдумы, они все вместе ратуют за присоединение Крыма, это тоже некая такая конституирующая общественная организация: вот мы все вместе, а кто не с нами, тот против народа. Вот и все. Кто не в Народном фронте, тот вроде против народа. Вот весь смысл.

- Александр Пахолков повлиял, видимо, серьезно на слушателей «Эха Перми», ни один из радиослушателей не посчитал значимым поддержку общественными организациями. Может быть это и скорректирует деятельность политтехнологов в чем-то, удешевит процесс в плане поддержки общественными организациями.

Александр Пахолков: Никто не понесет телевизоры.

- Я напомню, у нас в гостях был Александр Пахолков, руководитель рекламно-политического агентства «Агитпроп».


Обсуждение
2106
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.