Верхний баннер
11:57 | ПОНЕДЕЛЬНИК | 26 ИЮНЯ 2017

$ 59.66 € 66.68

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
17:36, 16 сентября 2015

«В детской поведенческой неврологии у нас три врага: бабушка, соседка, интернет», — Григорий Анисимов, невропатолог

Тема: правильная корректировка поведения детей разного возраста, воспитание характера

Гость: Григорий Анисимов, директор медико-педагогического центра «Лингва-Бона», невропатолог 

Программа: «Здоровый подход»

Дата выхода: 15 сентября 2015 года

Ведущий: Евгения Романова

- Всем доброго дня, у микрофона Евгения Романова. Программа «Здоровый подход» на «Эхе Перми», за звукорежиссерским пультом Мария Зуева. У нас прямой эфир. В гостях у меня директор Первого медико-педагогического центра «Лингва Бона» Анисимов Григорий Владимирович. Кандидат медицинских наук здравствуйте, врач невролог. Григорий Владимирович!

Григорий Анисимов: Добрый день!

- Я думаю, что сегодня – просто вышло несколько интервью у вас, посвященных сну… Мне же хочется сегодня поговорить о детях. Так как вы невролог и центр медико-педагогический, тут взаимосвязь такая – и здоровье, и воспитание. Я думаю, что очень много родителей приходят с вопросами, что дайте нам таблетку, пилюлю, а вы даете советы, как изменить поведение, и с этим я тоже, кстати столкнулась, что невролог нам не выписал никаких лекарств, а просто дал советы.

Григорий Анисимов: Ну это же замечательно. Тем более, есть очень хорошая поговорка: «учить, воспитывать, лечить». У врача есть три оружия – слова, трава и нож. Так вот, помимо таблетки нужно понять, почему это произошло с ребенком, в какой среде школьной он был и как функционирует нервная система, и тогда можно подобрать ключик к коррекции данного ребенка. А эмоционально-волевые нарушения мы рассматриваем с нескольких сторон, потому что и центр у нас научный, и мы располагаем инструментами не только неврологического осмотра – статуса ребенка, когда приводят детей, а у них нет ни порезов, ни паралича, ни головной боли, а есть нарушения поведения. Это можно увидеть только методами нейропсихологии. Поэтому по своей сути мы клинические нейропсихологии.

- Нарушение поведения – например? Мы сейчас берем в возрасте от 0 до 18 лет. Какая норма, а какая нет? Ребенок, например, заплакал, захотел игрушку в магазине – это норма или нет? Норма, если в 18 он не может себе приготовить что-то или разогреть? Где вот этот момент, где надо заботиться о них, а где нет? Давайте начнем с 3-5 лет.

Григорий Анисимов: Хочется сказать, что позиция «норма» и «не норма» очень не разграничена на сегодня. Мы говорим, что оптимально мозг работает у данного ребенка в данный возрастной период или нет. Поэтому нужно смотреть через призму созревания мозга. Отвечу на ваш вопрос вопросом. В 18 лет у подростка может быть депрессия?

- Конечно, может.

Григорий Анисимов: А у годовалого ребенка?

- Не знаю.

Григорий Анисимов: Нет. Потому что нет жизненного опыта, у него еще личность не сформирована, у него будут простые базовые истерические реакции. Поэтому как в этапах созревания мозга созревает мозг с подкорковых структур до коры мозга, сзади наперед с правого полушария на левое, так и мозг в возрастные периоды по-разному отвечает на стрессовые ситуации. Это может быть оптимально и не оптимально. Поэтому до 2 лет истерическая реакция на то, что забрали игрушку – ударить, укусить – это оптимальная реакция. А вот потом родители должны гасить эти реакции, воспитывая ребенка, когда к 3 годам у ребенка появляется «я», эго появляется, мы подавляем инстинкты, и появляется суперэго. Здесь два инструмента есть. Мозг формирует волевые функции самоконтроля эмоции подкорки с 3 до 7 лет. Второй инструмент – воспитание родителем, когда родитель себе формирует авторитет.  К нам иногда приходят родители и говорят, что у меня ребенок со мной ведет себя очень плохо, а в садике замечательно, в садике самый лучший ребенок.

- Это означает, что родители не авторитет, ни папа, ни мама?

Григорий Анисимов: Конечно. Прорабатываем с родителями, подключаем, если нужно, психотерапевта.

- Давайте остановимся на этом. Когда родители – не авторитет, что делать, с чего начать?

Григорий Анисимов: Здесь нужно начинать с того, что родителям нужно рассмотреть отношение к своему ребенку. Первое, как говорится, родитель должен заражать примером. А порой темп жизни не предполагает того, что родитель приходит со здравым разумом, а мы сами раздражены, и все быстро-быстро. И еще такой нерадужный момент, когда мы переходим на личности. Есть три инструмента для родителей. Первое – мы проговариваем для ребенка, в три года первый кризисный период начался оппозиционно-вызывающего поведения ребенка появилось «я», и это я как чувствую, вызов через оппозицию. Что делаем? Проговариваем правила игры: «ты сейчас посмотрел телевизор, а потом мы идем гулять, договорились? Ты же взрослый»! Второй момент – начинается истерическая реакция - не хочу, не буду, не надо. Здесь нужна отзеркаливающая реакция – «не хочешь – не надо, не делай, пожалуйста». И главный момент, истерия – мать актера, а актер играет, когда есть публика и аплодисменты.  Поэтому лучше отойти, ребеночка в комнату отвели, он выплакал эмоции. Это хорошо, эмоции должны быть сублимированы по Фрейду, выиграны, выплеснуты. Он так себя спасает от невроза. И главное: ни кнута, ни пряника. Спокойно и хладнокровно на первом речевом уровне, чтобы ребенок не перевозбуждался – он тогда лучше и внимательнее тебя слушает. Игнорируем истерику, если отзеркаливание не помогло. И главное, на личности не переходим, говорим «мы тебя любим, ты хороший, но твой поступок плохой, он несет наказание». И тогда родитель до 7 лет закладывает в лобные доли, отвечающие за волю – а это контроль и самоконтроль, ребенок подавляет свои базовые инстинкты и эмоции, и родители зарабатывают свой авторитет. Отвечу на ваш вопрос полноценной шуткой из практики (порой на нее обижаются): я говорю, что у нас три врага в детской поведенческой неврологии – бабушка, соседка, интернет. Это нам мешает.

- Давайте начнем с бабушки? Бабушки портят детей?

Григорий Анисимов: Любят, балуют. Это расхолаживает детей и приводит к эмоциональной вилке. Когда мама говорит, что нет, вот это нельзя, а в обществе себя ведут вот так, а бабушка говорит, что вот мама у тебя такая злая, и так себя плохо ведет. Поэтому ничего личного. На то они и бабушки, опять же, в эволюционном аспекте. И тут еще подразумевается такой аспект, из практики, когда четвертый или пятый ребенок и они рано с позиции эмоций становятся бабушками, они балуют детей третьих-четвертых, и родители ошибаются в эмоциональной, поведенческой сфере с детьми последними, а не с первыми-вторыми. Второй момент – это окружения. Мы сравниваем с соседкой и говорим: ой, ну ты хуже, чем моя соседка. Порой говорят, как плохо воспитан ребенок. Я всегда в таких случаях говорю, что попробуйте сами. Когда ребёнок истерит, то он истерит на публику, и родитель работает. Для этого и есть истерика, и родитель ее подавляет, порой оптимально для мозга это. И третий аспект – интернет, ну очень там много недифференцированной информации, много штамповых или рубашечных диагнозов. Синдром дефицита внимания с гиперреактивностью, который в норме ставится после 5 лет, потому-то там дозревают лобные доли. А у нас уже дети со штампами в 2-3 года, когда для них это оптимально. Вот возвращаясь к вопросу, где нормы и где норма. Штамповые диагнозы взращиваются самими родителями, СМИ, и, конечно же, в коммерческих целях. Нужно различать. Ребенок творческий – живчик сам по сути, а ему ставят СДВГ и назначают успокаивающую терапию. А у него это нормальная сублимация эмоций, у него папа такой же, посмотрите на папу.

- У нас есть звоночек. Вы в эфире, как вас зовут, здравствуйте.

- Меня зовут Игорь. Вопрос такой. Вот есть такое понятие, как одаренные дети, и любой педиатр или детский психолог может сказать, что одаренным детям окружающие кажутся немного туповатыми, и сними неинтересно общаться и в определенных регионах, где население интеллектом не блещет, это провоцирует уход в аутизм. Как вы считаете, одаренных детей все-таки нужно забирать из неблагоприятного социального климата и отдельно учить и воспитывать, или стоит приучать жить в этой среде, среди алкашей, зеков и т.д.?

Григорий Анисимов: Действительно интересный вопрос, я сразу оговорюсь. Эта тема нам очень актуальна, мы изучаем мозговые механизмы деятельности совместно с кафедрой неврологии. Хочу сказать, что аутизма намного меньше, чем считается. Это к вопросу об интернете. Действительно, есть синдром Аспергера – высокофункциональный аутизм, когда дети чего-то достигают в какой-то сфере. Я хочу ответить на ваш вопрос из вашего же вопроса. Вы только что сказали о том, что социализировать. А ведь мы – существа социальные, и как мы можем выдернуть ребенка из социума и отдельно его растить? Простой пример. Мама приводит ребенка на прием и говорит: у меня ребенок гениальный, замечательный математик, но я не хочу, чтобы он был гением. Почему? Потому что ребенок сидит дома, нет девушки, нет друзей, он весь в математике, весь в формулах и полностью неадаптированная в социальном плане личность. Поэтому я считаю, что для одаренного ребенка оптимально хорошо было бы развивать в социуме, там, где родился, там и пригодился. И просто со специалистами развивать одаренности, которые у него имеются – сублимировать в математике в творчестве, нагружать дополнительными занятиями. И второй момент. Дети действительно многие опережают развитие. Когда ребенок до двух лет цитирует «Муху-цокотуху», много говорит.

- Это плохо?

Григорий Анисимов: Это не оптимально. У этих детей большой риск невротизации, нарушения поведения. У них большой идет поток информации в мозг, а мозг еще не готов к приему этой информации. Они уже в 2 года начинают читать, писать.

- То есть не надо радоваться, если в 4 года читает и считает.

Григорий Анисимов: Нет. Они потом в первом классе просто истощаются, снижается мотивация. Но и еще, дети с опережающим развитием рано формируются. И родители порой не готовы, что ребенок стал умный, и он уже начинает манипулировать родителем. А родители до сих пор воспитывают его как двухлетнего и все позволяют. Вот, где еще ошибка.

- Вы часто говорите «невротические». Как заметить нарушения? Примеры.

Григорий Анисимов: Здесь цепочка такова. Может быть ситуационно обусловлена реакция, например, появление второго ребенка в семье. Невротическая реакция на смену педагога. Если в течение в течение краткого количества времени – угасла, то это нормально, значит, справился мозг, преодолел стрессовую ситуацию, приобрел опыт, сработала концепция поискового поведения, ребёнок нашел выход из ситуации. А вот когда невротическое состояние возникает, то это уже идет дорожка к неврозу. Когда ребенок зацикливается на дальней проблеме, и уже учитель поменялся, и уже давно ребенок второй в семье появился.

- А пример? Что он делает?

Григорий Анисимов: Он, например, отказывается от еды специально, невротические рвоты, нарушение сна в виде ночных истерик, навязчивые движения, которые проявляются постоянно – моргание, накручивание волос. У ребенка начинается ритуал, например, я боюсь прикасаться к парте и рисую только одной ручкой, не прикасаюсь к парте и постоянно бегаю мыть руки. И возникает уже экспрессивно-импульсивная симптоматика, навязчивые мысли и идеи. Невроз подразумевает под собой наличие нарушения адаптации в обществе, когда ребенок зацикливается на совей проблеме. Классические три невроза есть в детской практике. Это астенический невроз (раздраженное бессилие), когда что-либо хочется сделать, а отсюда у тебя только эмоции и никакой деятельности продуктивной. Второй – истерический невроз, я себя веду так, чтобы получить оплату за это. И третий момент – невроз навязчивых движений, я накручиваю волосы и так себя успокаиваю, и так разряжаются центры эмоций. А в патогенезе лежит раздражение центра эмоций головного мозга на фоне незрелости нервной системы, кризовых периодов и изменений внешней среды. И на эти три вопроса мы отвечаем и смотрим на особенности ребенка. Много детей очень эмоционально скрыты, левши и дети с ранним развитием – очень чувствительные и эмоциональные. И приходится дифференцировать. И в детской неврологии нервная система очень зависит от внутренних органов, поэтому мы работаем с лор-врачами и педиатрами. У нас даже есть целая школа по проблеме аденотонзелярной патологии. Что это такое? Когда нарастают аденоиды на миндалины, дети ночью храпят, не дышат, отсюда у них раздражительность, смотрят в книгу – видят фигу, быстро утомляются на уроках, а им ставят СДВГ. Вот вчера был мальчик на приеме, который в свои 6 лет весит 45 килограммов. Они из другого региона. Это очень много. Когда я заглянул в рот, не зная жалоб, увидел большие миндалины. Маму спросил: он у вас так сильно, наверное, сильно храпит, что вы уже устали? Она говорит: да, я с 4 лет бьюсь, и никто мне не может помочь. А я еще ворочаю, а он дыхание останавливает. Я говорю, что в этом случае нужно удалять.

- А как это связано с худением?

Григорий Анисимов: А у ребенка паталогические остановки дыхания во сне приводят к тому, что недополучают кислород и спит поверхностно. А в крепкой стадии сна вырабатывается гормон роста, отвечающий за сжигание жира. И ребенок ест нормально, а гастроэнтеролог говорит, что он переедает. Мама говорит, что ничего подобного, он мало ест, а ребенок на приеме засыпает, с педагогами работать не может. Вот вам поведенческие проблемы, пришедшие из педиатрии, когда инфекция или сбой иммунной системы вредит нервной системе.

- Вопрос от Ирины по ICQ. Сейчас очень модно эмоциональное развитие интеллекта ребенка. Действительно ли это важно? Связывают это еще и с успешностью, что если он эмоционально развит, то в жизни он всего добьется. У богатых уточняли уровень эмоций, и они подтвердили, что очень хорошо чувствуют свои эмоции.

Григорий Анисимов: У богатых еще должно быть постоянно поисковое поведение. Скажу про эту концепцию, которую мы разрабатываем с позиции сна и дня. Всегда, если ты чего-то достиг и остановился, и не будет поиска, то ты будешь просто-напросто «полное брюхо к учению глухо». Все время должна быть цель к чему-то стремиться, что-то познавать. Мозг как мышца. Действительно на сегодня главное порой внимание у детей уделить стоит эмоциональной памяти, это самая сильная память. Что вы помните из детства, как вы ударились или как муха вас укусила? И вот, идя по улице, летит муха, и вы вспоминаете, как в детстве. Эмоциональное воспитание – это супер. И советское образование это усматривало, и нас воспитывали через игровые виды деятельности. Мы получали эмоцию, а эмоция — это прямая дорожка к мотивации и замотивированной деятельности. И порой мы видим детей, когда они приходят в школы, и им просто не интересно, они начинают ворочаться, поворачиваться, искать другие выходы, чтобы себя заинтересовать, и становятся неуспешными. Поэтому эмоциональное воспитание на ранних этапах, и особенно сказки. А вот здесь скажу одно: через сказку воспитываются эмоции, образы хорошего, и главное – авось все будет хорошо.

- Эмоциональное воспитание. Что тут важно, кроме сказок, что родители должны?

Григорий Анисимов: Как сказал поэт Быков: если ребенок не умеет выплакивать эмоции слезами, то он выплакивает другими органами. Выплакать эмоции хорошо, проговорить, выиграть эмоции. У ребенка обязательно не только познание чтения и письма, но и спортивные мероприятия с хорошим тренером, который замечательный авторитет, выплеск эмоций, и он творчески будет реализован и будет успешен тогда. И на эмоциях главное правило дома – мы тебя любим, мы в тебя верим, у тебя все получится, давай.

- Пишет Дмитрий в ICQ. Сыну 4 года, иной раз не купишь мороженое его трясет, он сильно плачет, это кошмар какой-то.

Григорий Анисимов: Я так понимаю, что Дмитрий поддается и покупает мороженое. Если вы договорились, что вы не будете покупать мороженое, дабы не было манипуляторного поведения, если мы будем на все его эмоциональные посылы давать, а сдерживать эмоции ребенка, то ребенок постепенно это закрепит, и в экстремальной ситуации в школе поведет себя так же, будет истерика. Да и вообще деформировать личность, невротизировать личность, поэтому лучше всего, если вы договорились, что вы не покупаете мороженое. Если это на людях, то лучше переключить на эмоциях – «слуша-а-ай, мы вот это забыли, пойдем туда» – или же проигнорировать ребенка, пусть идет за вами, пусть кричит, но это его закалит, и он приобретёт опыт.

- Еще нам в ICQ пишут. Когда идет в сад, постоянно плачет, хотя там играет со всеми, иной раз вечером его оттуда не забрать.

Григорий Анисимов: У нас есть такое понятие, как паталогический симбиоз. Я бы к данному вопросу задал родителям на приеме вопрос: случайно, ребенок с вами не спит? Почему, потому что это расставание, интимна зона у ребенка не сформирована, или большая близость с мамой. Если ребенок долго на грудном вскармливании, и вот здесь позже реализуется трудность в расставании. Ребенок потом на расставание реагирует так: «слушайте, а где же мама, а где же бабушка, а как бы они мне помогли». После трех лет ребёнок должен спать отдельно.

- Еще пишет нам Дмитрий: «Надо читать только русские сказки, вчера читали английскую, там глазик выколют, там пальчик отрежут, я не стал дочитывать».

Григорий Анисимов: Замечательно. Надо отдать должное, что родители порой становятся более подкованные. На приеме родители говорят, что ребенок больше смотрит российских сказок, а не каких-либо других.

- Какие психические реакции являются нормой в переходном возрасте, в 10-12 лет?

Григорий Анисимов: Реакций очень много. И рассказать вам о том, что норма или не норма. Ну, общее эмоциональная повышенность, тревожность может повышаться, осторожность, страхи могут быть некоторые. Ребенок начинает говорить о том, что заниженная самооценка. Почему? В этот период окончательно формируется «я». Очень важно здесь взаимоотношение педагога с ребёнком и родителя, как педагога, с ребенком. Тогда ребенок окончательно формирует образ себя.

- Пример.

Григорий Анисимов: Заниженная самооценка. Ребенок приходит со школы и говорит, что меня там все не любят, я некрасивый, у меня прыщи и т.д. Начинает прибегать к каким-то методам лечения и ухода от этой ситуации. Или же начинает не ходить в школу, потому что он там не успешен. Здесь важно обратить на это внимание. Для подросткового возраста еще есть мании, ребёнок ищет эмоциональную подоплеку положительной эмоции через мании – уход в субкультуры, гаджетация. Поэтому есть работа, спорт, творчество.

- У нас звонок. Здравствуйте, как вас зовут?

- Добрый день, меня зовут Анна.  У нас ребенку 3 года, и у нас до сих пор небольшие проблемы с речью.  Задержка речевого развития. Каким образом нам сейчас лучше выруливать эту ситуацию?

Григорий Анисимов: Он говорит фразы или отдельные слова?

- Просто слова.

Григорий Анисимов: Действительно, мы как центр патологии речи, и сейчас у нас большое пособие для неврологов России вышло. Мы дали новую классификацию с логопедами и нейропсихологами. Оптимально для современного ребенка в 2-2,5 года хорошо бы иметь фразу с базовым лексическим глаголом «ма дай пи», «ма дем гуля». Это было бы хорошо. Если в 3 года нет фразовой речи, если ребенок плохо повторяет за родителем слова, то это однозначно не задержка речевого развития. Это дети с алолией или дисфазией, это системные нарушения речи, здесь нужно заниматься с логопедом, и, главное, выявить, почему мозг не оптимально работает, надо дать мозгу пластичные связи, чтобы он все скомпенсировал, хорошо бы до 4 лет это все подчистить. Поэтому к логопеду, пусть и невролог проконсультирует, и не болеть.

- Вопрос у меня такой – из личного опыта и советуюсь ос своими с коллегами. Взаимоотношения в школе, когда ребенка где-то не берут играть, он чувствует себя белой вороной, ревет, где-то забрали вещи и спрятали, подсмеиваются над ним. Вмешиваться ли мне как маме, что ему говорить? Встречаться ли с другими родителями, идти ли к педагогу? Имеем ли мы право вмешиваться? Или это его опыт, проживай и выясняй сам?

Григорий Анисимов: Здесь мы опять говорим о золотой грани, о среднестатистических моментах. Белая ворона – это есть такой нормальный тип характера. И этот ребенок всегда будет таким. Дальше приобретение опыта через стрессы, бесценный опыт для жизни, и становимся как волнорезы, преодолевая препятствия и закаляясь. В клинч идти с другими родителями, наверное, для нас, развитых и взрослых людей, не совсем правильно. Дать детям самим дать разобраться, обговорить моменты на их уровне, который нам уже неведом, потому что мы уже в смысловом поле, мы уже взрослые и судим со своей колокольни. А еще родители на работе были, не отдохнувшие, всплеск эмоций, дети все это видят, по Фрейду называется это момент трансфера – ребенок от родителя, родитель от ребенка, и эффект взорвавшейся бомбы. Поэтому лучше дать ребенку проработать этот момент, обратиться вовремя к психологу, если это действительно мешает ребенку, если это находит отпечаток в его повседневной жизни, если дома он начинает замыкаться, в спортивной секции отпечатки, в кошмарах ночных… Да, тогда нужно обращаться к специалистам.

- Ну упускайте. Когда родители упустили и не повели вовремя к психологу, какие потом последствия могут быть?

Григорий Анисимов: Последствия могут быть очень пагубные. Развитие такого понятия как школьная дезадаптация, это не болезнь, главное – это может привести к невротизации личности, и личность на всю жизнь может стать невротизированной и слабой.

- У нас есть звонок. Здравствуйте, как вас зовут?

- Здравствуйте! Меня зовут Людмила Тимофеевна. Вопрос к гостю. У нас ребенок плохо ест, он уже большой, школьник, и отец его, чтобы всяко пристрашить… Что делать? Спортом занимается, мама прекрасно готовит.

- Сколько лет ребенку?

- Плохо ест лет с 7, а сейчас ему уже больше.

Григорий Анисимов: Людмила Тимофеевна, очень злободневная тема. Во-первых, мы порой неправильно поступаем, мы детей отдергиваем за навязчивые движения, ругаем за энурез, а это может быть защитным феноменом в детской неврологии. Так же, как ребенок ищет способ ухода от пищи, от того, чтобы кушать, он здесь находит для себя подоплеку, чтобы развиваться. Опять же, ему хорошо, он может так манипулировать. И чем больше папа на ребенка давит, тем больше пружина закручивается, и тем больше ребенок будет на этом зацикливаться и будет дальше невротизироваться. Это называется нарушение пищевого поведения.  Дальше может быть, когда вы его заставляете, может быть рвота на все. Поэтому здесь только спокойно, только через проговаривание, только через работу с диетологом. У нас есть в центре есть нейродиетолог Наталья Александровна Красавина, которая консультирует, мы это все прорабатываем. Снять тревогу у ребенка с неврологом и психотерапевтом. И постепенно он может начать есть. Конечно же, очень важно, чтобы было очень важно, чтобы не было подмены, например, когда ребенок ест – и тут же телевизор. Не надо! Происходит подмена стереотипов. Должно быть, чтобы ребенок видел, как родители едят, и увлечь его за собой, как ритуал. Я могу вас лично принять, я разрешу вашу проблему. Вы можете записать мой телефон: 215-59-53.

- Начался сентябрь, началась учеба. Дети отвыкли, учиться не хотят, проблемы с мотивацией. Не хотят дети делать уроки. Вот нужно ли заставлять? Или говорить – не делай, завтра двойку получишь.

Григорий Анисимов: Здесь еще очень важно, чтобы сердце мамы сработало. Сказать, пожалуйста, это твоя работа, и ты можешь получить оценку за несделанную работу.

- А если оценка не играет роли для ребенка?

Григорий Анисимов: Если это для него не мотивация, то, может быть, дать ему отдохнуть после школы, чтобы он побегал и выплеснул свою энергию. Смена стереотипа работы мозга на двигательную активность.

- То есть вы не поддерживаете родителей, которые приходят и говорят «быстро садись за уроки»?

Григорий Анисимов: Нет, конечно. Нужна смена доминантов в головном мозге. Ребенок побегает, отдохнет, и тогда он лучше справится с заданием.

- А если вторая смена?

Григорий Анисимов: Хорошо, значит, на утренние часы. Вечером сделать часть. И еще дробить занятия. Вот столько-то сделал, и хорошо. У нас есть биологические часы, у нас работоспособности на 30-45 минут хватает. Почему пара идет 45 минут? Так вот, дробить занятия, прямо по будильнику, вот сделал – отдохни, походи. Тогда будет лучше мотивация. Метод календаря, наклейки клеить. Ты вот за месяц сделал вот столько, за месяц набрал наклеек, пожалуйста – подарок тебе, и не будет никакой манипуляции.

- Пару слов о ваших кадрах. Какие есть специалисты?

Григорий Анисимов: Психологи, психотерапевты, логопеды, нейропсихологи.

- У нас еще один звонок. Здравствуйте.

- Здравствуйте, меня зовут Виктор. У нас ребенок очень гиперактивный, то есть постоянно что-то разбирает-собирает, не сидит на месте.

Григорий Анисимов: Возраст какой?

- 8 лет.

Григорий Анисимов: Гиперактивность – это синдром дефицита внимания, это гетерогенная группа. И 70% мы не видим гиперактивности, мы видим особенности детей, левшей, особенности темперамента, состояние после частых болезней, травм. Обратитесь к неврологу, чтобы отдифференцировали. Обязательно возьмите тетради из школы, посмотреть, как в школе ребенок адаптирован по всем параметрам, и тогда можно ответить на ваш вопрос.

- Нам нужно выбрать лучший вопрос.

Григорий Анисимов: Я думаю, что один из первых вопросов по поводу одаренных детей. Очень актуальная тема, потому что все говорят про задержки детей, а вот дети, которые опережают развитие, тоже оказываются не оптимальны.

- Игорь, который задал этот вопрос, вы выигрываете приз, наберите наш телефонный номер 261-81-67. Свяжитесь с нами, расскажем, как, что и где забрать. Спасибо вам большое.

Григорий Анисимов: Будьте здоровы!

Обсуждение
5565
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.