Верхний баннер
16:07 | ПЯТНИЦА | 18 ОКТЯБРЯ 2019

$ 63.95 € 71.13

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

16:57, 07 октября 2015

«Участились попытки суицида молодых людей, благополучных социально, но не эмоционально», — Елена Безводинских, психолог

Тема: профилактика суицидов

Гость: Елена Николаевна Безводинских, психолог, сотрудник городского психотерапевтического центра при больнице №8

Программа: «Здоровый подход»

Дата выхода: 6 октября 2015 года

Ведущий: Евгения Романова

- Добрый день, дорогие слушатели! Меня зовут Евгения Романова, в эфире программа «Здоровый подход».  Тема у нас сложная и непростая: что входит в понятие «профилактика суицидов, как определить четкие признаки депрессии». И об этом сегодня говорим с сотрудником городского психотерапевтического центра при больнице №8, медицинским психологом, Еленой Николаевной Безводинских. Здравствуйте!

Елена Безводинских: Здравствуйте!

- Елена Николаевна, непростые сегодня вопросы обсуждаем, но я хотела бы начать с такой темы: в марте этого года журналистам практически запретили писать о суицидах – я так понимаю, подробно писать. По инициативе Роспотребнадзора в рунете было заблокировано более 6 тысяч сайтов, провоцирующих на самоубийство и детально описывающих способы суицида, пишет «Российская газета». На проведение необходимых экспертиз и принятие решений ведомство потратило 3 года. По информации газеты, сейчас в интернете невозможно найти ролики, где были бы открытые призывы к суициду или подробная инструкция. Часто вместо запрещенных сайтов появлялась надпись «данный ресурс заблокирован». Надзорные службы проводили масштабный мониторинг, и вот с 19 марта этого года запретили не только описывать способы самоубийства, а и указывать причины, из-за которых это произошло. Ваше отношение к этому закону?

Елена Безводинских: Как часто у нас бывает, очень неоднозначное. Потому как, действительно, на сайтах было много рекламы суицидов, но, вместе с тем, если не говорить о профилактике, то это тоже недопустимо. Если говорить о том, важно или не важно говорить об этом СМИ, то мне кажется, что более полезно говорить о жизни, о здоровом образе жизни, акцент делать в первую очередь на это.

- Это решение Роспотребнадзора как-то повлияло на вашу работу?

Елена Безводинских: Я не могу сказать, что оно как-то повлияло на нашу работу. Мы занимаемся профилактикой этого явления. Сотрудники нашего центра ездят в районы, разговаривают об этом не только с педагогами, но и социальными работниками, с фельдшерами, у нас есть газетные статьи, мы считаем, что эта работа очень важная и нужная.

- А правда, что когда все было разрешено и доступно в интернете, когда можно было найти способы и рассуждения на эту тему, когда была доступна информация, то это влияло на количество суицидов?

Елена Безводинских: Да. Психика человека так устроена, и когда особенно молодой человек, находится в состоянии депрессии, стресса, и он ищет какие-то пути, за что зацепиться… И когда ему попадается такая информация, то вполне вероятно, что такая неокрепшая психика может пойти по такому ложному пути.

- Подростки какую строчку в статистике занимают? Можно ли говорить о цифрах в Перми и в России?

Елена Безводинских: Да, можно говорить о цифрах. Допустим, в 2012 году было совершено 989 таких попыток, в 2014 – 914, но цифры все равно ужасающие. И, по большому счету, 58% людей, которые пошли по этому пути – это возраст от 20 до 39 лет.

- Не совсем подростки.

Елена Безводинских: Да. Это самый трудоспособный возраст, самый красивый возраст для развития личности. А если мы будем говорить о подростках, то возраст до 14 лет – это 3% от общей суммы. Возраст от 17 до 18 лет – это 7%, 18-19 лет – тоже 3%. То есть это не самый пиковый процент, но тем не менее это будущее. И если человек начинает метаться в таком возрасте, то, конечно, он нуждается в помощи.

- Вы напрямую работаете с такими людьми?

Елена Безводинских: Да, конечно. У нас в центре существует отдельное кризисное отделение, где работают люди непосредственно с теми пациентами, которые совершили суицидальные попытки.

- Вот вы говорили о цифрах, и сказали слово «попытка». А вот эта цифра 989 – это столько мы потеряли молодых пермяков?

Елена Безводинских: Да, по сути дела, это законченные попытки суицида, мы потеряли такое количество людей. И среди них гораздо больше женщин, чем мужчин. И хочется особо отметить, что такие попытки чаще всего совершаются в состоянии алкогольного опьянения – 60%. Человек имеет такое колоссальное напряжение внутри себя, будь то депрессия или стресс, и когда это напряжение оказывается невыносимым по его субъективным ощущениям, он алкоголем как транквилизатором пытается снять это напряжение. На какой-то первоначальный момент это действует. Но опасность алкоголя в это ситуации в том, что в организме, в психике, как со дна моря поднимаются все задавленные переживания, и эта волна просто захлёстывает человека, и он уже точно может не справиться. И поэтому очень опасно системно снимать это напряжение алкоголем.

- Именно поэтому бьют тревогу врачи, что алкоголизм опасен.

Елена Безводинских: Безусловно.

- Он не всегда дает эйфорию…

Елена Безводинских: Эйфорию он дает в очень небольшом временном промежутке. А если это делать системно, человеку кажется, что в состоянии алкогольного опьянения у него появляется какое-то светлое будущее, то это состояние иллюзорное, после него становится еще хуже.

- Можно ли сказать, что вообще подвержены все. Как вот от сумы и от тюрьмы не зарекайтесь, так и от таких мысленных попыток не зарекайтесь? Или есть некоторый социальный пласт людей, подверженных генетически или чем-то это обусловлено? Есть пессимисты и оптимисты однозначные?

Елена Безводинских: Я не люблю слово «однозначность». Да, есть люди, которые по своим физиологическим особенностям склонны к депрессии, к длительной депрессии. И, соответственно, риск не пережить это состояние у них больше, но сказать о том, что никто не застрахован… Да, всех людей рано или поздно каким-то образом такие мысли посещают, и это нормально для психики явление. Вопрос в том, как человек с этим справляется. И если мы будем говорить о тех людях, которые вроде бы не склонны, но есть такая штука, как тайна жизни, и есть какие-то трагедии, драматические события, когда человеку кажется, что он просто не в состоянии этого перенести. И если в этот момент рядом не окажется кого-то, с кем хотя бы можно было бы поговорить, невозможно проплакаться, прокричаться… Что такое состояние суицида? Это аутоагрессия. В человеке накопилось такое количество напряжения, которое он уже не может выдержать. И по нейропсихологическим законам для психики идет сигнал, как будто человеку угрожает опасность. А что мы делаем в опасности – мы убегаем, защищаемся, деремся… Но мы такие культурные, в нашей цивилизации принято сдерживать свои чувства, одобряется такое поведение, когда человек не показывает, что у него на душе. И целое поколение воспитано так. И когда человек по привычке сдерживает и сдерживает, то наступает такое состояние аффекта, и невозможно предсказать, что тут будет. Перенапряжение дает такие реакции иногда.

- Я правильно понимаю, если переходить к теме профилактики суицидов, то здесь мысль ваша, ее продолжение логически – не сдерживать и научить детей своих не сдерживать?

Елена Безводинских: Нет, я не сказала, что не сдерживать. Я говорю, что человек приучает себя сдерживать. Научить ребенка, взрослый сам должен научится – регулировать свое эмоциональное состояние. Люди этого, как правило, не умеют делать. Это делается при помощи… Конечно, сейчас очень помогают занятия йогой для кого-то, но не всегда это помогает… У кого-то погибает ребенок, у кого-то уходит близкий человек, и в этот момент для психики рушится жизнь, почва из-под ног уходит. И в этот момент поднимается очень мощное возбуждение – мы называем это агрессией. Агрессия воспринимается как термин очень негативно в нашем обществе, на самом деле, это очень мощная энергия. И если мы будем говорить об изначальном понятии агрессии, оно отнюдь не захватническое и плохое. В таких ситуациях поднимается агрессия, человек этого не осознает, но его психика как будто он хочет защитить то прежнее и хорошее, что было в его жизни. Вот оно было и закончилось. Это гормональная волна возбуждения поднимается, с которой взять себя в руки и справиться крайне трудно. И даже если человек сумеет на какой-то момент взять себя в руки и не вылить эту боль наружу, то она у него уйдет в мышцы, и тогда человек на бессознательном уровне человек удерживает и удерживает эту агрессию, и он становится апатичным, ему ничего не хочется, его ничего не интересует. И это состояние апатии, переходящее в состояние депрессии, а это эмоции под прессом, там буря кипит, но психика говорит «Нет, нельзя», и тогда человек настолько зажимает это все, что ничего не остается телу, как уйти в состояние апатии. И поэтому очень важно идти к специалистам. В том нет ничего стыдного. У человека болит зуб – идет к стоматологу, болит живот – идет к терапевту, и когда такое состояние души – это культура заботы о себе, и нужно идти к психологу или психиатру.

- А как с депрессией и апатией бороться? Как с ними справляются те же психологи? Самостоятельно справиться почти невозможно, вы сказали, что это гормональный взрыв. Почему не принято ходить к врачам, когда плохо на душе?

Елена Безводинских: Ну потому что до сих пор, к сожалению, не в той степени, как 10 лет назад слово «психо» в нашей культуре для многих воспринимается, как вот что-то со мной не так. Понятно, что шлейф тянется с других лет, но тем не менее это считается стыдно. От инфаркта помереть не стыдно, но чтобы идти к психиатру – это стыдно: что я, псих что ли? Это такой страх перед собственными чувствами.

- Стереотип.

Елена Безводинских: Стереотип – это уже второе, мне кажется, а страх соприкоснуться с собственной болью – да. Потому как у человека шаблон, когда с детства, условно мальчику говорят: «Закрой рот, не реви, ты же парень». А парень – это маленький мальчик со своими чувствами и горем, и когда ему говорят «Закрой рот», он его закрывает, но закрывает навсегда. И потом женщины жалуются, что мужчины такие бесчувственные. Они закрытые. И тем не менее когда человек начинает обращаться к специалистам и хочет помочь себе – это действительно… Мужчинам бы я вообще медали раздавала, кто сразу к специалистам идет, потому что они по-другому воспитаны, а это соприкосновение со своими чувствами, со своей болью. И сейчас такой лозунг, который меня очень напрягает – это стремление позитивненького. Все позитивненько, все мы радуемся, у нас позитивное мышление. А скажите, куда мы тогда денем свою печаль, где у нас наша грусть и злость, если мы все время будем улыбаться и будем позитивненькими? Все это неблагополучно откладывается в нашей психике до определенного момента.

- И агрессия, и злость, и печаль – это те чувства, которые мы должны переживать.

Елена Безводинских: Не просто переживать, а проживать. Это разные термины. Но, во всяком случае, зрелый человек должен уметь их проживать.

- Вы в своей практике встречаетесь с такими людьми, которые переживают горе, которые не просто работу потеряли, а что-то случается – умирают близкие люди. Что говорить таким людям, что советовать, как поддерживать, какие слова находить?

Елена Безводинских: Самое важное, что здесь необходимо – поддерживать. Поддержка в этот момент в словах малоэффективна и не работает. «Возьми себя в руки» и «время лечит» – эти слова не откликаются в душе, даже раздражают. В этот момент нужно быть просто рядом кому-то близкому. Неважно, родственник или близкий человек. Дать возможность человеку плакать, говорить о своей утрате, о переживаниях, и это принятие его с его болью. А что получается в нашей жизни, когда у кого-то случилось такое горе, и он плачет, и всем окружающим очень тяжело находится рядом, потому что внутри них есть свой задавленный плач, и идет напоминание про свои переживания, и они помочь ничем не могут, хочется укрыться и сказать «Займись чем-то», еще что-то. У психики есть свои определенные периоды переживания горя. Мы знаем такое понятие в нашей культуре как 40 – сорок дней, когда уходит кто-то из жизни. В это время психика перестраивается, чтобы принять это. И когда вот эти 40 дней пройдут – это еще самый маленький срок. Вообще, психика переживает состояние острого горя 3-6 месяцев минимум. Потом идет состояние депрессии. Потом идет состояние адаптации депрессии. И, в среднем, раньше это было год по норме, теперь это 1-2 года состояния, когда человек проживает состояние горя, он хорошо бы соприкасался с этими чувствами. Если он их подавит, тогда эти чувства будут догонять его в виде психосоматических недугов, язв желудка, астм и вообще, состояния апатий и хандры. А мы боимся этих состояний, поэтому готовы сбегать во что угодно, кто в алкоголь, кто в развлечения, лишь бы не соприкасаться с этими переживаниями. Это состояние психики маленького ребенка, ему страшно.

- То есть надо давать время на переживание и проживание этих чувств, и они пройдут. Но жизнь чем прекрасна – меняется полоса – белая на черную, и черная на белую.

Елена Безводинских: Я тоже неоднозначно отношусь к этой фразе. И даже к фразе «время лечит». Время лечит, если человек что-то с этим делает. Если человек под защитным механизмом замер…

- А что можно делать? Например, человек теряет родителей в достаточно молодом возрасте, что с этим делать?

Елена Безводинских: Во-первых, проживать. Говорить, плакать. Есть разные психологические и психотерапевтические приемы, специальная терапия для того, чтобы помочь быстрее избавиться вот от этого тяжелого состояния, потому что пока человек не избавится от этого состояния – боль не пройдет. Мы будем развлекать себя шопингом или еще чем-то, но пока человек эту боль внутри себя не проживет – радость будет иллюзорная. Есть специальные приемы, потому что очень важно, чтобы люди понимали, что человек – это очень тонкий механизм и в нем заложен такой путь избавления от горя, проживание горя в нашей психике. Представьте, мы дожили до такого времени, пережили столько революций, войн, потерь, и если бы в психике не было способа вывода этого горя из себя именно как болезненного состояния, то вряд ли мы бы дожили до этого состояния. Это не значит, что человек прожил горе и забыл своего близкого. Если я не буду переживать и страдать, значит, я забыл своего близкого – нет!

- У многих ваших пациентов, у которых были попытки суицида, именно они не пережили горе?

Елена Безводинских: К сожалению, в последнее время идут с попытками суицида много молодых людей, которые дезадаптированы в обществе, они совершеннолетние, они даже социально устроены, но у них нет умения эмоционально стоять на собственных ногах, что-то преодолевать, и любое состояние неопределенности воспринимается как состояние катастрофы.

- Что означает, что они дезадаптированы в обществе?

Елена Безводинских: Я скажу метафорой. На улице идет дождь, а девушка, например, собралась идти в театр, и у нее нет зонтика с собой. Что она будет делать? Она будет искать какие-то другие возможности, чтобы не испортить прическу, чтобы адаптироваться к имеющейся ситуации. Это очень простой пример, но примерно так наши молодые люди, когда встречаются с трудностями, теряются перед ними, и в этой ситуации, когда таких потерь много, как правило, это вся тема «меня не любят». Это может быть субъективное ощущение, но у большинства молодых людей вот это состояние абсолютно неуверенности в жизни, и когда эта неуверенность накапливается, это не значит, что они хотят уйти из жизни, это такое состояние хронического эмоционального напряжения. И попытка такая бывает, как правило, просто привлечением внимания к себе, «мне плохо». Это не демонстрация, что «кружите меня, кружите». Это просто крик, и, возможно, тогда кто-то обращает внимание, что молодой человек или девушка действительно одиноки и не справляются с той жизнью, в которой находятся. Скорее всего, это просто крик души. Поэтому я и склонна говорить больше о профилактике.

- Что такое профилактика суицида? Что сюда входит? Хочется практические знания. Нас слушают родители подростков, я сама мать.

Елена Безводинских: Для родителей самое главное – никогда с ранних лет не терять контакта со своим ребенком. Контакта эмоционального и телесного. Потому как при той занятости, которая началась у нас примерно с 90-х годов, когда родители выживали и зарабатывали деньги, а дети сидели у телевизора, и та картинка с телевизора стала их ориентиром в жизни, они только родительской установкой, тем здоровым способом, найти свой путь. Вот с тех времен усилился такой поток негативной информации и какой-то растерянности молодых людей. Поэтому родителям обязательно, как бы они не были заняты, хоть 15 минут, но глазки в глазки, обнявшись, иметь контакт со своим ребенком. Я очень часто наблюдаю в поездах, когда маленькие дети уже сидят с гаджетами, и он трясет маму: «Мама, а давай буковки поучим», а мама говорит: «Там у тебя тетя в твоём гаджете». И эта «тетя» электрическим голосом на весь вагон, раздражая всех, вещает эти буквы, а малыш говорит, что она не так поет. Это классика. И когда мы в своей занятости отстраняемся от своих детей, потом получаем печальные результаты. Особенно в подростковом возрасте должны быть внимательны к поведению ребенка, что изменилось, возможно, он был спокойным, а стал чрезмерно активным, или наоборот, стал замкнутым, стал сторониться, или каким-то… Любые вещи, которые выбиваются из привычного поведения подростка, должны насторожить.

- Некоторые родители залезают в «ВКонтакте», читают сообщения, ломают пароли…

Елена Безводинских: Это тупиковый путь, потому что ребенок и так, видимо, уже находится без доверия к родителям, и это усугубляет такую волну. Необходим контакт, потому что потом бывает уже поздно.

- Ну а опасность гаджетов, игр? Извините, у меня ужасный пример. Не помню в какой области, отличнику запретили играть в игры, он порезал мать и отца, мама умерла.

Елена Безводинских: Нельзя однозначно. Конечно, я против того, чтобы дети сидели круглосуточно, это однозначно нельзя. Но если ребенок совместно с родителями научен получать информацию – нашел информацию, переработал, написал роскошный доклад или еще что-то, поделился какой-то информацией с другими.  А если ребенок постоянно сидит в компьютере, это говорит о том, что у него нет контакта с его реальностью, с родителями, он ушел вот в эту иллюзорную реальность. И это сплошь и рядом сейчас. В интернете давно уже идут такие ролики про детей, агрессирующих на ролики по поводу запрета на компьютер.

- Здесь только можно установить правило – в день столько-то минут?

Елена Безводинских: В день столько-то минут, и дальше что-то родитель должен сделать – альтернатива. Берем ребенка и что-то вместе с ним делаем, чтобы ему было интересно.

- Раньше говорили «чтобы не гулял на улице». Сейчас они у нас не гуляют на улице, какие-то секции, кружки, но, главное, чтобы не сидел у телевизора или у компьютера.

Елена Безводинских: И, вместе с тем, родители все равно отстраняются от эмоционального общения. У них, видимо, не было его со своими родителями, потому что мы с детьми делаем то, что делали с нами.

- Какие звоночки нехорошие, когда ребенка уже нужно вести к психологу или психотерапевту?

Елена Безводинских: Я уже говорила о том, что если поведение какое-то неадекватно для этого ребенка…

- Что значит неадекватно?

Елена Безводинских: Например, ребенок всегда хорошо спал и вставал бодрым, а тут он категорически не хочет просыпаться, засыпает с трудом. Вообще, теряется интерес к тому, что было когда-то.

- То есть раньше любил читать, а сейчас не заставишь, как вариант?

Елена Безводинских: Да. Быть внимательным к ребенку, вот тогда любящий отец и любящая мама могут это уловить.

- Я так понимаю, что суицидальные попытки делают в любом возрасте. И вот вы сказали, что женщин больше, чем мужчин. Вот какие признаки для взрослых людей, когда уже пора к специалисту?

Елена Безводинских: Плохо просыпается человек утром, утро становится нерадостным, ухудшение здоровья, потеря аппетита, большая часть времени тоска, потеря интереса к тому, что всегда было значимо. Сейчас очень часто путают, потому что депрессия как заболевание не так часто встречается, вот именно изменения на биохимическом уровне, там обязательно требуется медикаментозное лечение. А на самом деле люди депрессией называют некую хандру, потерю смысла, стягивающий предлог «с», человек потерял смысл – «я не знаю, куда жить». Возрастные кризисы никто не отменял, и пенсионный возраст когда подходит, или человек не может уже себя найти в этой жизни – потеря смысла и мысли «куда я живу, как я живу, с чем я живу»… И если человек вообще не привык об этом задумываться, то нужно не стесняться и обращаться за помощью к специалистам и создавать себе другую жизнь.

- Есть какие-то горячие линии, телефоны, куда можно позвонить? Анонимно, возможно.

Елена Безводинских: Конечно. Горячий телефон доверия: 2-81-26-66, телефон кризисной службы: 2-44-28-02.

- Я так понимаю, что можно обращаться и в городской психотерапевтический центр при городской больнице № 8?

Елена Безводинских: Конечно.

- Какой процент людей, которые выходят от вас, у них не было смысла жизни, а вы им помогли? Я все пытаюсь узнать, каким способом вы им помогаете? Это, видимо, врачебная тайна?

Елена Безводинских: Нет, помогаем определенными терапевтическими методами. Есть приемы, есть очень хороший комплекс физических упражнений, который специально разработан на глубокую релаксацию для того, чтобы вывести эти переживания из мышц. Это сейчас трудно понимаемо для наших слушателей. В любом случае, любое состояние депрессии, хандры, необходимо лечить движением и дыханием. Обязательно. И даже если человек в какой-то момент почувствовал какой-то нежелательный импульс, но не замер, а пошел бегать или пешком 3 километра прошел и будет дышать, он однозначно почувствует облегчение. А вот дальше уже хорошо бы, если бы он захотел найти специалиста и вот что-то с этим поделать, поразмышлять

- Времена года влияют на это состояние? Вот сейчас осень, хандрят многие, нет солнца.

Елена Безводинских: Есть такая теория – осенняя хандра, весенняя хандра, это влияет. Но я скажу, что это влияет на очень небольшой процент людей в целом. На самом деле, когда у человека все в порядке на душе – у природы нет плохой погоды, он справляется. Конечно, в нашем регионе не хватает солнца, но мы в нем живем всю жизнь и как-то справлялись. Это всегда влияет, если что-то не в порядке с эмоциями и душой.

- Спасибо большое. От вас невероятно хорошая энергетика идет. Я вам желаю успехов в вашем деле хорошем.

Елена Безводинских: Большое спасибо, всем здоровья и радости в жизни!

- До свидания!

Обсуждение
2910
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.