Верхний баннер
09:09 | ЧЕТВЕРГ | 04 МАРТА 2021

$ 73.52 € 88.88

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

17:15, 13 октября 2015

«Терроризм — это, наверное, самое большое зло на земле», — Игорь Шубин

Тема: работа Совета Федерации, использование российских войск в Сирии, мировая политическая ситуация

Гость: Игорь Николаевич Шубин, член Совета Федерации от Пермского края

Дата выхода: 9 октября 2015 года

Программа: «Особое мнение»

Ведущий: Артем Жаворонков

- Здравствуйте, дорогие друзья! «Особое мнение» как всегда в эфире по пятницам. В гостях у нас сегодня Игорь Николаевич Шубин, сенатор от Пермского края в верхней палате парламента РФ, в Совете Федерации. Добрый день!

Игорь Шубин: Добрый день!

- Каждый раз, когда я озвучиваю вашу должность, мы проговариваем это вновь, что такое российский парламент, что это не только Госдума, что это двухпалатное образование, которое называется Федеральное собрание.

Игорь Шубин: Вы абсолютно правы. Тогда, может, напомним нашим землякам, что такое на самом деле парламент. Меня вот второй год как пригласили в университет на кафедру государственного и муниципального управления, где студентам третьего курса я помогаю читать современный парламентаризм. И меня устойчивое мнение, что наша молодежь неплохо знает устройство зарубежных парламентов – Америки, Англии, европейских стран, и весьма смутное представление имеет о нашем парламенте. Итак, дорогие пермяки! И Государственная дума, и Совет Федерации, это все Федеральное собрание, это единый государственный орган представительский, который состоит из двух палат. Государственная дума и верхняя палата – это Совет Федерации, а работают они отдельно и по своему регламенту каждый. И, как вы знаете, в думе 450 депутатов, а в Совете Федерации 170, то есть по два сенатора от каждого субъекта. У нас сейчас с Крымом 85 субъектов. И у каждого свой регламент, у каждого своя, определенная Конституцией, своя зона ответственности, но трудимся бок о бок. Статус что депутата Госдумы, что сенатора абсолютно одинаковый.

- Если не изменяет мне память, то почему по два, то есть один представитель законодательной власти и один представитель исполнительной власти.

Игорь Шубин: Совершенно верно. Андрей Аркадьевич Климов представляет исполнительную власть, а я представляю ЗС Пермского края.

- По поводу своих регламентов и возможностей. Я бы начал с федеральной повестки. Совершенно недавно новая сессия заседаний, 29-го, если мне не изменяет память, сентября прошла первая пленарка Совета Федерации, где вы стопроцентным решением поддержали просьбу президента об использовании нашей авиации в Сирии для борьбы с запрещенной в нашей стране террористической организацией «ИГИЛ» (организация запрещена на территории России).

Игорь Шубин: Очень точно вы выразились. Это так. Именно поддержали обращение президента, потому что это как раз о разнице Госдумы и Совета Федерации, только Совет Федерации дает добро президенту на применение вооруженных сил вне нашей страны. Вопрос рассматривался достаточно серьезно и долго, Сергей Борисович Иванов докладывал по этому вопросу порядка 40 минут, очень детально. Зачитал обращение президента Сирии, который обратился к Владимиру Владимировичу с просьбой, как дружественная страна, с которой еще в 80-м году подписано соглашение о поддержке друг друга, о помощи в борьбе с терроризмом в лице «ИГИЛ». Президент в соответствии с международными правилами обратился к верхней палате за разрешением применения вооруженных сил, что мы и сделали, услышав подробные ответы на вопросы, которые нас интересовали. Например, а будет ли использоваться военный контингент – нет, будет только удары с воздуха, или ракетные удары с кораблей. Поэтому никакой угрозы для наших военнослужащих, которые могли бы там быть или присутствовать, нет. И, понятно, что лучше уничтожать зло на чужой территории, нежели у своих границ или вообще на своей территории.

- Понятно, что и летчиков могут сбить, угроза существует в рамках тех условий, которые созданы. Солдат-срочников или контрактников никто туда не погонит.

Игорь Шубин: Совершенно верно. Во всяком случае, такой ответ мы получили.

- А когда вы подписывали документ, там четко было прописано, что только ограниченный контингент сил ВВС…

Игорь Шубин: Только ограниченный контингент ВВС, и, более того, на очень короткий период.

- А если вдруг потребуется пролонгация?

Игорь Шубин: Срок не определён, но нам сказали, что все это будет очень непродолжительное время. Я думаю, что так и есть.

- Вроде как сирийские правительственные войска активизировались и начали наступление.

Игорь Шубин: Совершенно верно, потому что они получили и реальную помощь, и поддержку. И с земли они способны решать свои задачи, им нужна была поддержка с воздуха, которой у них не было. И, несмотря на то, что к этой операции подключились уже и австралийцы, американцы, французы, но только мы, только Россия, сегодня действует в соответствии с международным правом. Оно подразумевает всего лишь в двух случаях применение вооруженных сил на чужой территории. Это когда Совет безопасности ООН принимает решение, либо когда сторона, на которой будут происходить военные действия, обращается за помощью к другим странам. Когда президент страны обращается.

- Это формальная часть дела. А неформальная… Ваше личное отношение к тому, что происходит. Почему такое единодушие в Совете Федерации, и исходя из чего вы сами приняли такое решение?

Игорь Шубин: Исходя из того, что терроризм – это, наверное, самое большое зло на земле, совершенно точно гибнут невинные люди, мирные граждане, далекие от политики, от экономических проблем и решений. И гибнут не десятками и сотнями, а тысячами. И мы помним, что у нас не только трагедия у Америки, когда небоскребы рухнули, мы помним и наше метро в Москве, и наши вокзалы. Мы должны об этом всегда помнить, что такая угроза реально существует, и если ее можно подавить не на своей территории, уничтожить ее в зародыше, то это надо делать всеми силами и средствами, о чем и сказал Владимир Владимирович Путин на юбилейной сессии ООН. И он призвал к созданию антитеррористической коалиции реальной, а не на словах.

- Как тогда сегодня воспринимаются вами слова, звучащие из западных СМИ по поводу того, что мы там преследуем двойную цель и боремся вовсе не с «ИГИЛ», а с умеренной оппозицией, которую США поддерживают.

Игорь Шубин: Видимо, в борьбе с терроризмом надо определиться с приоритетами. Сначала надо закончить с этим злом, а потом можно решать проблемы с правительством, переизбранием президента, партийными формированиями, надо вести диалог с оппозицией, но для этого существуют политические методы, а мы сейчас с вами говорим о военных.

- Так я и говорю о военных. Говорят же американцы, что мы бомбим оппозицию, а не «ИГИЛ».

Игорь Шубин: Мы с вами понимаем… Вот пример Украины говорит о том, что военными средствами надо решать только с терроризмом, а все остальные вопросы надо решать политическими. В том числе и смена руководителя государства. Например, у нас же с вами… Думаю, что все россияне помнят ситуацию в Ливии, ну и что там получилось? Ликвидировали лидера, в результате ликвидировали государство. Начался очаг. Началось с Ливии, сейчас Сирия… Сейчас там в Египте не все ровно. Поэтому сегодня разжечь войну – много ума не надо, а вот ее погасить, найти решение мирным путем – это большая серьезная проблема.

- Очень много деклараций с нашей стороны, со стороны западных партнеров, и, по большому счету, мне импонирует то, что сейчас делает наша страна…

Игорь Шубин: С нашей стороны эффективные действия.

- Да вот против кого они все-таки?

Игорь Шубин: Мы с вами это уже обсудили – против терроризма, только против него. Причем точечно с учётом разведданных сирийской армии, наших данных, российских спецслужб.

- А как вы относитесь к тому, что американцы отказались делиться своими разведданными с нашей ограниченной группировкой там?

Игорь Шубин: Отнесем это к их ответственности, их искреннему отношению к борьбе с терроризмом.

- Ну это может нам как-то навредить?

Игорь Шубин: Навредить – вряд ли, а вот помочь могло бы.

- Американские журналисты спрашивают своих политиков о том, что вообще может произойти и как они воспринимают ситуацию, когда в одном сирийском небе могут встретиться два самолета: американский и наш. Я не сомневаюсь в наших пилотах и очень сочувствую американским пилотам, если они вдруг окажутся на пути у наших самолетов, но, все-таки, это же ой-ой-ой как страшно… Это может привести в итоге… Турция уже тут начала делать громкие заявления в связи с тем, что наши самолеты залетали на ее территорию, выполняя боевые задачи. А если мы вдруг каким-то образом с американцами столкнемся и не сможем разделить это небо?

Игорь Шубин: Я думаю, что места в небе хватит всем. Сегодняшние летательные аппараты обладают всеми необходимыми средствами, чтобы своевременно обнаружить друг друга и не допустить столкновения. Это очевидно, боевые самолеты хорошо оснащены всевозможными системами. И есть некое такое воздушное братство пилотов, и они понимают, что им этого не надо. И у того и у другого семья, и у того и у другого единый враг – «ИГИЛ».

- Вы достаточно корректно отвечаете. В вашем личном отношении в сложившейся геополитической ситуации. Вот некоторые говорят, что мы по щам надавали американцам, показав, что мы уже давным-давно не та страна, которая была в начале 90-х. Другие говорят, что нам это вообще ни к чему, нам бы с экономикой разобраться – у нас кризис. А мы как в песне – найдем ведь блин куда ввести войска…

Игорь Шубин: Защищать национальные интересы нужно всегда, независимо, как у тебя дела обстоят с экономикой. Может быть, даже гораздо более рьяно, когда у тебя с ней дела не очень. Я считаю, что выступление нашего президента было очень достойным и корректным, хотя содержало конкретные претензии в адрес мирового сообщества и США в частности. Я имею в виду по поводу санкций этих экономических. В мире сегодня огромное количество проблем: ИГИЛ, эко-катастрофа, потепление, энергоресурсы и энергозамещение… И можно дальше пальцы загибать. Я уже не говорю про продовольственные проблемы, беженцев… И если бы весь мир хотя бы в рамках ООН объединился, а не воевал друг с другом… Тем более такие страны, как мы, Европа, Америка, объединив свой ресурс – он у каждого разный, не надо меряться, у кого больше-меньше – то мы бы достигли достаточно серьезных результатов. А сегодня происходят катастрофы, и на том континенте, и у нас, и заливает, и топит, и горим, и люди гибнут. А мы вот так вот мышцами брякаем.

- Как говорят, что для того, чтобы примирить эту коалицию, нас разделяют непримиримые противоречия. Мы никак не сможем внутри договориться. Хотя, как приводил в пример президент России -  против Гитлера смогли же объединиться?!

Игорь Шубин: И здесь он сказал, что с нашей стороны мы открыты, мы готовы к диалогу, мы готовы садиться и обсуждать какие-то вещи, находить компромиссы, мы готовы. Инициаторы всех этих санкций не Россия ведь, и Путин на сессии еще раз это подчеркнул и пригласил к диалогу не только Европу, и Америку, в том числе.

-  Так думаю, что договариваться нам надо в первую очередь с Америкой как раз, с Европой нам договориться намного проще.

Игорь Шубин: Безусловно.

- Хотелось бы несколько слов уделить гуманитарной катастрофе, катастрофе с беженцами. Грозит ли нам что-то подобное? И есть ли в Совете Федерации какие-то действия, обсуждается ли этот вопрос?

Игорь Шубин: Я думаю, что вот эта история с беженцами – это продолжение того, что мы с вами обсуждали. Не надо было разжигать на востоке историю с войнами, и тогда бы беженцев не было. Это последние действия Америки и Европы. А расхлебывает только Европа. В свое время, буквально весной прошлого года, в Россию хлынула волна беженцев с Украины. И она была порядка двух миллионов. Сегодня в Европе 200 тысяч и там вселенская проблема. А у нас почти 2 млн. И, тем не менее, мы сумели их разместить, от Ростова до Хабаровска. Разместили по регионам, регионы оказали поддержку. И на весь мир не вопили, с какими проблемами мы сегодня столкнулись неразрешимыми. Сегодня Европа наступает на те грабли, которые сами себе приготовили. Я думаю, что вот этот урок надо хорошо выучить, извлечь из него пользу и принять правильные решения и действия по отношению и к Востоку, и к Африке, и к Средней Азии.

- Мы можем ожидать, должны готовиться к тому, что рано или поздно из Азии уже не работать приедут на время, а с желанием постоянного проживания…

Игорь Шубин: Такие прогнозы — это неблагодарное дело. И, с другой стороны, зачем им сюда к нам идти, если есть более благополучные страны.

- Транзитом.

Игорь Шубин: Сегодня что происходит… Там уже буквально междоусобная война идет. Сегодня закрыли границы, говорят об угрозе распада Евросоюза.

- А вы как думаете?

Игорь Шубин: Не хотелось бы, конечно, чтобы до этого дошло. Мы достаточно себя комфортно ощущаем в Европе и до сегодняшнего дня, несмотря на все санкции. С точки зрения туризма, познания культуры, у нас комфортное пребывание, получение визы, когда мы перемещаемся с одной отметкой в паспорте по всей Европе – это действительно удобно с точки зрения учащихся, культурных акцентов. Поэтому не хотелось бы, чтобы до этого дошло.

- Коль вы уже заговорили о дорогах, то давайте поговорим о делах местных. Вы недавно прилетели. Вот 8-е – это снегопад, 10-бальные пробки, как показывал сервис Яндекс, хотя пробок не было, просто очень медленное движение всего города. Как бывший градоначальник, как оцениваете действия властей, по крайней мере, за сутки?

Игорь Шубин: Должен сказать в защиту властей. Такое количество осадков за такое короткое время, понятно, что это бедствие. И в Москве, где ресурс значительно больше, чем в Перми, там тысячи единиц. Не так, как у нас 600 пишут в газете. Плотность техники в Москве в разы больше, поэтому, конечно же, некомфортно. Я сам вчера был за рулем. Тем более, многие еще не поменяли резину.

- А вы поменяли?

Игорь Шубин: Сегодня поменял в 10 утра. Конечно же, это катастрофа, такой единовременный выпад осадков в таком количестве. Власть обязана в течение суток эту задачу решить. Но пока что вот сложность. Ехал вот к вам, пока недорабатывают.

- Как быть тогда с подрядчиками, ведь это была проблема и прошлого года и нынешнего? Что делать? У муниципалитета нет собственной техники. Дыры они закрыть не могут.

Игорь Шубин: Я как предположение. У меня, когда я был главой города, была мечта – вернуть в городское хозяйство в собственность муниципалитета и городской транспорт весь, и не быть заложником перевозчиков, и безопасность, которую они обеспечивали. Они гоняют, горят, люди гибнут и т.д. И тоже самое могу сказать об уборке и содержании территории. В Москве все городские службы муниципальные -  муниципальный городской транспорт, муниципальные электрички, муниципальные поливалки. Все делают МУПы. К чести Лужкова, он не поддался моде и полностью сохранил способность города, способность мэра решать поставленные перед ним задачи.

- Ну это в Москве. А у нас? Все равно есть некоторые сомнения по части эффективности работы той же самой городской уборочной техники если бы она была бы в муниципальной собственности

Игорь Шубин: А откуда у вас сомнения по этому поводу?

- Ну тогда бы можно было бы конкретного чиновника сразу взять.

Игорь Шубин: Во-первых, возможности бюджета и возможности частного предпринимателя разные. И если сегодня город себе в приоритет ставит обновление парка и обеспечение его необходимой современной техникой, которая способная убирать механическим образом не только магистрали, но и тротуары, и дворовые территории, и мыть разделительные полосы, то это задача решаема. И она совершенно нерешаема для частного бизнесмена.

- Я знаю, что у вас есть четкая позиция в том, какой должен быть транспорт. У нас уже пошли отклики по поводу изменения маршрутной транспортной сети Перми

Игорь Шубин: Понимаете, это комплексная проблема и если мы где-то убираем какой-то один вид транспорта, то его должен заменить какой-то другой. Нужно смотреть в комплексе, в совокупности, какие маршрутные маршруты закрываются горэлектротранспортом, где мы способны закрыть трамваями и троллейбусами, а где нужны автобусы, подвозка, нужны пересадки. Больше людей беспокоит даже не сама система того, что ты пересаживаешься с одного вида транспорта в другой, а если бы городе был один единый билет. Если бы сегодня в городе был единый билет, если бы это было муниципальное предприятие, сделать единый билет. Чтобы человек независимо от того, на четырех он автобусах едет или на двух, он пользуется одним билетом на перевозку. Другой вопрос, если он пересаживается на электротранспорт. Там другой билет. Я ничего нового не рассказываю. Такая система сегодня существует в отдельных городах, регионах и странах. Мы ездили и изучали опыт, такая система существует, но мы в этом направлении почему-то не двигаемся. А если мы пытаемся решить - только вот давайте мы сейчас уберем с этой линии, сократим количество автобусов здесь… Это неправильно. Такие изменения должны происходить совершенно незаметно для людей. Они не должны почувствовать ухудшения. Это тоже самое как со здравоохранением. Называйте как угодно – реорганизация, оптимизация – человеку наплевать, как вы это назовете, он должен получить качественную медицинскую услугу.

- Кстати, по поводу здравоохранения. «Дело врачей» уже озаглавили ту историю. 172 лечебных учреждения в Пермском крае, которые возглавляют главные врачи. С 30 врачами контракты не продлили, с остальными продлили. Из этих тридцати шестнадцать –  действующие врачи. 14 – просто должности главных врачей сократили с оптимизацией. Вы знакомы с этой историей?

Игорь Шубин: Да. Ко мне обратился коллектив больницы № 13. Более того, прекрасно знаю главного врача. Много лет Ольга Токмакова работает. Я повстречался и с Тушнолобовым Геннадием Петровичем, и с его заместителем Ковтун Ольгой Петровной. Состоялась беседа, мне дали внятное разъяснение. О чем идет речь? Сегодня людей не выгнали с работы, а у них закончился трудовой контракт. Тем более, сейчас идет переходный период. Вы знаете, что раньше, в мою бытность, здравоохранение – это была прерогатива местного самоуправления. В прошлом году это передали на федеральный уровень. И контракты продлили на один год. Сегодня контрактная система не является новостью, и в муниципалитетах, и в госслужбе. И вот эти 16 врачей на сегодня должны вновь подать заяление и пройти через конкурс на должность главного врача. Это те, у которых закончился контракт. Это нормальное совершенно явление. И как мне пояснила Ольга Петровна, буквально сегодня с ней встречались, так оно и будет. То есть созданы конкурсные комиссии, и я знаю, что Токмакова опять же подаст заявление и будет рассматриваться на главного врача, и здесь никаких не произойдёт чудес, если она снова окажется главным врачом. Другой вопрос, о чем я сказал и Геннадию Петровичу, и Ольге Петровне – ребят, если вы видите, что у вас единовременно заканчивается, понятно, что это будет иметь резонанс. Вы как-то упредите эту ситуацию, выйдите в СМИ, поясните, что заканчиваются контракты у такого количества руководителей медучреждений, обращаем внимание коллективов и руководителей, что подавайте заявки на конкурс… То есть механизм этот рассказать публично. Выйти в коллективы, рассказать коллективам.

- А что госпожа Ковтун ответила вам на такое предложение?

Игорь Шубин: Она сказала, что, да, полагали, что жители края достаточно продвинутые люди и понимают, как трудовое законодательство движется.

- Не чувствовали, что врет?

Игорь Шубин: У меня не было такого ощущения. У меня создалось ощущение, она действительно не была готова к такой реакции и ситуации. Она сама была обескуражена такой ситуацией. Есть претензии к главврачам по Краснокамску, по Кунгурскому району.

- Но к Токмаковой претензий не было, наоборот! Это один из последних главных врачей, кто 25 лет назад была выбрана коллективом.

Игорь Шубин: Совершенно верно. Но мы сами понимаем, что есть трудовое законодательство. Закончился контракт. Это нормально. Вот, например, я. У меня на следующий год заканчивается контракт. И если у меня будет решение продолжить свою деятельность, я вновь должен избираться, идти на выборы, побеждать, а потом еще коллеги меня должны рекомендовать на дальнейший срок в Совет Федерации.

- Правильно ли я понимаю, что здесь не все от министерства зависело? Но и сама госпожа Токмакова не могла не знать, что у нее в октябре контракт заканчивается. И за месяц она должна была начать какую-то деятельность, прийти в министерство, спросить – продляем или не продляем.

Игорь Шубин: Безусловно. Но вот у нас еще пока с этой культурой слабовато. Ольга Геннадиевна очень достойный человек, и я очень хочу, чтобы она участвовала в конкурсе и победила, я думаю, так и будет. Хотелось бы обратиться к коллективу, чтобы они ее поддержали. Все необходимые разговоры и с председателем правительства и руководителем министерства я провел.

- Дошла до меня тут информация, что вы выставку тут собираетесь открыть.

Игорь Шубин: Это вчера на выставке у Лапшина Юрия Николаевича на Монастырской в арт-резиденции городской. И там Юрий Николаевич сказал, что вот сегодня его выставка, а у него есть идея открыть выставку фоторабот Игоря Николаевича к моему дню рождения. И вот он вчера это вбросил, а там были СМИ. Я фотограф-любитель. Я не претендую на какие-то шедевры.

- А что снимаете?

Игорь Шубин: Снимаю в основном природу. Я много путешествую, и мы с ним договорились, что я ему предоставлю некий набор снимков по России. Я с удовольствием поделюсь с пермяками, потому что не каждому довелось побывать в долине гейзеров на Камчатке, или на Байкале, в Якутии, у видеть эту кимберлитовую трубку в Мирном.

- Слушатели пишут, что лучше бы вы делились фотографиями подноготной Совета Федерации. Есть что-то из коридоров власти?

Игорь Шубин: Я заявку принимаю. Мне просто была такая тема заявлена, поэтому я показал там и восходы, и закаты, и наши прелести природы, и Байкал, и Камчатку, и Урал, и Якутию. Экспертный совет отобрал 60 снимков приемлемых для того, чтобы можно было репродукцию выставочную сделать. И вот такая небольшая экспозиция.  И давайте о Совете Федерации закончим. Я как заявку принимаю, больше того, хочу сказать, мы с вами говорили вначале о студентах, так вот, в прошлом году ребята смогли выбраться в Москву, и я им организовал посещение Совета Федерации. И студенты 3-его курса нашего университета были, и были прямо в день проведения сессии, присутствовали во время работы зала, видели, как работает Совет Федерации. У них там была часовая экскурсия по зданию. Такая вот возможность есть. И если дети у нас есть и студенты, которые хотели бы посмотреть, у нас есть такая программа, даже есть специальный человек в Совете Федерации – приезжайте. Все открыто, доступно, покажут, расскажут, добро пожаловать!

- Все равно еще хочу про культуру спросить. По поводу очередной пикетировки общественностью Министерства культуры. Мы опять прославились на всю страну этими замечательными соревнованиями по метанию коровьих лепешек. Я думаю, что Совет Федерации…

Игорь Шубин: Мы скоро с вами заберем весь хлеб у региональных и городских властей, им ничего не останется. Вы что хотите от меня услышать? Я за Гладнева или против? Я вообще хочу сказать, что вот такая ситуация имидж Пермской области не добавляет.

- Вы против Гладнева?

Игорь Шубин: Нет, я так не сказал. Я считаю, что руководители правительства должны мониторить ситуацию. И если где-то нарастает конфликт, нужно его локализовать, встречаться с людьми, общаться, и не доводить до этой ситуации.

- Я бы сказал до маразма, порой. Потому что здесь началась пикетировка такая вот на уровне социальных сетей.

Игорь Шубин: Задача руководителей – не доводить до этой ситуации.

- Спасибо, Игорь Николаевич. До свидания!


Обсуждение
3783
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.