Верхний баннер
09:43 | ВТОРНИК | 25 СЕНТЯБРЯ 2018

$ 66.16 € 77.68

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

20:54, 28 октября 2015

"Для нас это такая неожиданная новость", — Елена Котова, руководитель проекта "Колыбель надежды", о номинировании на премию РБК в разделе "Благотворители"

Рубрика "Экспертное мнение" в рамках итоговой информационной программы "Эхо дня"

Дата выхода: 27 октября 2015 года

- У микрофона Евгения Романова. В студию ко мне присоединилась Елена Котова, руководитель проекта «Колыбель надежды». Добрый вечер, Елена!

Елена Котова: Добрый вечер!

- Вы попали в короткий список премии РБК, в разделе «Благотворители». Станете ли победителем, как я поняла, определит голосование. Там еще кроме вас 7 человек. В общем, достаточно крупные имена. Как вы попали? Что для вас эта новость?

Елена Котова: Вчера мне об этом сообщили коллеги из проекта «Перспектива» Общественной палаты, и отправили ссылку, что мы попали вот в этот шорт-лист. И для нас это такая неожиданная новость. Более того, туда же попала Наталья Белоголовцева с проектом «Лыжи мечты», к которой я очень уважительно отношусь, и эта программа в регионе тоже реализуется.

- Я так поняла, что это не было привязано к регионам, отовсюду. 8 человек всего. Я вам желаю победы. Я призываю пермяков, заходите на сайт РБК, жмите на ссылочку на этой премии, и можете голосовать за Елену Котову. Известны в Перми вы стали после бэби-боксов. Прежде всего в качестве благотворителя. Понятно, что вы занимаетесь разными проектами. История длинная. Я не знаю, нужно ли слушателям это все напоминать – бэби-боксы, «окна жизни», когда, если женщина рожала и нежеланный ребенок, она могла положить в окно этого ребенка абсолютно анонимно и сразу же ребенок передавался врачам, там даже были специально коробочки собраны для этих детей. Вы делали первую фотографию ребенка, записочки с именем. Было создано все, чтобы было меньше случаев гибели детей, потому что это постоянно в новостях. Такие ситуации, были случаи, когда нашли на балконе труп ребенка.

Елена Котова: Мы начали этот проект реализовывать. Там нашли два трупа. Именно этот случай стал стартом для того, чтобы дальше проект «Колыбель надежды» уже действовал в Перми.

- Потом какое-то время проект был достаточно здесь популярен, если так можно сказать. Бэби-боксы были созданы, и они таким образом спасали детей.

Елена Котова: Они и на сегодняшний день существуют в Березниках, в Добрянке. Единственное, у нас в Перми закрыт бэби-бокс. И мы уже видим результат этого. Недавно был опять случай, когда на Парковой нашли ребенка. Я думаю, что Минздрав даст нам возможность установить его в другом лечебном учреждении, надеемся, что у нас будет возможность и мы сможем восстановить эту систему. Кроме бэби-боксов, у нас есть три кризисных центра на территории Пермского края, которые на сегодня функционируют. Это такая идеальная конструкция и государственного, и частного партнерства в этом отношении. Поэтому здесь итогом, наверное, таким промежуточным, стала «Выбери счастье», проект. Когда мы рассказывали о тех женщинах, которые попадали в сложные ситуации. И они сохранили детей, им была оказана помощь как государством, так и общественниками, моими друзьями из Фейсбука, у меня есть целая группа поддержки. Проект на сегодня существует. Жаль, конечно, что с «Окном жизни» такая ситуация сложилась…

- История с Астаховым была, который раскритиковал и проект закрыли, да?

Елена Котова: Да. Он просто произвел некоторые действия, которые не все выдержали. Количество проверок, которые были направлены. В основном, везде в России все выстояли, это только у нас в Перми закрыли.

- В каких городах существуют бэби-боксы?

Елена Котова: На сегодняшний день в Курске есть, Ставропольский край, в Ставрополе, в Буденовске, в Пятигорске, Калининград, Псков…

- То есть обо всех случаях вам известно, когда детей там оставляют?

Елена Котова: На самом деле, нет. Я зачастую узнаю эту информацию от журналистов, потому что они мне за это готовы… Они мне звонят и спрашивают – у вас что, оставили ребенка? Я говорю, что подождите, я узнаю. И никто ведь не обязан информировать общественную организацию об этом. Когда ребенка оставляют, то есть четкий алгоритм действий, законодательно прописанный. Хотя сейчас, ввиду всех этих, в кавычках, военных действий Павла Алексеевича, мы начали работать над законопроектом. То есть Константин Добрынин, сенатор Совета Федераций, сейчас экс, и Тюльпанов, господин, с которыми мы сейчас прорабатываем этот законопроект, который бы прописывал регламент еще раз. Чтобы не было возможности у всех, кому хочется, написать кляузу и сделать кучу проверок.

- На самом деле не только Астахов критиковал. Действительно, когда проявили бэби-боксы общественность разделилась на «за» и «против».

Елена Котова: У нас в России есть огромная проблема на самом деле, у нас нет специалистов по этой теме. Понимаете, это та тема, которая всегда отодвигалась на задний план. Вот мы начинаем ее более глубоко изучать и начинаем понимать, что и вроде пытаемся обратиться… Первый вопрос у меня был задан даже к общественным организациям, которые занимались отказниками – нарисуйте мне портрет. Портрет, который они мне рисовали и портрет реальных людей, они абсолютно отличаются.

- Нарисуйте нам сейчас портрет в прямом эфире.

Елена Котова: Я вам скажу, какой портрет. Это может быть наша коллега, это может быть любые наши соседи, это может быть человек, который с высшим образованием, со средним. Только 5% тех, кто выпускники с детских домов. Но я вам скажу, они стараются найти выход не отказываться от ребенка, а именно чтобы им как-то помогли. И они с этим ребенком везде и путешествуют. У нас много в кризисном центре девочек таких. Это благополучные семьи, высшее образование, некоторые работали и работают воспитательницами в детском саду, например, или преподаватели. Такие абсолютно семьи в состоянии нормы. То есть просто в какой-то момент происходит, либо женщину бросили, либо оставили, либо она не может справиться с ситуацией. Женщина пытается найти какой-то выход, но от того, как она что-то совершила, у нас мало кто готов протянуть руку помощи. Даже если близкие люди не знают. Зачастую ведь бабушки с дедушками не знают о том, что происходит в семье. Вот у нас был оставлен мальчик, бабушка и дедушка были не в курсе. Вот сейчас, например, в Люберцах, мы иск подали и возвращаем матери ребенка. Она написала – сообщите бабушке. Так вот бабушка выкладывала фотографии в сеть после того через две недели, как ребенок был оставлен в бэби-боксе. И когда мы с бабушкой связываемся, то абсолютно нормальная семья, никогда не состояли на каком-то учете. Но вот возник такой момент в их семье, с которым сейчас нужно просто разобраться и помочь им.

- В итоге сейчас где ребенок?

Елена Котова: Сейчас ребенок находится в медицинском учреждении, то есть он под опекой государства. То есть свидетельство о рождении получено государством, и сейчас мы подали иск на прохождение ДНК-экспертизы установления родства. Чтобы нам разрешили, когда мы установим родство, скорее всего, ввиду определенных обстоятельств, ребенка будет оформлять бабушка, опеку. Я так думаю.

- А много было случаев, когда отдали в окно ребенка, а потом передумали?

Елена Котова: Шесть случаев.

- Им вернули детей?

Елена Котова: Кому-то вернули родителям, а кому-то близким родственникам. Вы должны понимать, что те, кто вернулись, и это тоже очень хорошо, хотя бы уже мы знаем эту семью. Как, например, ставропольский случай. Сначала все обвинили бабушку и даже Павел Алексеевич написал в прокуратуру разобраться с этой бабушкой. А на самом деле, я так и предполагала, что очень странная история, это прямо за гранью, когда бабушка взяла вдруг и отнесла из-за того, что с дочерью поругалась. А на самом деле получилось, что дочь отнесла, у дочери проблемы с наркотиками, они внука повесили на бабушку, и после какого-то конфликта они забирают этого ребенка и сдают в бэби-бокс. И говорят, что бабушка от него избавилась. Но потом, когда вернули, слава Богу, что бабушка пришла, и мама вернулась, и сейчас разбирают ситуацию, и ребенка вернули бабушке. Причем, и другого ребенка тоже отдали под опеку бабушке. Хотя сначала поспешили все ее обвинить. Я вам скажу, что не все бабушки в курсе всех этих ситуаций.

- Открыла статью в «Комсомолке». Здесь история от 1 февраля 2014 года, как девушка позвонила вам из Самары.

Елена Котова: У этой девушки все хорошо.

- И она решила оставить ребёнка, и вот тут о том, как в итоге закончилась судьба. Они соединились? Это было у нее минутное?

Елена Котова: Конечно, соединились. Это было не минутное, это было сформированное решение, там вообще тоже история страшная. Она написала заявление об отказе и уехала. И я очень переживала, это вообще был у меня первый случай за всю мою практику, что из тех, кто обратился, что отказались от ребенка. Это вообще нонсенс. И была очень расстроена этим фактом, пыталась анализировать, потому что я много людей подключила к этому.

- Ну как это первый факт? Они фактически отказываются, когда вкладывают детей в бэби-бокс.

Елена Котова: Я сейчас о бэби-боксе отдельно беру эту тему. Из тех, кто позвонил и обратился за помощью, это первый случай. Это немножко другое. А вот те, кто дошли до бэби-бокса – им либо не помогли, либо они не обратились, тут надо исследовать другие проблемы, исследовать именно те семьи, которые это сделали. Так сложно, что огромное количество людей имеют какое-то мнение, но профессионального мнения, чтобы можно было сесть с какими-то психиатрами, криминалистами, у нас единственные, кто однозначно поддерживает – это следственный комитет. Потому что они расследуют эти дела, они знакомы с этими женщинами, которые совершают эти преступления. И там другая трагедия получается. Женщина, когда убила младенца, у нее еще трое на попечении. И ее посадили в тюрьму, а эти трое едут в детский дом. И получается, что отбывает наказание женщина, которая совершила преступление, и ее малолетние дети, которые не имели к этому преступлению никакого отношения. Здесь много разных факторов, которые сейчас начинают всплывать. И я считаю, что очень интересно этим позаниматься.

- Итак, про девушку из Самары...

Елена Котова: Она доехала до дома. Через 18 часов она позвонила и сказал, что я хочу вернуть. Я позвонила приятельнице, попросила купить ей билет, потому что у нее не было денег на билет. И в это время кто-то из подруг этой девушки рассказал ее матери. И она мне тоже позвонила. И я говорю, что, давайте, все приезжайте. Они все приехали, пошли в органы опеки, написали заявление. И бабушка такая чудесная с дедушкой, у них у самих ребенку 4 годика, что ли. Сейчас девушка вышла замуж, у нее прекрасная семья, то есть они воспитывают вместе ребенка, и дочка у них пермячка.

- Жизнь наладилась. Очень приятно слышать такие позитивные истории, расскажите еще. Вот вы сказали про кризисный центр. Кто обращается? Все контакты можно найти на сайте «Колыбель надежды», все они доступны, много историй там.

Елена Котова: Вот проект «Выбери счастье», который можно посмотреть, там реальные истории людей. Когда, например, беременная женщина, 29 декабря мы ее забирали из подъезда, потому что ее выставили родственники за дверь и она ночевала в консьержной. А у нее там был шестой месяц. Вообще, 29 декабря был очень богатый день. Вот эти истории, было три истории в один день, такое редко встречается. Мы забрали эту девушку, поместили ее в кризисный центр, приехал ее гражданский муж. У нее тяжелейшие конфликтные отношения с ее мамой, мама ей не прощает вообще ничего, хотя девушка очень уважительно относится и любит свою маму. Но конфликт – просто целый узел, который невозможно развязать. Поэтому она осталась в кризисном центре, родила ребеночка, забрала его. Сейчас они уже с гражданским мужем сняли жилье, переехали и живут отдельно.

- То есть это место, где можно какое-то время побыть? Где помогут?

Елена Котова: Это место, это островок безопасности. Если вас обижают, и вы не знаете, куда убежать… Конечно, вырывать людей из их социума – это не самое лучшее, но иногда бывают ситуации, когда люди босиком убегают от супруга, который обижает, с маленькими детьми. И им нужен день-два-три, чтобы отдохнуть, чтобы с ними специалисты могли переговорить. Или беременные девушки, это вообще частая категория, когда от них отказываются близкие, или, может, им кажется, что от них отказываются все близкие. Они начинают это все скрывать. Вот недавно был случай, когда из больницы, мне позвонили уже, и там подруга подруги, и сообщила, что там есть девушка, которая хочет отказаться от ребенка. Там прекрасная девушка, замечательный ребенок, но сейчас уже тоже все это позади. И она забирает ребенка, воспитывает и т.д. Но хотя ей в какой-то момент…Ей нужно просто плечо. Бывает такой момент, когда мы просто не можем поделиться с близкими. А мы на самом деле можем это увидеть. Мы можем увидеть, что человеку тяжело. И где-то телефончиком помочь. Потому что иногда звонят просто поговорить. Им вот надо высказаться, потом они дальше уже свою жизнь сами уже выстраивают и налаживают.

- Вот на сайте www.babyboxrf.ru есть телефон кризисного центра для женщин. Он в Перми находится - 8-992-200-18-56. На всякий случай, запомните. А короткий номер существует?

Елена Котова: У нас есть еще проект «Скорая социальная помощь». Потому что, казалось бы, мы занимаемся женщинами беременными, отказами от детей. Но сложилось исторически, что много людей стали обращаться просто за помощью, они не подходили не под одну из категорий, те, которыми мы занимаемся. И тогда вместе с министерством социального развития… И вообще, нам, конечно, безумно повезло с министром, потому что она очень активно идет на сотрудничество с общественными организациями, поддерживает такие инициативы. И мы создали проект «Скорая социальная помощь». Она направлена на помощь любому гражданину. Там работают психологи. Первый, кто снимает трубку – это телефон 066. Это госпожа Кочкаева, это телефон доверия, которому больше 25 лет. Он у нас уже работает. Там психологи умеют правильно снять первые тревожные моменты. Они записывают полностью всю проблему. После этого проблема делится на то, что может сделать государство, то, что может сделать общественная организация. То, что могут снять психологи. Каждый забирает свою часть работы. И, получается, что единая карточка с одного звонка, мы уже сами между собой распределяем задачки. Например, человек позвонил… Ну вот беременная девушка ехала и позвонила, ее надо было встретить с поезда. Ни у какого государства не хватит никаких средств и возможностей отправлять кого-то и встречать. Это уже человеческий фактор. То есть это, конечно, к нам, к общественникам. Тогда, честно могу сказать, Федор Парамонов, спасибо ему огромное, просто отозвался в Фейсбуке, поехал и встретил девушку, и отвез в кризисный центр. Также происходит, когда кому-то нужен набор продуктов. Государство не может запланировать такие затраты. Тогда, например, Олег Коневских, он собрал продукты, привез. Мы даже с девушкой этой и встретиться не успели, потому что люди просто приняли активное участие в жизни других людей. И потом просто прозваниваешь таким контрольным звонком, просто, как дела… У людей уже все хорошо, они уже в своей колее и жизнь удалась. И иногда складываются такие отношения. Более того, я замечу, что Юля Алеева, она тоже тут вот девушке помогала, и я смотрю, например, что мы можем дать – мы даем. Что-то они организовывают. Алена Котова, я вообще скажу, что журналисты – это 90% наших помощников, и преподаватели университетов. Я не знаю, могу ли называть их имена или нет. Ольга Тимофеева, преподаватель из университета, которая возила ванночки, всякие средства гигиены для детей в ФМС, когда они попадают, иммигранты. Или Елена Карпушина, которая просто звонит – это на того дайте, это на этого. То есть она денежку дает и постоянно следит, знает наши истории. Я им очень благодарна за то, что вот они принимают такое участие. И удобно тем, что когда человек хочет, читает, то есть он не какой-то обязательный волонтер и какой-то неучтенный. А он видит историю и говорит, что я сейчас готов помочь, и включается в этот процесс.

- Просто по доброте душевной.

Елена Котова: Просто, когда ему это хочется, ему хочется сделать добро. Не тогда, когда из него выпрашивают или вытягивают и говорят, как надо быть добрее, а тогда, когда он прочитал и увидел. И я вам скажу, что эта система очень хорошо работает. И, более того, мне нравится такой момент, когда люди стали включаться – те подружки девушки, которая хотела отказаться, они начинают звонить. Я вот этим звонкам особо благодарна. Потому что сейчас, в данный момент, когда мы с вами разговариваем, есть женщина, которая нуждается в помощи и поддержке. Возможно, она беременная, или только родила, или планирует отказ. Но близкие не знают, куда обратиться. Соответственно, они могут позвонить в благотворительный фонд, у нас все телефоны на сайте есть. И какую-то помощь оказать уже мы сможем, или подключим уже других общественников, или просто людей, которые подключились бы к этому процессу.

- Увы, время передачи заканчивается, хотела спросить очень коротко, здесь обсуждают закрытие молочных кухонь. Есть у вас мнение, нужны они или нужны?

Елена Котова: У меня здесь не будет позиции, потому что я никогда не пользовалась молочными кухнями, и сейчас, слушая эту историю, посмотрела в интернете, и мне кажется, что проще приготовить дома.

- По поводу того, что женщин выписывают на третий день из роддома. Мнение ваше?

Елена Котова: Знаете, как бы разные ситуации. Кто-то готов и на второй день сбежать из роддома, а кто-то захочет оказаться там подольше. На самом деле, нечего делать в роддоме больше трех суток. У меня двое детей, может быть, я так сужу. Потому что все остальное там тебя угнетает.

- Нужна помощь от пермяков? Куда им обращаться, если есть такая потребность?

Елена Котова: Сейчас мы реализуем президентский грант и дарим женщине, которая родила, у нас 430 наборов – это женщины до 21 года, несовершеннолетние мамы, и оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. Вот мы будем такие наборы дарить, там памперсы, одеяло, прямо вот первые необходимые вещи. И мы подумали, что кто-то бы, например, и вообще, было бы здорово, если бы пермяки написали такое письмо с пожеланиями для молодой мамы, и положили, допустим, в погремушку. Это первая игрушка для ребенка, которая ему была бы нужна. И мы бы тогда это смогли бы сформировать и положить в эти наборы. И тогда мама, получив этот набор, смогла бы прочитать слова напутствия, что она не одна. Что она в трудной жизненной ситуации, но вот есть столько людей, которые готовы ей помочь. Поэтому, если есть желание, то можно написать письмо и отправить его либо на адрес фонда, либо принести его на Ленина, 37, 3-й этаж, благотворительный фонд «Колыбель надежды». И оставить там письмо и погремушку. Мы обязательно разложим это все по наборам и вручим этим деткам.

- Спасибо большое! Спасибо вам за ваши добрые дела, за ваше доброе сердце! До свидания!

Елена Котова: Спасибо!

Обсуждение
2870
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.