Верхний баннер
12:55 | ВТОРНИК | 24 ОКТЯБРЯ 2017

$ 57.47 € 67.56

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

20:42, 28 декабря 2015

«Есть заключения о том, что «Бионорд» – это самый экологически безопасный из противогололедных материалов, которые есть в России», — Рудольф Пономарев, старший менеджер торгового дома «Уральского завода противогололедных материалов»

- День добрый, дорогие друзья! Меня зовут Сергей Хакимов, за звукорежиссерским пультом мне помогает Александр Назарчук. А у нас в гостях старший менеджер торгового дома «Уральского завода противогололедных материалов» Рудольф Пономарев. Будем говорить сегодня о гололеде и о том, как с ним бороться, какие современные средства бывают в борьбе с этой вот напастью. Рудольф, ну первый вопрос… вчера в Инстаграме, в Твиттере, в Фейсбуке запустили такую акцию с хэштегом #ледовыйгородок, выкладывали фотографии всего этого безобразия нашего с гололедом, видели ли вы это?

- Добрый день, нет, данную акцию, к сожалению, не видел, потому что еще только прилетел сегодня, но знаю, что ситуация в Перми с гололедом всегда сложная, поэтому, я думаю, что акция вполне своевременна и логична, с точки зрения жителя Перми.

- Ну, действительно были случаи, к сожалению, и самые неприятные, связанные с этим явлением - с гололедом, да и мы все, собственно, сталкиваемся с проблемами, которые существуют у нас в связи с этим, у нас то снег, то дождь.

- Какие на сегодняшний день существуют методы борьбы с этой напастью?

- Методов в этом вопросе примерно два, т.е. первый – он заключается в механической...

- Методов три, потому что еще один метод – ничего не делать.

- Вообще ничего не убирать, ждать, пока снег сам растает вместе с наледью. А так это механическая уборка, которая заключается в том, что вы либо техникой, либо руками, ломом, лопатой, дворником убираете механическим путем наледь со своей плитки, тротуара, дороги в зависимости от уровня вашей организации. Либо второй способ, он подразумевает, прежде всего, обработку современными противогололедными материалами либо более устаревшими, такими как соль и песок, т.е. это какой-то уровень плавления сначала, а затем уборка уже образовавшегося остатка с тротуара. Если мы используем современный материал, то это все очень быстро, это безопасно, эффективно, и позволяет нам не ломать плитку, не использовать труд дворника лишний, и позволяет достаточно быстро и эффективно справиться с наледью.

- В Перми используют что, какие материалы?

- Пермь использует по своей технологии зимнего содержания, прежде всего, на дорогах используется концентрат «минеральный галит» – это противогололедный материал по типу технической соли, на тротуарах Пермь использует песок, т.е., по сути, получается, это песко-соляная смесь, которая в общем-то работает, но работает при определенных условиях, т.е работает она, во-первых, в лучшем случае плавит до -10 градусов, может 15-ти, а песок, он работает, конечно, постоянно, но от него очень много возникает городских проблем, связанных с последующей уборкой города, связанных с постоянной этой кашей, грязью на дорогах, с тем, что все это потом попадает на газоны, газоны эти выгорают, песок забивает ливневки, ливневки надо прочищать и т.д.

- Ливневки, кстати сказать, прочищаются плохо, об этом вчера сообщила прокуратура краевая, внесла представление соответствующее главе администрации города. Современные средства борьбы с гололедом, о них расскажите. Во-первых, Пермь применяет соль и песок, современные средства, где они применяются, применяются ли они в России вообще?

- Мы являемся крупнейшим производителем противологоледных материалов в России, одним из крупнейших точно, да, и мы поставляем свою продукцию более чем в 59 регионов Российской Федерации, это практически все крупнейшие города-миллионники, за исключением Перми, обрабатываются нашими противогололедными материалами «Бионорд» либо «Экосол», в зависимости от типа дорожных покрытий, которые у них есть. В Перми данными материалами пользуются частные организации, пользуются они на своих территориях, но вот в целом чтобы применялись они в городе Перми, такого нет, т.е. городские власти и их подрядчики не используют современные противогололедные материалы, используют галит.

- В каких миллионниках, ну просто чтобы представляли?

- Чтобы вы понимали, это география достаточно обширная, прежде всего, понятно, это города-гиганты классом Петербург, поближе к Перми – это Екатеринбург, это Уфа, это Казань, это Киров, это Ижевск, это города сибирские, Новосибирск, это Дальний Восток с тяжелыми климатическими условиями, Владивосток, Хабаровск, это Красноярск, есть и северные города, Магадан, которые тоже обрабатываются, для них у нас есть специальные составы для их тяжелых условий.

- Расскажите об этих средствах, которые вы, собственно, производите.

- У нас есть две основных линейки, т.е. это линейка продуктов «Экосол», она предназначена больше для дорог, внегородских дорог, трасс федеральных, это двухкомпонентные противогололедные материалы, представляют они собой просто смесь хлоридов натрия и кальция, есть четырехкомпонентные противогололедные материалы для городов, это продукты линейки «Бионорд», мы их считаем именно созданными для городской среды, потому что в них присутствуют биофильные и антикоррозийные добавки, которые, согласно исследования ведущих отраслевых институтов – Института гигиены человека, Института кожи и обуви, позволяют применять эти материалы на дорожках, тротуарах, городских дорогах, перекрестках, эти материалы совершенно безопасны для человека, для окружающей среды, для животных и для той же самой растительности благоустройства.

- Вот когда обрабатывают солью, я так понимаю, образуется такая вот грязь, ее сейчас можно видеть на всех остановках нашего города, тротуарах, что это такое и появляется ли аналогичная история, когда применяются ваши противогололедные материалы?

- Грязь на дорогах берется по двум причинам, т.е, во-первых, это действительно та грязь, которая идет от песко-соляной смеси, которая высыпается техникой, потому что песок бывает разного качества, соль сама по себе бывает разного качества, соль техническая – это не пищевая белая соль, это соль с примесями, т.е. она тоже имеет разные оттенки. Ну и плюс это то, что попадает еще и с газонов, с бордюров, машины к себе вытаскивают – вот откуда берется эта грязь. Берется она при плавлении снежного наката, т.е. соль – она все равно немножко плавит, плавит до определенной температуры в определенном количестве. Понятно, что у нее плавящая способность ниже, чем у реагента, и справляется она медленнее и не так эффективно, но она плавит. Соответственно, вот этот вот остаток плавления, его нужно в любом случае счищать с дороги. Понятно, что песок, он нерастворим, соответственно, это остается все на дорогах, оно высыхает по весне, и оно попадает на тротуары, на газоны, оно попадает в ливневки, этим дышат люди, т.е. это все достаточно неприятная ситуация, особенно для астматиков, аллергиков и т.д.

- У нас активно идет работа, во всяком случае, если верить городским властям, по созданию этой самой ливневки, при этом история эта повторяется из года в год, только мощный ливень летом – все в воде. Это связано с тем...

- Это связано с тем, что город применяет нерастворимый противоголоденый материал, вернее, часть его – это песок, который в итоге попадает в эту самую ливневку, которую они строят, убивает ее, и каждый год жители видят это, особенно в центре, на перекрестке Компроса-Советской, хронически вот это вот озеро, которое возникает от любого сильного дождя.

- Ваши материалы, я так понимаю, что они, как минимум, более концентрированные, меньше в объеме их нужно применять?

- Да, действительно, у них выше плавящая способность, соответственно, они позволяют, во-первых, они полностью растворимы, т.е. они не будут забивать эти ливневки и т.д., во-вторых, 1 грамм материала плавит до 10 граммов снега, соответственно, у города сокращаются затраты на вывоз этого снега, все это нормально уходит в ливневку и спокойно покидает пределы города. Поэтому материал – он мощнее, он безопаснее, и это ведет к нормальной технологии зимнего содержания, то, что есть в других крупных городах. Люди, которые ездят по другим крупным городам, они видят, что в том же Екатеринбурге, в той же Казани и даже в скромных, казалось бы, Кирове и Ижевске намного чище зимой.

- Ну да, здесь, пожалуй, сложно не согласиться, приходится частенько бывать в Екатеринбурге, там ситуация, конечно, совсем другая с уборкой снега. Почему Пермь не применяет ваши или не ваши, но более современные технологии уборки снега?

- Ну, вопрос неоднозначный, т.е кто отвечает за уборку города, т.е., во-первых, это администрация города, которая является заказчиком этих работ, и это ее подрядчики, которыми в Перми являются частные подрядчики.

- Это принципиальная разница в схемах?

- Это принципиальная разница, потому что в ряде городов до сих пор существуют либо воссозданы муниципальные предприятия по уборкам города в каждом районе, и когда это муниципальное предприятие, по нашему опыту, город убирается, можно сказать, эффективнее, почему… потому что, в любом случае, этот муниципальный подрядчик тщательно контролируется властями, они непосредственно им руководят, и, соответственно, нету ситуаций, когда его штрафуют либо еще что-то, и вот эти тяжбы между заказчиком и подрядчиком тянутся очень долго. А в это время город надо убирать. Ну и понятно, когда подрядчик частный, он старается максимизировать свою прибыль, он может использовать только тот необходимый минимум материалов, который у него прописан в контракте, у него нету особой задачи улучшить качество городской среды, у него есть задача выполнять то, что от него требуют. Соответственно, в текущей технологии зимнего содержания Перми прописан концентрат «минеральный галит», поэтому подрядчики убирают им, ну, либо песок на тротуарах или еще где-то. Мы администрации города предлагали сотрудничество, мы уже с 2007 года делаем эти попытки хотя бы встретиться и обменяться опытом, мы пишем письма, не далее, как в ноябре, мы написали последнее письмо, когда пошел вот очередной вал жалоб от жителей, но на текущий момент обратной связи и желания с нами встретиться и обсудить ситуацию мы не видим, при этом мы слышим иногда через СМИ, что о нашем материале знают, но знают как-то искаженно, т.е. те сведения о параметрах материала или о цене, они представляются достаточно искаженными.

- Тогда вопрос, цена вашего материала, насколько это дороже будет?

- Если смотреть по закупкам материала в текущем моменте, допустим, сегодня мы решили его купить, понятно, что материал в силу своих технических характеристик дороже.

- Насколько дороже?

- Ну где-то в 2-3 раза, чем текущая технология, но если посчитать совокупные затраты, которые идут после итогового периода, по весне, например, это вывоз снега, это двойные пробеги машин, ГСМ, это прочистка ливневок, это озеленение после зимнего содержания и т.д. И посчитать те ущербы, которые несет песко-соляная смесь после себя и уборка её, то мы придем к выводу, что затраты на зимнее содержание сильно не изменятся, а, возможно, даже и сократятся по итогам сезона, чем по действующей устаревшей технологии.

- Но здесь проблема в том, что как раз такая схема распределения подряда частными организациями делается. Для того, чтобы сэкономить, я понимаю так, нужно несколько межведомственных вот этих проблем решить, это же разные бюджеты, разные статьи в бюджете – вывоз снега, борьба с гололедом, очистка ливневки и т.д.

- Во-первых да, это делается, в принципе, разными организациями, но конечный-то заказчик в итоге один – Департамент внешнего благоустройства администрации города, т.е. он как заказчик должен быть заинтересован в том, чтобы минимизировать совокупные расходы, пусть и разными организациями эти работы выполняются. Соответственно, как можно решить эту проблему? Нужно прописывать новую нормальную технологию зимнего содержания, потом ее утверждать через Пермскую городскую думу и т.д. Это все возможно, это происходит в разных городах-миллионниках, похожих на Пермь, т.е. время идет, технология меняется. На текущий момент Пермь предпочитает оставаться на той технологии, которую они приняли 5-6 лет назад, она их устраивает.

- Как вы выходите как завод на заказчиков на Дальнем Востоке, в Сибири? Там идет работа по совершенствованию методик уборки снега, они ищут, соответственно, поставщиков?

- Как правило, во-первых, каждый год мы делаем коммерческие предложения, письма, рассылаем их вместе с сопутствующими материалами, нашими исследованиями, нашим опытом, т.е. все организации в России, которые занимаются содержанием городов, они от нас эти предложения получают. В дальнейшем иногда кто-то сам заинтересовывается, у кого-то возникает такая потребность, допустим, они поменяли технику или у них случился какой-то коллапс, и они поняли, что нужно переходить на новые технологии, они связываются с нами или мы с ними, мы договариваемся о презентациях, мы выезжаем, мы показываем, мы проводим полный цикл, начиная от первого предложения и заканчивая обслуживанием самого контракта. Поэтому мы делимся опытом, привлекаем ведущие исследовательские организации, которые ведут исследования в этих областях. Мы готовы к сотрудничеству.

- Я правильно понимаю, что вы - одно из крупнейших, если не крупнейшее производство на рынке в России?

- Да, да.

- Вы поставляете в Москву, в Питер?

- Мы поставляем в Москву, в Питер, мы поставляем в Россию в целом, мы поставляем в страны Таможенного союза, т.е у нас есть клиенты в Белоруссии (в Минске, в Могилеве), есть клиенты в Казахстане (в Астане и других городах), есть у нас дистрибьюторы, которые работают в Евросоюзе – в Норвегии у нас есть представитель, который занимается реализацией наших материалов даже на рынке Евросоюза.

- Допустим, по доставке ваших материалов на Дальний Восток, там же большая транспортная еще составляющая в цене получается?

- Да, безусловно.

- Т.е. Перми вы можете предложить дешевле, чем все остальным?

- Конечно.

- Насколько?

- Как минимум, т.е., во-первых, завод изначально предлагает продукцию для муниципальных заказчиков с достаточно комфортными условиями, т.е. это и отсрочки платежей, и всевозможные скидки. Мы понимаем, что муниципалитет – это все равно один из ключевых заказчиков для нас, и мы стараемся идти им навстречу. Плюс, естественно, если покупатель находится в Перми или близлежащих городах, его транспортная составляющая в разы ниже, чем на Дальнем Востоке, где иногда стоимость материала самого по себе примерно равняется стоимости доставки данного материала до клиента, как это, допустим, есть с Сахалином или Дальним Востоком. Там понятно, что железнодорожная составляющая, контейнерная составляющая, она достаточно дорогая.

- Вот еще какой вопрос, если условия складываются, когда во всем городе проблема из-за погоды очень серьезная, ваши материалы лучше использовать, вы быстрее можете справиться с этой проблемой?

- Конечно, материал начинает действие примерно через 15 минут после того, как вы его нанесли на поверхность. Самая большая проблема какая у дорожников – они не могут корку отодрать от асфальта, т.е. вот эта вот наледь, которая есть, она у них насколько плотно примерзает, что ее сложно убрать, и вот эта постоянная наледь, она и ведет и к уличному травматизму, и к ДТП на дорогах, и т.д. Материал позволяет провести химическую реакцию, которая позволяет эту корку быстро с асфальта снять, и ее механически обычным плугом, щеткой, как обычно дорожники делают, они ее просто счистят, тогда будет черный асфальт, как требуют того отраслевые дорожные нормы, и тогда водители могут ездить без шипов, они могут нормально передвигаться круглый год, как, например, делают водители в Москве и Санкт-Петербурге, там редко встретишь водителя на шипах, там все ездят нормально, комфортно по асфальту.

- Скажите, пожалуйста, проводились ли какие-то исследования при замене одной технологии на другую по снижению, например, аварийности на дорогах, по снижению травматизма?

- Были такие исследования, проводились они в разных городах, в том числе, они проводились, например, в Москве, Екатеринбурге. Это исследования как институтов, связанных с дорожным содержанием, так и ГИБДД, они свидетельствуют о том, что, во-первых, снижается уличный травматизм – в разных регионах от 3 до 5 раз, во-вторых, есть свидетельство о том, что снижается количество ДТП по причине именно плохого содержания дорожного полотно. Где-то оно сократилось, как, например, в Екатеринбурге, в 2 раза.

- Да ладно! Серьезно?

- Да, это цифры ГИБДД, у нас есть эти письма, эти исследования, мы стараемся взаимодействовать с органами, кто проводит эти исследования, чтобы получать быструю обратную связь, и у нас эти исследования, в принципе, есть, т.е. мы их можем показать, это официальная статистика, которую они собирают. Это именно, что касается противогололедной обстановки.

- Хорошо, муниципалитет с вами не взаимодействует, но вы работаете как-то с розницей?

- Работаем мы с розницей двумя путями, т.е. первое – это сеть наших дистрибьюторов, которая у нас более чем в 49 регионах, это наши представители, которые продают продукцию для мелкооптовых и розничных покупателей. Плюс это сети ритэйла, т.е. это, во-первых, ритэйлеры региональные, во-вторых, мы, допустим, сейчас в прошлом году попробовали продавать через сеть АЗС – это компания ЛУКОЙЛ в Москве, которая реализовывала наш продукт на своих АЗС, где сопутствующие товары идут. Там, в принципе, результатами мы довольны, т.е. материал уходит, автолюбители и жители окрестных поселков вокруг Москвы, коттеджных поселков, очень активно материал покупали.

- А в Перми ваши покупатели кто?

- В Перми наши покупатели – это, прежде всего, современные прогрессивные управляющие компании – такие есть в Перми, это частные структуры, которые закупают для своего бизнеса, это и крупные торговые центры, офисные центры, зоны деловой активности, это и объекты социально-культурного назначения, и объекты образовательной инфраструктуры. Допустим, Институт культуры закупает материал, тот кусочек улицы Газеты «Звезда», который они содержат, на котором они находятся, они содержат нашими материалами после того, как у них там были случаи травматизма. Это различные школы, детские сады, потому что там эта ситуация особенно актуальна, больницы. Дети падают, пожилые люди падают – это самые уязвимые группы населения.

- Да, это правда, действительно. А вот муниципальные всякие, Дворец общества слепых, например, вот эти все вещи, которые связаны с инвалидами, с пожилыми людьми, есть ли какие-то стандарты вообще по содержанию этих территорий, особые стандарты, или все на общих основаниях?

- Каких-то специальных стандартов нет, т.е. у таких организаций при закупках… у нас есть такие клиенты в других регионах, в Перми мы таких не встречали, но у нас есть такие клиенты в других регионах, у них выше стандарты с точки зрения экологической безопасности, поэтому они, например, выбирают наши продукты, «Бионорд», потому что есть заключения о том, что это самый экологически безопасный из противогололедных материалов, которые есть в России.

- Да, про безопасность тоже хотелось бы задать несколько вопросов, очень много претензий по использованию соли в том, что обувь портится у граждан, ваши материалы в этом смысле как себя ведут?

- Мы проводили специальные исследования с ведущим институтом, который занимается, это Институт кожи и обуви в Москве, мы провели исследования, которые показывают о том, что материал не обладает какими-то специальными или агрессивными воздействиями на обувь, в отличие от соли или просто влажности, т.е по уровню воздействия на обувь это тот же самый уровень воздействия, как и обычная влага зимняя или соль. Соответственно, это точно будет не хуже. Поэтому, когда вот возникают подобные жалобы, мы всегда говорим о том, что, ну, господа, вот есть специальные исследования, вот журналисты недавно во Владимире проводили такие же опыты, т.е. они брали раствор соли, они брали просто воду, брали реагент, сыпали его на обувь, смотрели за результатом – результат тот же самый, т.е. никаких специальных воздействий не произошло. Более того, наши антикоррозийные добавки, которые мы кладем в наши материалы, они позволяют снизить данное воздействие. Продукт, по сути, для обуви безопасен.

- Т.е. это еще и экономия на приобретении новой обуви?

- Для жителей прежде всего, да.

- Автомобили – коррозия кузовных деталей и все, что связано с этим, в сравнении, опять-таки, соли и ваши материалы.

- Ситуация та же самая, наши продукты исследуются Московским автодорожным институтом, Институтом РосдорНИИ, которые следят за этими составляющими. Наша антикоррозионная добавка в виде формиата натрия – она препятствует именно агрессивному воздействию на металлические покрытия машин, на объекты дорожной инфраструктуры. Т.е. технология позволяет применять наши материалы в городах без воздействия на машины либо автолюбителей, либо объекты какого-то специального назначения, т.е. у нас есть. например, специальный продукт для мостов, который идет абсолютно вообще безхлоридный с той точки зрения, чтобы понизить агрессивное воздействие, потому что мосты – это, как правило, железо, бетонные составляющие, т.е. там это особенно важно, есть и такие продукты у нас.

- Т.е. использование соли – оно еще и губительно для...

- Оно губительно для покрытия, особенно вот таких вот сложных объектов.

- Напомню, у нас сегодня в гостях старший менеджер торгового дома «Уральского завода противогололедных материалов» Рудольф Пономарев. Говорим, собственно, о противогололедных материалах, о способах борьбы с гололедом. Готовы принимать ваши звонки, дорогие друзья. 2-066-066, звоните, спрашивайте, если что-то интересно, в общем, свое мнение по поводу уборки города нашего этой зимой ну и вообще в целом о способах, которые применяются в других городах России. Кстати сказать, я был в Петербурге, это был конец нулевых годов, когда там как раз еще тоже применяли соль, и постоянно шли разговоры о том, что надо какие-то материалы другие. Сейчас там уже, насколько я понимаю, современными противогололедными материалами обрабатывают?

- Ну да, большая часть Петербурга обрабатывается современными противогололедными материалами. У них периодически идут разговоры о том, что давайте перейдем на гранитную крошку, это еще одна замечательная идея, которую постоянно озвучивают разные чиновники различного уровня, руководствуюсь опытом западных коллег – Финляндии, Швеции. Мы регулярно с коллегами этими общаемся, у нас есть контакты и в Финляндии, и в Швеции, они говорят о том, что не моют эту крошку, не собирают ее по весне, это полная ерунда, которая придумана непонятно кем. Да, они ее используют на тротуарах, но т.к. крошка гранитная, она достаточно острая, она режет обувь, она на дорогах, например, отлетает, и если говорить про дороги в Финляндии, там достаточно низкая интенсивность движения, поэтому там ее можно использовать. На наших дорогах ее использовать нельзя по дорожным нормам, потому что это ведет к сколам на машинах, это ведет к разбитым стеклам и т.д. Мы в составе ряда своих материалов применяем мраморную крошку, более мягкую, истирается со временем, превращается в более мелкую, в частности, вот, допустим, есть у нас продукт «Бионорд тротуары» для пешеходных зон, в его составе есть эта более мягкая мраморная крошка.

- Как сказываются ваши материалы на окружающей среде, в смысле, на растительности, например, на животных? Не вредно ли это для собак, для кошек?

- Все верно, одна из ключевых проблем, с которой дорожники, использующие обычную соль сталкиваются, это то, что, во-первых, соль, попадая на газон, попадает в почву, происходит засоливание почв, эти газоны по весне выгорают, т.е. они становятся желтыми, потому что в почве очень высокая концентрация соли. Поэтому в состав нашего материала специально добавляем мы минеральные удобрения, которые улучшают вот именно состоянине газонов, прилегающих к дорожному полотну.

- Подождите секундочку, т.е. вы добавляете удобрения, но сам реагент, он негативно сказывается на растительности?

- Чтобы было понимание, реагент – это, в любом случае, хлорид, это соли натрия, кальция, не важно, они, в любом случае, обладают определенной солевой нагрузкой на окружающую среду, но чтобы ее понизить, мы специально подбирали состав с ведущими исследовательскими институтами и включали антикоррозийные биофильные добавки, удобрения для того, чтобы вот эту вот агрессивность его снизить по сравнению с обычными материалами. И согласно, опять же, опыту Челябинска, который сталкивался до этого с проблемой выгорания, после того, как они стали применять «Бионорд», у них эта проблема исчезла, с газонами у них все нормально.

- Я напомню, что мы принимаем ваши звонки, 2-066-066, если есть какие-то вопросы – звоните. А все-таки вы про собак, кошек не ответили.

- Про собак, кошек ситуация какая... Когда кошки и собаки в Перми, допустим, они в любом случае, если у них на лапах имеется соль, т.е. когда они приходят, лапы им если не помыть, а особенно если лапы еще поранены чем-нибудь, то эта соль, как и допустим, человеку если соль на ранку насыпать, будет немножко неприятный раздражающий эффект. Что касается реагентов, он не несет каких-то дополнительных рисков. Да, это, в принципе, те же самые соли, соли, которые есть и в организме человека, и т.д., они все биофильного характера, они все есть в окружающей среде, но простой совет – необходимо лапы животным мыть после прогулки, иначе в современном городе будет какая-то небольшая проблема легкого раздражения, допустим, этих подушечек лап.

- Ладно, хорошо, с обувью, я так понимаю, что лучше всегда ее чистить и ухаживать. Да, у нас звоночек, давайте примем. Здравствуйте, вы в прямом эфире, представьтесь, пожалуйста.

- Здравствуйте, это Нина говорит.

- Здравствуйте, Нина.

- Вот скажите, пожалуйста, вот мы живем на Кислотных дачах, улица Черняховского, тротуар вообще не убирается. Вот мы ходим по каше чуть ли не до колена, это как можно, чтоб убирали эту кашу?

- Да, спасибо за вопрос, Нина. Я должен сказать, что у нас не представитель администрации сейчас, у нас представитель «Уральского завода противогололедных материалов». Обрабатывать нужно, наверное.

- Нужно обрабатывать. Тротуары, как правило, находятся в ведомстве своих управляющих компаний, которые обслуживают ваш дом. Соответственно, ответ простой – вы должны обращаться в свою управляющую компанию и требовать с нее нормальной уборки своего ближайшего тротуара. И если они за этим не следят, вы можете пойти в администрацию, управление внешнего благоустройства и написать туда, чтобы они приняли меры, и в кол-центр главы города, еще как-то есть способы. Сергей задавал вопрос про животных, я еще забыл упомянуть, что, например, есть среди наших клиентов зоопарки, допустим, зоопарк города Екатеринбурга, зоопарк города Ижевска, которые успешно применяют наши материалы, используют их для очистки своих территорий, дорожек, и от них имеются позитивные отзывы о том, что все у них в порядке с окружающей средой, с ситуацией после применения реагента, они довольны уборкой, их все устраивает и они уже на протяжении нескольких лет закупают наши материалы.

- Для того, чтобы тоже было с чем сравнивать, скажите, пожалуйста, вы сказали, что вот Институт культуры очищает свою прилегающую территорию с помощью ваших материалов, какие еще примеры можно привести, где еще применяются в Перми?

- Как правило, скажем так, кто применяет – хорошие жилые комплексы современные, та же самая «Виктория» использовала наши материалы, есть опыт взаимодействия у городской клинической больницы, т.е. они свою территорию обрабатывали внутреннюю противогололедными материалами, так или иначе наши материалы использовались на предприятии «Гознак». Наши материалы использовались сетью гипермаркетов «Виват», стадион футбольного клуба «АМКАР», когда у них проходят матчи в осеннюю часть чемпионата, когда уже есть снег, наледь, они тоже свою территорию убирают нашим противогололедным материалом. Это совершенно разные объекты.

- Скажете, проводились ли какие-то исследования, подсчитывались ли общие расходы коммунальные при переходе с одной технологии на другую? В смысле, вот эти совокупные, про которые вы говорили, чистка ливневки и т.д.?

- Они всегда индивидуальны, они зависят от города, от его дорожной сети, от его метеоусловий и т.д., от затрат на содержание от различных параметров. У нас есть достаточно эффективная модель экономическая, она у нас построена специально для нас, программисты ее подготовили, в нее заводятся все эти параметры, которые мы собираем у заказчика, вплоть до количества техники, ее типов, расстояний до ближайших полигонов снеговывоза и т.д., метеоусловий. Все эти параметры туда заводятся, она отдает примерную стоимость экономическую, т.е. это, по сути, технико-экономическое обоснование, которое позволяет увидеть, вот в текущем разрезе у вас цифра такая, вот при переходе на реагенты вы получите такую экономию.

- У нас звоночек, давайте примем. Здравствуйте, Николай.

- Здравствуйте!

- Ваш вопрос.

- У меня вот такой вопрос. Недавно обращался я к Самойлову, что не чистят тротуары. Пришел ответ, они не дают письменный, я хотел прокурору сразу написать, чтобы их проверили. Они ссылались на то, что на тротуары они сыплют крошку. Я не знаю, что они говорят, но я вижу только песчано-солевую смесь. Они, сколько я на них давил, чтобы они отдали, через главу города был направленный, Самойлов выступал там. Я вот по этому вопросу его давил, по Борцов Революции. И я смог добиться ответа, чтобы их отправить всех к прокурору.

- Понятно.

- Особенно, они говорили мне, что мы крошку сыплем, все вот эти ГОСТы, прочее. Так вот как, почему врут?

- Понятно. Спасибо, Николай, ну вот действительно говорят, что крошку сыплют.

- Да, мы получаем примерно те же самые ответы, ну, как чиновники пишут ответы, все мы знаем, ссылаясь на норму такую-то закона такого-то, и регламента такого-то. Пишут они, что, да, содержим галитом, тротуары содержим песком. Это все, естественно, в тяжелой форме для простого читателя, т.е. когда пишет им обычный человек, ему сложно это интерпретировать и понять, что же они ему объясняют. Но с точки зрения своих каких-то нормативных действующих процедур, какие у них есть, они правы. Но формально я могу сказать нашему слушателю, что они обязаны в 30-дневный срок дать письменный ответ, он его может потребовать. Если этого не произошло, он должен обратиться в их контрольное управление, которое следит за этим документооборотом. И с этим ответом, если его не устраивает, он может пойти уже попробовать в другие органы.

- В том числе в прокуратуру?

- В том числе в прокуратуру, что касается ненормативного содержания, это вопрос прокуратуры, и недавно совсем проводилась горячая линия прокуратуры по этому поводу.

- Время наше в эфире заканчивается, спасибо, что были с нами. Напомню, что сегодня у нас был в гостях старший менеджер торгового дома «Уральского завода противогололедных материалов» Рудольф Пономарев. Рудольф, спасибо, что пришли! Всего вам доброго, и будьте осторожны на улицах!

Обсуждение
3371
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.