Верхний баннер
03:31 | ПЯТНИЦА | 25 СЕНТЯБРЯ 2020

$ 77.18 € 89.98

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

13:43, 26 января 2016
Автор: Вячеслав Дегтярников

«Я бы на месте таксистов сегодня очень крепко задумался – исполнять ли вообще законы», – Евгений Плотников, политический обозреватель газеты «Звезда»

Тема: Изменение требований к пермскому рынку такси, прекращение работы электрички «Парма»

Программа: «Особое мнение»

Гость: Евгений Плотников, политический обозреватель газеты «Звезда»

Дата выхода: 22 января 2016 года

Ведущий: Вячеслав Дегтярников

- Программа «Особое мнение». В студии Вячеслав Дегтярников, за звукорежиссерским пультом Мария Зуева. И сегодня у нас со своим особым мнением Евгений Плотников, политический обозреватель газеты «Звезда». Добрый день!

Евгений Плотников: Добрый день!

- Только что прокатилась у нас пленарка, имеется в виду ЗС, причем такая интересная пленарка, ожидалось послание губернатора, губернатор уехал, и все так как-то скомкалось, или это только мое ощущение?

Евгений Плотников: Я думаю, что это совершенно справедливое ощущение. Мы, парламентские журналисты, всегда ждем послания губернатора, как праздника. Потому что это всегда громко, это всегда много людей с провинции, много «випов», которых ты не видишь с прошлого послания. С кем-то можно переговорить и что-то узнать. И вообще, это такая большая VIP-тусовка. Плюс, можно послушать губернатора, который нам будет рассказывать, как мы будем жить и развиваться в следующем году. Обычно оно называлось декабрьское, нынче его сдвинули на январь. Что-то не срослось, Виктор Федорович срочно уехал в командировку. И мне интересно, как все разруливалось, готовился зал, приглашения, люди уже обсуждали, кто и в чем приедет на эту тусовку.

- Кто-то шил костюм!

Евгений Плотников: Да, и деловые костюмы… и женщины, и мужчины, готовились к этому мероприятию, но увы оно не состоялось. Я думаю, что о многом по этой причине январское заседание оказалось скудным на большие события. События, конечно, были. Например, появление Валерия Сухих, который декабрьскую пленарку пропустил – был на больничном. До сих пор идут пересуды – что же произошло. Негоже глумиться над уважаемым человеком, но говорят, что он сломал руку, катясь на снегоходе, ну упал. Бывает. Хотя, где он катался на снегоходе, потому что у нас не так много было снега в начале декабря. И тем не менее, да, получилось, что он пришел, продемонстрировал зажившую руку, сказал я с вами, мы быстро все проведем, поскольку под послание губернатора расчищали очень много времени…Ну в результате получилась скомканная повестка порядка 27 вопросов, а обычно их 60. И очень лихо их как-то шли. Знаешь, мне всегда нравятся наши депутаты, которые любят какие-то знаковые вещи произносить. Как-то мы во время перерыва разговаривали с Андреем Константиновичем Колесниковым, ректором Пермского медуниверситета, он такой светский человек, любит искрометный юмор, и мы с ним обсуждали…про какие-то законопроекты разговаривали, прозвенел звонок депутатам занять свои места, и он не спешили. Я его спрашиваю, что я, наверное, вас задерживаю, вам идти надо, он говорит – Евгений, не переживайте, там делят водокачки. То есть вопросы разделения имущества в муниципалитетах. Поэтому январская пленарка была посвящена преимущественно делению водокачек. Очень много этих вопросов было, и поэтому она прошла в бравом режиме – два часа 10 минут. Мне кажется это рекорд.

- Здорово, емко и кратко, глубоко.

Евгений Плотников: Нормально так, быстро так отголосовали и с знанием исполненного долга ушли, обнимаясь, на обед. Поэтому, конечно, мы – парламентские журналисты, были несколько не удовлетворены.

- Вам то мало показали.

Евгений Плотников: да, и мы тоже стояли в коридоре сиротливо.

- Вас на обед не пригасили, а вы ожидали, что будет банкет.

Евгений Плотников: Кончено. А тележурналисты с камерами, газетчики с блокнотами стояли сиротливо, и сказали, что, если такие пленарки будут, то мы здесь зачем, о чем писать и рассказывать.

- Ну как, есть же о чем писать. Не все же выносится на пленарку, что-то же есть в комитетах. Которые кстати не все посещают.

Евгений Плотников: У нас журналисты в общем-то ленивые и не любят посещать, не только депутаты не посещают комитеты, журналисты тоже. Они предпочитают приходить на пленарные, и смотрят и оказывается, что ничего интересного. Все споры всегда происходят в комитетах.

Евгений Плотников: Просто в комитетах все это немножко кулуарно.

- Там как раз коврик-то можно и приподнять, а там мышь пробежала.

Евгений Плотников: Да, зная, что в принципе никто не ходит на эти комитеты, там можно обсуждать все что угодно при полузакрытых дверях. Я для себя сделал вывод, что пленарная неделя интересна не самим заседанием, а тем, что ему предшествовало. Вот этим всем рассуждением. И, наверное, такой вот для себя посмотрев все повестки, нашел самый интересный вопрос – изменения в законе, связанные с деятельностью такси, таксомоторных перевозок. Вопрос интересный, почему-то его как-то в медиапространстве никак не комментировали, про него не писали, что для меня непонятно. Потому что таксомоторная отрасль очень большая, очень много людей пользуются, учитывая, что у нас такси не такие дорогие.

- А учесть повышение стоимости проезда…

Евгений Плотников: да, с семьей дешевле сесть на такси вчетвером и уехать нормально. Поэтому интересный был вопрос, интересно его обсуждали, и я думаю, что сами таксисты еще не знают, что их ждет. Я думаю, будет весело, когда они узнают, что им приготовило наше правительство.

- Ты имеешь в виду весело, включали песню зеленоглазое такси.

Евгений Плотников: У нас оно скорее желтоглазое.

- Да, оно изменилось, и мы все это видим, действительно появились люди, которые видно, что такси. И где-то мы стремимся к западу. Вот я выхожу на улицу родного города и понимаю, что вот едет таксист. И у меня к нему доверие. Не так, как раньше в 90-е, ловишь всех подряд, мало того, что кто за сколько завезет, еще и доехать надо. Я помню случай, когда таксист был в таком состоянии очумения, я был тогда трезв, к сожалению. Но там было страшно просто, парень был вообще не в адеквате, но то были страшные 90-е годы, они ушли. Сейчас у нас все в порядке, такси выглядит определенным образом. А что там пытались изменить?

Евгений Плотников: Созыв ЗС начинался с этого закона. Это был первый закон, который этот созыв принимал.

- То есть, фактически как начали депутаты начали проводить это заседание, они сели в это такси, а сейчас выходят?

Евгений Плотников: Да. Они, когда начинали, они обсуждали. Говорили, что такси должно быть желтого цвета как в Нью-Йорке, а Флегинский говорит, что нет, я живу в Испании, в Барселоне они беленькие и мне очень нравится, поэтому надо очень аккуратно подходить к выбору цвета. И пришли тогда к выводу, что такси должны быть с желтыми боками, наклейками или покраской, промаркированы, плюс покупается разрешение, оно сейчас стоит 2600 рублей, плюс у человека появляются определенные обязанности по уплате налогов. И в принципе, я, когда разговариваю с людьми, которые ездят, эти приоритетчики, которые выполняют все требования и получают лучшие заказы в колл-центрах своих таксишых. Понятно, что есть серый рынок, который получает все, что осталось, это неопознанные машины, скорее студенты, подработка. И вот я разговаривал, спрашивал, в чем суть? Они говорят, ну, ты же понимаешь, что если я такси, то я обязан не раз в год проходить ТО, а два раза в год…у меня страховка на мою машину стоит не 8 тысяч, а 16. Ну и плюс прочие обязанности, связанные с налогами и т.д. И соответственно машину нужно поддерживать в нормальном состоянии.

- Чтоб мухи не летали как минимум.

Евгений Плотников: Да, и чтоб днище сгнившее не проваливалось вместе с клиентом. И худо-бедно это все выполнялось, и сегодня правительство вышло с инициативой, есть изменения в законе, связанные с чем? Первое изменение – понятное и правильное, продиктованное жизнью. Предлагается включить в закон возможность приостановки разрешения с подачи физического или юридического лица. То есть, это понятная ситуация, когда предположим, человек ездит, у него автомобиль ездит, у него автомобиль под такси с разрешением, он продал машину с номерным знаком, новый владелец совершенно спокойно ездит на этой машине, с которой ободраны пленки, ему начинают приходить различные требования, он приходит страховать машину, а ему говорят, что вы – такси. Мы вас не страхуем не за такую цену, а за другу, почему вы не прошли ТО, и т.д. И в связи с этим люди начали жаловаться, а оказывается, что возможности ликвидировать разрешение нет, то есть дали на 5 лет такси – вот и будет 5 лет такси, хочешь или не хочешь. Поэтому они предлагают, что давайте дадим юр и физлицам подавать заявление в правительство… Это разумно и правильно.

- Это было бы разумно вообще с самого начала.

Евгений Плотников: Да, я думаю, что многие люди там настрадались, учитывая, что наше правительство вышло с инициативой, видимо, их там достали. А второе новшество связано с тем, что предлагается полностью отменить требования по покраске и маркировке автомобилей.

- А это в связи с чем?

Евгений Плотников: А это связано с тем, как мне объяснил министр транспорта Амаз Закиев, что мы никак не можем победить тех, кто сидит в интернете и размещает там заказы на такси, мы не можем победить интернет, мы не можем ничего сделать с рынком нелегальных перевозок, на которых сидят серые таксисты. Которые не покупают у нас лицензии за 2600 рублей и сидят в тени.

- Но, опять-таки, смотри, я видел яндекс-такси, ну они же соответствующего цвета, то есть они по крайней мере пытаются имитировать такси. А как так? Опустить руки и сказать, что ребята, вы победили.

Евгений Плотников: Наверное, речь идет о тех услугах, про которые я не знаю, когда есть какой-то сайт, на который ты забиваешь, что хочешь куда-то уехать и тебе перезванивают и говорят, что вот машина подъехала…или я не знаю. Я не понимаю

- Есть такая штука, у меня многие знакомые пользуются. Они просто заходят в яндекс или гугл и оттуда выбирают такси, но при этом, если это серое такси получается, не знаю легальные они, но они тех же расцветок, что положено.

Евгений Плотников: Слава, я больше, чем уверен, что все вот эти яндекс-такси имеют все советующие разрешения, и с ними нет никаких проблем. Я не знаю о какой сети интернет говорил Алмаз Рашидович, но просто есть понимание того, что они не могут отрегулировать этот вопрос прямо сейчас, и что слишком много нелегальных перевозок…и они это мотивируют тем, что если отменить требования по цветности, то те, кого сегодня это смущает, завтра придут и купят эти разрешения за 2600 рублей.

- А это как? Я до этого был серый, а тут отменили цветность, и я стал белый и пушистый.

Евгений Плотников: Да, а тут я решил, что раз мне машину портить не надо, то я пойду и сделаю хорошее дело, куплю разрешение, буду два раза в год проходить То, буду платить налоги, и буду законопослушным гражданином.

- Какой-то соцопрос по этому поводу провели, откуда такое умозаключение?

Евгений Плотников: Я не знаю, депутатам предложили это взять на веру. То есть мы не можем победить, поэтому давайте однозначно отменим.

- Это впервые в моей практике.

Евгений Плотников: да, пошли на поводу называется.

- Это же фактически теология в действии. Есть догматическое богословие – православие, то есть тогда понятно, догматы и есть догматы. А тут появилась догма от министра транспорта Пермского края – это невозможно победить. Как априори. Мы не можем доказать, что это невозможно сделать, но это догмат.

Евгений Плотников: Причем это догмат похожий на афоризм, мы не можем победить интернет, поэтому нужно то-то и то-то. Я думаю, что такая универсальная формула и правительство будет использовать ее часто.

- А как быть с теми, которые уже желтенькие, они же уже потратились. Зачем они пытались стать законопослушными гражданами.

Евгений Плотников: Я думаю, что я бы на их месте очень сильно возмущался. Ладно, если они будут просто материться на кухнях, обвиняя всех, потому что они выполнили требования закона, подчинились, работали…а те, которые не перекрасили говорили, что все равно будем делать так, как было и все будет зашибись. И вот проходит 4 года, они оказались правы, они не портили свои машины, не платили никакие налоги и не получали разрешения, все – им говорят пожалуйста. Сейчас ты не поймешь такси или не такси, есть у него разрешение или нет, когда разлиновано, то все понятно. Если человек решился обклеить машину, значит это уже как бы серьезно, это профессионально. И здесь я вот слушал, мне конечно, интересно всегда чем мотивируют… Алмаз Рашидович сказал, что у нас самый либеральный рынок таксоперевозок, привел в пример почему-то Париж. Лицензия на такси в Париже, я узнал на комитете по инфраструктуре первый раз, стоит 250 тысяч евро. Лицензия на такси в Ницце стоит 450 тысяч евро. А разрешение на такси в Перми стоит 2600 рублей. Потому у нас очень либеральный рынок таксомоторный.

- Хорошо хоть он в рубли не пересчитывал, с учетом падения рубля в последнее время.

Евгений Плотников: Я думаю, что любой желающий купить лицензию на такси в Париже может купить целый автопарк отечественных автомобилей и сделать целый парк машин.

- Стоит вспомнить сколько там машины стоят, а они там стоят гораздо дешевле. Перед интернетом, перед этой всемирной сетью, наше правительство решило отступить…

Евгений Плотников: Да, оно развело руками и сказало – пусть будет как будет… Вышло с инициативой отмены обязательной цветности автомобилей, которые занимаются таксомоторными перевозками. Мне всегда интересно наблюдать за реакцией.

- Да, а как реакция депутатов?

Евгений Плотников: Когда они вошли в этот созыв, там было столько волнения, когда они обсуждали, все говорили – да, мы будем как в Европе, как в Америке, у нас все будет круто, у нас будет такси, они будут чистые, и салоны будут пропылесосены, будет приятно садиться, и мы когда-нибудь перейдём к тому, что таксисты у нас будут в фирменной одежде, будут открывать двери и встречать нас. Сегодня они с таким же вдохновением говорят, что конечно нам надо либерализовать рынок, чтобы люди активнее входили. Не надо ставить препоны бизнесу.

- Может быть это тоже правильно, особенно на фоне кризиса.

Евгений Плотников: нет, ну мы же понимаем, серый рынок – никто ничего платить не будет. Я конечно, слушал все это, но удивлялся, что те люди, которые говорили 4 года назад одно, сейчас говорят другое. При том, что аргументы не изменились. И я с уважением отношусь к депутату Олегу Жданову, который единственный на комитете сказал, что я это поддерживать не буду, ребята, давайте будем последовательны, мы 4 года назад приняли решение, что наводим порядок.

- Ну это же нелогично! Быть последовательными – это нелогично.

Евгений Плотников: Тем не менее, закончу мысль. Он сказал, что надо быть последовательными в своих решениях, и нельзя идти на поводу, если мы решили наводить порядок, то почему мы сейчас отступаем, почему мы говорим, что невозможно контролировать отрасль. И мы понимаем, что сегодня, заказав такси на какие-то дальние расстояния, ты получаешь нормальную машину, она с нормальным салоном, прошедшая ТО два раза в год, и водитель непьющий, то есть нормально и цивилизовано тебя довезут. Сегодня ты можешь получить какую-нибудь раздолбанную девятку с водителем, которому надо указывать дорогу, потому что сейчас ориентиры размываются, сейчас любая машина может к тебе прийти, потому что система приоритетов падает. Разрешение дают всем, под любой цвет. Есть разрешение или нет, ты сейчас никак не проверишь. И в этом плане обидно, что так просто отказались от этого. Потому как мы же помним, как было сложно, сколько скандалов было, таксисты говорили, что мы не будем это делать. Теперь они это сделали, теперь я тебе скажу, что я дополнил бы мысль Олега Жданова тем, что я бы на месте таксистов сегодня очень крепко задумался – исполнять ли вообще законы…

- Не только на месте таксистов, а и на месте любого гражданина. Оказывается, что можно постоять, покурить бамбук 4 года, и все вернется назад.

Евгений Плотников: Да. И во-вторых, а что делать с испорченными машинами. То есть говорят, что можете убрать наклейки, они уже не играют никакой роли. Человек говорит – подождите, я заклеил машину, если я уберу… это ведь деньги всё. Порча машины, я бы, например, иск подал, а почему нет?

- Надо будет посмотреть, будут ли подобные иски. Я точно не автолюбитель, у меня нет машины.

Евгений Плотников: У меня тоже нет. Я услугами такси пользуюсь, и скажу, что машины, которые приоритетные, они всегда помытые, у них все чисто.

- По большому счету, надо отдать должное депутатам, рынок действительно узаконивается, если раньше перед новым годом невозможно было вызвать такси, то сейчас как-то более-менее все пришло в порядок, и действительно было такое ощущение, что мы скоро будем жить как в Лондоне. И такси понятного цвета, и водитель понятный, и почти не спрашивают куда ехать.

Евгений Плотников: За исключением нюансов. Они город худо-бедно знают.

- И даже такое ощущение, я помню советские такси, там если ты хотел узнать куда ехать, ты обращался именно к таксисту, потому что он профессионал, он знал все про этот город, и вот такое ощущение, что эти таксисты старые, прежние, стали обращаться. Но догмат есть догмат. Ка человек верующий, я это понимаю. Если догмат произнесен, спорить с догматом бесполезно, надо принимать на веру.

Евгений Плотников: Мы сейчас будем ждать, потому что этот закон, который будет рассматривать на пленарном, почему-то перенесен на месяц.

- Может это все-таки не догмат? Может быть есть основания проверить высказывания.

Евгений Плотников: Да. Взяли тайм-аут на месяц, поэтому таксисты могут, может быть, два месяца, два с половиной, они могут подумать, что им дальше делать со своими расклеенными машинами, там будет ясно. Если рассмотреть инфраструктурный комитет, который поддержал, кроме Олега Жданова, если реакция будет такой, то – это будет маленькая революция.

- Поговорим об электричке Парма. У этой электрички даже название есть.

Евгений Плотников: Фирменная электричка.

- Я помню, как ее презентовали. Это было роскошно.

Евгений Плотников: Это была помпа, когда еще… Это все было красиво в свое время, когда проводились дни РЖД в ЗС Пермского края. Об этом говорили, обязательно возвратить электропоезд Пермь-Екатеринбург, потому что это такой культовый поезд, это такое обобщение между Пермью и Екатеринбургом, потому что мы там чуть ли не побратимы. И в конце концов, с первого октября этот поезд начал ходить. Да, это было громкое событие, это все было красиво, но вот в декабре неожиданно… А, мы вернемся к тому, с чего мы начали разговор. Эта тема находится на контроле в ЗС, в инфраструктурном комитете. Именно этот электропоезд, потому что в декабре было заявлено, что электропоезд Парма нерентабелен и скорее всего он будет закрыт.

- Недолго музыка играла.

Евгений Плотников: Да, еще 3 месяца не прошло, уже заговорили, что рентабельности нет, мы думали, что он будет «вау», а он не «вау». И мы не можем ничего с ним сделать. И уже тогда в декабре депутаты говорили, уважаемые… Сергей Бугуславский говорил – я вашим поездом пользоваться не могу, потому что на него невозможно купить билеты, потому что я пытаюсь купить через интернет – невозможно, через терминал – невозможно. Покупайте в кассе. Я за 2 часа прихожу в кассу, стою час в очереди, очередь не двигается, потом умоляю, и мне продают билет. Так, позвольте, если с таким боем приходится покупать билеты, то кто будет на вашей Парме ездить? Надо поставить памятник тем, кто еще стоит в этой огромной очереди, покупает билеты и ездит. И таких оказалось немало. За 3 месяца и 10 дней их оказалось 23 тысячи 29 человек.

- Это Кунгур съездил туда и обратно. Это, чтобы наши слушатели поняли.

Евгений Плотников: И поэтому, когда заявлялось, что мы не можем…депутаты сказали, что давайте так, вы сначала наладьте нормальное расписание электрички, чтобы она у вас в Екатеринбург приезжала в 8.00, а не в 12.00. Потому что кому к обеду надо в Екатеринбург, сомнительно. Поскольку люди ездят так, чтобы утром там быть. Сделайте продажу билетов через интернет, продажу через терминалы РЖД, ну и вообще пересмотрите комфортность, потому что в этом хламе ездить, презентуя это как поезд повышенной комфортности – это смешно. Сделайте, купите ласточку, еще что-то. Им сказали – окей, и пообещали. Опять же у нас сегодня герой – Алмаз Закиев пообещал, что мы над этим будем работать, учтем все эти рекомендации, и январь электричка будет ходить.

- Он очередную догму произнес, он сам в это поверил.

Евгений Плотников: Да, и когда на комитете в минувший вторник депутаты сели в надежде услышать, как же исполнены рекомендации депутатского корпуса по улучшению работы электрички Пермь-Екатеринбург, то Алмаз Рашидович с господином Канцуром, гендиректором компании, которая эксплуатирует эту электричку, развели руками и сказали – мы ее закрыли. Такое решение принято. И у них спросили – кем? Они промолчали. Кем принято такое высокое решение закрыть электричку так и непонятно.

- Там дотации какие-то предусматривались из бюджета?

Евгений Плотников: Показатели все для выхода на самоокупаемость – это 77%. Загрузка в январе, когда были выходные, 70%. На этот год просили 43 миллиона и плюс 100 миллионов на ласточку. Но это мы говорим, когда люди покупают билеты через кассу. Как ты наполнишь поезд, если на промежуточных станциях невозможно купить билеты? То есть можно купить только в Перми или в Екатеринбурге. Люди, которые стоят, они готовы купить уехать, но кто их пустит, потому что билеты можно купить только в Перми, съездить в Пермь, купить и вернуться на свою станцию. Это по-нашему.

- Это как раз логично. Доезжаешь до Перми, покупаешь билет на электричку, возвращаешься к себе, и ждешь эту электричку, и едешь либо в Пермь, либо в Екатеринбург. По крайней мере, в Перми или Екатеринбурге ты два раза побывал.

Евгений Плотников: Надо будет предложить это одним из аргументов для отстаивания всех этих позиций. Но самое интересное, когда стали задавать вопросы – вы работаете над этой темой или нет? Канцур сказал – конечно, работали – мы вышли на РЖД, узнали, как нас включить в терминалы, чтобы мы везде были, чтобы электропоезд Парма присутствовал в сетях РЖД. Ну модернизацию сетей и программного обеспечения, и прочее, оценили в 2 миллиона 600 тысяч. Ну Канцур говорит, поскольку у нас денег нет, мы не стали этим вопросом заниматься. Ну вопрос, если вы хотите продавать билеты, то надо, наверное, найти эти деньги. Или попросить у депутатов.

- Это обычный русский бизнес, чего ты возмущаешься. Договорились продавать веники – один пошел искать деньги, другой пошел искать веники. В данном случае, ни один не нашел ни денег, ни веников.

- Не нашлось денег или не захотели искать. Так вот, понимаешь, получается, что они говорят – не получилось. Ласточка – да, вы говорили, что поезд с повышенной комфортностью, он стоит 100 миллионов, это ж деньги – деньги! И тем более, ласточка расчитана оказывается на высокие подъездные пути, а у нас они низкие, в общем, 153 причины, почему у нас это все не получается.

- Недавно я ездил на электричке до 12-го километра, надо было срочно выехать. Это обычная электричка безымянная, Пермь-Кизел. Мало того, что там каждые пять минут товарищ кондуктор с большой сумкой деньги собирает, после кондуктора идет охрана, после охраны я увидел своими глазами, пошли ревизоры. Я удивился, может я мало проехал, что не пошли ревизоры ревизоров. То есть это как? Это сколько денег на это ушло? Сколько бабла ушло на то, чтобы были ревизоры, которые контролируют.

Евгений Плотников: Чтобы ты купил билет за 100 рублей, а тебя контролируют на 200.

- Это бизнес по-русски чисто. При этом бизнесе у вас рентабельности будет ноль.

Евгений Плотников: Мы про то и говорим, что частный бизнес это такая вещь, в данном случае… они говорят дайте 43 миллиона на погашения убытков в этом году и 100 миллионов на ласточку – мы все сделаем. Им говорят – а сами поработать не пробовали? А они говорят, ну мы же вот думаем, ну думайте, им говорят, давайте мы вас научим, что нужно сделать, вы же видите у нас с аэропорта уходят операторы. Люди летают через Москву, через Екатеринбург. Так сделайте вы на эту Парму сквозной билет. Чтобы у вас Парма приходила в Екатеринбург, туда приходил комфортабельный автобус, туда садились люди и ехали до Кольцово. Нельзя так сделать? Можно! Варианты, как сделать это дело привлекательным, есть! Проше сказать, что мы не можем, - дайте денег, а если не дадите денег – мы закроем все. В данном случае даже не стали ждать команды или разрешения, а просто взяли и закрыли все. Ну, люди вот эти 23 тысячи на проходящих поездах будут ездить – не проблема.

- Может, правда будут. Вот слушатель пишет. «Я так долго выбирал, и решил купить билет дешевле». Ну это мы с тобой рассуждаем, идеалисты такие, это ж понятно, они бизнесом занимаются, а мы с тобой болтологией занимаемся.

Евгений Плотников: Слава, у них нормальный бизнес. Дайте 43 миллиона – мы пустим электричку, а пока не дадите – электрички не будет. Нормально?

- Ну правильно, удар по имиджу края уже нанесен. То есть Парма уже отменена. Прощание славянки уже отменили, играть не будут. Соответственно дальше они приходят уже с понятной позицией, что эта штука не работает, ежели вы нам не дадите 43 миллиона и еще 100 миллионов, чтобы мы ласточку купили. Затем они, предположим, купят ласточку, и появляются новые аргументы, и нужны новые 43 миллиона. Это нормальный подход на продажу билетов в ущелье.

Евгений Плотников: Ну и в таком случае, мы тогда будем верить словам Олега Жданова, который сказал, что нам придется ездить каким-то Приобьем, который давно пора сдать, весь подвижной состав на металлолом.

- Ну на самом деле удивляет РЖД. Ребята из пригородной компании, господин Канцур, ежели у нас есть контролеры контролеров, ну так…вы очень хорошо живете, это надо очень богатым человеком быть, чтобы заводить контролеров контролеров.

Евгений Плотников: Мы все-таки надеемся, что депутаты отстоят эту позицию, потому что невзирая на желание господина Закиева и Канцура спрыгнуть с этой темы, и что давайте, мы закрыли эту тему и в ближайшее время не возвратимся…чтобы депутаты сказали – нет! Вы нам предоставьте к следующему заседанию варианты, как нам вернуть нашу электричку, мы вам все равно просто так эту позицию не отдадим. Мы будем надеяться.

- Ну что, спрыгиваем с подножки, по крайней мере, мы с тобой точно. Оставайтесь на 91,2 FM. У нас программа на этом завершена.

Евгений Плотников: Спасибо, до свидания.


Обсуждение
3634
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.