Верхний баннер
10:39 | | 26 ФЕВРАЛЯ 2017

$ 57.48 € 60.45

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
10:06, 04 февраля 2016

«Лучше не говорить самому себе раз и навсегда, что я композитор. И каждый день сравнивать себя с Бахом. Это не вариант», – Петр Налич

Тема: премьера в ТЮЗе спектакля "Обыкновенное чудо", музыку к которому написал Петр Налич; жизнь и творчество

Программа: «Красный человечек»

Гость: Петр Налич, музыкант, композитор

Дата выхода: 2 февраля 2016 года

Ведущий: Анна Букатова

- Добрый день, уважаемые слушатели «Эхо Перми»! В эфире программа «Красный человечек». Меня зовут Анна Букатова. И сегодня в гостях известный певец, композитор, общественный деятель, человек, который представлял нашу страну на Евровидении – Петр Налич. Здравствуйте!

Петр Налич: Здравствуйте!

- Не могу не спросить, что делали в Перми, когда в первый раз были?

Петр Налич: Я был года три назад летом. Ну как-то мы совсем быстро приехали, выступили и уехали, я не успел походить-побродить. Сейчас я тут уже несколько дней, хожу пешком по центру, красивая старая застройка, кирпичная. Очень жалко, что приходят в какой-то упадок деревянные здания, особенно видно, что некоторые потрясающей красоты. Резьба, пропорции, очень хочется, чтобы все поняли, что это надо сохранять. Потому что современная архитектура не всегда хороша, и стремится просто реализоваться свои экономические задачи, а тут совершенно жемчужные вещи, и хочется, чтобы все поняли пермяки, что такую вещь нужно и важно сохранить.

- Рассказывайте о цели приезда.

Петр Налич: 2 февраля в Пермском ТЮЗе будет премьера по Шварцу «Обыкновенное чудо», режиссер Максим Соколов. Я там композитор. Вот такая удивительная история. Сначала мы думали сделать что-то живое, живых музыкантов распределить, чтобы они играли и аккомпанировали действу. Но потом, по ходу приемки музыки режиссером, стало выясняться, что материал довольно сложный, и сделать такой крутой ансамбль, который будет это играть – это трудно, дорого, многодельно, затратно. И мы решили, что все-таки будем делать фонограммы-минусовки или фонограммы, где музыка фоновая инструментальная.

- Вообще необычно слышать, что Петр Налич работает с театром, или ваша слава в этом плане еще не дошла?

Петр Налич: Я недавно стал этим заниматься. Вот в сентябре прошлого года была премьера в Российском академическом молодежном театре, в спектакле «Северная Одиссея», по киносценарию замечательных сценаристов, к сожалению, покойных, Петра Луцека и Алексея Саморядова. И в этом спектакле как раз наш небольшой оркестр, ансамбль-бэнд, который сидит на сцене и играет вживую весь спектакль. Такой интересный опыт. Это такое музыкально-драматическое действие, что идет спектакль и при этом музыка вся живая. Это не мюзикл, не оперетта, и не рок-опера. Что-то непонятное. И мы с Максимом в Перми тоже хотели сделать живую музыку, потому что живая музыка – это всегда, при условии, что она хорошо играется и хорошо озвучена, это всегда лучше фонограммы. Но просто, если реальность такова, что драматическим театрам на это нужны деньги дополнительные, ресурсы, место на сцене, чтобы это все как-то придумать, коммутация и всякие сложные инженерные дела, и, опять же, крутые звукорежиссёры.

- Петр, как вас вообще занесло в театр, это вам зачем? Душа требует, новая попытка себя узнать?

Петр Налич: Наверное, и то, и другое, и третье, и четвертое. Во-первых, всегда мне интересно было быть не только в жанре – песня, ты на первом плане и песня на первом плане – это одно состояние музыкальное. И есть много музыкальных состояний, которые расширяют горизонты, открывают новые краски. Музыка, сопровождение какого-то действа может уходить на второй план, выходить какими-то хорами и дуэтами, то есть красок гораздо больше, как мне показалось на моем данном этапе жизни. Очень хотелось этим заняться, и вот естественным образом стали как-то поступать предложения. И стало складываться с этим. Раньше были какие-то завязки, но как-то по разным причинам они не реализовывались. А сейчас как-то видимо сошлось. Общее настроение, и характер предложения театральный. Потому что Луцек и Саморядов – выдающиеся сценаристы, Евгений Шварц – выдающийся писатель, и еще вот у меня сейчас вышел спектакль «Питер Пен» в театре Вахтангова. Там тоже музыка, она не вживую, но там небольшой симфонический оркестрик звучит, сопровождает действие, тоже интересная история. И поэтому я с интересом и удовольствием этим занимаюсь. Все время идет поток музыки, аранжировок разных. В аранжировке все время что-то меняешь, идет какое-то развитие, мне это нравится, что я чувствую, что идет какое-то обучение.

- Одно дело – столичные театры и истории, и наш Пермский?

Петр Налич: Тут главное, мне кажется, импульс, который есть, и материал. Я вот познакомился с Максимом Соколовым. Он мне просто написал в Фейсбуке: «Петр, не хотите написать музыку к «Обыкновенному чуду»? Простой вопрос. Я говорю: «Хочу». То есть вопрос-ответ. А дальше мы уже встретились, понятное дело, что это история не для того, чтобы заработать кучу денег, а для того, чтобы сделать интересную вещь. Это замечательный вызов, потому что всем известен фильм Захарова с великолепной музыкой Геннадия Гладкова, которую я очень люблю. Но как-то сразу стало понятно, что сам материал предполагает, что музыка может быть достаточно разной. И даже на этот сюжет можно сделать музыку в стиле классических композиторов венской школы, можно сделать что-то авангардное в стиле 20-х годов 20 века, можно джазовое. Мы уже практически все сделали.

- Вы откроете нам тайну, в каком жанре?

Петр Налич: Трудно сказать, потому что есть вещи такие лирические, эстрадно-симфонические, есть вещи джаз-роковые. Это совсем не похоже на фильм, своя музыкальная интонация у нас образовалась, вырезалась и это хорошо.

- Вы теперь не только же театрами будете заниматься?

Петр Налич: Как пойдет, и тут загадывать глупо. Ну, может быть, в моем случае, часто то, что самому кажется, что очень хочется, в итоге оказывается, что это и не стоит.

- Певческие истории вы не оставляете совсем?

Петр Налич: Ну, бойзбенд, наверное, оставляю на время. А певческие истории ни в коем случае.  Вокал – такая вещь, которая, как любое исполнительское мастерство, там безграничные горизонты, надеюсь, что буду развиваться. Будет порох, желание и возможность развиваться всю жизнь, и я буду заниматься этим обязательно.

- Нельзя не вспомнить как вы начинали. Как песня «Гитар» взорвала интернет в 2007 году. В чем был секрет? У меня много знакомых музыкантов, которые пытаются посвятить себя музыке, бросают обучение, говорят, что вот я буду идти к своей мечте… От Петра Налича можно услышать какой-то секретный секрет, как это вышло?

Петр Налич: Как хороший материал, хороший получился видеоряд, и, как говорится, сошлись звезды, рецептов никаких нет, кроме рецепта действительно пытаться все время определить тонко-чутко, когда вот эти точки бифуркации, когда тебе надо выбрать это направление, что… Направо или налево пойти… то есть учиться или не учится, или бросить. Потому что тут нет рецептов – обучение фигня, следуйте своей мечте. Или, наоборот, учиться и только учиться, учиться до старости и тогда все получится. Так тоже неправильно. Всегда надо чувствовать свою ситуацию и стараться принимать правильное решение, и понимать, когда эти решения надо принимать.

- Там еще была интересная история с клипом, вы ведь видео тоже сами сделали?

Петр Налич: Да. Причём части сделали мои друзья, я делал финальную сборку. Это во многом коллективный труд. Да, такой селфмейд, хендмейнд, что тут скажешь, было время.

- Ну история, по-моему, если я не путаю, с машиной какая-то…

Петр Налич: С машиной, да. Там была машина ВАЗ 2101, она стояла, машина друга моего брата Миши Тюленева, она долго стояла у нас на даче, и мы ее задействовали в клипе.

- А теперь поговорим о музыке. У вас концерт в Перми скоро?

Петр Налич: Да, это немного неожиданная история будет для тех, кто уже знает про то, что я делал раньше музыкального. Это небольшой оркестр, небольшой хоровой ансамбль «Перкуссия». Материал новый, и он именно для этого состава сделан. 12 февраля в большом зале филармонии. Это будут где-то романтические, где-то непонятно какие композиции, где-то песни, хоры, где-то смешные гротескные, где-то странные фольклорно-народные в таком стиле чего-то такого проторусского. Так что такие разные вещи по стилю. Несколько вещей были сочинены специально в русле какой-то программы, которая называлась «Песни менестрелей». Это фантазии на тему средневекового, ренессансного. Где-то камерная, где-то более прозрачная и насыщенная. Вот такая история, так что приходите.

- У вас много в последнее время интересных история. Вы пели в опере, у вас был альбом, записанный с оркестром Башмета.

Петр Налич: Это можно сказать отчасти продолжение этой истории, только в новом витке. То, что мы тогда записывали с оркестром «Новая Россия», только более камерный, и материал там на 90% новый весь по отношению к тому альбому.

- Вы были одним из первых российских певцов, кто выпустил свой альбом в интернет, и там еще по системе, кто сколько мог, тот столько и заплатил.

Петр Налич: На самом деле об этом много говорят, именно вот этот плюшка – заплати сколько хочешь, она осталась только плюшкой в нашем случае. Мне казалось, что достаточно много было исполнителей, но оказалось, что мы были одними из первых, кто-то сделал. Я заметил, что об этом говорят, но мы об этом не знали. В нашем случае это не сработало как какой-то большой денежный ресурс.

- Вы рассчитывали на это?

Петр Налич: Мы ни на что не рассчитывали, просто мы сделали в качестве плюшки. Попробовать. Мы не собирались зарабатывать миллиарды на этом. А выкладывать просто в интернет альбом было совершенно естественно, и сейчас какие-то вещи я тоже выкладываю, какие-то выкладываю в iTunes? Какие на сайт потом, но это такое веяние времени.

- Ну вот как-то да, была интересна эта история, то есть отношение ваше к деньгам…

Петр Налич: Деньги – это хорошо, что тут сказать. Деньги нужны на жизнь, записи музыкантов хороших, на хорошие студии, на режиссеров для сведения, мастеринга. Деньги нужны постоянно. Вот приходится все время что-то изыскивать. Вот сейчас делаем фонограммы для того же ТЮЗа, и ты пытаешься где-то там человека вытащить – давайте здесь сыграем, а здесь быстро сыграем. Времени и денег мало на студии хорошие, поэтому, конечно, деньги нужны.

- А то там получалась такая история, что свободные художники, певцы, которым деньги неважны.

Петр Налич: Как это неважны? А что едят эти певцы? Они важны, но они не являются каким-то главным импульсом при создании музыки, безусловно. Но потом ты понимаешь, что хорошо бы, чтобы товар покупали. И поэтому никуда без денег, деньги никто не отменял.

- Скажите, можно ли назвать… Многие считают, что вы стали популярны благодаря интернету, повезло со временем, что ли?

Петр Налич: Это странно, такое клише. Я не знаю. Конечно же, никто не знает. Конечно же, все сошлось так, что раскрутка нашего коллектива произошла через интернет. Но благодаря интернету, а еще благодаря тому, что я в музыкальной школе учился, а еще благодаря моим родителям, которые в свое время мне помогли в музыкальном – вот хочешь музыкальные инструменты, мы тебе все купим, и компьютер, ты только все это делай. Благодаря этому тоже. Благодаря музыкальному училищу и институту Гнесиных, где я учился. Благодаря моему окружению, людям, с которыми я вырос, это мои друзья – питательнейшая среда, где мы друг друга постоянно затачивали. Мне кажется, делали лучшее и интереснее благодаря этому во многом. Благодаря тому, что мы в определенной комбинации в какой-то момент сошлись и что-то сделали. Огромное количество вводных данных, благодаря которым произошли результаты. И, конечно же, то, что сейчас такое время появилось, есть возможности любому певцу, композитору, художнику, донести то, что он делает до любого человека на земле. Но это тебе не гарантирует, что ты станешь знаменитым.

- Я не к тому сказала, чтобы умолить творческие заслуги. А вот в наше время, когда все-таки немного проще, в Советском Союзе, например, может быть непризнанный гений?

Петр Налич: Во все времена может быть непризнанный гений. Я думаю, конечно, да. Потому что тут уже у кого какая линия выстраивается – как, почему и зачем. Это огромное количество всяких за и против, всяких вариантов, реализованных и не реализованных. Во все времена, мне кажется, могли быть самые разные варианты развития событий.

- Что для вас успех? Без него никуда.

Петр Налич: Для меня это, когда я понимаю, что я совершил какое-то небольшое движение вперед, и это движение нашло отклик у публики.

- Это временная история?

Петр Налич: Ну да. Она сию секунду. А не так, что потом в 90 лет получил приз за заслуги перед отечеством. Это не очень интересно. А интересно, когда ты понимаешь, что вчера ты мог прыгнуть на 2.20, а сегодня ты прыгнул на 2.15, у тебя это получилось и вот здорово. Ну и, конечно же, для музыканта все равно важно, чтобы люди это услышали. В стол очень грустно писать, поэтому вот такой момент, ты сам перепрыгнул, зафиксировал, и люди это увидели.

- Пытаюсь из вас вытащить напутственные слова начинающим.

Петр Налич: Ну какие напутственные слова…

- Ну вы для них как бог, человек, который добился успеха.

Петр Налич: Я могу сказать только, что не стоит пренебрегать образованием. Но это не рецепт, а просто общее правило, которое написано во всех учебниках и книжках. Если есть ощущение, что хочется подучиться, в любом возрасте лучше подучиться. Я поступил в музыкальное училище уже после того, как закончил архитектурный институт.  И чувствовал себя там перестарком. Некоторые были меня на 10 лет младше. Ну кто-то на 5-6. Но я там был вторым по старшинству, был один человек старше меня, и чувствовал я себя нелепо постоянно. И в Гнесенке это выровнялось, но тоже я был самым старым на курсе. И вот ощущение такое, что я сюда пришел, тут молодежь, куда я лезу, оно возникало. Это вторично по отношению к той пользе, которую может дать образование.

- Вы, кстати, будете на премьера в ТЮЗе?

Петр Налич: Да, конечно. Накануне, по-моему, будет какая-то пресс-конференция, если не ошибаюсь 1 февраля, а 2 февраля премьера.

- Конечно же, посмотрела в интернете названия ваших альбомов. И все-таки, «Веселые бабурси», вы стиль создали. Объясните тогда. Этот стиль вы сами себе обозначили и в нем вот вы творите и работаете?

Петр Налич: «Бабурси» – это направление, которое… нельзя сказать, что все, что я делаю, я делаю сам. Мои друзья тоже. «Бабурси» – это направление, в котором мы работали и некоторые вещи делали в этом жанре. Мы сами придумали это слово с моим другом Сережей Соколовым. Это обозначает те песни, которые написаны в легком ироничном настроении, и музыки легкой. Она может быть лирическая или танцевальная, это не зависит от движения. Это настрой, интонация, музыкально-текстовая, наверное, это и объединяет слово веселое «бабурси». У нас есть один альбом, который назывался «Веселый бабурси». Там на самом деле были песни на русском, и на английском, и на «бабурси» тоже. «Бабурси» помогает всем поэтам песенникам, когда песня есть, а текста не хватает.

- Скажите нам что-то на этом языке?

 Петр Налич: Я практически уже два часа говорю на нем. На нем надо сочинять.

- А вы к своему творчеству легко, с юмором относитесь, ко всему?

Петр Налич: Конечно, хочется относиться легко, чтобы творчество не было самоцелью, и не было ассоциаций себя полностью, что полностью я творческая личность, я поэт, композитор. Это довольно опасное состояние в моем случае мышления. А хочется, чтобы это была какая-то важная часть, но не единственная. Чтобы все сознание не занимало, что только я должен каждый день сочинить. Чем больше ты себя называешь поэтом, композитором, тем больше какие-то требования к себе начинаешь применять, которые часто фальшивые, и ты запутываешься, и начинаешь делать какие-то не очень классные вещи, высокопарные. Чтобы посмотреть со стороны на это, надо уметь отвлечься, и часто это дает более высокие музыкальные результаты.

- Ну вы же не человек без амбиций?

Петр Налич: С амбициями, почему же?

- Ну как тогда не говорить, что вот совсем уж…

Петр Налич: Чтобы амбиции реализовывались, я говорю о том, как лучше делать для себя. Лучше не говорить самому себе раз и навсегда, что я композитор. И каждый день сравнивать себя с Бахом. Это не вариант.

- А почему нет?

Петр Налич: Я не против себя сравнивать. Учиться надо. Почему нет? Потому что стремиться надо к совершенству, а не к великим. Не надо быть похожим на Баха, надо быть на своей линии. Надо ее развивать, чтобы она двигалась и двигалась, не стояла на месте. Просто мне кажется, что для того, чтобы это происходило, чтобы реализовывались амбиции и результаты были выше и лучше, надо уметь смотреть на себя. Для меня важно уметь посмотреть на себя со стороны, и решить, что сегодня я вовсе не композитор и не поэт-песенник. Я просто человек, который смотрит по сторонам и ни о чем не думает, и не живет амбициями каждую секунду.

- Вы ведь папа?

Петр Налич: Да.

- Многим музыкантам семья мешает творчеству. Вы совмещаете, получается?

Петр Налич: Конечно, как видите. Мне кажется, получается. Мне кажется, это опять же не должно идти в отрыве. У всех свои алгоритмы решения этих вопросов. Мне кажется, что часто, когда ты думаешь, что вот сейчас я сяду, неделю один, никто мне не будет мешать и тогда уж я сочиню. Это может сработать, а может и не сработать. А может сработать, что пока ты между делом, пока забирал ребенка из детского сада и еще что-то делал, вдруг какие-то мысли и свежий взгляд на какую-то музыкальную вещь выстроился, и получается гораздо круче. Такое тоже бывает.

- В детском саду узнают вас?

Петр Налич: Меня там просто знают. Детские сады – это моя аудитория.

- Меня очень удивило… У меня был гостем студии композитор наш российский, Леонид Десятников. И вот я с ним тоже говорила, и я не могла не спросить про семью, потому что интересно, как человек смотрит? И он говорит, если был бы выбор между творчеством, историей души, и семья, то я, наверное, выберу первое. То есть работу.

Петр Налич: А в итоге чего он выбрал? Семья у него есть?

- Не знаю.

Петр Налич: У всех по-разному. А у Баха было куча детей, которых он воспитывал и учил музыке каждый день, куча композиторов также, которые были одиноки.

- Ну а перед вами если поставить такой выбор, что выберете?

Петр Налич: Не надо. Какой-то странный вопрос. В моем случае я просто совмещаю и все.

- А если вспомнить ваше детство, вы в каком-то интервью рассказывали, что с папой пели за столом часто.

Петр Налич: Да, у меня папа очень музыкальный. У меня по отцовской линии много музыкантов. Его папа был оперным певцом до войны. Потом еще у папы был двоюродный дедушка, который играл в большом театре на кларнете. Папа всегда очень хорошо пел. И, конечно, городской романс, и казачьи песни, цыганские песни, все это в доме нашем пелось. И у него есть замечательный друг, который сейчас живет в Америке, дядя Леня Шашенский, тоже совершенно восхитительный музыкант, замечательно пел. И я это слушал с детства и традиция городского романса как-то с детства звучала помимо академической музыки, музыкальной школы, был еще такой полюс городского романса. Безусловно, это очень сильно определяет.

- Что-то еще из детства можете вспомнить? Например, как Петр Налич пел с папой за столом.

Петр Налич: Еще был смешной случай, когда мы отдыхали в доме отдыха «Таруса», мы туда зимами ездили. И там в какой-то момент меня поставили на табуретку спеть какую-то народную песню, и спросили, как тебя зовут, а я сказал: «Петр Андреевич». Решил сразу себя поставить высоко. Мне было лет 9, наверное. Мы там пели колядки, ходили, пели рождественские песни с вертепами, собирали конфеты, замечательная среда – дружественная, творческая.

- А вы со своими детьми поете?

Петр Налич: Да, дочка уже в музыкальную школу ходит, в первый класс.

- За столом тоже?

Петр Налич: Нет, они еще маленькие такие, 6 лет. Может, потом.

- Мы с вами уже обмолвились, что вы и в опере пели, разные такие стили попробовали, а какой Петр Налич вам ближе?

Петр Налич: Я не знаю. Чувствую себя каким-то непонятным животным в этом смысле. Потому что, действительно, как-то так складывается, что хочется, отчасти в разных музыкальных направления получается. Видимо, для меня это естественное состояние, разбросанность музыкальная какая-то, и сочинительство в разных жанрах.

- Разное же настроение – спеть под «Гитар» или партию в «Пиковой даме».

Петр Налич: Да, конечно. Из разных настроений перепрыгивать довольно трудно, но, наверное, на данный момент, интересней то, чем я сейчас занимаюсь. Театральное и отчасти вокально. Это сейчас для меня самое интересное. Кстати, 12 февраля в филармонии будут несколько вещей из ТЮЗа, из «Обыкновенного чуда».

- Билеты на премьеру уже раскуплены, поэтому….

Петр Налич: Да, все, кто не попадет туда, могут 12-го услышать некоторые вещи из этой программы в концерте.

- У всех гостей спрашиваю – фильм или книга, которые в последнее время поразили?

Петр Налич: Если фильм, то, наверное, это фильм «Молодость» с Паоло Соррентино, очень понравился. А из книг я прочел повесть, недавно услышал про такую писательницу – Фланнери О'Коннор, и прочел ее повесть «Мудрая кровь». Произвела на меня впечатление эта вещь.

- Спасибо вам большое, что пришли! 2 февраля в ТЮЗе и 12 февраля в филармонии.

Петр Налич: Да, до встречи!

Использовано фото с сайта Пермского ТЮЗа

Обсуждение
2666
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.