Верхний баннер
18:46 | СРЕДА | 26 ФЕВРАЛЯ 2020

$ 65.52 € 71.24

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

206-30-40

17:09, 09 марта 2016
Автор: Ирина Колущинская

«И завод, кажется, его добьет, потому что 10 лет этого политического давления со стороны завода на местную власть затормозили в развитии город», – Андрей Медведев, депутат Чусовской городской думы

- Добрый день, дорогая Пермь! Я Ирина Колущинская, у нас сегодня в эфире вести с полей, а также с лесов. У нас в гостях депутат городской думы Чусового – господин Медведев Андрей Александрович. Я очень рада вас видеть. Я слышала, что в вашем городе просто какие-то испанские страсти, как социально-экономические, так и политические. Ну, прежде всего, как вы доехали до Перми?

- Здравствуйте! Ну как, по кочкам, по кочкам, по маленьким дорожкам, выезжал из города, ну, половину пути, сколько, до Перми потом ехал, потому что у нас все 3 въезда в город – это уже как после войны. Вот такая ситуация не очень хорошая с учетом того, что, значит, объезд Чусового не состоялся в связи с тем, что суд запретил заключать контракт, т.е. федеральные деньги ушли, но...

- Т.е. совсем все?

- Совсем. Ну вот я насколько понял, совсем все, потому что там софинансирование, часть краевых денег, она, конечно, меньшая, а большая часть федеральных, там 1 млрд 900 что ли было, и все федеральные деньги ушли в федеральный бюджет.

- Ой, это все.

- Ну да, их обратно выцыганить с учетом того, что сейчас идет везде экономия… сказали, ну, видимо, вам не надо, раз вы не можете провести конкурс… Ну т.е. как-то нас здесь подвели в этом плане. Дороги в ужасном состоянии, где арматура, где ямины по полметра, вот реально.

- Там было жуткое место такое, сначала его отремонтировали, потом, по-моему, сейчас опять жуть, это вот переезд такой.

- Да, Вильвенская улица.

- Да-да-да, и вот потом следующие...

- Сразу мост Усьвинский.

- Во-во-во-во.

- Ну, он нас обрадовал, я это в кавычках говорю.

- Я прошу меня простить, я немножко простудилась, извините.

- Да ничего.

- И что там у нас должно быть?

- Нас тут на Думе обрадовал мэр, что вот он так хитро сказал, вот мы тут разрабатываем какое-то частно-государственное партнерство, вот этот вот мост через Усьву, т.е. вот в этом узком месте, у нас есть инвестор, который там вложит в него денег, поставит шлагбаумы и с большегрузов свыше 12 тонн мы будем собирать плату.

- Там никогда нельзя будет проехать.

- Нет, там не проехать будет.

- Это ж стоп, это стоп, это ой-ой-ой!

- Ну это фантазии такие какие-то опять, это вот что-то идет опять вот где-то с края, вот с этого «Платона», вот с этого моста, который 2-й Чусовской, вот у меня такое впечатление. Ну не сам он догадался, кто-то опять надоумил где-то здесь, ну не бывает так, потому что несбыточные мечты это, это мы запрем город просто-напросто.

- Да, да.

- Мы просто заткнем его потому что, а в гололед это я представляю, у нас же спуск идет, который с Горнозаводского направления.

- Это я очень хорошо знаю там.

- Раз спускаются сюда, это авария на аварии будет.

- Ну раньше это вообще называлось, от Чусового, от Горнозаводска, называлось «5 Чусовских колодцев», потом там, в общем, отремонтировали где-то в начале 90-х годов, ну, в середине 90-х, а сейчас-то ведь вообще кошмар.

- Ударников там, конечно, гора смерти в этом плане.

- Да-да-да-да.

- Тут что-то как-то есть надежда, что продолжится в этом году ремонт, все-таки 80 млн там выделено.

- Вот в этом месте, да?

- Да, вот именно чисто ударников. Ну, остальные там, вот эта вот гора, сколько она там – 500 метров спуска, ну все, а остальные – это километры дорог, ничего с ними не делают.

- Слушайте, а с Кунгура вы уже вообще через Березовку вообще не ездите, да?

- Нет, это очень неудобно после того, как новая дорога эта открылась. Это… так а там с Кунгура тоже начинаются эти пробки в связи с тем, что вот эта автострада не доделана, вот там узкие места, ну все то же самое.

- И это будет продолжаться, насколько я понимаю, где-то, во всяком случае, включая 17 год, где-то так.

- Да я думаю дольше, денег, ничего радостного-то нет, краевых, краевого софинансирования  сейчас нет, как раньше было, т.е. раньше же что было – по дорогам 25/75, ну, грубо говоря, 25 – местный бюджет, 75 – краевой. А сейчас сказал, все отдали на откуп местному бюджету. И вот у нас старый город этот, допустим, про который я рассказывал.

- Да.

- Введенская и т.д. обслуживает МУП – комбинат благоустройства.

- Да.

- Мы специально пошли навстречу главе, когда он просил, давайте, ребята, в лизинг...

- Там же хорошая, подождите...

- Ну.

- В этом МУП благоустройства, там ведь очень приличная импортная техника для всей этой уборки.

- Это...

- В лизинг же.

- Это мы в лизинг ее взяли.

- Ага.

- На администрацию.

- Так.

- Но сейчас, понимаете, ситуация парадоксальная сложилась, т.е. нас уговаривали, что там грейдер, давайте возьмем мощный грейдер – колейности не будет, колейность все равно осталась, грейдер не виден. Я спрашивал главного инженер тут на Думе, говорю, а где у нас грейдер? Он при мне начинает думать, думать, вот 2 дна назад там выходил, вот там еще неделю назад выходил. Но смысл такой, что мы сейчас из бюджета 3 млн 400 тысяч, где-то так, в год платим лизинговых платежей, комбинат благоустройства это никак не возмещает, хотя это коммерческий аукцион как бы на обслуживание дорог, и дорог мы все равно не видим.

- И грейдера, похоже, тоже.

- Ну видели где-то в районе музея «Пермь-36» один раз, мне так сказали.

- Это большая жужжалка, где же ее прячут?

- Он, говорят, по ночам работает.

- Ха-ха-ха, слушайте, ну это умереть-не встать! Ну что, слушайте, ну это ведь не мотоцикл.

- Я сколько не поднимаю...

- Если ли он есть и его видят? Хоть ночью, хоть когда.

- Ну как это, суслика видишь, да? Нет. А он есть. Так и про грейдер.

- Вот это совершенно изумительно. Значит, ой, у нас все нормально, скажите, пожалуйста, к вам, говорят, приезжал большой окружной начальник господин Веселков.

- Да.

- Что за повод такой был, какие серьезные вопросы были? Например?

- Ну, в основном, вопросы были, конечно, ЖКХ и переселения из ветхого аварийного жилья, правда, мой коллега-депутат, насколько я знаю, потом он рассказывал, приходил с вопросом, что у нас как-то вот подряды на освещение деятельности городской власти выигрывает одна и та же газета, которая аффелирована к главе через жену как-то там в залоге, т.е. к главе города.

- Это «Единая», этот, «Единый»...

- «Единый Чусовой». И вот он приходил с этим вопросом, насколько я знаю, что там он оставил заявление, приходил с выпиской из реестра юридических лиц, доказывал. Заявление, насколько он мне сказал, приняли, ему должны где-то в апреле дать ответ. Самое удивительное, что вот там, естественно, когда приезжает такой, ну, это высокий человек, представитель Президента по Приволжскому Федеральному округу.

- Да.

- Вот, довольно величина очень серьезная, сам глава, несмотря на то, что в городе был, не явился, т.е. это показывает о том, что, видимо, его этот вопрос очень как-то напряг.

- Ну, во-первых, понимаете, мне вот все-таки, второй раз уже говорю по этому поводу, я из чистых соображений по выборы еще 8-го года, когда выбирали, выбирали уже главу Чусового...

- Да-да.

- Придумала я эту газету, я уж не помню, кому я отдала потом ее, как-то раз-раз-раз, и в итоге результата оказалась у супруги сити-менеджера...

- Главы.

- Да, главы.

- Не сити-менеджера.

- Да, главы Чусового. Как интересна...

- Жизнь.

- Своя собственная газетка берет денежку за освещение супруга одного из владельцев газеты.

- Ну да.

- Слушайте, прямо так хорошо, так интересно.

- У нас иногда вот хочется назвать, не знаю там, страна непуганых идиотов – вот это в отношении Чусового, потому что было вот так неприкрыто, вот так вот, знаете, неприкрыто пиарит главу там, вот он группу ВКонтакте создал там, люди ему пишут вопросы, а газета это пиарит, ну вот на фотографиях вы с шариками, все замечательно, а дороги когда будем делать?

- Ха-ха-ха, хорошо.

- Так, понимаете.

- Ну это хорошо.

- Ну, хоть бы как-то... вот мне нравится в Лысьве, там, допустим, из края иногда читаешь, они с двух сторон освещают, несмотря на то, что они с двух сторон освещают.

- Даже не вопрос.

- Вот в этом плане.

- Ну, понимаете, дело все в том, что лысьвенская «Искра» – это газета, причем с большой буквы.

- С большой буквы, да.

- Я думаю, что это одна из самых районок-газет, и там принципиальный очень человек – редактор Елена Ильинична Орлова, и там никто не будет вот то, что называется эксплуатировать восприятие лысьвенцев и через газету навязывать мнение, именно навязывать, вот это нет. «Единый Чусовой», я же говорю, из чистых соображений газету придумала исключительно про выборы, что называется.

- Сейчас от нее от бюджета отрежь, она помрет.

- Вот.

- Никто ее покупать не будет, это однозначно.

- Даже не вопрос. Скажите, пожалуйста, вот в «Единый Чусовой», есть же еще «Чусовской рабочий», да?

- Ну да.

- Это районная газета.

- Это районная газета, там учредитель районный.

- Слушайте, сам скандал какой-то был: газета перепечатала...

- «Эхо Перми».

- Да. Расскажите, пожалуйста, эту историю.

- Газета перепечатала «Эхо Перми», где Константин Адаменко как представитель по связям с общественностью ОМК ЧМЗ.

- Да.

- Нашего градообразующего предприятия и по совместительству лидер «Единой России» где-то здесь на конференции в Перми заявил о том, что проблемы города Чусового надуманы, как-то так, и вот реальных проблем таких нет и все у нас замечательно, ну вот как-то вот так вот. Ну у вас на сайте надо посмотреть, до конца я уже дословно не берусь объяснить. «Чусовской рабочий» просто перепечатал.

- И что?

- А теперь Константин Адаменко требует опровержения, причем от «Чусовского рабочего». Когда ему объясняют, что, дорогой друг, а мы перепечатали, у нас свободная, как бы это, страна.

- Нет, позвольте, «Эхо» с роду ничего не придумывало, зачем это нужно, когда можно, есть микрофон, и уж что сказал, то сказал.

- Ну, видимо, я тоже думал, что у вас, наверное, записано-то это ну просто.

- Ха-ха-ха, это не вопрос.

- Вот такой вот маленький скандальчик раздулся т.е. там, обидчивость какая-то непонятная.

- Слушайте, у меня, знаете, что это напоминает, значит, по поводу этой обидчивости, я тут на той неделе в «Трибуне» написала материал про то, что пришел некий один из начальников в фонде обязательного медицинского страхования товарищ, у которого была такая темная кредитная история раньше.

- Да.

- И вот, значит, как-то так получилось, что 100 миллионов, значит, денег ФОМСа, т.е. денег вообще больниц, пациентов они засунули в этот самый...

- А, читал я.

- Екатеринбургский какой-то...

- Да-да-да-да-да.

- А там, значит, 100 миллионов-то и крякнуло вместе с банком.

- Ну.

- Я, главное, я даже не шумела, я просто публично задала вопрос… это, кстати, по поводу вашего Адаменко, который обиделся. Я спросила только всего лишь службу безопасности ФОМСа, ну приходит человек, ну надо посмотреть все-таки, какой у него багаж.

- Ну понятно.

- Потому что рачительные хозяева козлов держат отдельно от капусты. Человек с конкретной фамилией бегает по стенкам и потолкам и кричит, что Колущинская его обидела и назвала его козлом, и он теперь будет со мной...

- Судиться.

- Держаться. Вот это вот с Адаменко очень похожая история. Ну, обидчивые – они такие обидчивые…

- Вот, Андрей, у вас такая особая тема есть, сексуальная фантазия на тему ТСЖ. Вот смешнее-то я не видела, чем у вас. Значит, у вас есть какой-то совершенно скандал удивительный, когда есть ТСЖ.

- Да.

- И есть какая-то...

- Управляющая компания.

- Да, управляющая компания, которая утверждает, что деньги нужно ей платить. Расскажите, это какая-то фантастическая история. Как это может быть вообще?

- А вот, кстати, люди приходили жаловаться как раз к Веселкову, что дом Космонавтов, 8, ТСЖ, 2 года уже ТСЖ, есть председатель – юридическое лицо, все. Вот они 2 года бодаются, две управляющие компании за них бьются, за то, чтобы ими управлять.

- ТСЖ?

- Да. Т.е. у нас в жилищном кодексе есть 3 способа управления.

- А ТСЖ говорит: ребята, вы не сдурели?

- Да, они пытаются это говорить, вы не сдурели, вот пришли к Веселкову, говорят, мы не хотим вот у этой управляющей компании, где директор Шмурин, чтобы она нами управляла, нас освободите, мы не можем, там пакостят нам, на постоянно какие-то протоколы подсовывают, что мы якобы выбрали вот от ТСЖ способ управления еще через управляющую компанию.

- Так не бывает.

- Мы пишем в жилищное... Вот я ведь за что купил, понимаете.

- Это юридические лица.

- Да я понимаю, я отлично это понимаю.

- Ну, ну.

- Мы вот пишем в жилищную службу, мы вот пишем в прокуратуру, мы вот пишем городской администрации, никто повлиять не может, помогите вы.

- А послать нельзя?

- Ну, видимо, там председателя надо покрепче, чтоб послал и все, ну боятся, кирпич вдруг на голову упадет, у нас до этого доходит.

- Ааа...

- Понимаете.

- И свет у вас плохой?

- Да-да. И вчера читаю в «Едином Чусовом» бравурную заметку, потому что там, насколько я знаю, дали администрации города время разобраться, что за рейдерский захват ТСЖ, да, и отчитаться. Так вот, в «Едином Чусовом» вчера пишут, что все замечательно, что управляющая компания господина Шмурина права и она теперь по закону управляет этим домом.

- Не, нормально? Я сижу дома.

- Да.

- У меня ТСЖ.

- Да.

- И вдруг приходит вот этот дяденька и говорит: «Я сейчас буду тебе квитанции...».

- Да.

- «А ты мне будешь платить».

- Да. Вот видишь, мой уборщик, вот он прошел, вот я мусор тебе вывез. Да, да, там действуют как? Там действуют через… скупают несколько бабушек, которые бегут по подъезду, подписывают протоколы у людей под разными этими, вот разными путями, т.е. иногда там ребенок расписывается за родителей, только потом говорит, что я расписался.

- Ну все-таки собрать 50 голосов, 50% голосов плюс 1 голос – это достаточно сложно.

- Я не могу утверждать, что все подписи подлинные.

- А, это другой вопрос.

- Мутные вот такие истории. Это не один дом.

- Слушайте, я вот так стебаюсь по большому счету, но на самом-то деле в Перми ведь такие штуки тоже бывают.

- Я знаю.

- Вот, понимаете, когда приглашаешь в гости в эфир человека с территории, одной из территорий края, получается, что, на самом деле-то, что у вас происходит  – это как в капле воды-то, что в Перми.

- Отголоски.

- Это то же самое.

- Да, да, да.

- То же самое. С дорогами ужас.

- Да, да, да.

- Ужас, потому что ушла, снег ушел вместе с асфальтом.

- Ну.

- Это кошмар!

- Я вижу.

- В центре города на это жуть смотреть, да. Значит, с лифтами тоже история, так ведь?

- Ну да.

- Но, понимаете, у вас легче. Ну вот, допустим, откусили у вас кусочек бизнеса, да?

- Да.

- На вас, на ваше место пришел кто? Лысьвинец небось?

- Ну-ну-ну, да-да-да. Да, это по заводу, да, там 3 лифта, да.

- Следовательно, если лысьвинец, лысьвенская компания пришла в Чусовой, значит, это, это значит Чебыкин.

- Ну да.

- Александр Петрович.

- Да-да-да.

- Во всяком случае, вы знаете, где он живет.

- Да, я знаю.

- В случае чего сказать: «Саша, в чем дело, надо все-таки кнопочкой-то, значит, работать, и она должна, лифт-то работать». А у нас ведь концов не найти.

- Ну да.

- Потому что шибко большой город. Ну вот я думаю, что наших, допустим, гражданских активистов надо привезти в Чусовой и на примерах вот этих историй с ТСЖ, с мостами, МУП благоустройства, и понять, что ,в общем-то, все равно победить-то этот идиотизм можно, это нужно, какая-то у вас должна лаборатория такая должна быть.

- Ха-ха-ха! Полигон.

- А вот мне очень интересно, потому что писала, ну, наверное, раза два, если не... да, три, значит, по поводу того, как знаменитая великая КРЦ – кассовый расчетный центр.

- Комплекс.

- Да-да-да, комплекс, значит, это контора монопольным образом через протокол Министерства строительства и ЖКХ внедрена просто вот насильно в территории. И, значит, кричали со страшной силой, что лучше этого КРЦ вообще на свете нет.

- Никого нет. А знаете продолжение в Чусовом?

- И что?

- Вот, ну я не знаю, может быть наша власть городская прочитала вот все ваши критические заметки.

- Ага.

- И наши социальные сети, может быть до них дошло, и теперь расчетно-кассовый центр создается на базе МУП «Теплоэнерго».

- Подождите, подождите, это второй раз?

- Второй раз за сезон.

- Оператора за сезон отопительный?

- Я не знаю, что там «Теплоэнерго» делает.

- Ой, какой ужас!

- Они последнюю морковку без соли доедают или еще что, ну, в общем, провал там будет очень большой. Ну, тем не менее, я не знаю, что будет делать КРЦ Прикамья, они там офис открыли с шариками, девочек красивых набрали, вот. Жителям, главное, нам очень там все промыли мозги через все газеты, что это самый лучший краевой оператор при краевом правительстве, рекомендованный.

- Не, там учредитель...

- Ну, да-да-да.

- Учредитель там – Корпорация развития...

- Нам преподавали в газете, что именно краевое правительство, вот «Корпорация развития» даже не звучала.

- На 99%.

- Ну вот, смысл не в этом, смысл в том, что сейчас второй раз, не в это даже страшно, а в том, что будет провал по платежам у населения. Понятно, что все будут метаться, куда нести что. Вот представьте – МУП «Теплоэнерго», вот у него задолженность за газ, наверное, уже свыше 100 миллионов.

- Ой-ой-ой-ой!

- У меня такое предчувствие, я еще точно не знаю, но смысл не в этом, пусть даже 50 миллионов. Вот кончается отопительный сезон, у нас же как «Газпром» начинает возбуждаться, отопительный сезон кончился, значит можно ограничения вводить там или еще что-то. «Газпром» говорит: «О, ребята, вы молодцы, вы стали все деньги собирать с города, расчетно-кассовый центр, так мы сейчас...».

- Ласточки!

- Ласточки вы мои, мы сейчас в арбитраж, и вам ограничения на счет.

- Итак, значит, ваш замечательный МУП Тепло...

- МУП «Теплоэнерго».

- «Теплоэнерго».

- Да, «Теплоэнерго».

- Значит, теперь они – кассовый центр, значит, и они дикий, значит, долг «Газпрома», так ведь они в любой момент будут арестованы счета, и что будут делать?

- Это еще не все фантазии.

- Да ладно?

- Нет, еще хотят, чтобы МУП «Теплоэнерго» был еще и управляющей компанией городской. Это вы знаете, это бег по кругу с периодическим наступлением на грабли. Я давно в ЖКХ, я помню, как это было, когда все общее и ни у кого денег не хватало. Это уже перекрестное субсидирование, в новом городе платили, те деньги более-менее затыкали дыры в старом городе, в котором не платили, сейчас дыры будут затыкать, я не знаю, какие в первую очередь – то ли старого города, то ли за газ, то ли что. Но, в любом случае, это очень опасная затея, потому что как только приходит арест на счет, даже вот если другие управляющие компании, которые останутся, будут через них считаться, они просто свои деньги не получат.

- Никогда?

- Нет, никогда.

- Значит, скажите, пожалуйста, вот сейчас была информация, прошла в нашем перерыве, Конституционный суд начинает рассматривать иск «Справедливой России» по поводу того, что не должны быть деньги...

- С одного дома на другой.

- Жителей одного дома, да, перекидывать.

- Конечно.

- Скажите, как вы считаете, это действительно так должно быть, да?

- Я вообще считаю, что систему капитального ремонта, которая у нас еще была, она несколько неправильно выстроена сразу же была.

- Да.

- Т.е мы из бюджета шлем, вот не один ведь дом комплексно не отремонтировали, вот все дома...

- Абсолютно, козырьки.

- Ну ни один дом.

- Я очень подробно сейчас записала в последнем номере, вот выйдет в понедельник.

- Да, ничего комплексно не отремонтировано, все равно люди остались с недоремонтированными домами, и все равно они будут вкладывать деньги и т.д., и т.п. Но вы же понимаете, что вот 4-квартирный дом – он никогда себе на капремонт не насобирает.

- Так они и не должны.

- Ну да.

- Это по закону не надо делать.

- Вот, я за что.

- Это, минуточку, такие дома не могут быть в региональном плане капремонта, не может это быть.

- Вот я про что и говорю.

- А если они висят в плане на электронной ЖКХ, так это нарушение закона.

- Вот, я-то считаю, что вот надо было людям, людям все-таки давать возможность быть собственниками, т.е. давать какие-то кредиты, за счет этого платить, погашать за них проценты, т.е. не вот так деньги пускать, да, как мы раньше пускали по 185-му, т.е. смотрите, сколько денег вбухано в то же переселение из ветхого аварийного жилья, да.

- Да.

- Ну и что?

- Ну и ничто.

- Ну, переселили, переселили из бараков людей, которые не привыкли платить, у них нет денег платить, они 300 рублей сейчас платят, они переезжают в хорошую квартиру, за которую надо платить 4000, они говорят, что, нет, мы платить не будем, попродавали эти квартиры. Т.е. это вот такая… у нас круговорот какой-то произошел, и толку... Надо было строить.

- Да.

- А не латать вот эти дыры. Строить, а кто захотел на капитальный ремонт, да, дом, давайте ему выделять льготные кредиты с большой рассрочкой.

- Слышите, чего не могу понять, вот мы делаем ремонт в собственных квартирах.

- В квартире за собственный счет.

- Вот нет, даже не… Мы что делаем? Мы сначала делаем, простите Господи, мониторинг, мы смотрим, что у нас не так.

- Ну да.

- Потом мы понимаем, что нужно сделать это, это, это, это.

- Сначала мы меняем трубы, проводку, а потом отделку.

- А, более того, если у нас нет денег на весь ремонт сразу.

- Делаем поэтапно.

- Если у нас есть приоритеты...

- Да.

- То же самое в законе. Ну почему нужно было придумать эту штуку таким образом, как люди-то не делают никогда.

- Так, а вы посмотрите, я-то вот мониторю наш фонд пермский.

- Так, я тоже.

- Вот, ну вот посмотрите, что в плане закупок и что объявляют, они не могут на проектирование найти проектировщиков, несколько уже конкурсов несостоявшихся.

- Да.

- Потому что, я не знаю, это специально что ли делается, дома разбивают на… Кудымкар, причем маленькая там стоимость проекта.

- Да.

- Ты туда больше проездишь, слепляют это в единый лот, и вот, пожалуйста, давайте у нас все, у нас все открыто, давайте заявляйтесь, ребята, что-то вы не заявляетесь. Потом, наверное, прямые какие-нибудь договоры заключат, потому что, ну, скажут, вот никто не заявился. Ну сумма-то маленькая, и дома-то стоят все сельские, т.е. крупного ничего нет.

- У вас ведь рухнул дом?

 - Да, в Нижних Чусовских городках.

- Ужас!

- Ужас.

- Человек погиб.

- Да.

- Ну ведь этот же дом был давным-давно признан...

- Аварийным и расселен. Я вот не очень знаю эту историю, они там законно или незаконно жили, но суть такая, что и в городе таких домов уже полно.

- Проблема заключается, что там федерация дает деньги, значит, мы там латаем новое жилье, только, значит, планово переселили, на следующий год то же самое, если не больше.

- Да, да, да.

- Т.е. там...

- Надо было по-другому делать, какую-то ипотеку льготную давать, чтобы строили, чтобы люди себя собственниками ощущали, потому что сейчас, ну вот смотрите, вот, к примеру, опять Чусовой, трехгодовая программа.

- Да-да-да-да-да.

- 360 миллионов.

- Ага.

- Мы хоть один дом простроили, как вы думаете?

- Ничего.

- Нет, один построили.

- Я помню это.

- В ноябре должен быть сдан, но он, дай Бог, в августе сдастся. Но вы представляете этот дом?

- Это который висел, который стоит на...

- Матросова прямо над железнодорожным вокзалом, 10 метров до путей, вот вы представляете, какая угроза.

- Не говоря уже о том, что там еще и газовая труба.

- Ну вроде сделали, что-то решили там, котельную затопили потихонечку, суть не в этом, вот эти ночные переговоры диспетчеров, вот кому это надо?

- Это с ума можно сойти.

- Круглосуточно. Вот зачем? Вот я в свое время говорил, вот давайте запустим хорошего инвестора, ну 360 миллионов, построят в новом городе хороший большой дом.

- Да.

- Сразу всю программу решим. Сейчас мы расселяем людей во вторичку. Ну вот сестре главы повезло, она там по максимуму продала свою квартиру.

- Слушайте, фантастическая история!

- Да.

- Там, по-моему, ведь это однокомнатная квартира у вас максимум 700-800 тысяч стоит, не больше?

- Ну, там по максимуму она ушла, потому что не было там конкурентов, вдруг оказалось, история сейчас ушла в прокуратуру и в УФАС, не знаю, чем дело закончилось.

- Ну там, по-моему, где-то раза в 2 дороже получился.

- Ну, в 2, не в 2, получается у нас так, если мониторить на рынке вторичное жилье - 20-22, максимум 24 рубля, а там ушло, по-моему, за 31.

- Нормально.

- Или 33, вот так. Сейчас-то что придумали, раз ничего не построили.

- Да.

- Ничего не построили, опять сейчас программу переделывают, застройщика, ну это надо в министерство в Москву, вот ушли документы, что теперь мы не у застройщика, а будет на вторичном жилье, но уже на за 30 с лишним, а за 25, и опять этот конкурс будут проводить, вот, и опять там будет он немножко мутноватый, понимаете, прошлый год прошел, 14 квартир они продавали, там было все подогнано под заводской дом. Год выпуска 2007, и площадь квартир не менее 60, допустим, квадратных метров, но не более 61 квадратного метра.

- Во дают!

- Вот это очень четко. Но УФАС как-то среагировал, говорит, что нет нарушения, вот нету нарушения. Ну нету – нету, в конце концов, ладно. Ну вот и чего?

- Знаете, там такое впечатление, что вот это действительно у вас такая очень яркая калька.

- Срез.

- В Перми, да, срез такой просто, ну вот просто безупречно. По большому счету чем социологам бегать по большущему городу и там несколько тысяч спрашивать, что ли, как ли, вполне можно приехать в Чусовой, опросить там человек 700-800, и будет то же самое, что в Перми. Меня знаете, что восхищает? Вот чиновники, начиная с края и заканчивая вот такими, как ваш, замечательно зарабатывают на проектах. Это вот можно же 100 раз сделать конкурсы проекта тут, проекта там, сям, в итоге результата нет. Проектов море, не строится вообще ничего.

- Ну, у нас есть такие, да.

-Это, ну это совершенно потрясающе. И теперь, значит, у меня есть, ой, есть 3 минуты, у вас такая Испания политическая, да, у вас же там же, вы же выбираете Госдуму – это само собой.

- Госдуму, Заксобрание.

- Законодательное собрание, причем там одномандатники, здесь списочники.

- Да.

- Это уже 4 бюллетеня, плюс, значит, это еще «туземское» собрание ваше.

- Да.

- И городская Дума.

- Да-да-да-да.

- Ужас! Слушайте, я вот думаю, если бы не великий Ирек Губайдуллин, который бы не пробил производство рессор, чем бы сейчас жила бы Лысьва?

- Чусовой.

- Пардон, Чусовой. Ведь ничего бы не было.

- Ничего бы не было, да и сейчас тоже на вахту народ ездит, уезжает, рождаемость упала.

- Да, остался кто…

- Рождаемость упала.

- Осталось, кто на заводе, осталось только то, что вот Ирек пробил, и он только он и работает, все остальное – это ерунда какая-то.

- Понимаете, ирония судьбы в чем вот, с завода город пошел, да.

- Да.

- И завод, кажется, его добьет, потому что 10 лет этого политического давления со стороны завода на местную власть, они затормозили в развитии город.

- А это что значит?

- Ну, это значит то, что всегда у нас было прозаводское большинство.

- Ага.

- Во всех ветвях власти.

- Подождите, у господина Белова...

- Да.

- Был лозунг, как я сейчас помню.

- Новый завод – богатый город.

- Ага, т.е. поднимем завод...

- Да, поднимем город.

- Поднимем город.

- Местные шутники в 13 году еще плакаты развесили, что «Развалили завод – развалим город».

- А теперь он хочет быть...

- Главой района.

- Т.е. они после, ага, после завода и города угробленного...

- Со слоганом идти «Развалили город – развалим завод», ой, район, как-то так, наверное, я не знаю, зачем он хочет.

- Веселый человек.

- Это уже юмор поневоле, так сказать, сарказм такой.

- Да уж.

- Ну реально вот ничего, ничего в городе не сделано.

- Ну я знаю, что там целый пул, значит, 46 кандидатов от завода и на город, и на район.

- Да, и на район, да, да, да.

- И деньги, я слышала, что выделяют на эти выборы в каждом округе по 400 тысяч, ну там округ 2,5 тысячи человек.

- Это очень хорошо.

- Вот где в 2,5 тысячи за 400 тысяч можно выбрать табуретку, это я профессионально могу сказать.

- Я понимаю.

- Вот.

- Я тоже 10 лет в политике.

- Да, т.е. будет опять вот такая Дума и такое же Земское собрание, ну, и как я понимаю, однопартийное, да?

- Объясните мне только, зачем это вот такое?

- Вы меня спрашиваете?

- Крик души, это такой риторический вопрос, зачем это ОМК, зачем это ЧМЗ? Зачем это «Единой России», которая имеет-то весьма провальное, так сказать... Ну нет, если столько денег вложат, то, конечно, покажут, может, результат. Я не понимаю, зачем.

- У вас социология же, наверное, была, что там по процентам?

- У нас я не знаю точно, я так это краем уха слышал, что уже пермские политтехнологи заезжали, которые поведут вот там за Госдуму своих, они вот, знаете, они посмотрели, сказали: «Слушайте, тут надо держаться подальше от завода, от «Единой России» и вообще от всех группировок». Говорят, тут сами пойдем своим путем, потому что город до того взбаламучен, у нас город – у нас или черное, или белое, у нас вот цветного не дано, цветного нету. Ты или с нами или ты против нас. Если ты вот где-то там, то все. Это всегда было, есть.

- Страстные вы-то какие!

- Да.

- Страстные какие!

- Это все вот.

- Ой, Андрей, спасибо большое, я просто буквально как на семинаре побывала. Большое вам спасибо, и, наверное, буду консультироваться в дальнейшем у вас, потому что действительно у вас потрясающий срез Перми. Как интересно-то, что вы сказали вот это в самом конце. Пришел очень хороший человек с ворохом новостей, и надо нам отсюда вываливаться.

- Уходить.

- Всего доброго!

- До свиданья!

_____________________

Программа вышла в эфир 3 марта 2016 г.


Обсуждение
1841
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.