Верхний баннер
11:32 | | 18 АВГУСТА 2019

$ 66 € 73.22

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
12+

отдел продаж:

214-47-70

20:51, 16 марта 2016

«Для меня само понятие инклюзивного театра – дать возможность людям, у которых нет в обычной жизни возможности включиться в театр, сделать это», – Алекс Дауэр, британский актер, режиссер, педагог

Анна Букатова: Добрый день, уважаемые слушатели «Эха Перми»! В эфире программа «Красный человечек», меня зовут Анна Букатова. Сегодня у нас в гостях Алекс Дауэр, британский актер, режиссер, педагог и резидент двух главных лондонских театров – если я сейчас неправа, вы меня сейчас поправите, наши гости – The Old Vic Theatre и Национальный Королевский театр. Также нам помогает Мария Старыгина, куратор проекта «Арт-лаборатория» в театре современного искусства «Территория». Здравствуйте!

Мария Старыгина: Здравствуйте!

Алекс Дауэр: Здравствуйте!

Анна Букатова: Повод нашей встречи – «Арт-лаборатория», специальный проект-фестиваль «Территория» уже неделю идет в нашем городе. Я напомню нашим слушателям, что фестиваль-школа современного искусства «Территория» существует уже 10 лет, и в его создателях, идеологах, такие люди, как Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, Кирилл Серебрянников, ну и наш Теодор Курентзис. И вот каждый год на фестиваль привозят все самое актуальное, ценное из мира театра, т.е. таких интересных театральных деятелей со всей страны в Москву, и проводят фестивали, а также мастер-классы. Это единственный фестиваль, если я не путаю, который еще и образовательную деятельность ведет театральный, да?

Мария Старыгина: Да, совершенно верно. Действительно, нашему фестивалю в прошлом году исполнилось 10 лет и у нас очень сильная театральная программа, и вообще программа современного искусства, мы также делаем выставки, специальные проекты, социальные проекты и мы называемся фестивалем-школой, т.е. со всей России мы привозим молодых специалистов в Москву, для которых на протяжении всего фестиваля – недели или 10-ти дней – устраиваем серию мастер-классов, т.е. каждый день ребята ходят по 2-3 раза на мастер-классы и вечером смотрят современное актуальное искусство.

Анна Букатова: У каждого пермяка, который слышит такое словосочетание – фестиваль «Территория», всплывает в голове 2009 год, когда благодаря Марату Гельману фестиваль прошел в Перми, ну, многие, по крайней мере, кто интересуется искусством, помнят эти сумасшедшие мастер-классы, лекции, спектакли, один прошел, ну, необычные места их проведения – один прошел на вокзале нашем, в общем, необычной была очень история, Алекс тогда поставил спектакль в исправительной колонии, тоже чем всех удивил. Скажите, это была такая… это первый раз было, когда фестиваль прошел в провинциальном городе?

Мария Старыгина: Ну да, это был такой в общем-то большой проект на выезде, т.е. обычно мы всех в Москву приглашаем и этим создаем контекст для, собственно, тех, кого мы привозим для студентов, а здесь получилось, что фестиваль из Москвы.

Анна Букатова: Из столицы.

Мария Старыгина: Из столицы в регион, и, собственно, в этом мы, наверное, схожи с тем, что мы делаем в этом году – с нашей программой «Арт-лабораторией», когда мы поехали в другие города, а именно будет 7 городов для проведения «Арт-лаборатории».

Анна Букатова: У меня еще одни вопрос перед тем, как мы перейдем к «Арт-лаборатории».

Мария Старыгина: Да.

Анна Букатова: Вообще было такое после той истории пермской в 2009 году, когда фестиваль проходил в провинциальном городе, ну так, образно скажем, провинциальном?

Мария Старыгина: Ну именно «Территории», нет.

Анна Букатова: Вот как здорово. Это вот я просто, ну, такой поклон, что ли, в прошлом что у нас было, чтобы мы помнили это и ценили. Ну что ж, у нас тема: «Арт-лаборатория» фестиваля «Территория». Расскажите вообще, что это такое, да.

Мария Старыгина: «Арт-лаборатория» – это когда мы создаем экспериментальный продукт.

Анна Букатова: Спектакль?

Мария Старыгина: В идеале да, в идеале это должен быть законченный продукт, законченный спектакль, постановка театральная или хореографическая, у нас совершенно разные задумки, разные направления. Всего «Арт-лабораторий» будет семь.

Анна Букатова: Это в этом году, 16-м?

Мария Старыгина: Они проходят на протяжении всего 2016 года, и они проходят в семи городах. Пермь – первый город, также будет там в разном порядке – Томск, Тобольск, Нижневартовск, Губкинский, Чайковский, и это будет в Тобольске, Дмитрий Брусникин с его выпускниками – Алексеем Розиным и Сергеем Щедриным, делать вербайтим, т.е. спектакль по свидетельствам жителей города о городе, это будет театральная постановка. Максим Диденко сделает «Арт-лабораторию» в Воронеже – физического театра. В Томск поедет компания, танцевальная компания «Диалог Данс» и там будет работать со студентами, молодыми актерами, а вот здесь в Перми мы делаем социальную лабораторию с детьми с особенностями развития и со специалистами, которым Алекс передает свою методику.

Анна Букатова: Ну, т.е. из таких вот звезд прямо театрального искусства к нам приедет Алекс или еще кто-то? Или они вот поделены вот по этим городам?

Мария Старыгина: Да.

Анна Букатова: Да.

Мария Старыгина: Они поделены по городам, т.е. мы открываем «Арт-лабораторию» в Перми вместе с Алексом.

Анна Букатова: С 1 по 6 марта идет, прошла «Лаборатория» в Перми, и она посвящена инклюзивному театру. Напомните, пожалуйста, еще раз – это что?

Мария Старыгина: Может быть Алекс тогда будет.

Анна Букатова: Конечно, конечно.

Алекс Дауэр: Для меня само понятие инклюзивного театра – дать возможность людям, у которых нет в обычной жизни возможности включиться в театр, сделать это. Люди, с которыми я обычно работаю, обладают хорошим воображением, но им редко предоставляется возможность работать с их воображением и с другими людьми, в особенности в профессиональном контексте, вот в таком контексте, в котором мы сейчас работаем, находясь в Пермском театре оперы и балета. И это та возможность, которую мы даем. Они наслаждаются тем, что они делают, с радостью делают, с радостью создают что-то для той аудитории, которая придет нас смотреть, и у них есть в результате этого опыт дарения чего-то позитивного другим людям. И во время этой работы я накладывают на них много обязательств, и у них создается ощущение, что они делают что-то невероятное, важное. И мне кажется особенно важным, что их родители вовлечены в эту работу, и их родители сами видят, как их дети делают что-то замечательное. Я подключаю родителей к «Лаборатории», к самой работе и к представлению. Но я разрываю привычные установленные отношения, т.е., например, родитель может играть роль коллеги или другого ребенка, и это позволяет им испытать разную динамику их собственных отношений – ребенка и родителя.

Анна Букатова: Т.е. один родитель может помогать не только своему ребенку, но и другому? Просто родители вовлечены в это.

Алекс Дауэр: Именно так, я, насколько это возможно, стараюсь разделить их, потому что, разумеется, родители всегда чувствуют ответственность за своего ребенка, но да, я стараюсь их разделить.

Анна Букатова: Да.

Алекс Дауэр: И также мне важно, чтобы родители сами для себя что-то получили – или удовольствие, или пользу, а не только думали о пользе своего собственного ребенка.

Анна Букатова: Т.е. это речь о детях с ограниченными возможностями здоровья? И какие ребята будут нынче, ну т.е. с какой категорией ребят вы работаете?

Алекс Дауэр: В этом проекте у нас участвуют дети-аутисты, дети с синдромом Дауна, дети с иными особенностями умственного развития, и также дети, у которых есть проблемы с обучаемостью, также некоторые с особенностями физического развития.

Анна Букатова: Т.е. такая арт-адаптация, арт-лечение, да, получается? Т.е. это помогает им, как сказать, ну т.е. помогает в лечении их недугов или вот это какая-то социальная история, чтобы они чувствовали себя лучше? Помогает ли это им физически как-то себя почувствовать другими? Даже не знаю, как правильно задать этот вопрос, это такая арт-адаптация, да? Так ли она важна в лечении, что ли, в жизни этих детей?

Алекс Дауэр: Я совершенно не обещаю вылечить их и сделать чудо, но как вы правильно сказали, поднять уровень их социализации, повысить их уровень уверенности в себе и осознания ценности себя, улучшить их коммуникацию с другими людьми, утвердить их и ценить их собственные возможности. И, конечно, родителям важно и нужно увидеть, это не обязательно только родителям, но и их братьям, сестрам, родственникам, которые придут на спектакль.

Анна Букатова: Мы говорим о проекте фестивале «Территория» – фестивале современного искусства вот в этом проекте «Арт-лаборатория», т.е. он базируется у нас в Перми на площадке оперного театра?

Мария Старыгина: Да, нам посчастливилось, что арт-дирекция фестиваля «Территория» и один из создателей фестиваля «Территория» – Теодор Курентзис, художественный руководитель Пермского театра оперы и балета, и для нашей «Арт-лаборатории» театр предоставил замечательное удобное помещение, за что мы выражаем вам отдельную благодарность.

Анна Букатова: Скажите, а только ли помещение, или скажется вот эта атмосфера на продукте, который должен получиться, т.е. мы делаем некий спектакль, может быть он, ну, немножечко расскажет об опере, или там дети будут какие-то инструменты использовать оперные именно?

Алекс Дауэр: Спектакль называется «Волшебная скрипка», это история о мальчике или девочке, посмотрим, которому или которой бабушка – профессиональная скрипачка, покупает скрипку. Ребенок начинает учиться играть на скрипке, но однажды натыкается на очень сложную в исполнении мелодию, и они сдаются. И однажды бабушка приходит и спрашивает: «Почему же ты не играешь на скрипке?». Ребенок говорит: «Ну нет, это слишком тяжело, не могу». И бабушка ведет ребенка в магазин, где продаются скрипки и покупает волшебную скрипку – ту, которая сыграет любую мелодию. Если ты будешь хорошо тренироваться долго, то ты сыграешь любую мелодию. Ребенок берет волшебную скрипку, учится, и, разумеется, скрипка исполняет эту мелодию, но, конечно же, только потому, что он учился и тренировался. И ребенок в конце говорит: «Но я понял наконец-то – это не скрипка волшебная, это ты волшебная». Очень простая история, но в процессе нашей работы и процесса мы добавляем много деталей, и многие из этих идей происходят из воображения, из фантазии детей. И это очень подвижная история, я могу добавить любые детали, сколько нужно, но спектакль начинается с ансамбля, состоящего их всех участников, которые играют на скрипках и скрипичный концерт Баха, но у них нет настоящих скрипок в руках, но мы много тренируемся, играем на воображаемых скрипках, и все движения очень отточены. Кажется, как будто ты смотришь на настоящий скрипичный ансамбль, и музыка играет, это действительно очень красиво.

Анна Букатова: Т.е. в этом спектакле будут участвовать дети, их родители, но еще и музыканты профессиональные, нет?

Мария Старыгина: Нет.

Анна Букатова: Это будет только музыка, т.е. аудиосопровождение?

Мария Старыгина: Да, но у нас есть инструмент.

Анна Букатова: Кто-то должен будет прийти, показать, что он на скрипке будет играть, будет приглашен музыкант, нет?

Алекс Дауэр: В Москве нам действительно показывали, как играть, и, надеюсь, что здесь мы тоже сможем повторить этот опыт.

Мария Старыгина: Но должна тебе сказать, что, безусловно, атмосфера музыкального театра сказывается, и просто само попадание за кулисы, невероятные впечатления как для детей, так и для родителей, и потому что звуки музыки, которые доносятся, репетиции, балет, который проводит свои репетиции в соседнем зале – это все привносит тоже такое впечатление и образовательный момент.

Анна Букатова: Вот Алекс сказал, что ребята потом будут выступать перед каким-то зрителями, т.е. покажут вот этот продукт, свой спектакль, кому-то? Правда ли? Кому?

Алекс Дауэр: По большей части, друзья и семьи участников, и еще несколько счастливчиков. Так что мы вас приглашаем, приходите к нам! И в паузе, в антракте, мы даем мастер-класс нашим зрителям, как играть на скрипке, у них тоже появится возможность сыграть на волшебной скрипке.

Анна Букатова: Скажите, вы еще сказали, что даете, ну вот чувствуют, что они обязаны, какие-то обязательства, вот Алекс говорил про обязательства, которые он детям дает, что-то ждет от них, что это вот такое было, о чем он говорил?

Алекс Дауэр: Например, им нужно выучить какой-то текст, им, возможно, нужно что-то принести, передвинуть, им нужно правильно провести какую-то историю, им нужно запомнить вещи. Я очень требователен, но, конечно, только по отношению к этим особенным, особенностям детям. Я очень терпелив с ними, но также можно сказать, что я их притягиваю, что я их тяну, что я вытягиваю из них все больше и больше, но очень нежно, никогда не подталкиваю, не заставляю. Они начинают превосходить свои собственные возможности, как они думали о них сами.

Анна Букатова: Мы говорили, подробно рассказали в первых двух частях программы о том, как проходит эта работа. У меня такой вопрос: Алекс, вы вообще мастер работы с людьми, так сказать, необычными, почему такую работу, такой вот путь в жизни вы выбрали?

Алекс Дауэр: Когда я был ребенком, я не упускал ни малейшей возможности сыграть какую-либо роль в школьной постановке, и к нам часто приезжали театральные компании в школу. С ними можно было повеселиться, пообщаться, исследовать новые идеи – так я решил, чем я хочу заниматься, когда стану взрослым. Быть актером и режиссером, работать в театре, но не только в коммерческом и профессиональном театре, но также работая с другими людьми и отдавая им часть себя. Я учился в университете, в Ливерпуле в политехническом университете, и моя компания работала в тюрьмах, и 2 года я ездил с гастролями по тюрьмам по всей Англии и в Ирландии, ставя спектакли, играя – разнообразная работа. Это была та работа, когда мы заставляли заключенных думать об их собственном поведении, через театр показывали им разные возможности для их дальнейшей жизни. Потом я перестал работать в той компании, и дальше мне повезло – в Лондоне я проучился 4 года на курсе русского режиссера, восхитительный человек, которого зовут Сэм Коган, он вообще из Украины, учился в ГИТИСе в Москве и создал собственную школу в Лондоне. И я с ним провел 4 года, изучая актерское мастерство, режиссуру и преподавание. Потом я работал просто актером в театре, в кино, но по стечению обстоятельств я встретил в Лондоне режиссера Кирилла Серебрянникова, мы с ним поговорили недолго, я упомянул свою работу в тюрьмах, и он просто меня спросил – может быть мне было бы интересно поставить какой-то спектакль в тюрьме в России. Разумеется, я сказал «да», я был очень возбужден этой возможностью, и вот мы поставили спектакль здесь, в Перми. Это был восхитительный эксперимент, опыт, и так я для себя проверил, что методика, которой обучил меня Сэм Коган, оказалась очень эффективной в работе с людьми, которые никогда не играли. И они сами получают много всего хорошего от этой работы, и не только сами люди, но и институция, которая это делает. И я так и продолжаю эту работу.

Анна Букатова: Мария, у меня еще один вопрос, мало времени у нас остается совсем. «Лаборатория» пройдет еще в одном городе Пермского края, это будет Чайковский.

Мария Старыгина: Да.

Анна Букатова: Вот можно ли коротенечко рассказать в двух словах, что это, ну это совсем такой небольшой город, который, ну, совсем провинциальный.

Мария Старыгина: Да.

Анна Букатова: И поймут ли там, нужна ли там вот эта история?

Мария Старыгина: Нужно, на самом деле, мы думаем об этом каждый день и каждый раз, потому что я уверена, что поймут. Мы собираемся провести «Лабораторию» на основе академии молодых композиторов, которая проходит там уже 6 лет, и на самом деле выбор городов наших обусловлен тем, что там очень эту «Лабораторию», как и образовательную программу фестиваля «Территория», мы делаем при поддержке компании «СИБУР», поэтому мы теперь едем в города присутствия.

Анна Букатова: Ну что ж, друзья, сегодняшний выпуск программы «Красный Человечек» закончился. Напомню, наши сегодняшние гости – Алекс Дауэр, британский актер, режиссер, педагог, резидент двух главных лондонских театров – The Old Vic Theatre и Национального Королевского театра, и Мария Старыгина, куратор проекта «Арт-лаборатория» фестиваля современного искусства «Территория». Спасибо, что вы пришли к нам!

Мария Старыгина: Спасибо огромное!

Алекс Дауэр: Спасибо!

_____________________

Программа вышла в эфир 15 марта 2016 г.

Обсуждение
1746
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.