Верхний баннер
23:53 | | 19 ФЕВРАЛЯ 2017

$ 57.63 € 61.45

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
15:03, 07 апреля 2016

«Обследование на ВИЧ-инфекцию – это добровольная процедура. Вот в чем проблема. Мы не можем человека насильно заставить сдать кровь на ВИЧ», – Евгений Сармометов, главврач краевого центра СПИД

– Всем доброго дня! У микрофона Евгения Романова, за звукорежиссерским пультом Сергей Слободин. Мы сегодня говорим о профилактике ВИЧ-инфекции, о том, какую профилактику можно назвать качественной, какая профилактика действительно работает в Пермском крае. В гостях у меня Евгений Сармометов, главный врач краевого центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями. Здравствуйте, Евгений Валерьевич!

 Добрый день!

– Давайте начнем с цифр небольших. По моим данным около миллиона человек в стране заражены ВИЧ-инфекцией.

 Да, это действительно так. 22 января этого года в Российской Федерации зарегистрирован миллионный случай заболевания ВИЧ-инфекцией.

– А в Пермском крае?

 В Пермском крае у нас на сегодня зарегистрировано порядка 30 тысяч ВИЧ-инфицированных. На 1 марта у нас проживает 25 650 человек с ВИЧ-инфекцией.

– Недавно вышла новость на сайте «Эха» с заголовком «В Пермском крае распространение ВИЧ достигло высшей стадии эпидемии». Ответьте, пожалуйста, есть у нас эта эпидемия в крае или нет ее. При каких цифрах уже можно говорить об эпидемии?

 Вот такой жесткой трактовки слова «эпидемия» на сегодня не существует. Есть несколько определений, под которое стараются подогнать вот это. К примеру, под эпидемией понимают превышение пятипроцентного уровня заболеваемости всей популяции населения. Это как бы считается при ВИЧ-инфекции начальная стадия, да. У нас пяти процентов в Пермском крае нет. Вторая концентрированная стадия эпидемии, это когда более 5% заболевших в группах риска, то есть это среди наркоманов, это среди работников коммерческого секса и тому подобное. В данном случае среди группы наркоманов у нас больше 5%, то есть тут мы как бы попадаем в это. Третья стадия, это когда специалисты говорят, что на какой-то конкретной территории больше 1% беременных женщин ВИЧ-инфицированы. У нас, в принципе, 1%, поэтому сказать, что у нас эпидемия, наверное, будет все-таки правильно, а еще правильнее будет сказать, что у нас есть эпидемическое распространение ВИЧ-инфекции в Пермском крае. Потому что все равно большинство исследователей говорят о том, что об эпидемии независимо  ВИЧ-инфекция, сальмонеллез или другие заболевания, можно говорить только тогда, когда превышен некий средний многолетний уровень заболеваемости.

– Открыта ссылка у меня на газету «Коммерсант», 24 марта, дает интервью старший научный сотрудник федерального центра по борьбе со СПИД Роспотребнадзора Наталья Ладная: на основании классификации ВОЗ можно говорить, что в России, в отдельных регионах, развивается генерализованная стадия эпидемии ВИЧ-инфекции. Есть она в Пермском крае или нет? Именно вот эта стадия?

 Генерализованная стадия, я еще раз повторяю, говорит тогда, когда зарегистрировано более 1% беременных женщин с ВИЧ-инфекцией. У нас %, то есть мы, в принципе, можем об этом говорить.

– Знаю, что вы на прошлой неделе посетили Восточно-европейскую конференцию, которая как раз и касалась профилактики ВИЧ-инфекции. Что нового вы для себя узнали?

 Это была вторая конференция всего. На этой конференции присутствовали министр здравоохранения, руководитель федерального центра по борьбе и профилактики СПИД, представители стран СНГ. Такая очень представительная конференция. Около 2500 делегатов присутствовало на ней. Конечно, я не буду говорить о том, что конференция открыла что-то прорывное в профилактики ВИЧ-инфекции, но основная цель ее и что я понял – она определила стратегию и цели, на которые мы сегодня направлены. Основные задачи, которые поставила эта конференция перед нами, которые в дальнейшем будут воплощаться непосредственно уже в какие-то нормативные документы, это максимальное выявление ВИЧ-инфекции и максимальное количество лиц, которые должны быть приняты на лечение. Только при реализации этих двух направлений и потом уже дополнительно профилактика среди прочего населения позволит нам стабилизировать заболеваемость ВИЧ-инфекцией.

– Призываю слушателей активными быть и задавать вопросы нашему гостю, а, может быть, называть, на ваш взгляд, наиболее лучший метод профилактики ВИЧ, порассуждать на эту тему. Звоните, задавайте вопросы. Вообще, оцените ситуацию распространения ВИЧ именно в Перми, основные проблемы, с которыми вы ежегодно сталкиваетесь каждый раз, обозначьте их, пожалуйста. В профилактике.

 Давайте так остановимся, самое тяжелое – это работа с этими конкретными ядерными группами риска, где ВИЧ-инфекция очень распространена. Это наши наркопотребители, в первую очередь это потребители инъекционных наркотиков раз. Второе, это работники коммерческого секса. Это группы нетрадиционной ориентации. Это лица, которые ведут беспорядочные половые связи. Среди них распространенность ВИЧ-инфекции очень высокая, в первую очередь среди «пинов». В то же время работать с ними очень сложно.

– Каким образом вы работаете с ними?

 Например, мы работаем непосредственно с наркодиспансером, то есть с наркологами, с врачами всего Пермского края. Надо сказать, что, начиная с 1 января этого года, мы начали отрабатывать такую методику, когда мы начинаем обследовать всех пациентов наркодиспансера, которые проходят медицинское освидетельствование независимо оттого, или это алкогольное, или это наркотическое опьянение. Мы предлагаем и обследуем их на ВИЧ-инфекцию. В данном случае законодательство говорит о том, что это добровольная процедура. Вот в чем проблема. Мы не можем человека насильно заставить сдать кровь на ВИЧ-инфекцию. Даже работая методом убеждения, мы уже проверили не одну сотню человек на это. У нас есть положительные результаты, то есть мы из этой ядерной группы начинаем активно выбирать наших пациентов, которых ставим на диспансерный учет и потом назначаем лечение.

–Я так понимаю, главная мера профилактики, это чтобы вообще не было наркопотребителей, но это невозможно.

 Конечно. Меры профилактики в первую очередь направлены на активное выявление. То есть человек должен сам понимать, какие риски у него есть и что он должен сделать, чтобы не заболеть. Если мы выявляем активно, другие не заболевают. Мы в этом году также активно начали работать в выездных бригадах. С прошлого года, если вы помните, мы там к 1 декабря проводили эту выездную акцию, которая пользовалась очень большим успехом, и наши жители активно шли, сдавали кровь. Мы выявили там ВИЧ-инфицированных. Кроме того, это внедряется на территории края. Краснокамск провел такую же акцию. На сегодня, надо сказать, что прямо сейчас, во время нашего эфира, такая акция идет около Органного зала.

– Ведь многие отталкивают от себя эту мысль: «Ой, ВИЧ – это не про нас, мы никогда этим не заболеем».  Почему важно понимать, даже если вы здоровый человек, не знаю, женатый ли, у вас есть семья или нет– все равно идите, сдавайте этот анализ. Почему это нужно делать?

 Потому что, как вы правильно сказали, эпидемия ВИЧ вышла за рамки вот этих ядерных групп риска. То есть обыкновенный половой контакт незащищенный, в принципе, может привести к заражению ВИЧ-инфекцией. Наша статистика говорит, что у нас на сегодня больше половины всех случаев заболевания ВИЧ-инфекцией связано с половым контактом, а не как с употреблением инъекционных наркотиков.

– Здесь единственный метод – использование презервативов. Так это? Многие говорят врачи: «Нет, они не спасают».

 Никто пока ничего лучшего не предложил.

– Кто ваши пациенты все-таки по половому признаку? Мужчины больше (их возраст) или женщины?

 У нас превалирует в структуре такой гендерной – это мужчины. На их долю приходится где-то 58%.

– Активный возраст?

– Самый активный возраст, 25–35 лет.

– Насколько обстоит ситуация с рождением ВИЧ-инфицированных детей?

 У нас каждый год увеличивается количество ВИЧ-инфицированных беременных, которые рожают детей. Только в прошлом году было порядка 600 беременных, которые рожали, которые выходили у нас в роды, но в то же время количество ВИЧ-инфицированных детей, у которых подтвержден диагноз, рожденных от этих матерей, неуклонно снижается. В прошлом году этот удельный вес был самый маленький за последние 15 лет наблюдений. Это говорит о том, что с этими ВИЧ-инфицированными беременными медицинские работники очень хорошо и плотно работают, то есть они обследуются, им назначаются профилактические препараты, они их принимают и рожают в результате здоровых детей.

– Кстати, именно поэтому знаю, что врачи призывают постоянно следить за своим здоровьем, в том числе флюорографию делать, анализ крови на ВИЧ сдавать, потому что женщины никогда не знают – беременны они или нет. Тут нужно свою личную ответственность.

 Конечно.

– Напомню, у нас телефон 206-60-66. У нас есть вопрос по вайберу. Сейчас посмотрим: «Можно ли верить, что СПИД – это глобальный миф».

 Я думаю, что верить этому нельзя, потому что об этом уже очень много сказано, и мы говорили. Это так называемое проявление СПИД-диссидентства, то есть это есть действительно группа людей, даже некоторые ученые поддерживают миф о том, что ВИЧ, в принципе, не существует, этого заболевания нет, и все это как бы выдумано для того, чтобы фармацевтические корпорации выкачивали деньги и на этом.

– Вы с этим не согласны?

 Категорически я с этим не согласен.

– Все уже подтверждено?

 Конечно.

– У нас есть звонок. Вы в эфире. Как вас зовут? Говорите.

 Здравствуйте!

– Здравствуйте!

 Меня зовут Вероника. У меня очень близкая родственница  носитель ВИЧ. Она вроде бы не лечится. Она заболеет СПИДом или нет?

– Спасибо за вопрос.

 Спасибо за вопрос. Конечно, в данный момент мы говорим так: позиция, допустим, всех врачей и профилактики на Западе – любой ВИЧ-инфицированный должен получить противовирусные препараты, тогда его, в принципе, судьба, его жизнь будет практически не отличаться от простых людей, которые ВИЧ-инфекцией не заражены. Поэтому в данном случае у человека, который не ВИЧ-инфицированный и не принимает антиретровирусные препараты, то есть он не состоит на диспансерном учете, он не обращается в наш центр, он не обследуется, риск перехода ВИЧ-инфекции в более тяжелую стадию многократно возрастает, кроме этого возрастает и риск заражения туберкулезом. Попробуйте переговорить со своей родственницей.

– Какие слова можно найти для родственницы? Что бы вы посоветовали? Может, кто-то нас слушает, в такой же ситуации люди находятся.

 Здесь сложно подобрать какое-то слово, которое было бы универсально для всех наших людей.

– Но все-таки?

 В первую очередь, конечно, это слова о том, что это надо этому человеку. Второе, что он дорог для людей, что они беспокоятся за его здоровье. Он должен сделать этот шаг. Он же все равно будет, этот человек, или чьим-то папой, или чьей-то мамой независимо оттого...

– А если не будет? Все равно люди опасаются, что это смертельная болезнь. Я так понимаю, чем раньше приходят с этим диагнозом к врачам, тем больше шансов помочь.

 Конечно, чем раньше человек обратится за медицинской помощью в специализированное учреждение, чем раньше он пройдет обследование, чем раньше он начнет терапию, тем проще, легче будет этот диагноз. С ВИЧ-инфекцией живут десятилетиями.

– Например? У вас есть такой пример в центре?

 На сегодня у нас есть несколько человек, у кого время с момента подтверждения ВИЧ-инфекции до настоящего составляет порядка 20 лет.

– Они постоянно применяют препараты?

 Да, они принимают препараты и живут с этим, имеют семьи, имеют детей.

– Давайте примем звонок. Здравствуйте, ваш вопрос.

 Добрый день! Николай. Я хотел бы узнать, насколько отличаются по внешним признакам носители и заболевшие от тех, кто латентно болеет, заражает?

 Как отличаются ВИЧ-инфицированные от людей, у кого это заболевание не выявлено, да? То есть можно ли отличить визуально? Николай, к сожалению, очень сложно отличить таких людей. Мы их отличаем по группам риска, то есть если человек, условно говоря, наркопотребитель, если он употребляет наркотики, а это как бы внешний вид человека соответствующий, то с большей долей вероятности у него могут быть сопутствующие заболевания  туберкулез, в том числе и ВИЧ-инфекция. Конечно, сейчас, поработав в центре СПИДа не один год, общаясь с нашими клиентами, я, в принципе, могу навскидку определить, что это наш пациент, но, в принципе, говорить и такую стигматику давать на всех я бы не стал.

– Какие тревожные звоночки, когда человек давно не обследовался? Что его должно насторожить?

 Если он ВИЧ-инфицирован?

– Да. Он еще об этом не знает. Не знаю, по какому-то поведению: перестал спать, плохо ест, теряет в весе.

 Он в первую очередь начнет терять в весе, у него начнутся проблемы с лимфатической системой,  у него могут увеличиваться лимфоузлы, он начинает чаще болеть, у него появляется лихорадка, слабость, потливость. То есть это как бы вот такие общие симптомы, но если человек относится к группе риска или он является наркопотребителем, и появление вот этих симптомов, конечно, должно насторожить в первую очередь.

– Напомню, что у нас в гостях сегодня в «Здоровом подходе» главный врач краевого центра СПИД Евгений Валерьевич Сармометов. У нас есть звонок. Вы в эфире, как вас зовут? Здравствуйте!

 Здравствуйте! Меня зовут Юрий Петрович. Я должен был бы госпитализирован по лечению сосудов нижних конечностей. Значит, у меня потеряли анализ на ВИЧ-инфекцию. Меня не госпитализировали, не приняли там. Вы передаете в передаче, что это добровольное. Значит, меня не приняли, что нет анализа на ВИЧ, значит, это принудительное выходит обследование?

– Понятен вопрос.

 Если проходит человек медосвидетельствование в наркодиспансере, то это идет добровольно. А если человек идет на плановую операцию, какая у вас была, то там обследование на ВИЧ обязательное. Если вы потеряли этот анализ, в принципе, можете обратиться в центр СПИД даже по телефону, назвать свое фамилию, имя, отчество, мы постараемся найти этот анализ. Вы где его сдавали, во-первых, скажете нам, какая это клиника была. Если нет, мы можем вам его сделать непосредственно в нашей больнице.

– Еще вопрос по телефону. Вы в эфире.  Здравствуйте!

 Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, можно ли заразиться вирусом от промышленных игл, то есть от упаковки, которая должна быть априори стерильна, но, допустим, промышленное заражение игл, шприцов, лекарств – такое может быть в виде диверсии?

– Знаете, это очень сложно, чтобы в промышленных масштабах можно было бы инфицировать какую-то медицинскую продукцию. Я думаю, что это исключено. Но я вам приведу такой довольно-таки интересный пример. Это было несколько лет назад. На одном из промышленных предприятий был зарегистрирован рост заболевших сотрудников гепатитом «В». Гепатит «В» распространяется точно так же, как и ВИЧ-инфекция, даже, говорят, что СПИД-ассоциированное заболевание. Когда провели эпидемиологическое расследование, оказалось, что в основном заболевали сотрудники, которые находятся на одном конвейере, то есть они делали какие-то детальки, один делал одну операцию, второй – другую, и вот этот конвейер шел. Все, кто был на этом конвейере по очереди, по порядку заболевали гепатитом «В». Оказалось, что в начале конвейера сидел сотрудник с гепатитом, а так как они работали вручную и делали металлические детальки с острыми краями, то в ряде случаев там наносился микропорез, на эту детальку попадала частичка крови, дальше эта деталька переходила другому, третьему, четвертому. Так несколько человек из этой линии заразились гепатитом «В». В принципе, ваш вопрос понятен. Риски, конечно, есть.

– Как себя от этих рисков предохранить?

 Это уже техника безопасности непосредственно на производстве.

– Это было в Перми?

 Нет, это было не в Перми. Это нам приводили пример, как один из путей передачи таких заболеваний.

– Следующий вопрос, день добрый! Станислав.

 Да, здравствуйте! Хотелось бы три вопроса задать. Первый – это по профилактике, так скажем, среди гастарбайтеров. Я знаю, что выявления очень высокий процент идет. Просто статистически. Потом второй вопрос хотел задать: как в Индии обстоят дела с этим же СПИДом, потому что там профилактики нет. Третий вопрос по частным стоматологиям. В начале 2000-х там очень было много нарушений, то есть они просто не понимали некоторых вещей. Как сейчас обстоят? Эффективно ли работает надзор?

 Да, Станислав, действительно, исследование на ВИЧ-инфекцию у наших трудовых мигрантов, которые приезжают к нам из стран ближнего зарубежья, оно проводится в нашем центре, и мы постоянно выявляем ВИЧ-инфицированных среди этой когорты жителей. Допустим, в прошлом году мы выявили 93 случая с ВИЧ-инфекцией у гастарбайтеров, которые приезжают к нам на работу.

– Чем это можно объяснить? Люди трудятся. Я бы не сказала, что они все там наркопотребители сплошные. Отчего такая высокая цифра?

 Здесь нельзя говорить о том, что среди них уровень ВИЧ-инфицированных очень высокий. Мы провели свое внутреннее расследование, посмотрели, и оказалось, что практически 50% этих иностранных граждан, которые приезжают к нам, в частности, в Пермский край заражаются ВИЧ-инфекцией непосредственно на территории Пермского края. Только половина приезжает с ВИЧ-инфекцией к нам из своей страны Таджикистана, Узбекистана или еще что-то. Здесь, конечно, менталитет. Люди приехали из мусульманских стран, зажатые какими-то нормами.

– Много запретов.

 Приезжают сюда – здесь много всего можно. Идут в первую очередь эти половые связи. Они даже говорят: «Мы знали, хотели. Вот сюда попали». И заболевают после этого ВИЧ-инфекцией. Поэтому здесь вопрос как бы один к одному. Если взять удельный вес ВИЧ-инфицированных, допустим, среди населения Пермского края и среди этих иностранных мигрантов, которые к нам приезжают, то уровень пораженности среди иностранных граждан даже чуть-чуть поменьше, чем у нас в Пермском крае.

– В Индии, также спрашивал Станислав, нет СПИДа. Чем это можно объяснить?

 Я объясню это тем, что там больше миллиарда человек, там нет такого тотального выявления и обследования на ВИЧ-инфекцию.

– То есть он там есть?

 Конечно, есть.

– Как грипп, как другие какие-то заболевания, на которые не обращают внимание.

 Конечно. Допустим, в том же Китае, который граничит с Индией, который по численности точно такой же, там несколько миллионов ВИЧ-инфицированных.

– Давайте примем звонок. И еще потом один момент. Вернемся к Станиславу про стоматологические частные конторы. Здравствуйте, Надежда! Ваш вопрос.

 Здравствуйте! У меня такой вопрос. Возврат пионерского подхода к подросткам поможет оздоровить население? Ранний секс – это тоже причина такой болезни или нет?

 Надежда, спасибо за интересный вопрос. Дело в том, что мы в последнее время очень активно работаем с нашим подрастающим поколением, со школьниками, со студентами СУЗов и ВУЗов, проводим среди них мастер-классы, проводим различные флешмобы, раздаем им литературу. Наши психологи выходят непосредственно в эти группы. Дело в том, что мы отмечаем высокую эффективность этих мероприятий. На сегодня единственная группа, где заболеваемость ВИЧ-инфекцией у нас резко снижается. Она стремится, условно говоря, к нулю. Мы близки к тому, чтобы у нас выросло поколение, свободное от ВИЧ-инфекции. Неважно, какие принципы и подходы  пионерские или теперь на сегодня более современные – но принцип, о чем вы говорите, и чем занимаемся мы...

– Да, очень актуально, потому что половая жизнь у подростков начинается намного раньше, чем когда-то у нашего поколения, в 14–15 лет. Какие слова находите для них? Им прежде всего говорят – предохраняйтесь?

 В первую очередь говорим не «предохраняйтесь», в первую очередь говорим «опасайтесь ВИЧ-инфекции». Знай! Если ты знаешь, то ты защищен. Люди понимают, что болеть ВИЧ-инфекцией  это не модно, что это плохо, что это опасно для жизни, что это делит твою жизнь на «до и после». Люди выбирают активную свою жизненную позицию и меры профилактики, и дети вообще воспринимают это очень активно. Поэтому я соглашусь с тем, что подходы пионерии в данном случае работают.

– Вы в эфире. Как вас зовут? Задавайте вопрос.

 Здравствуйте! Ирина Петровна.

– Ирина Петровна.

 У меня такой вопрос. Где сдать анализ крови на СПИД? В обычной поликлинике, у вас в центре или в этих современных медлабораториях? Что делать человеку, он, естественно, напуган, если вдруг у него положительный результат? Куда обращаться? К терапевту, к вам в СПИД-центр или к какому-то еще доктору в своей поликлинике? Это очень важно.

– Спасибо!

 Давайте я со второго вопроса начну. Если человеку выдали анализ, где прописано, что он положительный на ВИЧ-инфекцию, то я рекомендую обратиться в специализированный центр, то есть к нам на Свиязева, 21. У нас там есть эпидемиологи, инфекционисты, социологи и психологи.

– К любому врачу можно обратиться?

 Да. Любой проконсультирует и даст рекомендацию, что делать дальше. Я думаю, обращаться к терапевту участковому не стоит, потому что диагноз уже поставлен, поэтому надо обратиться в специализированное учреждение и получить нормальную профессиональную специализированную помощь. Где обследоваться на ВИЧ-инфекцию? В принципе, разрешается везде. Можно прийти к нам и сдать целенаправленно на ВИЧ-инфекцию бесплатно. Это в нашем учреждении по Свиязева, 21. Можно обратиться по месту жительства и через терапевта получить направление, пойти сдать этот анализ. Можно за свои деньги прийти, сдать в частной клинической лаборатории, потому что все лаборатории имеют санэпидзаключение, они имеют право проводить эти исследования, выдавать эти результаты.

– Евгений Валерьевич, были ошибки, когда человеку выдают положительный результат, а он потом сдает, и оказывается – ошиблись врачи?

 Это даже не ошибка. Допустим, ВИЧ-инфекцию ставят не по одному исследованию. Сначала делается ИФА, если она положительная, то потом уже идет подтверждение в иммуноблоте. Если там какие-то сомнительные результаты, мы, не объявляя диагноз, направляем это на дальнейшее исследование по трем Т-системам. Смотрим уже конкретно. То есть каких-то таких ошибок, что сделали одно исследование и сказали: «У вас ВИЧ-инфекция», – такого, конечно, нет. То есть мы каждый случай доводим до логического завершения. Пока не получим стопроцентное подтверждение, мы это не говорим.

– Примем еще один звонок. Как вас зовут? Здравствуйте!

 Здравствуйте! Алло, меня слышно, нет?

 Да, да, слушаем.

 Значит, идешь до Драмтеатра в сторону остановки автобусной. На этой дорожке полно лежит использованных презервативов. У меня такой вопрос. Когда идешь, можно принести эту заразу домой, если там не убирается вот это все?

– Понятно.

 Нет, ВИЧ-инфекцию, допустим, с уличной обовью домой вы принести не можете.

– Очень распространенный вопрос: а где-то в сауну сходить, в бассейн сходить?

 Нет, в сауну, в бассейн. ВИЧ-инфекция характерна тем, что у нее два основных пути передачи. Это внутривенный при употреблении инъекционных наркотиков. Это половой путь. Заразиться при рукопожатии, при посещении бани, с уличной обувью – это категорически нельзя. Воздушно-капельным путем ВИЧ-инфекция тоже не передается.

– У нас оставался еще один вопрос от слушателя Станислава по поводу частной стоматологии. Насколько опасно посещать нелицензированные клиники?

 На сегодня, как я знаю, таких клиник просто нет. То есть все частые стоматологи и клиники работают в соответствии с непосредственным законодательством. Но я просто приведу пример, выскажу свое мнение, потому что до того, как я стал главным врачом центра СПИД, я несколько лет проработал в Роспотребнадзоре, в эпидотделе, который, в принципе, проводил проверки, в том числе этих частных стоматкабинетов. Конечно, раньше, это было, наверное, лет десять, двенадцать назад, когда они активно начинали развиваться, мы выходили, находили много нарушений санитарно-гигиенического режима, нормативных документов, которые не выполнялись в некоторых частных стоматкабинетах. Даже такой пример, когда мы обнаруживали, что стерилизация инструментария проходила в бытовых микроволновых печах. Это было очень давно. Эти нарушения были и пресекались. На сегодняшний момент большинство вот этих стоматологических частных клиник или там каких-то объединений работают уже непосредственно на современнейшем оборудовании с современным инструментарием, в первую очередь, одноразовым. Там очень жестко выполняются все режимы. Поэтому у нас подтвержденных случаев заболевания ВИЧ-инфекцией после посещения стоматологических учреждений не зарегистрировано.

– Виталий спрашивает в ICQ: «Сколько времени живет вирус вне организма? Насколько реально заразиться, случайно уколовшись использованным шприцом на улице, в подъезде?»

 Вирус ВИЧ в отличие от микробактерий туберкулеза, который может во внешней среде жить один, два, три месяца, не устойчив во внешней среде. Он погибает в течение нескольких часов. Риск заболеть, если вы, допустим, убирали мусор в садовом участке и случайно укололись брошенным кем-то шприцом с остатками крови, крайне мал, очень мал.

– Были ли такие случае когда-нибудь вообще за всю историю в Перми?

 В Пермском крае...

– Знаете, у нас открыты раньше были детские площадки, там вечерами непонятные люди сидели. Даже я, когда однажды прибиралась на субботнике, видела эти использованные шприцы на площадке в саду, где ходит ребенок. Это, конечно, был ужас, но нас уверяли, что, нет-нет, это невозможно заразиться.

 Вот эти травматические операции, не операции, а как бы...

– Случаи.

 Случаи, случайности, когда дети, взрослые прокалывали себе кожные покровы вот этими использованными шприцами, есть. Они единичные. Но случаев в последствии, чтобы у таких людей мы подтвердили ВИЧ-инфекцию, у нас нет.

– Спрашивают, как выявляется заболевание в детских садах у детей? Как можно узнать, есть ли зараженные дети ВИЧ в детском саду?

 То есть вы хотите узнать, есть ли ВИЧ-инфицированный ребенок в группе, в которой...

– Да. И что дальше? Вот вы узнаете, и дальше действия?

 Надо ли вам это узнавать? Зачем? В принципе, эта информация считается конфиденциальной. Она не должна раскрываться для того, чтобы не создавать нездоровую обстановку в отношении этого ребенка.

– Иначе будут нарушены права этого ребенка.

 Да, будут нарушены права ребенка. Что потом? Вы будете требовать, чтобы этого ребенка перевели в другой сад? Там родители, то же самое. Поэтому риска, что ваш ребенок общается с другим, абсолютно никакого нет.

– Кстати, как вы относитесь к тем людям, которые публично признают? Павел Лобков как-то недавно совсем сказал: «Да, я болен. Болен давно, лечусь». Многие сказали: «Зачем ты признаешься?» Другие сказали: «Герой».

 Знаете, я даже нахожу больше положительного, когда он признает, что, да, у меня такое заболевание. Таким образом, он как бы не боится той стигматики. Он помогает другим ВИЧ-инфицированным, что он не один, что есть и другие люди, которые занимают более высокое социальное положение какое-то, что с этим можно жить, что ничего страшного в данном случае нет, то есть мир не меняется. Меняется некоторое поведение человека, который просто должен быть обязан проводить какие-то медицинские манипуляции, чтобы продолжать также достойно и качественно жить.

– Спасибо большое! У нас в эфире был главный врач краевого центра СПИД Евгений Валериевич Сармометов.

– Спасибо! До свидания!

____________________

Программа вышла в эфир 5 апреля 2016 г.

Обсуждение
2070
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.