Верхний баннер
21:19 | ЧЕТВЕРГ | 25 МАЯ 2017

$ 56.07 € 63.01

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
21:05, 13 апреля 2016

«Дело в том, что у человека есть центры сна, центры бодрствования, а центра засыпания нет», – Григорий Анисимов, врач, специалист по нарушениям сна

- Всем доброго дня! У микрофона Евгения Романова и программа «Здоровый подход» на «Эхе Перми». Сегодня наша тема: нарушение сна. Сон важен для человека так же, как и вода, пища, любовь, общение. Это основные мотивации личности. Сон дает человеку чувство бодрости, улучшает его работоспособность. Но часто, по-моему, у каждого человека возникает ситуация – то ли бессонница, то ли, наоборот, гиперсомния. Об этом поговорим сегодня в эфире. Представлю своего гостя – сомнолога, невролога, кандидата медицинских наук, ассистента кафедры неврологии Пермского университета, а также директора пермского медицинского педагогического центра «ЛИНГВА БОНА» Григория Владимировича Анисимова. Здравствуйте!

Григорий Анисимов: Добрый день!

- Григорий Владимирович, сомнолог – насколько редкая профессия? Мне даже непонятно, знают наши слушатели или нет, что существует такой врач, но когда набираешь в поисковике «Пермь сомнолог», то выходит ваша фамилия и много интервью, и, в общем, как будто вы единственный сомнолог в Перми. Но это ведь, наверное, не так? Где-то учатся на сомнологов, и где найти этих врачей?

Григорий Анисимов: Да, действительно, специалист-сомнолог – это врач, это может быть и невролог, и психиатр. Это вообще такое собирательное понятие, и нужно обладать знаниями в нескольких областях медицины. Даже в лор-болезнях, потому что у нас есть рубрика «нарушение дыхания во сне». Кардиологи этим занимаются. Обучение проходит в Первом медицинском университете города Москвы. Там находится федеральный сомнологический центр. И есть целый цикл, где врачи могут проходить стажировку, обучение. В 2009 году я прошел на этом цикле стажировку и получил документ о том, что я могу быть врачом-сомнологом. А вот официально такой специальности нет. Поэтому, по сути дела, есть у тебя корочка или нет, учился ты или не учился, что-то знаешь – можешь написать, что ты врач-сомнолог. Помимо знаний нужно иметь и определенное оборудование. Для этого у нас оборудована лаборатория сна и мы проводим мониторинг жизненных функций.

- То есть к вам в «ЛИНГВА БОНА» приходят поспать?

Григорий Анисимов: Да, совершенно верно. Когда мы измеряем функцию мозга, насыщения крови кислородом, кардиограмму, видим циклы стадии сна, насколько это оптимально – головной мозг ночью, насколько это оптимально протекает.

- Давайте на примерах. Вот пришел человек, у него какая-то проблема, вы провели исследования и выявили… вот без имен и фамилий.

Григорий Анисимов: И выявили, например, патологические остановки дыхания во сне. У ребенка, например, на фоне аденоидов происходит десять остановок дыхания в час. А диагноз у него стоял «синдром дефицита внимания с гиперреактивностью». А это был недостаток кислорода и нарушения структуры сна. Оптимизация работы нейронов происходит ночью, процессы консолидации памяти, психологическая защита в стадию сновидения проходит, поэтому ребенок быстро истощается на занятиях, у него падает работоспособность, появляются глупые ошибки при чтении и письме – это что привело к дисфункции лобных долей, самых молодых… Самоконтроль, он агрессивный становится, ему назначают успокаивающие препараты, а нужно, наоборот, решать вопрос с лор-врачами по поводу аденоидов, которые не дают дыхательной струе оптимально протекать по воздухоносным путям.

- И чем вы помогли ребенку, когда все это у него выявили?

Григорий Анисимов: С лор-врачами аденотомия привела к тому, что у ребенка удаление аденоидов своевременное привело к тому, что ребенок стал правильно дышать, восстанавливается структура сна, и ребенок становится днем успешным.

- То есть про аденоиды родители даже не подозревали?

Григорий Анисимов: Не подозревали. Ребенок храпел, опрокидывал голову ночью, а то, что связано с дневной деятельностью… И каждый, как говорил Гетте, видит только то, что знает: невролог – свое, лор – свое, а проблема была во сне. Взрослые также, засыпает за рулем мужчина, например, попадает в аварию, а у него, оказывается, сто остановок дыхания в час, при норме до пяти остановок дыхания в час. Отсюда частые походы ночью в туалет, отсюда невнимательность, отсюда засыпание за рулем, а нарушение потенции – тестостерона нет, глюкозы много… А каждый опять свое начинает смотреть, даже таблетки от давления не помогают в это время, пока не уйдут остановки дыхания.

- А как вы лечите от остановки дыхания?

Григорий Анисимов: Здесь три метода, в основном у мужчин это проблемы с ожирением, поэтому нужно вопрос решать с массой тела, а так применяется сипап-терапия – специальным положительным давлением, ночью надевается специальная масочка, пациент приобретает себе такой прибор, и возникает эффект костыля в дыхательных путях за счет того, что воздух подается под давлением, дыхательные пути не спадываются, и он нормально дышит.

- А прибор куда устанавливается?

Григорий Анисимов: Он рядом ставится, шланг с маской…

- Он со шлангом спит?

Григорий Анисимов: Совершено верно.

- Ему это не мешает?

Григорий Анисимов: Когда жить захочешь, а риск остановок дыхания, риск инсульта, инфаркта в десять раз, особенно в утреннее время. Поэтому, что называется, приспосабливается, а потом худеют и порой от прибора избавляются.

- Ну вот остановка дыхания, правильно я понимаю, что дышат-дышат, и раз – не дышат?

Григорий Анисимов: И все, больше десяти секунд считается патологическая остановка дыхания. Зачастую на прием к доктору мужчин приводят жёны. Потому что у мужчин нет проблем со сном, у жены проблемы со сном от храпа, а за храпом таится более серьёзная проблема.

- Как храп можно вылечить?

Григорий Анисимов: А что касается храпа, главное – исключить остановки дыхания. Если нет остановок дыхания, то это может быть причина стоматолого-ортодонтических проблем – нарушения прикуса, нарушение строения челюсти, например, у астеничных, худых людей с особенностями челюстно-лицевой области. Второе – это различная лор-дисфункция, искривление носовой перегородки. Врождённый храп, бывает первичный храп, он, начиная с новорождённого периода, и всю жизнь – особенность строения глотки, узкая глотка когда у человека.

- А здесь как поможет человеку сомнолог?

Григорий Анисимов: Здесь самое главное – мы исключаем патологические моменты и начинаем уже работать. С кем? С лором и с ортодонтами, стоматологами. У нас есть кафедра детской стоматологии и ортодонтии, мы с ними работаем. Специальные устройства – трейниры ставятся, пластины зубные, и мы челюсть немножко вперед вытягиваем. Гимнастика для глотки есть при храпе, пожалуйста, оптимизирующая работу мышц глотки.

- У нас разрывается телефон. Давайте будем принимать звонки. Здравствуйте, как вас зовут, ваш вопрос?

- Здравствуйте, меня Андрей зовут. У меня дочка, ей сейчас три года, наблюдали такую картину: она, когда начинает нервничать, то у нее автоматически как бы нос закладывает. Мы, конечно, не ходили, не обращались к лору по поводу именно аденоиды, но хотелось бы узнать, что это за процесс такой?

Григорий Анисимов: Что касается аденоидов, здесь мы действительно работаем больше даже не с лорами, а с аллергологами и иммунологами, мы исключаем сбой иммунной системы, которая привела к повышенной реактивности слизистых путей. Поэтому, например, когда ребенок ложится, нос сразу закладывает, крови ночью больше притекает к голове на 25%. Днем на фоне волнения выбросы гормонов стресса – тоже может быть такой аспект, к которому приводит сбой иммунной системы, поэтому я бы порекомендовал прежде всего пойти к лору, и, самое главное, притчу во языцех поискать с аллергологом и иммунологом, это вирусы герпес-группы, аллергическая настроенность и сбой иммунной системы с рождения.

- У нас следующий звонок. Как вас зовут?

- Добрый день! Вас побеспокоил Дубровский Владимир Николаевич.

Григорий Анисимов: Здравствуйте, Владимир Николаевич!

- Я был пациентом Григория Владимировича, и просто пользуясь случаем хочу поблагодарить его за то, что он спас меня в ситуации, когда у меня были проблемы после инсульта. Большое спасибо!

Григорий Анисимов: Очень приятно, Владимир Николаевич! Дай Бог здоровья вам!

- Спасибо за звонок!

Григорий Анисимов: Действительно, это те люди, которые, говорят, что мы готовы прийти на лекцию и показать… они сами все сделали, только надо было правильную дорожку показать и верить в себя, а не в таблетку и в прибор сипап-терапии. Владимир Николаевич 40 килограммов сбросил. Представляете себе? И у него сейчас прекрасная жизнь.

- Как вы убедили в этом? Многие же говорят: надо худеть, надо худеть, но человек пока сам не захочет…

Григорий Анисимов: Инсульт произошел. И опять же он оптимизировал всю свою деятельность и взял себя, что называется, в руки. Поэтому такие случаи очень приятно…

- Расскажите о последних научных разработках, связанных с исследованием сна.

Григорий Анисимов: С исследованием сна наша кафедра неврологии, мы работаем в научном плане по поводу нарушения сна у детей. Очень мало разработок, мы осуществили практически первые исследования в мире структуры сна у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью. Нашли нарушение структуры. У них мало стадий сновидений, а в сновидении идет стабилизация личности в выбраковывании негативной информации в виде сновидений, выхолащивания, образно. Даже у взрослого человека, когда мы просыпаемся и говорим: утро вечера мудренее. Вот у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью нет оптимизации психических процессов ночью. У них мало стадий сновидений и они глубоко спят. У детей с энурезом мы тоже нашли очень интересную модель организации структуры сна. У них много глубоких стадий сна, они спят мертвецким сном – профундосомния, а стадий сновидения очень мало. Поэтому днем раздражительные, плохо адаптируются в жизни, трудности психологической адаптации. И за счет этой интегральной модели структуры сна мы изобрели индекс зрелости сна и получили международный патент «Индекс зрелости сна у детей», когда мы можем по этому индексу прогнозировать снохождение, энурез и так далее. Ведь в этом смысле, когда ребенок спит плохо, а базовый ритм переключения стадии сна страдает, мозг всем будет гнушаться в угоду спасения этого ритма. Например, наполнения мочевого пузыря водой – ребенок будет мочится по часам, переключаться в стадию сновидений и себя спасать. А незнание порождает к тому, что детей раньше пудами соли кормили, ругали за энурез, и так далее, и так далее.

- Ругать не нужно?

Григорий Анисимов: Ни в коем случае.

- Что нужно делать? Идти к специалисту?

Григорий Анисимов: Или, например, через полтора часа ребеночка надо разбудить, чтобы он в кроватке с боку на бок поворочался ритмично, чтобы переключился в другую стадию сна, и энурез может и не случится.

- Какие самые распространенные вопросы в связи со сном у родителей, которые приходят к вам?

Григорий Анисимов: У новорождённых детей это нарушение цикла сна и бодрствования. Честно скажем, что у новорожденных детей 75% нарушений сна – это нарушение сна у родителей. Дело в том, что у нас есть центры сна, центры бодрствования, а центра засыпания нет – это формируют родители. Есть сложности, порой, с организацией сна у новорожденных детей. У детей более старшего возраста – это приходят самые частые вопросы, в первую половину ночи у детей так называемые ночные страхи, ночные истерики, в два года и в пять-шесть лет мы это видим, так называемая парасомния, скрежещут зубами, это ни в коем случае не связано с глистами, я вас уверяю, это психологические аспекты и ортодонтические проблемы, снохождение – вот основные проблемы, с которыми приходят родители.

- Многие дети отказываются ложится спать? Например, мой ребенок говорит, ему 13: «Мне скучно, я не хочу спать». Я убеждаю, что уже двенадцать… Это о чем говорит?

Григорий Анисимов: Говорит о том, что самая частая проблема у подростков, в подростковом возрасте – нарушение цикла сна и бодрствования, они очень поздно ложатся спать, а утром встать не могут. Так называемый, по типу отставленной фазы сна. Здесь главное правило: не важно – во сколько ты лег, главное – во сколько ты встал. По часам пытаться будить, так называемая хронотерапия – будить по часам. Вечером это может быть небольшой приём препаратов на основе мелатонина – используют в подростковом и взрослом возрасте, оптимизирующие структуру сна, в принципе, это безопасно.

- То есть хочет почитать в двенадцать – пусть читает? Но утром уже подъём в семь, в восемь утра. А, кстати, вот говорят: режим-режим… Вот для чего он нужен, этот режим?

Григорий Анисимов: Режим нужен для того, что мы сказали – в мозге все циклично, подчинено ритму, переключение стадии сна, ритм бодрствования, ритм сна. Ритм – это базовая функция, то есть ребеночек маленький ритмично ползает, ритмично лепечет. Все ритму подчинено. Давайте представим такой аспект – взрослый человек приходит с болями и говорит: меня отправили к сомнологу, потому что взаимосвязь такова – только дольше посплю в выходной день, начинает болеть голова. Называется «мигрень выходного дня». Человек просыпается не в фазу сновидений, а в глубокую стадию сна, чуть дольше поспал, у него феномен рикошета – начинается мигрень выходного дня.

- То есть это кажется, что я высплюсь в выходной…

Григорий Анисимов: Вот в какие жернова ты себя поставил, и у тебя мозг выбрал оптимальную модель работы с учетом твоего режима бодрствования, пожалуйста, лучше так. Основное правило – не важно, во сколько лег, главное, во сколько встал. И сон нужно заслужить.                            

- Напомню, мы говорим о нарушении сна как у детей, так и у взрослых. Поэтому звоните, задавайте вопросы. У нас есть звонок, здравствуйте, Владимир. Ваш вопрос.

- Здравствуйте! Хочу только одно сказать… Если бы наши все медики были бы такими специалистами, у нас была бы самая здоровая нация, а врачи были бы безработные. Извините, пожалуйста.

- Кстати, как вообще вам такое мнение, у вас отношения с коллегами, с медицинским сообществом, насколько вы дружите? Любят вас, не любят вас?

Григорий Анисимов: Да, очень дружим, я много езжу по России, выступаю с лекциями по проблемам сна, нейропсихологии.

- Вас приглашают?

Григорий Анисимов: Да, вот сейчас я в Москву лечу. Там две конференции сразу – туда и обратно. Курсы читаем неврологам по расстройствам речи, нарушения сна. По детской сомнологии сейчас хотим организовать целый цикл обучения. И врачи, они начинают верить в свои силы, они обогащают свои знания, и они как первый фортпост – в поликлинике уже могут помочь. И большую половину проблем отнесить к сомнологу не нужно.

- Но вы действительно отличаетесь от обычного врача на приеме в обычной поликлинике. Вы же все учились в медицинском университете. Почему вот такие разные?

Григорий Анисимов: Понимаете, здесь среда разная. Понимаете, в поликлинике сейчас доктору на прием дается тринадцать минут. Мне, чтобы провести психометрию, разобраться в проблеме, как, например, бессонница, – нет болезни, это вторичное нарушение, нужно искать, где корень зла, чтобы помочь человеку, проговорить, метафоры рассказать… А метафорическое мышление тоже очень важно. Мне час нужен. Вот есть самая такая частая метафора, я часто ее использую, когда пациент говорит: «А как уснуть?». Я говорю… Александр Моисеевич Вейн, академик, основатель сомнологии в СССР, говорил так: «Сон – это как птица, когда стараешься поймать, никогда не поймаешь, но стоит расслабиться, протянуть ладони, она обнимет крылами и унесет в царство морфея».

- Вот прямо сейчас в прямом эфире все уснут. Хотя сейчас как раз время для дневного сна. Правда?

Григорий Анисимов: Ну да, для дневного сна, и надо отметить, что дети с трех лет могут не спать днем.               

 - У нас звонок. Вы в прямом эфире, как вас зовут?

- Здравствуйте, меня зовут Юля. У меня ребенок-подросток, шестнадцать лет, и он засыпает только под включённый телевизор, и практически спит так всю ночь, что делать?

Григорий Анисимов: Действительно, это одна из проблем того, что в режим сна вкрапляться начинают патологические установки. Например, включённый телевизор, включенный свет, а рядом спящие родители, например, когда дети спять с родителями… Оптимально, чтобы ребенок после трех лет спал отдельно, формировал свою индивидуальную среду решения психологических проблем. Действительно, это проблема. Это ритуал для ребенка, и чтобы его убрать, его нужно выхолащивать. А как? Нужно, что называется, например, если включен телевизор, и он только уснул, потом пытаться отключить телевизор, провести, если это подросток, все-таки беседу о влиянии информационного потока на мозг, когда мозг будет не отдыхать, а работать в режиме холостого хода.

- Он же все равно спит, ему телевизор не мешает. Или вы категорически против включённого телевизора?

Григорий Анисимов: Понимаете, это феномен белого шума. И, например, в стадию сна это может вкрапляться в сновиденческую активность.     

- Новости «Первого канала»…

Григорий Анисимов: Да, совершенно верно. Ведь была соннопедия – наука, когда во сне учили. Незабвенный Леонов в фильме "Большая перемена", помните? Понимаете, почему от этого отказались – структура сна страдает. Когда ребенок будет проходить поверхностные стадии сна, он будет запоминать, что идет по телевизору и откладывать в подсознании. Фрейд говорил: «Сон и сновидения – это царская тропа в подсознание». А зачем? А если вы еще НТВ включите? Понимаете?

- Не нужно. Тем более ночные каналы.

Григорий Анисимов: Конечно. Ну вот, и пользуясь эфиром, хотел бы сказать одно единственное, что самая большая проблема – это незнание, порой, в медицине. Так вот, есть состояние, например, нарушение движения во сне у пациента, синдром беспокойных ног – они не спят из-за этого. Проблемы с бессонницей, проблемы с гиперсомнией – очень казуистического момента, когда дети в спячку впадают. Есть на сегодняшний день методы, исследования, ключики подбора при этих нарушениях.

- Давайте на них подробнее остановимся после звонка. Сергей, здравствуйте!

- Здравствуйте, у меня вот дети уже три года засыпают под музыкальные сказки специальные. Вредно это или нет?

Григорий Анисимов: Это оптимально.

- Спустя какое-то время они цитатами из этих сказок разговаривают. У меня еще второй вопрос. Скажите, должен ли врач, который много работает с детьми, должны ли у него быть навыки сценической речи? Помогает это или нет?

Григорий Анисимов: Я вам скажу следующий момент. Первое – у детей есть физиологические ритуалы сна. На Руси всегда использовали колыбельные песни. В колыбельных песнях есть ритм – раз. В одно и тоже время, время для сна, телесный контакт с родителем – это все хорошо. Сказка – здесь зашит ритм. Во сне во время сновидений левое полушарие отключается, а правое отвечает за сновиденческую активность. Правое полушарие – это образы, сновидения рождают образы, веру в чудо, и в надежду. У нас, у россиян, есть главный принцип – мы не принимаем антидепрессанты, а у нас есть вера в чудо в исконно русских сказках, поэтому вы двойную пользу делаете детям, чтобы они засыпали…

- То есть телевизор мешает, телевизор не нужен, а сказки…

Григорий Анисимов: А ритм сказки, музыкальный ритм при засыпании, при колыбельной – это все более чем замечательно.

- Кстати, вы упомянули – вот родился ребенок, должен он спать с родителями или нет, и до скольки лет?

Григорий Анисимов: Ну мы говорим так… Когда идет зачаток личности, появляется «я» у ребенка, это примерно к трем годам, первый кризовый период по Выготскому, то мы говорим: чтобы у ребенка формировалась своя индивидуальная зона решения психологических проблем, лучше потом ребенка спокойно откладывать, до трех лет – пожалуйста, потому что маме нужно и кормить, особенно при свободно выбранном режиме кормления.

- У меня стояла детская кроватка. Бесполезно.

Григорий Анисимов:  А здесь бессонница возникает у детей,  связанная с ритуалом сна, они ищут родителей. И здесь нам приходится родителям объяснять, какими психотерапевтическим подходами помочь. Ну а на второй вопрос чтобы ответить, не обидеть слушателя, что касается работы с детьми, действительно, я рад, что когда учился в университете прошёл большую актерскую школу, замечательные люди со мной работали, и речевые технологии очень хорошо помогают. Вот в следующем месяце я лечу в Москву как раз по поводу применения речевых технологий в неврологии, там будет форум «Экология мозга». Вот действительно это очень важно – работа голосом, речью, и подбирать ключик к ребенку.

- И хочу еще уточнить такой момент. Многие взрослые работают по ночам –сутки через двое, сутки через трое… У нас раннее утро – смена радиоведущих, мы здесь уже в семь утра появляемся, а другие смены на следующей неделе меняются – в час дня. Насколько это вредно для здоровья? Нам это аукнется потом, в старости?

Григорий Анисимов: Последние данные гласят о том, что люди, которые работают ночами… здесь еще одно правило срабатывает: ночь поработал – две ночи надо выспаться, чтобы восстановить оптимальную структуру сна. Тогда все будет хорошо. Если бравировать этим правилом, то через 10 лет может 100% начинаться психосоматическое расстройство. Второй момент – люди, работающие ночью или ночную смену, опять же, которые те правила не используют, днем у них появляется раздражительность. Почему? За счет депривации сна – лишения сна, у них мозг не оптимально работает, они очень чувствительны – не так посмотрели, не так что-то сказали, раздражительны.

- То есть ссорятся со своими близкими, с коллективом… Даже разводы могут быть…

Григорий Анисимов: Совершенно верно. Вот 47% разводов – люди, которые работают ночью, понимаете, насколько это в социальном факторе важно. Я не говорю уже про техногенные катастрофы, связанные с недосыпанием.

- Давайте примем звонок, здравствуйте. Как вас зовут и коротко ваш вопрос.

- Здравствуйте, Галина меня зовут. Сегодня День космонавтики, и соответствующий вопрос. Многие дети ходят во сне, таких детей называют лунатиками. Действительно ли это связано с влиянием Луны? Или какие-то другие причины?

Григорий Анисимов: Снохождение, лунатизм, сомнамбулизм… Действительно, на сегодняшний день более или менее нам становится понятно, что здесь происходит. Опять же, нарушение структуры сна, ребенок забирает эмоцию в ночь, особенно возбудимые эмоциональные дети, стадия сновидений вовремя не приходит, через полтора-два часа после засыпания ребенка зона эмоций начинает подбуживать в глубокую стадию сна, и они совершают автоматизм дневной деятельности. Мы только, главное, отличаем это от эпилепсии, работаем в этом направлении с эпилептологами, а все остальное – оптимальные структуры сна, определенные установки днем, робота с ритмом днем и определенное фармакологическое лечение, позволяет это состояние практически на сегодняшний день 100% излечить. Но с Луной… есть такие работы, что некоторая взаимосвязь есть с циклической организацией Луны, действительно, могут быть дети чувствительны к таким факторам, поэтому иногда взаимосвязь бывает.

- Такой вопрос: когда нужно действительно не спать, например, писать какой-нибудь материал ночью, многие принимают кофе. Что нужно делать? Правильно это, не правильно?

Григорий Анисимов: Кофеин – такой двуликий Янус получается. С одной стороны, приводит к сонливости – так называемая пищевая антиципация – предвосхищение сна, первые полчаса кровь подходит к желудку и приводит к обеднению кровотока мозга, – так грубо скажу, и сонливость может вызывать, поэтому если вы за рулем пьёте кофеин, лучше через полчаса поехать, когда кофеин воздействует. Второе – кофеин воздействует на аденозиновые рецепторы, и после бессонной ночи вы выспались вроде и восстановились, а процессы внимания и скорость мышления будут также снижены, потому что рецепторы заняты кофеином. Поэтому, если нужно поработать и сонливость отогнать, нужно двигаться. Мышечные нагрузки – это тот аспект, который позволяет человеку отогнать сон и активизировать центры бодрствования.

- А вообще есть какая-то польза от кофе? Вы сами пьёте кофе?

Григорий Анисимов: В первой половине дня почему бы и нет, с позиции биоритмов. Вот мы когда разбираем бессонницу, а вот я сегодня сказал, что нет такой болезни, как бессонница, это синдром, поэтому здесь мы работаем с глубокоуважаемыми психиатрами, с клиниками неврозов – это депрессия, тревожные расстройства, возрастные изменения мозга, то, например, мы говорим о двух процессах. У нас есть процесс сна и бодрствования, и вечером наш мозг говорит: солнышко ушло, а на сетчатку свет не попадает, пора спать. А второй процесс – это усталость мозга. Мозг устал и вечером открываются ворота сна. Если вечером, а у многих людей так бывает, к вечеру возникает зевота, хочется спать, солнышко ушло, а мозг переутомлен или начинается депрессия сезонная, астения, человек в отпуске долго не был, то мозг пыхтит как днем, он не устает, человек ложится, у него поток мыслей – человек не может уснуть. У него ворота сна превращаются в лазейку.

- Что делать?

Григорий Анисимов: Здесь, перво-наперво, мы говорим: при бессоннице, при любых нарушениях сна начинать с растительных препаратов с решением проблем днем… потому что есть такая поговорка у профессора Ротенберга: «Человек, не решающий свои проблемы днем, решает их за счет ночи». И главное – соблюдение гигиены сна, как ритуала. Что у детей, что и у взрослых. Это время для сна, место для сна, в постель только для сна и для любви, – третьего не должно быть. Если ночью не спится – вставайте, делайте какие-либо дела, читайте, снова ложитесь, главное – убрать часы и не смотреть на часы, и тем самым не возбуждать свои лобные процессы мышления… И вставать – утренняя гимнастика, водные процедуры. В принципе, вот основные правила.

- А когда все-таки правильно ложится спать? Или все это индивидуально – кому-то в двенадцать ночи, кому-то в десять? Или у вас, как у врача-сомнолога, есть какой-то идеальный рецепт хорошего сна?

Григорий Анисимов: Оптимально – не важно, во сколько лег, главное, во сколько встал. Вставать хорошо бы в стадию сновидения. Если вы встаете плохо, значит вы встаете в глубокую стадию сна. На полчаса, на 45 минут вставайте раньше.

- Как я могу контролировать свою стадию сновидения?

Григорий Анисимов: Будильник заводите на 45 минут раньше. Это пол цикла сна, и тогда будете лучше вставать. Это раз. Второе… Засыпание зависит от того, кто вы еще, от вашего хронотипа: жаворонок, сова или голубь. А голубь – это тот, и тот. Если жаворонок, то очень будет глупо, если вы будете пересиживать и совершенно будете возбуждать свой головной мозг, и у вас не будет оптимального сна. Если же идет допривация сна, работать нужно с 5-ти, 5-6 часов, пожалуйста, то потом используйте дневной сон. И все-таки сон у всех индивидуален. Есть короткоспящие люди – 5-6 часов, есть 10 часов – длительноспящие, 8 часов получилось среднее. Поэтому идеального рецепта нет.

- Хорошо, у меня как-то был на эфире спортивный врач, который очень рекомендовал днем спать, хотя бы 15 минут.

Григорий Анисимов: Да, сиеста – дневной сон, очень неплохо практикуется и это замечательно.

- Здравствуйте, вы в эфире, как вас зовут, ваш вопрос.

- Здравствуйте, меня зовут Борис. У меня автоматический сипап, но я все равно чувствую дискомфорт, у меня маска универсальная, стоит ли ее поменять? Или это от этого не зависит?

Григорий Анисимов: Дело в том, что, действительно…

- Расшифруйте вопрос, потому что я не поняла…

Григорий Анисимов: У человека находится автоматический сипап, это прибор, который под давлением, в сантиметрах водного столба, через маску, о чем мы говорили, при остановках дыхания во сне, подает кислород человеку, воздух. И там очень важно подобрать маску. Дело в том, что у вашей маски, у вас видимо рото-носовая маска, там есть силиконовые накладки трех размеров, может вам просто размер больше взять, и под вашу анатомию лица она подойдет вам больше. Если у вас есть сложности носового дыхания, отек слизистой, искривление носовой перегородки, носовая конюля вам просто не подойдет. Может быть, вам просто поменять силиконовую насадку, и второе, главный момент, это очень часто бывает, ремешки попробуйте подтянуть, посмотреть, действительно ли правильно у вас маска сидит. И если что, можно ротовую маску подобрать, действительно.

- У нас звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

- Здравствуйте, я, наверное, ваш потенциальный пациент, я уже пробовал сипап-прибор в одном медицинском учреждении, попробовал – здорово, действительно помогает, у меня остановки дыхания прекратились. Потом мне сказали стоимость прибора, но я его не могу купить. Есть ли другой какой-то прибор, который также хорошо помогал? И еще… Как к вам обратиться – адрес, телефон?

Григорий Анисимов: На сегодня есть линейка приборов китайского производства, и нисколько не хуже они. Они дешевле, действительно. Но первое и главное – нужно посмотреть, какой ваш коэффициент роста и масса, может быть вам попробовать с дробного питания, с эндокринологом вопрос порешать, может быть у вас метаболический синдром, снизить массу тела и тогда вам и сипап-прибор не понадобится. Наша пермская лаборатория сна, которую мы основали в 2009 году, находится она при центре "ЛИНГВА БОНА", мы на Парковом располагаемся, телефон 215-59-53.

- Кстати, насколько связано нарушение сна с эндокринологическими проблемами?

Григорий Анисимов: Да, остановки дыхания бывают у пациентов с эндокринологической патологией щитовидной железы. Это уже один из аспектов. С эндокринологией связано нарушение метаболизма, у пациентов мы видим снижение тестостерона, нарушение толерантности глюкозии, они полнеют, и с эндокринологами здесь прямая работа тоже ведется, мы направляем к эндокринологам. Поэтому прямая связь. И плюс нарушение пищевого поведения.

- У нас есть вопрос по «вайберу». «Доктор, употребляющий в 21 веке слово «подсознание» вызывает большие сомнения», – пишет Виталий.

Григорий Анисимов: Не знаю, в чем здесь какая-то крамола у вас затаилась. У нас есть уровень сознания и подсознания. Сновидение – это подсознательный уровень, связанный с подкоркой с правым полушарием, за что и отвечает сновиденческая активность. Это на сегодня четко доказанный факт. Сознание должно быть отключено, и мы уходим на уровень подсознания. В глубокие стадии сна регулируем внутренние органы и сканируем их на ошибки, поэтому могут быть вещие сновидения, и сноведенческая активность и психологическая адаптация – это работа с подсознанием. Поэтому в 21 веке если врач не будет такими понятиями апеллировать, то это не 21 век, как минимум, а средневековье.

- И все-таки про сновидения. Про трактовки. Вы верите в вещие сны?

Григорий Анисимов: Действительно, есть несколько концепций вещих сновидений. Всем небезызвестные истории, когда, например, когда художник Коровин увидел смерть Шаляпина в своем сновидении. Многие видят в сновидениях предболезни. На сегодня наработки наших русских ученых говорят о том, что сновидение может быть о состоянии предболезни. Поэтому иногда утром проснуться, прислушаться к своему психологическому здоровью в сновидениях – очень даже неплохо.

- Спрашивают: «Так сложилось, что спать мешает посторонний шум постоянно, насколько вредно использовать каждый день беруши?

Григорий Анисимов: В принципе, я здесь, конечно, не лор-врач, не знаю, насколько они могут как-то влиять на наружно-слуховой проход, но во всяком случае беруши можно использовать. Я здесь отвечу вам словами моей пациентки. Я ей говорю, что вот есть жаворонки, совы и голуби, а она мне говорит: «Нет, еще есть четвертый тип – дятлы, которые спать мешают». Надо вот решать вопрос с этими шумами все-таки.

- Здравствуйте, вы в эфире, как вас зовут?

- Меня зовут Татьяна Аркадьевна. У меня мужу 73 года, пенсионер, он не спит уже 5 лет. Скажите, можно его вылечить или нет? И как с вами связаться, как попасть к вам на прием.

Григорий Анисимов: Дело в том, что на сегодня в мире не зафиксировано ни одного случая, чтобы человек не спал десятилетиями. Поверхностный сон бывает структурированный, сон с частыми пробуждениями, но человек спит. Нужно решать проблему. Что это? Возраст? Что привело к бессоннице? Иногда бывают психологические ошибки – человек спит, а он не чувствует, что спал. Поэтому, пожалуйста, звоните, приезжайте. Еще раз скажу телефон – 215-59-53.

- Здравствуйте, вы в эфире, как вас зовут?

- Добрый день, меня зовут Яна. Моему внуку три года, он ходил в частный садик до полутора лет. Там привыкал к режиму. Потом появился второй ребеночек, он перестал дома спать, они перестали его водить. Дома днем не спит, вечером ложится в разное время, в 8, в 10, в 12, с планшетом. Стал очень раздражительный, немножко агрессивный. Расскажите, что сделать и что посоветовать родителям. Я бабушка.

Григорий Анисимов: Я скажу, здесь два аспекта. Первое – у ребенка повысился радикал тревоги, связанный с тем, что появился конкурент – второй ребенок в семье. По своей сути мы эгоцентричные, у ребенка включается структура мозга, отвечающая за коадаптацию, за адаптацию к стрессу. Для него сейчас в семье стрессовая ситуация. Второй момент… Ребенок начинает добирать за счет ночных часов, ложится поэтому в 8-9, так как днем перестал спать. Оптимально неорганизованный ребенок, который не ходит в детский садик, с трех лет днем может не спать, забирая за счет ночных часов. Проблема одна есть – засыпание с планшетом, это патологический ритуал, и в разное время. То есть у ребенка опять нет режима, а режим – это ритм и постоянство.

- Забрать планшет?

Григорий Анисимов: Да. Лучше сказка, как нам уже сегодня рассказывали…

- Радио здесь спасает. Пожалуйста, есть детское радио, есть песни.

Григорий Анисимов: Ритм музыки, ритм стихотворный, ритм сказки – вот, что поможет. И правильное время для сна, засыпание с бабушкой, с мамой... Вопросов нет. И, может быть, с психологом посоветоваться об оптимизации режима дня, и помочь ему адаптироваться к изменившимся условиям.

- Спасибо огромное за отличный эфир! Напомню, сегодня в программе "Здоровый подход" был врач-сомнолог, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры неврологии Пермского университета, директор пермского медицинского педагогического центра «ЛИНГВА БОНА» Григорий Анисимов.

Григорий Анисимов: Я вам желаю не просто здоровья, а здорового сна. Спасибо!

- Спасибо, до свидания!

________________

Программа вышла в эфир 12 апреля 2016 г.

Обсуждение
4254
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.