Верхний баннер
10:33 | | 26 ФЕВРАЛЯ 2017

$ 57.48 € 60.45

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
18:22, 05 мая 2016

«Читатель мне написал: «Я музейный работник из Калининграда, я захожу каждый раз на ваш сайт и радуюсь, что сегодня умер не я», – Залина Маршенкулова, создатель сайта Breaking Mad

- Добрый день, дорогие радиослушатели! В эфире «Эха Перми» программа «Дневной разворот», у микрофона Юлия Желнина. За звукорежиссерским пультом Мария Зуева. В гостях у нас сегодня Залина Маршенкулова. Говорим сегодня мы о проекте «Breaking Mad», автором этого проекта...

- Привет всем, это я!

- Да, у нас сегодня Залина в гостях. Хочется немного рассказать об этом проекте, и я, наверное, передам тебе слово, буквально пару минут. Вот знаешь, мне кажется, что такие проекты создаются – а сейчас Залина расскажет, что за проект – создаются, знаешь, на кухне, когда вот ты сидишь, смотришь в ночь и думаешь: хочу-ка я что-нибудь этакого! Да?

- Ну не совсем, я думаю, такая история. Мне кажется, это такой психотерапевтический проект, я всегда с самого начала об этом говорю, потому что чаще всего у меня спрашивают: не убивает ли вас собирать этот «трэшак»?

- Т.е. это агрегатор новостей?

- Да, это агрегатор новостей, да, самых интересных, роковых и интересных событий.

- Т.е. там по рубрикам, да, как я видела?

- Да, там собраны новости по рубрикам: «Страшное», «Странное», «Смешное» и «Самое популярное» – это то, что популярное выходит уже непосредственно по действиям самих читателей, т.е. она сами выводят что-то в «Популярное», что им больше нравится. Значит, в «Страшном» – это… здесь надо отметить, что в «Страшном» собраны все равно тоже веселые события, просто, скажем так, которые подходят под меткой «черный юмор», наверное. Как такового «трэшака» и ничего страшного-ужасного на сайте нет – тут строгая редактура и строгий отбор. Поэтому и функция у сайта такая, психотерапевтическая, и я думаю, что родился он во многом из моего личного Твиттера, наверное, как авторский проект. А потом так получилось, что этот авторский проект стал интересен кому-то, более, чем одному человеку, скажем так. Он был не совсем на кухне, я довольно долго вела свой личный Твиттер, у меня такой, как говорят некоторые мои читатели, личный Твиттер – «принцесса Жмури» меня называют. Есть принцесса Нури, а я принцесса Жмури.

- И, соответственно, «Breaking Mad» родился тоже...

- Да-да, он родился из моего личного, Твиттера, я просто решила, что пора как-то выходить за пределы, раз это пользуется неким спросом. И так получился «Breaking Mad».

- С какой новости бомбануло? Когда уже стало совсем известно?

- Да, когда вот 30 прям тысяч уникальных посетителей на сайте было, когда я сделала новость, просто перевела новость «Хаффинтон Пост» про то, что котенок вылечился благодаря костюму грибочка. Это просто, мне кажется...

- Т.е. суть ты новости не меняешь?

- Нет, я просто делаю заголовок, такой, чтобы он заставлял остановиться и подумать над ним, скажем так, заставлял остановиться, зацепил.

- И все?

- Суть еще, конечно... Здесь очень важно отметить, в чем, скажем так, разница с какой-то «желтухой». Наверное, в том, что заголовок не перевирает событий никогда, т.е. он может быть сколько угодно прекрасным, сколько угодно замечательным, но он не должен перевирать события, он должен его практически буквально передавать. Вот это, наверное, единственное условие, и я думаю, что в этом тоже есть дополнительная какая-то соль.

- Численность вашего коллектива, сколько человек с тобой работает?

- Сейчас – да, здесь важно отметить, что я одна его делаю где-то в течение года, полностью одна.

- Т.е. креативный директор, журналист.

- Это была, естественно, не основная моя работа. Да, да, это была не основная моя работа, естественно.

- А у тебя есть журналистское образование?

- Да, я закончила журфак МГУ.

- Да ты что!

- Да, конечно, у меня есть журналистское образование.

- Круто!

- Я работала журналистом, потом работала в пиаре какое-то время, потом вот мне стало интересно заниматься новыми медиа. Ушла заниматься новыми медиа. И, да, я работаю абсолютно по специальности, наверное, в процессе работы в журналистике и в пиаре, в SMM и вообще в прочих медийных проектах у меня появилась такая некая, если можно это назвать, здоровая ненависть к тому, что происходит – к новостям. Говорят, что кто не работал в новостях, тот не пожил, как я люблю говорить. В определенный момент, когда работаешь долго в новостях, они тебя просто начинают бесить, ты просто ненавидишь новости и все ненавидишь там, ну это такая здоровая ненависть.

- Зачастую из-за информационных поводов или из-за того, как их пишут?

- По обеим причинам, по обеим причинам – и как их пишут, и из-за того, что там зачастую этих информационных поводов нет, там их надо как-то искать, и даже когда они есть, либо это все превращается в какой-то информационный шум... В общем, я бы назвала это все «информационная мясорубка» такая.

- Да, контейнер.

- Да, и либо, потому что новости, как правило, унылые, скучные, неинтересные, они не вытаскивают те вкусные детали события, которые, собственно, нужно вытаскивать, ну по этим, грубо говоря, олдскульным правилам журналистики делают унылый такой информационный сухой заголовок.

- Да, пирамида, «Что? Где? Когда?»...

- Да, допустим, журналисты, они привыкают к тому, как мне кажется, что они перестают интересоваться событием как таковым, они перестают видеть живой материал в этой информации, в новостях. Мне кажется, что это тупиковый путь, потому что человеку-то как раз нужно рассказывать живой материал, потому что человек пока еще живой, слава богу, вот, и лучше бы ему рассказывать, живой передавать материал, а не мертвый вот этот, непонятно для кого, непонятно для чего. И вообще на сегодняшний день есть такая проблема, наверное, она такая, вечная, что журналист не понимает очень часто, ни для кого он пишет, ни для чего он пишет, ни о чем он пишет, и что он, собственно, хочет сообщить. Мне кажется, эти основные вопросы, они так банально и просто звучат, но я на сегодняшний день мало вижу у кого ответы, собственно говоря, на эти вопросы, потому что когда человек садится что-то делать, он должен четко понимать, для кого и для чего он это делает – я вот этого понимания часто не вижу. И поэтому очень важно с учетом ответов на эти вопросы как-то действовать и писать, что-то делать, я понимаю, что нужно делать что-то такое, как говорят рокеры, f*ck the rules, как говорится, что-то такое против правил, то, что поможет человеку, во-первых, просто читателю, наверное, выразить и выбросить свои какие-то негативные эмоции – в этом очень помогает, мне кажется, мой ресурс, так, во всяком случае, пишут мои читатели. По отзывам если судить. И в то же время он помогает всему журналистскому сообществу то же самое сказать, что говорится в моем популярном тэге… не буду его произносить.

- Цензура.

- Да, цензура. И мне кажется, что здесь поэтому, как говорят мои коллеги журналисты из РБК, из «Коммерсанта», мои, в основном, друзья, которые любят почитывать вечерами мой сайт, как они говорят, это им помогает действительно отдохнуть и в то же время выразить какой-то негатив. Посредством вот этого сборничка...

- Т.е. тебя это устраивает?

- Да, меня это более чем устраивает, потому что для меня очень важно, что если мы говорим о каком-то негативе, о какой-то ненависти, о какой-то чернухе, то все это только в терапевтических целях происходит. На самом деле интернет, социальные сети, блоги и прочее-прочее – у них огромная психотерапевтическая функция. Да, вот меня часто приглашают на круглые столы на тему «Ненависть в интернете», и я всегда хохочу просто на этих круглых столах, и вот там долго-долго умные люди, главные редактора всяких федеральных изданий, они долго-долго рассуждают, вот как же так, почему люди в интернете такие злые? Вот реально где-то по часу мы сидим и обсуждаем вот такие вопросы. Я всегда говорю, что люди не злые, и не злые только в интернете или не злые только в реальности. Интернет – это площадка для выражения эмоций.

- Для того, чтобы выбросить этот багаж некий и пойти дальше с легкой душой, т.е. если человек, условно говоря (опять же, не буду нецензурно выражаться), что-то пишет в интернете, даже не значит, что он так думает на самом деле, т.е. это очень важно понимать.

- От того, что он анонимно это пишет, наверное, это ему прибавляет храбрости?

- Да, да. Он просто выражает свои эмоции, да, и чтобы психотерапевтическую какую-то функцию выполнить. И все. И значения я бы этому сильно не придавала. Потом, опять же, раздражающих факторов очень много в этом же интернете, да, и человеку необходимо же высказывать свой какой-то негатив, ненависть. Я не понимаю, почему надо стесняться негатива и ненависти, ничего в этом стыдного нет, в чувствах, и человек это не должен скрывать – можно так от рака умереть. Поэтому для этого есть интернет, я ничего в этом плохого не вижу, поэтому когда это превращается в какую-то проблему – «ненависть в интернете» – мне кажется, это дико смешно.

- Когда еще обсуждают с таким серьезным лицом…

- Да нет ненависти в интернете, все эти люди, большинство из них, которых я знаю, ужасные злобные тролли, в жизни они все милейшие люди, как правило.

- Журналисты, которые пишут все эти пресс-релизы таким занудливым языком, они, по-твоему, тоже достаточно злые, им, может быть, стоит переключиться? В чем секрет, что ты хочешь вот сейчас донести своим этим ресурсом, какой месседж журналистам, скажем так?

- Дело в том, что все начиналось с того, что я ничего не хотела донести, я просто куражилась, скажем так.

- Да, а сейчас уже все – понеслась?

- Нет, я и сейчас куражусь, т.е. я и сейчас просто вот, знаете, как говорят, просто любить свое дело и получать от него удовольствие, и его начнут любить другие, так же, как психолог говорит – люби себя, и тебя начнут любить все остальные. Вот здесь то же самое, так происходит. Ты любишь свой проект, ты куражишься, делаешь его с удовольствием, хорошо стараешься его делать, качественно, вкусно, с любовью, грубо говоря…

- Подожди, этот проект твой любимый приносит тебе денег, заработок? Или он так, для души?

- Нет, приносит, да.

- Приносит.

- Это так случайно получилось, изначально не планировалсь, что он вообще будет какой-то заработок приносить. Это делалось, вот я говорю, скорее как арт-проект. Некое мое самовыражение, один из способов самовыражения – вот так я скажу. Просто это очень важно отметить: это не задумывалось как какой-то глобальный проект, как медиа, ещё как-то, потому что все говорят, как СМИ. Нет, это задумывалось скорее как арт-проект, как способ самовыражения, – вот так я бы сказала, все-таки.

- Напомню, в гостях у нас сегодня Залина Маршенкулова, создатель проекта «Breaking Mad».

- Привет!

- Да, мы уже поговорили, наверное, о его составляющей, о чем он и для кого он, и что это все-таки вот такая вот душа Залины, да, т.е. ее воплощение в интернете. Хотелось бы поговорить теперь о составляющей самого ресурса по рубрикам, т.е. ты утром садишься, начинаешь свой рабочий день, да, проходишь по сайтам, ищешь… объясни, пожалуйста...

- Ну да, поскольку моя профессия всегда связана с тем, что я работаю в новостях, я должна быть всегда в курсе всех новостей, то мне это несложно делать – мониторить, смотреть. Как говорит наш зам шеф-редактор в «Коммерсанте», он говорит: «Я не будут обсуждать новость, которой уже час». Вот, ну т.е. я к тому говорю, что когда человек живет постоянно в новостях, он в них купается, т.е. нет никакой сложности выискивать и искать что-то, тем более когда у меня уже есть некая своя корреспондентская сеть, можно так сказать. Мне присылают просто на почту кучу новостей, и...

- Т.е. уже поняли, что ты хочешь?

- Да, сейчас уже да, действительно. Видите как, читатель оказался безумно обучаемым. Если в первые месяцы присылали какой-то шлак, то теперь присылают прямо 100-процентное попадание, 100% из Брянска, из Ульяновска – откуда угодно.

- Что это за 100-процентное попадание?

- 100-процентное попадание – это новость, которая попадает на «Breaking Mad».

- Я понимаю, но какая она должна быть? Вот, допустим, сейчас...

- Она должна быть не «желтой», нигде не должно быть вынесено событие в заголовок, это не должен быть «трэшак» типа кто-то кого-то убил, изнасиловал, да, какой-то несмешной совершенно, вот основные правила, да. Должна быть какая-то черная изюминка.

- Давай сейчас почитаем твои новости, я вот тут немножко с портала твоего стырила, так сказать, и сейчас вот плашку нам новостную поставит Маша и почитаем:

В Калининграде Вечный Огонь заменили картонным

В поселке Переславское Зеленоградского района на воинском мемориале памяти о Великой Отечественной войне горит нарисованный вечный огонь. В трубу, из которой должен идти газ, вставлена металлическая заглушка, к которой прикреплен лист из плотного картона с нарисованным пламенем.

 

Челябинские чиновники решили проблему благоустройства фотошопом

На официальном сайте Сосновского района появились отредактированные фотоснимки встречи в деревне Косарги, которой, как утверждают местные жители, на самом деле не было.

Власти Челябинской области разместили сообщение об установке 30 светодиодных фонарей в одной из деревень. Чиновники якобы встретились с местными жителями, и в подтверждение на официальном сайте региона появилось три фото. Но даже невооружённым взглядом видно, что снимки были отредактированы в фотошопе. 

 

Омский заключенный выпустил в мир пять синтепоновых енотов

На днях стало известно о необычном хобби одного из сидельцев исправительной колонии №4 в Омске. 30-летний мужчина увлекся изготовлением добрых и милых детских игрушек. Он обучается мастерству в местном профучилище, в качестве поприща заключенный избрал изготовление мягких игрушек, набитых синтепоном. Сам создатель живности пока остается в колонии – за имущественное преступление ему предстоит сидеть и творить енотов еще год.

- Вот так вот.

- Да, неплохо.

- Т.е. по сути новости, они обычные, но ты в заголовок выносишь вот эту самую, самый смачный, вкусный момент, да?

- Да, как я и говорю, что красота, она всегда в деталях, т.е. очень часто… Здесь еще в чем умение заключается, очень часто потому что новостники не любят новости и не хотят выяснять, в чем суть события, в чем живой материал. Бывают какие-то новости совершенно потрясающие, но заголовок… не выяснено, что у них, там просто… ну них там «Сбила машина почтальона», грубо говоря, а там выясняется, что три почтальона ехали на горящем грузовике, выскочили посреди трассы, грубо говоря, и там что-то дальше начало происходить, ну т.е. событие на самом деле гораздо ярче, интересней, там какие-то всегда вкусные детали есть.

- Ну вот это необходимо для трафика или?..

- Нет, это необходимо просто для того, чтобы это было красиво и правильно.

- Я понимаю, но вот опять же, ты часто пишешь все равно про… ну, трэш такой, да, про пожары, про убийства.

- Мне главное, чтобы это было весело на самом деле.

- Т.е. это, по-твоему, весело?

- Это единственное правило. Ну да, не только о темном. Мне же читатели вот говорят: а это нормально, что мы зашли в раздел «Страшное» и смеемся? Ну вот как бы да, это нормально. Так и задумано, чтобы ты зашел в раздел «Страшное» и смеялся.

- Т.е. журналистская этика все равно присутствует, когда ты начинаешь обрабатывать материал?

- Да, присутствует, присутствует. Нет такого, чтобы там что-то вопиющее, что-то обижающее кого-то, оскорбляющее – это я все не люблю, или разжигающее какую-то ненависть, злость. Вот, например, меня очень многие коллеги и Киева просят вставить какие-то тоже материалы про Украину, т.е. они говорят, что трэш не только же в России, у нас тоже, короче, мы тоже хотим свое отделение на «Breaking Mad».

- За рубеж.

- Я говорю: ну, понимаете, из-за того, что у нас не совсем простые отношения, я не хочу, чтобы это выглядело как какое-то... дрова в огонь нашего конфликта, наших стран. Потому что ещё считаю, что Россия и Украина – это брат и сестричка, две сестрички, мы должны быть друзьями, дружить, не ругаться, ни в коем случае не воевать, это один народ, я так считаю.

- О чем ты ещё бы никогда не написала?

- Поэтому я не пишу, ничего не разжигаю. Ну вот когда какие-то мне присылают… совсем какой-то ужас, какие-то изнасилования, расчлененка уж совсем там какая-то... Ничего такого не писала я, вот это точно могу сказать, не ставила.

- Мы поговорили о том, что ты стоишь как создатель в начале этого проекта, а сейчас с тобой трудятся еще?..

- Да, у меня появилось два добровольца, редактор одна потрясающая – девушка Света Чалова из Челябинска, и Василий Басов из Ставрополя.

- География.

- Да, я имена говорю специально, потому что это потрясающие совершенно люди, это большой успех и счастье, что я с ними познакомилась, потому что на удивление мы сошлись в своем видении авторского проекта, скажем так. Как я говорю, это тот момент, когда ты делаешь авторский проект, приходят другие люди и делают твой авторский проект лучше тебя. Да, такой смешной момент. Действительно, потрясающие совершенно ребята, да. Света вообще пришла и говорит: «Я готова работать за некролог», чем сразу меня покорила просто, да.

- Вот как покорить Залину.

- Да-да-да.

- Мотайте на ус.

- Да, я готова вообще, говорит, так, и она, конечно, просто гений мониторинга, просто вот этот человек может найти 20 крутейших новостей раньше всех, быстрее всех, она быстрее «Интерфакса» работает, серьезно, у нас какие-то новости появляются, у «Интерфакса» они выходят, во всяком случае по Твиттеру, позже чем у нас на час появляются, т.е. ну просто гений. Да, серьезно, вот что касается...

- Просто почему так говорит Залина – потому что у нее очень удивленное лицо...

- Да-да, это действительно очень круто, просто говорю, вот даже не могу подобрать слов, совершенно потрясающие ребята, да, и они вот мои теперь тоже редакторы, со мной работают вместе, и я очень этому несказанно рада. И особенно то, что они из разных регионов, это очень здорово и классно.

- У тебя, кстати, зачастую на ресурсе, ты берешь информационные поводы из Перми – ну не часто, но присутствуют.

- Частенько, да. И вот хитрый пермяк выступает на «Breaking Mad», затейливый пермяк.

- Да, и вот ты здесь. Это как-то связано? У тебя сложилось уже какое-то впечатление о городе?

- Ну вообще как-то, да, я вообще, надо сказать… Прежде всего мне очень важно всегда это подчеркивать: у меня русофильский ресурс. Да, есть очень много русофобских, знаете, ресурсов, где обсир*ют Россию, города России, что россияне такие ужасные, пьют, матерятся, ну, в общем, все плохо. У меня, наоборот, все очень хорошо, т.е. у меня, наоборот, такой гимн любви к своей стране, к нашим городам, в том числе к Перми, я люблю и пермяков, и омичей, я просто обожаю кузбассовцев, которые каждый день что-то поджигают – это-то я вообще просто обожаю

- Спасибо им за это, да.

- Я считаю, что да, у всех есть свой какой-то колорит, вот у пермяков свой колорит, у омичей свой, у жителей Кемерово свой колорит. Это очень здорово, но есть какое-то свое вот объединяющее такое – российской самобытностью это называют, т.е. такая непобедимость и непредсказуемость, вот, это самые главные, наверное, два качества, которые объединяют все российские города одинаково. Я вот думаю, что это очень здорово, это такой объединяющий, действительно, людей, наверное, в чем-то ресурс, и он исключительно как гимн любви выступает.

- Да.

- Поэтому Пермь...

- Судя по новостям, такой гимн любви.

- Да, мне кажется, что, да. Понимаете, какая штука, когда мне говорят, что вот там какие-то ужасы, я это не воспринимаю как ужасы. Понимаете, если видеть в трагедии трагедию, мы так далеко не уедем. Т.е. не зря один из слоганов «Breaking Mad» – это «Пока смерть не насмешит нас». Мне кажется, что достичь определенного уровня просветления и мудрости некой можно, когда ты к смерти перестанешь так относиться.

- Такой сатирический журнальчик у тебя получился.

- Да, да, это сатира, и именно вот так, т.е. «Пока смерть не насмешит нас», поэтому я не вижу ничего, то, что там человек... Знаете, вот это же, понимаете, всегда смерть идет рука об руку с каким-нибудь безумием или с какой-нибудь нелепой случайностью, это очень часто происходит. Вот у меня друг даже, далеко не глупый человек, он мне рассказывал потрясающую историю – мне кажется, она с каждым происходит – он говорит, что он сидел в ванной, и его подруга брила голову ему машинкой в это время, и она, в общем, упала в ванну. Ну и там, естественно, она слава богу, вытащила из розетки, как бы оторвалась, и с ней ничего не произошло, но он говорит: о том, что я могу умереть, мы подумали, только когда проржались уже над этим. Т.е. они даже не думали о том...

- Сейчас слушатели, наверное, недоумевают, наверное, какая у нас персона сидит, но это действительно так. Вы просто зайдите на сайт и почитайте, у вас о Залине сложится сразу представление.

- Да, поэтому очень часто все идет с левыми случайностям, т.е. очень часто действительно человек за 2 секунды до смерти даже не думал, что он умрет, когда люди очень часто головой автобус останавливают, еще как-то, и это, на самом деле, очень интересный момент, как мне кажется, топология смерти.

- Философская.

- Да-да-да, и все это – я говорю, что я просто призываю никогда не видеть в трагедии трагедию. Вот так я считаю. Просто действительно, и если... есть просто два пути: либо мы находим вот что-то красивое, интересное, смиряемся с этим, философски к этому относимся, либо мы закрываемся и убегаем в какой-то слабоумный позитив, как я это называют. Мне кажется, побег от реальности и уход от нее – это не лучший способ спасения.

- Напомню, сегодня в гостях у «Эха Перми» Залина Маршенкулова, я думаю, даже она помогает мне сегодня, создатель проекта «Breaking Mad». И мы говорим, конечно же, о ее проекте, зачем она приехала в Пермь. Вообще, зачем ты приехала в Пермь?

- Да, я все пытаюсь это рассказать. Я приехала к друзьям, на самом деле. Дело в том...

- Я была уверена, извини, перебью, что ты тур устроила по городам, вот пошла знакомиться со своей аудиторией, так сказать.

- Это тоже, да, действительно, теперь у меня следующий на очереди Омск должен быть. Нет, это хорошая мысль, я над ней еще подумаю, конечно, но прежде всего причина – у меня просто близкая подруга, она пермячка, и вот я с ней и поехала сюда.

- По злачным местам Перми, так сказать.

- Да.

- Где информационный повод, там и Залина.

- Да, да, да. Вот она уже давно просто живет в Москве, работает в «Секрете фирмы», выпускающий редактор Ирина Постникова, могу сказать, звезда Перми, моя лучшая подруга, я к ней давно обещалась приехать в Пермь, вот я приехала.

- Залина, мы, кстати, говорили с тобой о том, что вы опережаете «Интерфакс», РИА «Новости», «Коммерсант». Они пользуются вашим вот этим способом преподнести новость, т.е. какими-то заголовками такими яркими?

- Есть мемы, которые уже укрепились за пару, наверное, лет в медиапространстве, скажем так, и, да, действительно, стали. Вот, например, такой устойчивый оборот «и умер» у меня используется – «поел пирожков и умер», условно говоря. И теперь вот я увидела, что теперь «Газета.ру» это использовала, потом LifeNews это использовали, видела уже и на «Интерфаксе» такой оборот. Т.е. это стало таким мемом, и как-то почему-то, опять же, это стало таким разрешенным уже мемом – в принципе это запрещается, так делать нельзя. Так-то если я буду говорить как сотрудник федерального издания, то так запрещено делать. Но вот почему-то я видела уже непосредственно на сайтах – ну понятно, что в соцсетях ты можешь выйти за рамки, а я уже это видела просто на сайтах, это вот такой устойчивый мем «и умер». И все, в принципе, ничего в этом плохого не вижу. Здесь просто важно отмечать, что я же все-таки это делала как арт-проект во многом, но это, наверное, здорово, что какие-то эти штучки...

- Выходят за рамки.

- Выходят за рамки, да. Наверное, это неплохо. Я думаю, что это неплохо, мне так кажется.

- Мы с тобой затронули немного тему интерактивности с твоими... потребителями твоего контента...

- Потребители!

- Да-да-да, ужас-ужас. Как ты еще с ними контактируешь? Они тебе присылают новости?

- Да.

- Или как у тебя проходит общение?

- У меня там на сайте есть формочка, через которую можно отправить ссылку или текст – что угодно, есть социальные сети, где можно писать комментарии, у меня «ВКонтакте» очень активная аудитория безумно, там просто какое-то прям такое сообщество уже устоявшееся, и там очень весело. Мне кажется, там комментарии смешнее, чем новости. Там пишут такие смешные комментарии, я захожу почитать комментарии, чтобы поржать – очень смешно пишут, реально просто уже такие сидят остряки...

- Постоянные.

- Да, постоянные остряки, я прям до слез там смеюсь. Да, это очень здорово, что сформировалось некое сообщество, и оно довольно активно.

- Вас уже насчитывается много? Сколько вас там – тысячи, нет? Армия твоя.

- Да, тысячи.

- Семь? Нет, побольше?

- Побольше, нет. ВКонтакте нас уже где-то за 30 тысяч перевалило, и в Твиттере так же – 30, около 30.

- Вот негатив какой-нибудь все равно пишут там, что это может быть глупо или наоборот, или не воспринимать его серьезно, есть вот такое?

- Да вот, на удивление, нет, потому что по идее-то должен быть, такого не было вообще никакого негатива.

- Никакого?

- Ну да, я говорю, что на удивление, потому что люди как-то очень быстро все поняли, что к чему. Вот один или два раза было обвинение какое-то, что это русофобский очередной сайт был такой, и все. Один или два раза всего, а большая часть отзывов каких-то читателей, медийщиков, ещё кого-то о том, что, наоборот, вот самые два таких наиболее часто повторяющихся отзыва – это то, что сайт помогает им выйти из депрессии, вот так мне действительно пишут люди. Вот, например, до сих пор, я там даже прослезилась, мне написал письмо, по-моему, как он себя представил, кандидат экономических наук из Екатеринбурга, сказал, захожу на ваш сайт, чтобы выйти из депрессии. Да, т.е. вот таких отзывов гораздо больше. Еще был очень смешной отзыв от парня, он работает в музее в каком-то, я вот уже не помню, к сожалению.

- Он писал, что он музейный работник из Калининграда, и он говорит: вот я захожу каждый раз на ваш сайт и радуюсь, что сегодня умер не я. И опять мы смеемся над этим! Ну как-то это еще так смешно сформулировал: я каждый раз очень радуюсь, что сегодня кто-то умер, и это был не я.

- В общем, ты стимулируешь эмоции людей. Какие у тебя планы? Может быть стоит какую-нибудь книгу выпустить или действительно с семинарами проехаться по городам?

- Ну вот да, меня приглашают с этим, надо просто подумать, как это все оформить в некий может быть сборник лучших историй или еще что-то, я над этим вот думаю сейчас, какой-то может быть сборник самых лучших историй сделать.

- Спецвыпуск?

- Да, да. А так у нас есть какие-то там подборки тематические, приуроченные к какому-нибудь дню, к празднику, событию, и есть такие, что я называю, батлы, т.е. битвы, «Омич против пермяка» – у меня вот есть такое, типа кто круче?

- Да ты что!

- Да.

- Поподробнее, это что такое?

- Ну т.е. это сборник лучших новостей про омичей против сборника лучших новостей про пермяков, называется «Омич против пермяка».

- И голосуют за них?

- Да. Надо выбрать, кто побеждает.

- А потом они с гордостью возвращаются к своей скучной работе?

- Да, да, да. Мне кажется, это здорово, такая дружеская битва. Типа кто безумнее и веселее, круче.

- Понятно. Ну что, мы должны уже заканчивать нашу программу. Очень жаль, что все вот так быстро заканчивается. Я желаю вам успехов на вашем поприще.

- В нелегком труде.

- Да, в нелегком труде. Я сегодня как журналист почерпнула много нового.

- Спасибо!

- Я была, кажется, знаешь, на каком-то действительно уроке – как нужно, как не нужно, что нужно добавлять. Я думаю, нас послушали различные СМИ, и они примут на заметку. Спасибо тебе большое, Залина, что приехала в Пермь!

- Вам спасибо!

- Приезжай еще, когда у тебя тут уже... У нас-то, на самом деле, у «Грин Плазы» ее ждет уже толпа фанатов, она тут отбивалась дубинками.

- Да-да-да!

- В общем, всего доброго вам, всего хорошего. Залина, спасибо еще раз!

- Спасибо!

_____________________

Программа вышла в эфир 5 мая 2016 г.

Обсуждение
4075
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.