Верхний баннер
10:38 | | 26 ФЕВРАЛЯ 2017

$ 57.48 € 60.45

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
14:14, 11 мая 2016

«Мне кажется, что хороший художник понятен везде. Я стараюсь быть хорошим художником, и на мое искусство откликаются в разных странах, и в России тем более», – Леонид Тишков

- Добрый день, уважаемые слушатели «Эха Перми»!  В эфире программа «Красный человечек», меня зовут Анна Букатова, и сегодня наш гость – российский художник Леонид Тишков. Здравствуйте!

- Да, добрый день!

- Не могу не спросить, как вам Пермь со взгляда художественного?

- Пермь всегда замечательна, я очень люблю Пермь, я же не первый раз здесь, и всегда с очень большой радостью приезжаю, и мне всегда везет почему-то, не знаю, может быть всегда такая солнечная погода и всегда такое ясное небо, вот. Сегодня, правда, с утра немножко как-то… и не знаю, что будет, что будет потом.

- Кстати, погода у нас часто меняется.

- Во вторник, что будет во вторник, т.е. сегодня.

- Скажите, а давно в последний раз у нас были?

- Я был… сейчас я вспоминаю, ага, это была выставка, посвященная кино, любительскому кино в музее наива, Агишевы приглашали меня, я делал инсталляцию «Мерцающий кинолюбитель».

- Давно это было?

- Это было года, наверное, 3 назад.

- Хоть что-то изменилось в городе?

- В городе... он стал, он чище стал.

- Вот, а то постоянно ругаемся, что у нас грязно.

- Нет, ну я же, я просто живу на Комсомольском проспекте, там как бы через 2 дома, и рядом с художественной галереей, поэтому тут немножко не очень довольны, что у нас спуск там ремонтируется, ну, я представляю, какая будет лестница замечательная, так что надеюсь, на будущее приеду, и уже у нас будет спуск к реке, и всё будет шикарно.

- В этот раз вы представляете в Перми уже, в Пермской художественной галерее свою выставку «Взгляни на дом свой».

- Да.

- Расскажите подробнее, что за проект?

- Дом – это все, да, для меня дом – это космос, это такая вселенная, которая содержит в себе какие-то сказочные вещи, воспоминания о моем детстве, это модель мира, всего мира, именно уральского мира, потому что я родился на Урале в Свердловской области в небольшом городке Нижние Серги, может быть кто-то даже знает и отдыхал там в Нижнесергинском курорте, там минеральные воды такие. Но рядом со мной там был металлургический завод, и мой дедушка был мастером на металлургическом заводе, и мама учительница, отец учителем в средней школе, и весь дом у нас, а родился я в деревянном доме большом с крытым двором под горой, на берегу пруда, и все это явно как-то тянуло на то, чтобы я стал таким мифографом, т.е. описателем всяких мифов. Я еще к тому же, я был такой мечтательный ребенок, увлекался Бажовым, ну и все, и пошло-поехало, я стал сочинять истории, сказки, и само изобразительное искусство, оно стало таким орудием для того, чтобы рассказывать истории, уральские истории. И вот одна из таких важных историй у меня, которую вы увидите на выставке, это то, что делается вот из старых одежд, из тряпочек.

- Это вязанный такой человек?

- Вязанный человек.

- Ой, расскажите подробнее, это даже на картинке удивительно выглядит.

- Да, Вязанник – это назвал я сам его.  

- А, Вязанник.

- Да, Вязанник. Как бы вот есть Леший, да, Банник, есть всякий Водяной, там всякие другие, Огневушка-поскакушка, да, Полоз. Вязанник – это мной придуманный, т.е. вязанное существо, такой уральский Голем, и именно он мягкий, яркий, теплый, потому что здесь у нас не так жарко, прохладно, и поэтому мы любим очень тепло одеваться, и этот без лица, такой скафандр закрытый.

- Т.е. абсолютно такой, ни одной части тела открытой не остается?

- Ничего не остается, т.е. ты его…

- Носок такой человеческий.

- Да, человеческий такой чехол.

- Чехол, да-да-да.

- Чехол для тела человека, и когда ты его надеваешь, то он же крючком вязанный из старой одежды, то все равно дырочки есть, ему можно видеть все. И я попросил свою маму…

- Это она вязала?

- Да, чтобы она связала мне. Ну, мне нужно было, во-первых, ее занять как-то, она не хотела уезжать со мной в Москву, три брата, мы все живем в Москве, а она наотрез отказалась, одна жила в Нижних Сергах, и говорит, что вот здесь родилась, я здесь умру, здесь мои ученики, здесь все друзья, подруги и родственники, все, и всё, в общем, я не поеду. Тогда я придумал ей, пусть она зимой вяжет мне, произведение искусства вяжет. Они мне связала много чего, и, собственно, в начале 90-х годов это вот эта история и началась. А этот Вязанник – в первый раз я его показывал в доме-музее Бажова на улице Чапаева, там, на заднем дворе, это было очень давно, это в 2003 году было или в 2000-м, а потом он уже стал путешествовать по свету, потому что…

- Скажите, а дом-музей в Екатеринбурге?

-  Да, в Екатеринбурге.

- Я там была недавно, там замечательный задний двор.

- Да, задний двор.

- И там он выставлялся.

- Да. Мне даже предложили выбрать любое помещение, я выбрал, «завозни» называется.

- Ага.

- Там, куда привозили сено, где скотину держали, и вот я там это сделал, там видео пустил прямо, я записал документальный фильм, который на этой выставке вы увидите, где мама рассказывала, кто что носил, т.е. удивительно, вот ее память, короткая память была не очень хорошей, а вот та вот длинная память, или как она называется, она помнила вот это, говорит, эта тряпочка – это было приданое мое, а еще это было до войны, а это вот фартук Антонины Кузьминичны или прочее, она все рассказывала.

- По типу ковриков таких кругленьких, да?

- Да, конечно.

- И он вяжется, да, из кусочков ткани, я просто поясню, мало ли кто, вот не представлял, не видел картинку-то ещё не выставке.

- Вот это мне хочется устроить здесь мастер-класс, может быть на музейные ночи.

- Ага.

- Я приеду ещё раз сюда, и мы сделаем действо такое, мастер-класс, где мы будем изготавливать эти, научимся, я наконец-то научу вязать коврик, потому что меня мать научила вязать.

- А, вы тоже умеете?

- Да, она научила, потому что она сказала, ну вот меня не будет, а ты вот носишь этот, а я в нем одевался и в лесу снимался в видео как такой… как снежный человек…

- Ну да.

- Бродил по заснеженному лесу, тоже это видео есть. И, говорит, порвется все у тебя, тебе нужно это все починить, давай я тебя научу вязать. Она меня научила вязать, это такое замечательное и увлекательное дело – вязать крючком, и это даже мне послужило такой… моментом такого освобождения, такого успокоения после того, когда мать уже покинула земные пределы, и я вернулся домой, было большое количество вещей – осталось от нее, ну и я в общем поступил так, как поступали моя бабушка, как поступала моя мама – я ее разорвал…

- На ленточки?

- На ленточки, и стал вязать, и связал несколько объектов посвящения моей матери. И вот сейчас в зале в Пермской художественной галерее, один зал там напротив, висит объект, который связала моя мама – это Вязанник, а напротив объект, который я посвятил своей маме, т.е. из ее одежды. И там много вот об этом, о том, что включает в себя дом, коврики там лежат, например, настоящие, да, такие вязанные, а в другом зале лежат сделанные из бронзы, т.е. их я сделал, форму настоящую коврика, отлил из бронзы, а потом покрасил краской, и они похожи очень, как настоящие. Если ты их возьмешь, прикоснешься, то ты не сможешь их оторвать от земли. Это вот как бы проходящее, приходящее, ветшалое, которое превращается в вечность, т.е. оно становится предметом искусства уже через бронзовую скульптуру. Там же еще есть бронзовые скульптуры водолазов, там будут и новые работы, и Мадонна из пуговиц – большой портрет, ну и портрет, даже трудно сказать, что это… это образ.

- Образ.

- Образ, и он называется «Воссоздание образа из частиц утраченных жизней», т.е. вот те пуговички, которые мама моя собирала, еще бабушка собирала – такая большая коробка с хохломской росписью вот осталась, Я помню, что я когда маленький играл в эти пуговки, и вот эти пуговки, когда ты их видишь, то каждая пуговка – это какая-то история. Они все, я даже не знаю, зачем они их собирают, но мне кажется, что у каждой семьи есть эти пуговицы.

- Раньше все собирали.

- Да, и вот эти пуговицы, и, кстати, я хочу сказать, что недавно было, один искусствовед написал целый труд – текст о пуговицах, и моя работа как раз иллюстрировала этот текст. И есть пуговицы, которые уникальны вообще, которые никогда уже больше ты не увидишь.

- Ну, например? Из чего-то сделаны?

- Они просто сделаны, вы придете когда и посмотрите, подойдете к образу вот Оранты и увидите эти пуговицы, вы найдете там такие пуговицы, что просто они каких-то драгоценных камней ценнее.

- Напомню, в эфире «Эха Перми» программа «Красный человечек», меня зовут Анна Букатова. В гостях российский художник Леонид Тишков, в Перми он представляет выставку «Взгляни на дом свой». Еще раз здравствуйте, Леонид! Ну вот мы коснулись темы о ярких таких предметах выставки, понятно, что такая мультижанровая будет эта экспозиция. Вы сами можете как-то обозначить, в каком стиле вы работаете? Потому что и шьете, и вяжете, и рисуете, и светящиеся арт-объекты создаете, пьесы пишете, ну, в общем, можете как-то обозначить свой стиль, жанр?

- Да, сразу такой вопрос. Я думаю, что это… Однажды меня назвали художник-сказочник, вот, и мне это очень понравилось, т.е. действительно я сочиняю сказки, а сочинять сказки – это можно их по-разному изображать, т.е. любая история, любая сказка, она может быть и нарисована, она может быть в театре поставлена, она может быть в виде каких-то предметов, кукол, потому что мы там увидим и кукольные такие части спектакля какого-то. Вроде бы это история жизни, история человека, который представляет себе мир как некий волшебный такой театр, да, где вот может все быть, и все живое, да, и все тебе как-то рассказывает свои истории, поэтому вот этот жанр – он неуловимый вообще-то, как его сказать, а вот понятие именно сказочности здесь подходит. Современное искусство – оно же бывает разное, самое разнообразное, но есть понятие – искусство как таковое, и художника, и художник – он всегда – старый художник, молодой художник, среднего возраста, художник, которого уже нет на свете, художник 19 века, художник 17 века, художник 21 века – это неважно совершенно, он рассказывает о своем сердце, о своем впечатлении жизни, о своем переживании. И если эти рассказы, если эти переживания, если эти вот его силы, его эмоции приходят к зрителю, и у зрителя сердце откликается на это, то значит искусство получилось. А жанры могут быть какие угодно, просто со временем мы осваиваем новые возможности. Вот когда появилась видеокамера, я сразу же схватился за нее, потому что я помню, моя первая видеокамера была Samsung, такая VHS, кажется, была, потом Samsung на пленочке такой писалась, и мне сразу захотелось что-то снимать, и вот фильм «Снежный ангел», который будет на выставке, где я с крыльями иду, поднимаюсь на заснеженную гору Кукан у себя в родном городке, она как раз снята на видео, это одна из первых моих видеоработ, и она здесь представлена. А когда я пишу какие-то стихи или тексты какие-то пишу, то я очень зримо это представляю, иногда это остается в виде текста, а иногда кажется, что вот как бы вот эту метафору, как бы вот эту поэтическую такую историю взять и сделать ее визуальной, зримой, и вот так получилось с Луной, «Частная Луна» – это в общем-то поэма.

- Это проект ваш такой?

- Это проект, да.

- Я поясню, это такой большой…

- Месяц.

- Светящийся месяц в человеческий рост где-то, да?

- Больше даже – 2 метра.

- Больше. Я видела картинку, на фотографии, вы мне даже вот подарили открыточку.

- Да, это в буковом лесу в Карпатах.

- Надо показать в нашу видеокамеру. Расскажите вот об этом, да, поподробнее, что этот месяц обозначает, где вы с ним были, путешествовали.

- Что означает…

- Потому что он где только не был.

- Знаете, что вот я хочу сказать, что вот мы выходим вечером, и перед окном, или, например, на улицу, или где-то вот в поле, или отраженный месяц на реке, и мы… сразу как-то исчезает все вокруг, исчезает и остается только свет Луны и какая-то вот такая…

- Таинственность?

- Не таинственность, а даже какая-то печаль, и в то же время какой-то восторг. Вот человек… для меня вот понятие одиночества – это не только переживание чего-то, потерянности, а в то же время возможности себя ощутить наравне со Вселенной, да, т.е. ты становишься как бы один, и Вселенная вокруг тебя – она тебе равнозначна получается, потому что ты становишься частью этой Вселенной. И Луна позволяет каким-то образом почувствовать себя вот именно частью вот этого огромного мира – Космоса, потому что вот Солнце – оно такое огромное, оно такое божественное, оно светит, оно такое вот, к нему... смотреть невозможно, да. Понятно, что оно дарит жизнь нам и все прочее, а Луна – она какая-то более домашняя такая, она ближе, и вот эта ее женская тоже ипостась Луны – она-то привлекает, вот привлекает тем, что она привлекает какой-то мягкостью, поэтичностью, такой вот именно ностальгией, и вообще Луна – друг поэтов, художников и мечтателей-романтиков. И эта история, она очень романтичная. Первый раз я ее, кажется, это было начало 2000-х годов, 2003 год, я решил сделать зримую картину бельгийского сюрреалиста Рене Магритта, у него есть картина, небольшая такая картина «Месяц в кроне дерева», т.е. дерево, а там в кроне просто вот как бы запутался месяц. Потом уже когда стал анализировать это всё, я даже сочинил целую историю, и у меня очень много объектов, которые называются «Музей воображаемых Лун», где я уже сделал в Японии, у меня была выставка, где были три Луны представлены: «Луна» Джорджа Де Кирико, итальянского художника, писателя, сюрреалиста, Джорджа Де Кирико; «Луна» моего любимого поэта Гарсиа Лорки – «Черная Луна с фиолетовым отсветом»; и «Луна» Мацуо Басьо. Мацуо Басьо –это поэт очень известный японский, который считается классиком вообще вот хайку и прочее, у него есть одна очень такая замечательная хайку, трехстишье: «Какая сегодня полная Луна, яркая Луна, как будто дерево, спиленное под корень». И тогда я подумал, а как я могу сделать вот эту Луну, вот эту поэтическую строчку в реальности? Я нашел, мне помогли найти в лесу, в японском лесу заповедном таком, дерево суги – это криптомерия японская, упавшая от урагана огромная, и мы этот корень вытащили, спилили ее, и корень этой криптомерии огромной и срезали, и круглый совершенно вот срез, и в этот срез я поместил диоды, свет, и сделал матовое стекло, и повесил потом этот корень почищенный, повесил на стенку. И когда мы вот так видим, мы сначала видим, как будто Луна светит, но видим, что она – это корни. Это попытка поэзию передать зримым образом, также вот и наш месяц, который приехал сюда в Пермь, его давно хотели сюда позвать, и мы никак там, все время здесь он мимо Урала проезжал.

- Вокруг да около.

- В Екатеринбурге он уже дважды, да, потом в Красноярск, из Красноярска опять в Екатеринбург, потом Нижний Тагил, а вот в Пермь никак не попадал. А сейчас такая возможность у меня появилась, и он там, этот месяц, лежит в лодке, лодка из Нижних Серег, я специально ее сделал, типичную лодку нашего пруда. Вообще, если вы обратили внимание, что на Урале каждое, каждое вот селение, каждый прудик имеет своего лодочника, этот лодочник делает разные лодки совершенно. Т.е. вот в Кунгуре, например, лодка, она совершенно отличная лодка, как в Нижних Сергах. Лодка здесь, лодки, которые здесь на реке в Перми, они совершенно другие, чем в Кунгуре, и т.д. В общем, лодка, на лодке лежит Луна.

- Да.

- И на ней еще наброшена сеть. Это я уже рассказываю, но вы увидите, когда придете на выставку, увидите, ну вы обязательно там сфотографируетесь, я уверен, вместе с ней.

- Слушайте, а вы не в июле родились случайно?

- Нет, я в мае.

- А то в июле ведь знак зодиака Рак, они все очень ведь лунные знаки зодиака, вот я подумала, может быть... Ну да ладно…

- Ну лунный я, да, лунный. Кстати, действительно получается так, что почему вот я научился вязать, меня привлекает вот Луна, не Солнце больше, хотя знак у меня зодиака – я Телец, но мама рассказывала, что они третьего не сына ждали, а девочку ждали.

- А, ну вот, какое-то волшебное обоснование все-таки этому есть.

- Они все время, в общем, ну вот, все время… и вот отец страшно огорчился, и он бежал по Нижним Сергам и говорил, ой, из роддома, воздевая руки кверху: «Ой, беда, беда!».

– «Саша, Саша, что случилось?».

– «Опять сын родился!».

- Парень, ха-ха-ха!

- Ну вот.

- В эфире программа «Красный человечек». Сегодняшний гость программы российский художник Леонид Тишков. Повод – в Пермской галерее открывается выставка «Взгляни на дом свой», такая мультижанровая, мы о ней сегодня и говорим. Вообще не могу не спросить, Леонид, вот вы выставляетесь с 1989 года, давно в современном искусстве у нас, в нашей стране, за границей, в Европе. Можете сравнить как-то вот художников современного искусства? У нас в Перми эта тема очень актуальна, как вот все воевали с Музеем современного искусства, никак не отойдем от пермской культурной революции, ну, по крайней мере, все упоминаем её. Что можете сказать о вашем видении современного искусства и вот таком сравнении русских художников с западными?

- Вопрос такой… он очень простой и сложный, в то же время. Но просто я хотел бы ответить на все это дело, потому что для меня художник – это человек, который воспринимает мир через поэзию, как мифологическую такую составляющую, как миф такой, и художник с развитой фантазией, он развивает в себе фантазию, он развивает в себе чувственность, развивает в себе тонкие энергии какие-то, пытается ощутить, он постоянно живет в таком немножко параллельном мире, и поэтому этот мир, он немного не связан с землей, т.е. они всегда немножко летят,  художники, они немножко оторваны, т.е. они не очень высоко в небесах, но где-то они парят немного, поэтому они как отдельный народ, отдельное такое вот племя, племя как цыгане, да, они кочуют везде.

- Важно, чтобы понимали вас, чтобы окружающие понимали вас?

- Я сейчас поясню, что. И вот это единение, единение смыслов, единение вот того, вот этой фантазии, оно отрывает от национальных почв и от таких квартир маленьких, маленьких квартир, т.е. это для меня какая-то вот политическая организация какая-то, вроде как квартира такая, а есть мир, и вот художник открывает двери этой квартиры, этого дома, и выходит в мир. И в этом мире, там он огромный, он удивительный, он прекрасный, там есть облака, которые путешествуют без паспорта, птицы летают без регистрации, там Солнце светит для всех, Луна вокруг Земли, когда она совершает круг, она тоже пересекает такие границы. И художники, они живут в этом мире поэзии, а эта поэзия, она везде одинакова. Т.е. если ты можешь выразить это и можешь это изобразительным языком показать, то тебя поймут и почувствует любой человек на Земле, потому что мы живем в этом мире, мы люди, мы рождаемся, живем, любим, страдаем, умираем. Вот эти онтологические проблемы, т.е. проблемы бытия, они везде одинаковы, не важно на каком языке ты говоришь, не важно какой ты политической партии придерживаешься, главное то, что ты человек. И вот человек – это та материя, которой занимается искусство, искусство изобразительное, в частности, по крайней мере, мое. Поэтому здесь мне кажется, что хороший художник, он понятен везде, и я стараюсь быть хорошим художником, и на мое искусство откликаются в разных странах, и в России тем более.

- Леонид, ну вы работаете, не только создаете выставки, вы еще работаете в книжной графике.

- Да.

- В иллюстрациях, в последнее время вы иллюстрировали книгу своей жены.

- Было дело. Было дело, Марины Москвиной.

- Марины Москвиной. Вот скажите, работать с близким человеком, не то, что вот моя фантазия – я сейчас вот что-то создаю, а работать все-таки по какому-то плану, да, есть ведь задача – изобразить вот это… Это помогает, мешает? Как здесь дела?

- Ой, это вопрос... Вообще, у меня путь в искусстве довольно такой извилистый, это даже очень интересно, это на целую программу, потому что я сам врач по образованию.

- Вот тоже, да, интересно.

- Я, будучи студентом медицинского института, начал рисовать карикатуры и печатался во многих журналах, такие абсурдистские карикатуры, такие метафорические, потом стал зарабатывать книжной графикой, но уже из медицины ушел, работал в медицинской энциклопедии научным редактором, т.е. я достаточно в отличие как бы… это я шучу, у меня шутка такая, что художники... что я, в отличие от художников, имею настоящее образование такое высшее, потому что, действительно, медицина, когда учишься на медицину, первый медицинский институт я закончил, там серьезно все, и вот книжная графика, она была одним из основных моих занятий в 80-е годы, я иллюстрировал «12 стульев», «Золотой теленок» Ильфа и Петрова.

- Да вы что!?

- Карела Чапека, потом Козьму Пруткова, и много сделал для оформления искусства Бекета, Хармса иллюстрировал первый я, в общем-то, и это, вот тогда было очень много как бы вот таких опытов иллюстрации. Одна из самых таких последних работ 1990 года, 1991 года – это «Охота на Снарка» Льюиса Керролла, я ее иллюстрировал. После этого я долгое время вообще ничего не делал, не иллюстрировал, только занимался такими всякими картинами, да, инсталляциями всякими, комиксами своими собственными, свои собственные книжки. А Марина, моя жена, она говорила: «Как же так, ты вот всех этих рисовал, рисуешь, а меня – нет». Я всячески увиливал и прочее, потом я как-то провинился перед своей женой, не помню как, и, думаю, мне вот как-то нужно было...

- Реабилитироваться.

- Реабилитироваться, да, я сказал, что, ну все, я нарисую твою книжку, и я нарисовал ее. «Моя собака любит джаз» – вот ее знаменитая книга, которая получила премию Андерсена, и она, кстати, выходила в таком, было издательство такое в Екатеринбурге – «У-Фактория»,  они вот издали, и я там нарисовал «Моя собака любит джаз». Ну и потом пошло-поехало, и уже раз уж я одну книжку нарисовал, то мне пришлось уже рисовать все, а дальше потом у нас были путешествия, мы путешествовали в Японию, путешествовали в Индию, в Непал, в Арктику путешествовали, и эти книги, они написаны как дневник, и поэтому они сопровождались моим дневником, рисунками, зарисовками такими. И вот это такой… даже трудно сказать, иллюстрация это или не иллюстрация, потому что это такой вот важный очень элемент именно дневников, дневника. Ещё одна книжка – это такая тоже важная, как я мог ее не проиллюстрировать – это «Роман с Луной». Это, собственно, роман, где было написано про такого художника Кешу, его сумасшедшее семейство, этот художник, чтобы вылезти как-то из нищеты, придумал этот Месяц, Луну и стал...

- Очень похоже на вас.

- Ну да, да, там возить его всюду, везде, и, что интересно, что написан он в 2007 году, этот роман, и там многие вещи потом сбылись. Например, там была полностью придумка о том, что Луна путешествует в Японию морем и что она тонет там, ее спасают, это все как-то было, и потом Луна действительно поехала в Японию, и была, и потом из Японии она в Сингапур, из Сингапура в Новую Зеландию, из Новой Зеландии на Тайвань, потом я ездил уже на Тайвань, уже китайские мои друзья, они просто меня отпускали, уже дважды я был там, на Тайване, именно в месяц Луны. Мун – такой месяц вот, и меня звали, зовут уже там Мистер Мун, на улице встречают, сняли документальный фильм, там просто такой культ Луны. И это, кстати, я хочу сказать, если одна секунда есть, наша знакомая японка однажды так как-то в сердцах сказала, будучи в России: «Вот интересно, что же это такие вот странные русские? Луна, Луна на небе – посмотрите, какая прекрасная, и все идут и никто не любуется ею!». Я говорю: «Вот я любуюсь, люблю Луну». Ну это вот говорит о том, что как важна Луна для китайцев, японцев.

- Да.

- Вот народов. А мы находимся где-то в промежутке, для нас тоже важна Луна, но половинная, вот именно месяц, для русской вот такой фантазии, ментальности, для мифологии месяц, и мы его можем увидеть во многих сказках, да, вот в сказке «12 месяцев», или же, например, в мифах каких-то определенных народов северных, и у Гоголя…

- Да-да-да.

- Про месяц, который черт украл, месяц.

- Леонид, буквально у нас остается минутка, ну, может быть, полторы. Последний вопрос, продолжая тему вашей мультижанровости, ведь вышла в 2007 году книга ваша.

- Да.

- Книга. Название – «Как стать гениальным художником, не имея ни капли таланта», т.е. два вопроса.

- Т.е. дальше объясните, да? Объяснитесь, пожалуйста.

- Вы считаете себя гениальным художником? И все-таки, как добиться успеха?

- Эта книжка, конечно… это парадокс, определенный парадокс. Сейчас, кстати, выходит уже 3-е издание, через месяц выйдет 3-е издание этой книги.

- В том же ключе, но с продолжением?

- Да, она немножко... Она все толще и толще становится, эта книжка. История этой книги такова, т.е. издательство, которое издавало мои книги, истории про водолазов, про таблоиды, водолазов, много разных книг моих, они… главный редактор мне сказала… А, вот как, был разговор такой, что у них выходит книжка «Как стать писателем», как стать там тем-то, прочее, а про художников нету. Я ей говорю: «А вот выпустить такую книжку – «Как стать гениальным художником, не имея ни капли таланта».

- Т.е. маркетинговый ход.

- Я пошутил просто, просто это была шутка, а она говорит мне: «Леонид, вы ее и напишите». Я задумался и писал два года ее, я не писал, сначала я надиктовывал ее на диктофон, мне ее расшифровывали, потом я ее редактировал, потом эта редактура пропала – компьютер сломался, я снова ее переписывал. В общем, короче, я ее сочинил через два года, и она вышла, она вышла и действительно оказалась бестселлером, т.е. вот уже 3-е издание, я очень доволен, конечно, но это история не то, чтобы я себя считаю гениальным – не считаю, но мы всегда сомневаемся в своей гениальности, вот.

- Хорошее выражение.

- Но всегда надеемся, что мы талантливы. А как же так быть? А вроде как бы появляются такие гениальные художники, но они появляются тогда, когда художник начинает верить, что он не только талантлив, но он может быть гениальным, потому что это такой шаг определенный. И вот эта книга, она для молодых художников и для тех, кто начинает вступать на искусство, как можно преодолеть вот всякие страхи какие-то, какие-то невозможности по пути к искусству. И поэтому вот эта книга – это такой биографический роман с элементами саспенса.

- Да.

- Т.е. как стал простой мальчик такой, который нигде не учился, жил в такой полудеревне на Урале, и вдруг стал таким известным художником.

- Леонид, мы вынуждены уже закругляться, с вами можно разговаривать бесконечно. Я напомню, что гость сегодняшней программы «Красный человечек» – российский художник Леонид Тишков. Выставка «Взгляни на дом свой» в Пермской художественно галерее открывается, работает до августа… Да ведь, если я не ошибаюсь?

- До 14 августа там стоит, да.

- До 14 августа. Леонид, спасибо, что пришли!

- Спасибо вам!

_________________

Программа вышла в эфир 10 мая 2016 г.

Обсуждение
2534
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.