Верхний баннер
16:55 | СУББОТА | 18 НОЯБРЯ 2017

$ 59.63 € 70.36

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+

14:25, 30 мая 2016

«Только тогда мы можем говорить о доступности качественного образования, когда мы увидим, что дети наших местных чиновников учатся в школах по месту жительства», – Елена Шлыкова, сопредседатель ОНФ в Пермском крае

- Добрый день, уважаемая Пермь! Я – Ирина Колущинская. У нас в эфире серьезный педсовет. У меня в гостях Елена Владимировна Шлыкова, сопредседатель «Народного фронта «За Россию» в Пермском крае. И наша тема сегодня – это дети, образование и, к сожалению, очередной безобразный скандал, в котором виноваты чиновники. Речь идет о том, что в региональное отделение ОНФ обратились жители города Перми, которым чиновники отказали в получении сертификата – специального документа, благодаря которому часть расходов родителей на отдых детей покрываются за бюджетные средства. И деньги эти есть! А вот сертификаты люди не получили. Елена Владимировна, в чем суть этого безобразия? Будьте любезны.

- Добрый день, уважаемые слушатели! Действительно, ситуация парадоксальная. Мы по инициативе нашей рабочей группы и руководителя рабочей группы «Социальная справедливость» депутата Государственной думы Григория Владимировича Куранова провели экстренное внеплановое совещание после того, как к нам обратились родители. На этом совещании мы получили информацию от министерства социального развития о том, что деньги на летний отдых детей получены администрацией Перми в полном объеме. Но для нас стало парадоксальным, что в прошлом году сертификатов было выдано около 12 000, в этом году было выдано менее 7 000, и деньги удивительным образом закончились.

- Как это закончились? Это что, колбаса в очереди во время дефицита? Что значит, закончились?

- 18 апреля была начата… запустили процесс выдачи сертификатов, а 16 мая родителям было объявлено, что сертификаты не выдаются. Вот по этой самой причине, для того, чтобы получить ответы на вопросы, мы и проводили экстренное совещание, на котором мы приняли решение, что будет создана горячая линия в администрации Перми, что администрация Перми обратится за помощью в региональный бюджет о выделении дополнительных средств, и региональный бюджет постарается изыскать дополнительные средства. И мы все-таки просим прокуратуру проверить сложившуюся ситуацию. Для нас очень важно, кто из чиновников несет персональную ответственность за ту ситуацию, которая сегодня сложилась. Мы понимаем, что такое – оставить детей без летнего отдыха. У нас вот сейчас начинаются каникулы, и огромное количество детей остается в городе, а не попадает в загородные лагеря, как они к этому привыкли. Поэтому, на наш взгляд, деньги в бюджете есть. Вопрос…

- Конечно, есть! Даже не вопрос! Это проверено.

- Вопрос, куда эти деньги расходуются.

- Я вот еще что хочу сказать. Значит, какая-то тут дурацкая ситуация у них. Значит, если родитель получил сертификат и в установленный срок не принес его в лагерь, то он аннулируется и повторно не выдается. Но дело все в том, что ведь смены-то еще не начинаются, не начались. А что такое случилось, если ни вот сию минуту, а на следующий день даст этот сертификат, но до начала смены? В чем дело? Я ничего не могу понять. У нас были длинные майские праздники, и люди могли просто не успеть сделать это.

- Ну, скорее всего, да, скорее всего, так и произошло. И на взгляд наших экспертов, это очередные чиновничьи уловки, чтобы родители остались без тех услуг, которые им сегодня полагаются по закону.

- Посмотрите, получается, что не только массы людей… детей вообще не может ничего получить. А те, которые уже выданы, вот по справке ОНФ, уже 131 ребенок, в том числе 10 из многодетных семей и 45 из малоимущих семей, остались без возможности оздоровления в каникулы. Это люди, которые уже получили сертификаты, но мама с папой на день-два позже принесли сертификат, несмотря на то, что к этому моменту только-только вот сейчас закончился учебный год, и только начинаются еще с июня смены. Это что за издевательство? Это вот что это такое?

- Вы очень правильное слово, Ирина Владимировна, употребили. Это действительно издевательство. Когда мы видим, что чиновники вместо того, чтобы решать проблемы конкретных людей, стараются отчитаться о том, что все хорошо, другим словом это назвать нельзя. Действительно, издевательство. И поэтому мы и обращаемся в правоохранительные органы, чтобы они подключились к решению проблемы.

- Я вот знаете, что не могу понять. Какая-то отрасль волшебная для Перми. Вот возьмем последний год, да. С чего начался учебный год в городе Перми? Он начался со скандала на Вышке, где объединяли, значит, гимназию с общеобразовательной школой, причем чиновники знали, что это слияние за счет, будь она не ладная, оптимизации произойдет, но во всяком случае серьезно задолго. Родители даже не подозревали, т.е. они идут, отправляют, значит, ребенка в гимназию. Выясняется, говорят: «Ребята, вы здесь не учитесь. Вы сейчас в другом месте учитесь». Это как может быть?

- Это, на мой взгляд, одна из очень серьезных проблем. Наша власть не научилась до сих пор разговаривать с людьми и объяснять им ту ситуацию, которая на сегодняшний день складывается. Если возвращаться к сертификатам до того, как мы, в буквальном смысле слова, принудили чиновников открыть эту горячую линию, информации о том, что происходит, и какая возможность у людей оздоровить своих детей все-таки будет летом, не было. Такая информация отсутствовала. Мы посмотрели по разным сайтам после 16 мая, где родители могут получить эту информацию.

- Нету?

- Информации нет. То же самое… Вот об этом же самом свидетельствует тот случай, о котором вы сейчас, Ирина Владимировна упомянули. Объясните родителям, что происходит, повстречайтесь с ними, когда речь шла о слиянии школ перед началом учебного года. Не хотят наши чиновники с людьми разговаривать. Когда встречаешься с людьми и отвечаешь на их вопросы, многие проблемы действительно решаются, потому что информирование – это основная задача на сегодняшний день муниципальной власти.

- Вот знаете, что. Давайте, давайте перестанем их называть властью. Значит, государственная власть заканчивается на уровне Законодательного собрания Пермского края и администрации Пермского края. Вот дальше начинается местное самоуправление. И вот эти вот господа чиновники, которые называют себя городской властью, они сильно преувеличивают свои возможности. Они не власть, они люди, которых самоуправление наняло для того, чтобы реализовывать решения этого самоуправления. Но ведь получается не самоуправление, а самодурство, самоуправство. «Само» что угодно, только не управление. Я не каких… Вот я не говорю, что вот начинается, значит, этот вот, только что закончившийся, учебный год, значит, скандалом с этой оптимизацией. Дальше. Пришли с новогодних каникул родители, выясняется, что у нас повышение платы за детский сад какое-то просто феерическое. Мы на каком месте? Мы…

- На первом.

- То есть мы лидеры?

- Мы безусловные лидеры.

- По повышению заработной платы. Ни с того, ни с сего.

- Родительской. Родительской.

- Родительской. Значит, у нас первые в России.

- Первые. Всех обогнали.

- Роскошно! Роскошно. На 75,5% вдруг увеличилось питание.

- Абсолютно верно. Даже больше увеличилось.

- ОНФ, по-моему, обратилось в Прокуратуру по этому вопросу?

- Мы обращались и в прокуратуру, мы обращались и в УФАС. И пришли ответы, что финансы… что и цены завышены на детское питание, и о том, что до сих пор нет финансово-экономического обоснования вот этой самой стоимости. Мы не получили финансово-экономического обоснования повышения родительской платы. У нас удивительные вещи происходят: некие суммы народу предъявляются, а откуда они берутся, объяснить никто не хочет.

- Нет, ну я вам скажу, я посмотрела так, чисто по-журналистски. В пару детских садов сбегала, и выяснилось, что плата на питание, продукты выше, чем в универсамах. Они что, с ума посходили, что ли? Это что такое!? Это что за цены такие для детского питания! Это что?

- Самое удивительное, что мы привыкли слышать от чиновников ответ: «Это все в рамках правового поля». Особенность ситуации вот по сертификатам в том, что в один и тот же день произошли два разнонаправленных события. 16 мая было объявлено Пермской городской администрацией о прекращении выдачи сертификатов, и 16 же мая в Кремле проходит…

- Ах, какая прелесть!

- Проходит совещание, которое при президенте, по мониторингу социально-экономических показаний, показателей, ну, грубо говоря, по мониторингу майских указов, на котором президент Российской Федерации, лидер Общероссийского народного фронта, говорит о том, что оценивать результаты проделанной работы нужно не по количеству отчетов или по количеству выполненных поручений для «галочки», а по тому, насколько люди чувствуют реальные перемены к лучшему.

- Я написала по этому поводу материал в «Пермскую трибуну» вот на этой неделе.

- Да. Да, Ирина Владимировна, я видела этот материал, он очень правильный. То есть сегодня мы говорим о независимой оценке качества социальных услуг именно со стороны граждан, не со стороны властей. Более того, президент Российской Федерации поручил Народному фронту подключиться к этой независимой оценке качества социальных услуг, чтобы удовлетворенность людей оценивалась не бумажными отчетами чиновников, а реальным положением дел. На сегодняшний день, когда мы слышим, видим, т.е. нам звонят и говорят о том, что «у меня ребенок в слезах именно потому, что он не может поехать в лагерь», или родители, извините, в панике, потому что понимают, что они не смогут своему ребенку на сегодняшний день обеспечить летний отдых, то мы, как Народный фронт, безусловно, подключаемся к решению этой проблемы. Мы стараемся, извините, уже объяснить чиновникам, что с людьми так не поступают. Встречайтесь, объясняйте, разговаривайте, и вообще ищите пути решения проблемы. В своем обращении в прокуратуру мы поставили конкретный вопрос: кто из чиновников несет персональную ответственность за сложившуюся ситуацию с прекращением выдачи сертификатов? Ведь у нас огромная армия чиновников, получающих зарплату за то, чтобы прогнозировали экономическую ситуацию, для того, чтобы посчитали, как грамотно распределить бюджетные средства. И когда ситуация оздоровительная оказывается на грани срыва – ну, я другого слова не могу подобрать – в Перми, конечно, возникает огромное количество вопросов к тому, а люди на своих ли местах находятся.

- Это хороший вопрос. Я помню, как наш сопредседатель регионального отделения Народного фронта, товарищ Сандарев, ваш коллега, сопредседатель…

- Да, коллега.

- Рассказывал эти наши чудеса про… которые творят, значит, в частности, городские, в том числе, чиновники. Владимир Владимирович сказал Сандареву: «Слушайте, может вам поменять местами, вот и пусть, может, Народный фронт начнет заниматься тем, что делают эти ребята, и не делают». И Сандарев сказал Владимиру Владимировичу: «Владимир Владимирович, мы готовы рассмотреть ваше предложение». Вы знаете, наверно, это было бы очень хорошо. Я… Вот то, что мы говорим, это ведь какие-то очень простые вещи, и вы совершенно правы, это действительно прогнозируется все замечательно. В итоге результат – такое безобразие в таких простых и бюджетно-обеспеченных моментов, что у меня вопрос будет к главе этого города, господину Сапко. Так вот, у меня вопрос к господину Сапко. Лена Владимировна, прощу прощения, у меня такой интимный разговор с главой города. Скажите, пожалуйста, господин, Игорь Вячеславович, вы, видимо, разума не слушаетесь, и губернатора в том числе. Вам ведь русским языком сказано: сосредоточиться с вопросами города. Вы сказали, что вы за все отвечаете. У вас отрасль образовательная, социальная, касающаяся детей, вообще ни в каком состоянии. И посмотрите, пожалуйста, что у вас в администрации. Я вот посмотрела госпожу Бербер, которая была вице-премьером правительства, потом министром, ниже, значит, заместитель главы администрации города по социальной политике. В общем, она опустилась уже до департамента социальных отношений. Может быть, уже можно понять, что она в принципе не может работать в этом статусе… в этой отрасли и в этом статусе? Ведь это безобразие! Это что, такой эксперимент над нашими детьми и над нашими родителями? Я ничего не могу понять. Но вот эти вещи, касающиеся обучения детей, здоровья детей, детского отдыха. Ну надо хоть что-нибудь сделать для того, чтобы эти просто обнаглевшие чиновники администрации ну хоть как-то какой-нибудь ответ держали перед господами депутатами. Я никогда не слышала, чтобы вы, господин Сапко, требовали отчета чиновников по вопросам социальной жизни нашего города. Вот это мое личное вам «фэ», и если вы не согласны, милости просим ко мне в эфир, поговорим один на один в присутствии 70 000 человек. Елена Владимировна, извините, родная. Ну вот…

- Наболело.

- Простите, я сожрала ваше время. Извините. Ну, в общем, меня можно понять, потому что это действительно безобразие. Сколько у меня писем от людей, так это… Ну вам пишут и нам пишут. И вот…

- И у нас много.

- Вот. Значит, скажите, пожалуйста, вот сейчас, значит, без обоснований экономических повышение платы родителей за детские сады. Мы говорили о том, что проблема, которая якобы решена с детскими садами – это по отчетам, а не по факту. Вот напомните, пожалуйста, нашим слушателям, в чем есть несоответствие отчетов и тому, что говорил президент, в детских садах города Перми?

- Да, Ирина Владимировна, вы правы, что несоответствие есть и несоответствие существенное. Мы вернулись с форума межрегионального в Йошкар-Оле, который проходил в конце апреля. Там присутствовали активисты, эксперты и Приволжского федерального округа, и Уральского федерального округа. И в том числе на этом межрегиональном форуме шел разговор о том, что сегодня указ президента о доступности дошкольного образования не выполнен полностью, т.е. чиновники пошли своим любимым путем. Они отчитались, что все хорошо. За счет чего все хорошо? За счет того, что у нас организованы группы кратковременного пребывания, 4-часовые.

- Ну то есть две путевки на одно место, мягко говоря, да.

- Две путевки на одно место. Можно сделать их 2-часовыми – будет четыре путевки на одно место. Можно сделать часовыми, их будет и того больше. Таким образом, мы в одночасье решим все проблемы по отчетам. Это один путь. Второй путь, по которому пошли наши чиновники для отчетов – это переполненность групп. Буквально вчера мы получили информацию о том, что результаты нашего мониторинга по наполняемости групп полностью подтверждены прокуратурой. Мы совместно с региональной общественной организацией «За права детей» в Пермском крае проводили мониторинг, т.е. родители сообщили нам, где, в каких детских садах группы переполнены. Мы эту информацию направляем в прокуратуру, прокуратура нам дала ответ, что информация подтверждена. Таким образом, и об этом шла речь на форуме в Йошкар-Оле и об этом доложено президенту, что указ президента о доступности дошкольного образования для детей с 3-х лет в Пермском крае не выполнен. Вернее, выполнен не полностью, скажем аккуратно. Вот таким образом – для отчетов, а не тем путем, о котором говорит президент, идут наши чиновники.

- Лгут, негодяи. Врут. Просто лгут.

- Лукавят.

- Ну вы официальное лицо, я – журналист. Вот вы «лукавят», говорите, что лукавят, а я говорю – врут. Я бы сказала брешут. Значит, если сейчас начнется… порядок придет, то получится, вот те группы, которые переполнены, нужно освобождать от лишних детей. Это ведь тоже жестоко. Вот чиновники городские делают заложниками нас, наши семьи. И потом получится так: «Вот мы тебе дали, значит, путевку. Оказывается, слишком много народу. Пошел вон. Я не виноват, а виноват президент». По-моему, они мерзавцы, однако. А у нас сейчас будут новости. Елена Владимировна, идет страшный период, значит, зачисления детей в первый класс. Я очень хорошо знаю великих директоров великих пермских школ. Куда бежать! Там уж не просто граждане рядовые, там приходят делегации от самых-самых випных пап, мам, чиновников и т.д. Но ведь и 17-я, и 11-я, и 9-я, еще несколько там полдесятка школ не может… не могут взять больше, чем могут. У нас через где-то лет так 7-8 в городе не будет хватать уже 30-ти школ. Сейчас все под завязку. Родители хотят учить своих детей в престижных школах, элитных, не потому, что там дети элиты учатся, а потому что там элитные педагоги работают, потому что они здорово учат. И я разговаривала с великой, прекрасной Раисой Дмитриевной. Она говорит: «Ну вот мне еще такую же поставить гимназию, еще на 500 человек. Ну, значит, будем работать так же хорошо – еще 500 человек». И дальше начинается какая-то ерунда, начиная с первого класса. С одной стороны, идут нервы сплошные с первым классом, и начинаются ЕГЭ. А вы страшный человек. Елена Владимировна Шлыкова, сопредседатель регионального штаба Народного фронта, является федеральным экспертом по мониторингу Единого государственного экзамена. И вы выезжаете в Челябинскую область, и одна будете смотреть, чтобы они там не шкодили во время ЕГЭ. Скажите, пожалуйста, в чем, на ваш взгляд, проблемы с ЕГЭ сегодня? Вот такие концептуальные, в чем проблемы сегодня?

- Ирина Владимировна, вы задали вопрос, на который нам точно не хватит тех оставшихся минут.

- А вы процитируйте… процитируйте Говорухина. Вот.

- Раскрываем тайны. То, что осталось за пределами информационного поля.

- Давайте!

- На том же форуме в Йошкар-Оле первый вопрос, который задал Станислав Сергеевич на нашей рабочей группе – «Образование и культура как основа национальной идентичности», был следующий: когда же, наконец, отменят ЕГЭ? Я думаю, этот вопрос во многих сегодня головах сидит как самый насущный. Но я хочу сказать свое профессиональное мнение. 27-го у нас первый экзамен. Сегодня у нас 26-е. Я хочу сказать, что мы вряд ли сейчас ответим на этот вопрос, и мы его решим за один день – по поводу, когда отменят ЕГЭ. Поэтому я от всей души желаю нашим одиннадцатиклассникам хороших «тимов» – они понимают этот язык, удачных билетов и достойно выдержать это испытание. Директорам всех… Тем директорам, про которых, Ирина Владимировна, вы уже сказали, я желаю здоровья и терпения на этот непростой период. По поводу ЕГЭ мы пока ограничимся вот этой информацией. Период действительно сложный, и говорить о том, что решим мы вот сейчас эти проблемы, мы вряд ли сможем. Я могу пообещать, что мы вернемся к этому вопросу после того, как одиннадцатиклассники получат аттестаты.

- Я бы сказала так: проблема ЕГЭ достигла такого уровня, что проблема уже не в ЕГЭ. Вот где-то так. Я имею в виду вот что. Я очень хорошо помню, что не далее, как в позапрошлом году, в 2014 году, начали смотреть, как ребята сдают математику, и выяснилось, что если по-честному, то пятой части выпускников аттестаты давать нельзя, потому что 20% по нолям математика. Понизили требования выхода.

- Балл.

- Балл. Деваться некуда было. Потом началась вот эта проблема профильного и базового ЕГЭ. Вот поверьте мне, это мои соображения, значит, если у нас сплошная базовая математика вот таким чохом, это аттестаты, с которыми нельзя поступить в инженерные вузы. И в этой связи инженеров-то никаких и не будет. И дело ведь не в ЕГЭ. А дело в том, что система образования пришла к тому, что математику очень плохо знают. А это ведь что получается? Падение уровня собственно образования. А образование – это крючок, который вытаскивает страну из очень тяжелых ситуаций. И до сих пор за счет российской национальной системы образования мы вытаскивали из всех кризисов. А теперь получается, что это образование тащит нас вниз. Это очень тревожно.

- Так скажем, что тот вектор, который сегодня задан в математическом образовании, он не дает поступательного развития образованию, а это значит, и экономике в целом. Мы вернемся, Ирина Владимировна, к этой проблеме. Я понимаю. Я была на месте родителей, которые… дети которых идут завтра сдавать ЕГЭ. Я…

- Я в виде… У меня роль бабушки. Это был кошмар четыре года, да.

- Я понимаю, что сейчас дети чувствуют. Именно по этой причине я стараюсь сейчас эту тему не особо развивать, потому что дети начнут переживать, родители начнут переживать. Давайте мы их с хорошим настроением отправим на экзамены. Но то, что эта проблема существует и это проблема архисерьезная – это однозначно. Я могу сказать на примере школы №1 города Краснокамска.

- Да.

- Буквально в декабре к нам обратились родители по поводу того, что детям не дают возможности выбрать математику профильного уровня. Сегодня по федеральным образовательным стандартам ребенок вправе выбрать тот предмет, который он считает необходимым. И ситуация осложняется тем, что, к сожалению, администрация Краснокамска и администрация школы не идет навстречу родителям. Им гораздо проще отчитаться по базовой математике, по математике базового уровня, и выдать детям аттестаты, чем повышать уровень образования в целом. Эта ситуация не единична. К сожалению, она становится стандартной. И ситуация в Краснокамске интересна, так скажем, еще тем, что лицензия на образовательную деятельность на сегодняшний день выдана, на наш взгляд, с нарушениями: там нет ни спортивного зала, ни столовой. И школа продолжает функционировать, наши дети продолжают учиться в тех условиях, в которых они не должны учиться. Такая же точно ситуация в Сёйве, это наш любимый Гайнский район, север края.

- Да уж.

- Мы про это говорили неоднократно, школа не достроена, выгребной туалет на улице, и о выполнении никаких федеральных стандартов, конечно, речь идти не может. Это мы говорим о том, что уровень доступности качественного образования, к сожалению, остается низким. Вы начали разговор с очень… Вот этот блок нашего разговора с очень интересной темы – поступление в первый класс. И нам кажется, что только тогда мы можем говорить о доступности качественного образования, когда мы увидим, что дети наших чиновников, местных, местных чиновников учатся в школах по месту жительства, когда не будет вот этого ажиотажа. Мне искренне жаль наших директоров элитных школ.

- Это ужас!

- Я представляю, какую осаду им сегодня приходится выдерживать. Потому что мы их знаем все наперечет, эти школы, куда стремятся. И в том числе почему-то те люди, которые отвечают за доступность качественного образования по месту жительства, не ведут своих детей в школы по месту жительства. Более того, ситуация осложняется тем, что в некоторых центральных школах вообще прекратили набор в первый класс. Мы знаем, что в 10-й школе почему-то начальная ступень отсутствует второй год. И городская дума благополучно проголосовала за это. К нам поступают обращения родителей, что близлежащие школы, слушателям для понимания, это школа за «Кристаллом»...

- Да, я знаю очень хорошо, я там работала.

- Мы-то знаем. Я чтобы…

- А на лифте у меня висит, значит: «Обучение по IT-технологиям с 5-го класса».

- Вот!

- А этих-то куда девать?

- А детей-то куда девать? Мы их будем сейчас пока на трамвае возить в близлежащие, а потом…

- Где? А где?

- Вот этот вопрос должны решать.

- 12-я немецкая гимназия?

- 9-я.

- 9-я математическая, физическая. А еще где?

- Все. Все. Там осталась 77-я, уже переполненная. И 90-я.

- 42-я просто лопнет.

- Они и лопаются. И кем принимаются эти решения, за которые голосуют депутаты городской думы, которые сейчас говорят, что они радеют за интересы жителей, нам абсолютно непонятно. Следующий учебный год мы будем начинать именно с этой темы: доступность качественного…

- Первого класса.

- Качественного образования.

- Ужас какой-то! Ужас!

- Прикрепление микрорайонов к школам – для нас абсолютно принцип не понятен. Для нас – я говорю для жителей Перми, не только для Общероссийского народного фронта, и эту проблему нужно решать обязательно. Почему к каким-то школам прикреплены 1,5 дома, а к каким-то 1 500?

- Я вам больше скажу. Наша Дума во главе с господином Сапко за 3 секунды меняет зональность земли, и на том месте, где должен быть коттеджный поселок и детский сад, ввинчивается 14 18-этажных дома. А напротив Грибоедовский, где их там уже, наверно, штук 10, этих «свечек». И ни одной школы! И ни одного детского сада! И это идет по всему городу. И куда деваться всем этим родителям и этим детямневозможно даже приблизительно понять. Мнение мне один депутат сказал: если, говорит, в новом доме квартиру родители покупают, значит, машина–то есть. Вот, понимаете, я бы их разогнала бы к чертовой матери. Вот я готова сказать: «Ребята, давайте их разгоним». Пускай… Ну я не знаю... Пускай губернатор прямым правлением руководит городом. Кто угодно! Мне стыдно, что вот физически движение какое-нибудь я не могу организовать, сказать, что, ну, действительно, сколько же можно. Пермяки не могут быть за этого человека, потому что разрушается город не только внешне, но и внутри социальной политики, в экономической политике. И самые-самые главные жертвы всего этого отвратительного процесса – это, конечно, дети. Это же надо! Взять и угробить, изуродовать детям летний отдых. И деньги есть, и есть детские лагеря. Кстати, знаете, что попрошу. Посмотрите, пожалуйста, силами Народного фронта. Около Усть-Качки есть детский загородный… Как говорить. Пионерский, что ли, лагерь. Не является ли либо хозяином этого лагеря, или через аффилированных граждан, имеет ли отношение замминистра социального развития Пермского края, господин Большаков к этому большому загородному лагерю. Посмотрите. Руки… У вас все-таки много людей. Вот. Посмотрите. У меня есть еще пара очень симпатичных детских загородных лагерей, которые имеют отношение к людям, о которых мы сегодня говорили. Это интересная тема. Леночка Владимировна, спасибо огромное! Нас гонят вот там люди. Одна секунда. Вот секунда!

- Я очень хочу пожелать чиновникам слышать, о чем говорит президент.

- Ну, в крайнем случае, я им письма напишу открытие с цитатами.

- Спасибо!

- Спасибо, дорогая!

- Спасибо, Ирина Владимировна!

- Всего доброго!

_______________________

Программа вышла в эфир 26 мая 2016 г.

Обсуждение
2475
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.