Верхний баннер
10:08 | ЧЕТВЕРГ | 25 МАЯ 2017

$ 56.27 € 62.92

Сетка вещания

??лее ????ов??ое ве??ние

Список программ
18+
13:26, 22 июня 2016

«По локализации рак кожи является самым распространенным. Не всегда об этом говорим, потому что в принципе лечится он в целом в общем-то неплохо, как правило, вовремя диагностируется, вовремя лечится и, в общем-то, адекватными методами», – Сергей Волков, хирург-онколог

- Всем доброго дня! У микрофона Евгения Романова, «Здоровый подход» в эфире «Эха Перми». Сегодня у нас непростая тема, сложная, но интересная – мы говорим с врачом, хирургом-онкологом Сергеем Викторовичем Волковым (контакты вы найдете в конце текста), кандидатом медицинских наук, о таком заболевании, как онкология. Причем, сразу сделаю акцент – доброкачественная и злокачественная, о всех видах, самые распространенные виды, о современном лечении, в общем, обо всем. Как самостоятельно диагностировать ранний рак, с этого начну – так анонсировала я сегодняшнюю тему, но касаться она будет различных видов рака. Задавайте свои вопросы, уважаемые слушатели, по телефону прямого эфира 2-066-066, все, что вас беспокоит на эту тему. Итак, здравствуйте, Сергей Викторович!

- Добрый день, уважаемые радиослушатели! Добрый день, Евгения! Тема актуальна, и, говоря об онкологии, мы должны сказать, что наука изучает ведь не только злокачественные, но и доброкачественные процессы, просто сами опухоли по себе отличаются не только строением, но и социальной значимостью, по сему, наверное, больше внимания именно злокачественной стороне дела и уделим внимание. Говоря об онкологических заболеваниях – этот разговор не случайный, потому что по структуре заболеваемости и, главное, смертности, причина онкологических заболеваний занимает одно из ведущих мест. Вот рак легкого, рак молочной железы у некоторых слоев населения иногда даже выходит на первое место в некоторых регионах, а в общей структуре смертности после смертей от сердечно-сосудистых заболеваний онкозаболевания в России конкурируют на втором месте с травмами, и вот именно причинами злокачественных новообразований, поэтому тема актуальна, она социально значима, и в определенном смысле, и экономически отнюдь не последнее место занимает, поскольку не только трудоемкая, наукоемкая, но, как показывает опыт, это еще и требует определенных финансовых вложений.

- Ну, смотрите, многие заболевания не вызывают такого страха у людей, да, как онкология, потому что, опять же вы сказали, что на втором месте по причинам смертности, этот страх вообще мешает, вы замечаете как врач, что к вам приходят, когда можно было прийти раньше, к вам приходят уже намного позже?

- Именно страх и мешает не только пациентам, страх и нам мешает, потому что обуреваемые таким вот страхом, в определенной степени и от того, что не имеют возможности обратиться вовремя за помощью и советом к специалистам, начинаются методы самолечения, самодиагностики, время затягивается. Многим не кажется очень серьезным и угрожаемым то состояние, за которое они сами берутся, обратиться к врачам заставляет их либо ситуация, либо разочарование, да, а для некоторых отчаяние, и вот тогда мы имеем дело именно с тем, что именно неправильное и несвоевременное обращение, неправильное понимание и несвоевременное обращение способствуют неоптимальному состоянию вопроса в момент обращения. Потом, ранняя диагностика – она...

- Примеры, вы можете привести примеры, когда надо было обратиться раньше на месяц, на два? Насколько тут сроки влияют?

- Примеров много есть, запоминаются просто самые яркие. Например, вот когда пациенту говоришь, что у вас опухоль хоть и злокачественная, но на данной стадии, на данной локализации, если касается опухоли кожи, легко можно от нее избавиться, потому что и по гистологическому исследованию, которое мы провели с его согласия, и он увидел, что, да, здесь вот это та самая ситуация, которая подлежит своевременной коррекции, и он не проникся либо его переубедили, он отказывается, затягивает, занимается самолечением, и когда он приходит через некоторое количество лет на повторный прием, т.е. он не приходит, а его даже приносят родственники – и такие случаи были, понятно, что поезд ушел, к сожалению. Но именно момент своевременной диагностики упущен не был, вопрос еще не только в диагностике, в отношении пациента к тому, что ему говорят и чем аргументируют данную тактику ведения.

- Еще важно подобрать слова.

- Совершенно верно, это в наше время очень немаловажный аспект – общение, поэтому что Интернет – источник, он источник информации, но он не источник знаний, и когда эта информация падает на неподготовленную почву, поросль эта очень вредоносна.

- То есть вы не рекомендуете, когда пишет доктор диагноз, бежать в Интернет, забивать этот диагноз и читать?

- Конечно, для этого есть живой человек с живым взглядом, по этому взгляду можно понять, насколько доктор ориентируется, насколько он способен убеждать, аргументировать, и насколько он расположен к вам, в конце концов. Интернет – это, извините меня, завалинка, на которой обсуждают темы и других людей, и уже через это обсуждение остается экстраполировать на свое, но это не индивидуальный подход.

- И все-таки, как самостоятельно диагностировать ранний рак, что для этого нужно?

- Вопрос правильный, и решение во многом зависит еще от того, на каком участке тела, говоря попросту, как мы говорим, относится эта опухоль к видимой или невидимой локализации, поэтому то, что касается рака кожи, например, обычных проблем при своевременном обращении не возникает. Есть же опухоли, расположенные вдали от наших глаз, и не всегда даже доступны обследованию объективными методами, лучевыми, в частности, да, расширяются возможности при них, но не всегда такое возможно. Есть определенная разрешающая способность того или иного метода, поэтому существует понятие профилактических осмотров, во-первых. Во второй аспект проблемы, если касается конкретно кожи, то любой элемент на коже, который вызывает у пациента сомнения, вопросы, они должны разрешаться именно при обращении к врачу. Мы не говорим – приходите к нам и мы вам будем все бородавки убирать – такого нет, такой установки нет, мы просто объясним, дифференцировано определим, что за элемент тот или иной, где бы он ни располагался, и можем посоветовать, как себя вести: успокоиться либо насторожиться, либо уже изначально начать удаление.

- Почему такой акцент делаете именно на коже?

- Потому что по локализации рак кожи является самым распространенным. Не всегда об этом говорим, потому что в принципе лечится он в целом в общей структуре в общем-то неплохо, как правило, вовремя диагностируется, вовремя лечится и, в общем-то, адекватными методами.

- Ну вот нехорошие звоночки, что должно убедить человека, что нужно сходить к врачу-онкологу и показать пятно или родинку? С чего начинается?

- Вот что касается видимых локализаций, вот кожи, в частности, да, пациент сам может обратить внимание, что состояние и вид этого элемента, особенно если он на лице и на других видимых участках, со спиной сложнее, кстати, на спину смотрит не каждый на свою внимательно, вот, а того, кто бы из находившихся рядом с удовольствием это делал, тоже не частая ситуация. Так вот, если пациент видит изменения элемента и считает, что вчера он выглядел так, а сегодня иначе, так не происходит за день.

- Ну, проще говоря, то, что родинка увеличивается?

- Да, есть признаки, которые могут насторожить.

- Вот я от вас и хочу узнать, расскажите об этих признаках.

- Расхожий термин, вот такая аббревиатура есть «АККОРД» – это начальные буквы тех признаков, которые обозначают. Это ассиметрия элемента, границы его, равномерность окраски, рост, ну и различные субъективные ощущения, которые он создает. Если появляется зуд, кровоточивость, воспаленность, и часто это сопровождается, обычно это еще и на фоне увеличения элемента – конечно же требует обращения к врачу. На приеме мы не только смотрим обычными глазами нашими, не у всех всевидящими, но нам приходят на помощь объективные приспособления, которые позволяют проводить, допустим, дерматоскопию, специальный набор инструментов с определенной разрешающей способностью, которые оптически внешне позволяют заподозрить те или иные изменения, которые требуют еще и уточнения.

- Напомню, у нас сегодня в эфире хирург-онколог Сергей Викторович Волков, задавайте свои вопросы, уважаемые слушатели – 2-066-066, прямой эфир, есть Viber, Telegram – 8-963-870-1000, пишите вопросы сюда. И еще хотела спросить... дальше, вот вы обнаружили рак кожи, вот этот нехороший элемент, какой-то участок. Вырезаете – и все? Или что дальше?

- Сперва мы должны доказать, что это то, что требует такого радикального вмешательства. Есть, существуют методы уточняющей диагностики, в частности, коль мы говорим о том, что опухоль злокачественная, характеризуется ростом генетически измененных клеток, в отличие от доброкачественной, то мы в первую очередь изучаем эти клетки в этом субстрате, который оттуда берем, поэтому биопсия позволяет нам уже с высокой степенью вероятности утверждать, что, да, это тот объект, который требует более радикального метода избавления от него, иссечения и уточняющей гистологической, иногда и с гистохимической диагностикой.

- Так, пришли вопросы, давайте я сейчас их озвучу. Виталий спрашивает: «У многих частных лабораторий есть анализы крови на онкомаркеры. Если ли в них смысл? Часто слышу мнения, они ничего не значат. Стоит ли периодически сдавать эти анализы?».

- Вопрос правильный, спасибо, Виталий. Отвечу следующим образом: коль тесты существуют, значит какую-то роль они в диагностическом процессе играют, но нельзя их универсализировать и изолировать от других методов диагностики. В онкологии мы часто используем их как контрольный способ, как способ контроля за эффективностью лечения прогрессированием, появлением рецидивов и прочее. Изолированно – ну иногда приходится обращать внимание на их изменение, но при этом мы понимаем, что они иногда повышаются в ходе выздоровления организма, репаративных процессов, когда количество митозов увеличивается, но при этом развиваются нормальные ткани. Важно не просто их увеличение, этих показателей, а кратность этого увеличения и взаимосвязь с другими объективными признаками того, что, наверное, это опухоль. Чаще мы их используем как уточняющую диагностику, а не как первостепенную.

- Еще пришли вопросы на сайт. «Как вы относитесь к соляриям», – вас спрашивают, – «Можно ли их посещать и как часто, если можно? Какие первые признаки меланомы можно увидеть у человека, который с медициной на «вы»?».

- Актуально. Солярий – ну я сам лично в солярий не хожу, и не потому, что я какой-то брезгливый человек или что, просто не вижу в этом для себя никакой необходимости. Может быть, был бы я женщиной, наверное, я бы иначе на это смотрел, но и тогда бы я, наверное, понимал, что все хорошо, что вовремя и в меру, во-первых. Во-вторых, солярий – это все-таки лучи искусственные, солнышко нас согревает и освещает лучами естественными, которые еще проходят специальный фильтр на Земле в виде различных естественных образований, атмосферы, в частности. В солярии же такого нет, причем поток лучом там совсем и по мощности, и они часто лишены возможности, значит, реализовать волновые свойства, интерференцию, допустим, ослабление потока на единицу площади. Ну что я могу сказать, ведь не каждый ходящий в солярий получает эту самую неприятность в виде онкологического заболевания. Но взаимосвязь статистическая в этом есть, поэтому каждый решает для себя сам, что для него важнее – красивее или здоровее.

- Но многие еще ходят в солярий, есть связь там – вырабатывается витамин D, какие-то там гормоны удовольствия, и даже зависимость от солярия.

- Совершенно.  

- Витамин D можно как-то без солнца принимать?

- Это такой витамин, который без участия ультрафиолета конечно можно принимать его в пероральной форме, у нас много лекарственных препаратов, содержащих. Напомню просто, что при всасывании из кишечного тракта лишь определенный процент поступает, и то в некоторых условиях – транспортные системы должны работать, системы усвоения, значит, прикрепления, фиксации и т.д., и запуска соответствующих биохимических реакций. Но вы поверьте мне, в солярий далеко не рахиты ходят, извините за такой поворот, и люди, которые там бывают, вряд ли страдают от дефицита витамина D.

- Есть еще мнение, что речной загар полезнее, чем южный морской, т.е. в своем регионе полезнее загорать, чем на юг стремятся, уедут все туда на 2 недели, а потом сгоревшие ходят.

- Совершенно верно. Загар сам по себе – он не вреден. Говорить, где он полезнее, где не полезнее, тут может быть не совсем и правильно, вернее отметить, где он более комфортный, если можно так сказать, где он более такой сочетающийся с теми условиями, в которых вы выросли, живете, пребываете. Переезжая в другие широты вы подвергаетесь облучению совсем под другим углом, во-первых, в другой атмосфере влажности, климатической зоне, попросту говоря, и кожа не всегда бывает к этому готова. Доказано, допустим, по той же меланоме, она чаще возникает у жителей – допустим, если сравнивается по статистике два региона – в Ирландии в 6 раз реже заболевают, чем в Индонезии, раком кожи. Вот такая вот зависимость от интенсивности инсоляции прослеживается вот на этом примере.

- Напомню, сегодня в «Здоровом подходе» у меня в гостях кандидат медицинских наук, врач-онколог Сергей Викторович Волков и призываю вас, уважаемые слушатели, звонить, задавать свои вопросы, пользуйтесь моментом, что у нас такой редкий специалист в гостях. У нас есть вопрос, есть звонок. Здравствуйте! Как вас зовут, ваш вопрос?

- Здравствуйте! Меня зовут Елена Ивановна.

- Да.

- У меня вот такой вопрос. У меня на виске как будто бы такое… как вот оно отекает, на виске прямо шишка, она мягкая. Что вот это может быть такое? К зубному я ходила, там они все посмотрели, никаких этих нету, у хирурга была, мне тоже ничего не сказали. Вот что мне делать? Но оно отекает, что делать?

- Отекает, да.

- Бросается в глаза.

- Спасибо, Елена Ивановна, за вопрос. Вот ваш вопрос как раз, к сожалению, показывает, что не всегда обращение к врачу вот так вот конструктивным образом решает вашу проблему. Надо найти врача-онколога, сходите к онкологу. Не видя то, что у вас сейчас есть, визуально не оценив, пальпаторно даже иногда приходится, я не могу вам точно сказать – что. Вопрос в том, давно ли существует, насколько быстрые изменения, которые с этим элементом происходят у вас. Если отекает, это значит показания к тому, что этот, каким бы он ни был, элемент – добро- или зло качественным, скорее всего, подлежит удалению. 

- Но есть элементы доброкачественные, вот вы выяснили, что они доброкачественные, были случаи, когда вы говорите: лучше не трогать, вот в определенном месте лучше не убирать?

- Нет, лично мне такого говорить не приходилось, если речь идет о доброкачественном элементе. Другое дело, если так в литературе мы встречаем такие примеры, когда любая опухоль, расположенная вблизи жизненно важных центров дыхания, головном мозге, стволе мозга, да, кровообращения – удаление чревато повреждением более важных жизненных структур. В этом случае может быть даже не радикально удаляем.

- Понятно. Здравствуйте, Любовь Максимовна! Ваш вопрос?

- Добрый день! Скажите, пожалуйста, Сергей Викторович, базалиомаэто рак кожи или нет? Если нет, как говорят врачи, то чем чревато, если ее не удалять?

- Спасибо!

- Спасибо, Любовь Максимовна! Базалиома – это базально-клеточный рак кожи, один из видов раков кожи, известных на сегодня. Есть плоскоклеточный рак кожи, есть базально-клеточный рак кожи. Вот если сравнивать эти два, то базально-клеточный признается менее злокачественным. Наличие опухоли подлежит ее удалению для того, чтобы она не росла, для того, чтобы она не вызывала осложнений в виде кровоточивости и воспаления, и воздействия на другие ткани. Она все равно будет увеличиваться, а уж таких размеров зачем ждать? Она удалима, я думаю, вполне, если случай не запущенный.

- Вы в эфире, как вас зовут?

- Александр.

- Да, Александр, ваш вопрос?

- Добрый день! Подскажите, пожалуйста, вот у меня у девушки образуются красненькие точки, которые потом чернеют и преобразуются в родинку. Это может быть злокачественное образование или доброкачественное? Как отличить от рака?

- Спасибо, Александр! Я думаю, не видя, а только основываясь на вашем описании, скорее всего речь идет о гемангиомах – узловых их формах, это элементы на коже, образованные плотно сплетенными мелкими сосудами, внутридермально расположенными. Со временем они немножко темнеют, но совсем не обязательно, что они черными становятся, а если они становятся темнее розового, цвет темно-вишневый, он тоже может быть вами воспринят как черный. Скорее всего, это гемангиомы, они относятся к порокам развития кожи, и, как правило, не являются злокачественными, подлежат удалению, если они вот так вот портят внешний вид, или, говоря современным сленгом, напрягают.

- Жить можно?

- Нужно, жить нужно всегда, а не просто можно.

- Можно и нужно. А мы продолжаем про диагностику. В начале эфира затронули – нас спрашивал Виталий – онкомаркеры делать, не делать. Ну сначала сходить к доктору, а потом делать онкомаркеры. Скажите, а МРТ можно ли самостоятельно, для особо пугливых, что называется, с плохой генетикой. Раз в год если делать МРТ, можно себя обеспечить спокойствием?

- Значит, МРТ можно делать кому угодно где угодно, надо помнить просто, что метод имеет свои побочные действия, и необходимо знать, какой орган вам нужно обследовать, потому что МРТ всего организма – это не очень зрелое решение. Лучше обсудить с доктором, что необходимо.

- Насколько эффективно МРТ показывает?

- Сам метод по сравнению с рентгенологическим, предположим, ультразвуковым, он является методом уточняющим, но не всегда он заменяет один другого, он является уточняющим методом, достаточно информативным, даже высокоинформативным, но есть и другие.

- У нас есть еще один звонок. Здравствуйте! Вы в эфире, как вас зовут и ваш вопрос?

- Мария Ивановна.

- Да.

- Что в первую очередь лечить, если меланома и рак мозга?

- Да, спасибо!

- Уважаемая Мария Ивановна! Хотелось бы узнать, что вперед выявлено было – либо меланома, либо изменения в головном мозге, иногда они бывают взаимосвязаны, редко бывают не связаны, но по статистике связь между ними прямая, поэтому нужно обратиться к доктору – к онкологу, чтобы первоочередность поражения тех или иных органов была установлена.

- Еще скажите по поводу – давайте закроем тему «Методы диагностики», вы сказали МРТ, насколько оно эффективно, еще есть метод ПЭТ, что это такое?

- Да, аббревиатура, это позитронно-эмиссионная томография – метод, используемый для определения распространенности, как правило, чаще всего, для распространенности либо контроля после лечения за процессом, как правило имеющий не солидный характер, т.е. не изолированной какой-то опухоли, а чаще это поражение какое-нибудь системных органов, например, лимфоидной ткани. Т.е. вводится изотоп, который избирательно оседает в предполагаемо поражаемых органах, и метод позитронно-эмиссионной томографии позволяет выявить накопление этого контраста в зависимости от пораженности тех или иных отдаленных по всему организму практически органов – вот в чем его суть.

- Виталий продолжает спрашивать в Telegram'е: «Когда начались головные боли, я пошел на МРТ, чтобы исключить опухоль мозга, потом уже нашел причину в другом месте. Практически все дедушки, бабушки умерли от онкологии ЖКТ в возрасте 70-80 лет. Мне сейчас 43, когда и как начинать обследоваться (желудочно-кишечный тракт)?».

- Виталий, независимо от того, какой орган поражен, методы все-таки обследования профилактического ежегодного никто не отменял, я о них уже говорил. Что касается наследственной предрасположенности, это совсем не факт, что обязательно именно у вас именно в определенном возрасте это и проявится, потому что пенетрантность генов – понятие, которое в общем предполагает развитие не в каждом поколении, или не обязательно, что в каждом поколении. Значит все зависит от того, какой орган вас беспокоит чаще всего.

- Желудочно-кишечный тракт.

- Ну, понятие не конкретное.

- Тут есть...

- Конечно.

- ...генетическая взаимосвязь? Расскажите.

- Определенная связь есть. Вот что касается семейного колоректального рака так называемого, т.е. рак толстой кишки, который наблюдается в поколениях одного семейства, то, да, это связь достаточно жесткая. Если мы говорим о поражении других органов и систем, тут все зависит еще от производящих причин – есть эти условия или нет. Если поджелудочная железа имеет наследственную предрасположенность в этом плане, т.е. проявляется, то факты, способствующие воспалению, раздражению, должны быть исключены по возможности, ну и так по другим системам органов. Есть у нас еще желудок, очень часто поражаемый в этом плане, как и пищевод, кстати. Если человек еще и курит, вот фактор риска, во-первых, заключается этот, во-вторых, контролировать состояние слизистой эндоскопическими, рентгенологическими исследованиями, ну и по другим лабораторным тестам. По другим органам и системам, рак печени – вот состояние особенное, оно в общем-то неплохо манифестируется теми же самыми онкомаркерами, о которых мы уже говорили, ну и общие биохимические анализы, безусловно. УЗИ не забываем, быстро воспроизводимый относительно, в общем-то безвредный метод, но достаточно информативный при хорошем аппарате, хороших глазах и голове исследующего.

- И, возвращаясь к вопросу Виталия, когда и как начинать обследоваться, т.е. ежегодно у того же гастроэнтеролога, раз беспокоит желудочно-кишечный тракт, да?

- Совершенно верно, да.

- И озвучить проблему, раз в год проходить определенные анализы.

- Если повторяются жалобы в течение года, значит, в зависимости, от этого и учащается периодичность этих самых уточняющих методов, так мы их назовем, потому что какая-то ахиллесова пята в этом смысле будет найдена, и вот в этом направлении проводить обследование.

- Напомню, у нас в гостях сегодня врач-онколог Сергей Викторович Волков, мы продолжаем. Вот часто говорят, что от рака невозможно застраховаться, дескать, ты можешь вообще никогда не курить, а заболеть раком легких. Так ли это?

- Совершенно верно, насчет страховки здесь все правильно, я с этим могу согласиться. А вот что касается своевременной диагностики, вот это один из методов той самой подстраховки, потому что методы делятся на 4 группы – это сверхранние, когда еще в зачатии, в эмбриональном развитии возможно предположить наличие тех или иных заболеваний онкологических; это ранняя диагностика, это когда опухоль диагностируется на 1-2-й стадии, это ранняя, когда на стадии не инвазивной – рак in situ так называемый, когда опухоль появилась, но еще связи с широкой сосудистой системой не обрела и не проникла за определенные анатомические мембраны. Далее – это ранняя. Своевременная – это когда рак диагностируется на 1-2-й стадии, и поздняя, когда диагностируется на 3-4-й стадиях. Вот наша задача, по крайней мере, в нашей жизни, второй уровень диагностики именно – ранняя и своевременная – как раз вот сделать наиболее возможной.

- А были чудеса – вот такие случаи, чудеса, когда рак 3-4-й степени – уходила опухоль, проходила? С чем это связано, есть ли у вас какая-то такая добрая статистика?

- Есть такая статистика, и со слов пациентов слышал я такое, но ни разу я не видел гистологически сам лично, со слов – да, убеждали меня, что такое было, оно уходит. Ну либо лечение, либо совпадение, либо еще что-то – какие-то факторы на это влияют, потому что организм – все-таки система самоорганизующаяся, и в определенных условиях она способна опухоль блокировать, но в определенных условиях, в общем, и не дать ей развиваться больше. Более того, сам был свидетелем того, как раз 4-й стадии у достаточно пожилой женщины преклонного возраста привел к тому, что молочная железа полностью у нее превратилась в опухоль и сама отпала. Я пришел к ней на перевязку на вызов, она снимает повязку – железы нет, ну и отдаленных метастазов мы у нее не нашли. Такие нечастые случаи, но они бывают, сам видел.

- Здесь какие методы профилактики для молодых женщин, чтобы не дошло до 3-4-й стадии?

- Желательно, чтобы не дошло и до первой.

- Да.

- Ни до рака, ни до нулевой так называемой. Ну что, я не буду говорить банально – здоровый образ жизни, но есть конкретны факторы, которые достоверно влияют на частоту возникновения той или иной неприятности, которые мы сегодня озвучиваем – это рак: курение, это хронические воспалительные заболевания, это неумеренное пользование теми же соляриями… Ну и, я не против прелестей жизни, но я еще считаю, что все хорошо, что вовремя и в меру. Какая вроде бы связь между курением и молочной железой? А вот интенсивность кровотока в определенные периоды жизни у женщин, она должна повышаться, а выкуриваемая сигарета не позволяет, редуцирует объемный кровоток в органе, поэтому ткань железистая может превратиться в соединительную, и дисплазия – вот прямой к ней путь.

- Доброкачественный, злокачественный рак достаточно распространен, и не раз у меня в гостях были онкологи, которые говорили, самое важное – это прийти рано, все излечимо, все убираемо, но есть такое, как бы помнить нужно пациентам, которые излечились от рака – не ездить на моря, ходить в баню – это все противопоказано, т.е. жизнь меняется.

- Надо сказать, что если звоночек какой-то прозвучал в какой-то период времени, о нем забывать не стоит, просто надо с удовольствием понимать, что в этой жизни вы, наверное, что-то выиграли, и этим выигрышем надо дорожить. И надо помнить о том, что дисциплина в жизни – понятие не отвлеченное и не какое-то абстрактное, это конкретно. Для кого-то конкретика – это вот именно контроль за собственным здоровьем. Есть другие ценности, но, думаю, вот эта непревзойденная. Поэтому режимы, все те стандарты, которым вас уже обучили в период вашего первого прихода на этот этап в своей жизни, о них должны помнить, о них нужно помнить и соблюдать то, что когда-то вас избавило от неприятности.

- Т.е. если врач назначил какую-то определенную программу наблюдения за возможными рецидивами, всем этим не пренебрегать?

- Программа эта всегда существует, она реализуется, многие пациенты почему-то, да, именно пренебрегают.

- У нас еще есть вопрос. Вы в эфире, как вас зовут?

- Здравствуйте! Меня Виктор зовут.

- Да, Виктор.

- У меня вопроса нет, я хотел просто поблагодарить Сергея Викторовича, мы с маленьким сыном были у него пару раз на приеме, очень профессионально, вежливо, добродушно отнесся, сын его долго вспоминал.

- Спасибо!

- Виктор, спасибо, сейчас расплачусь. Редко услышишь такие признания. Для того мы и работаем.

- Да, мне кажется, благодарят вас, у вас такая работа, что вас благодарят и, я не знаю, подарки носят и т.д., есть?

- Подарки не носят, я их не ожидаю, мне важно, чтобы человек пришел и улыбался, и был адекватно настроен и адекватно представлял тот вопрос, по которому он обратился – это самая великая благодарность, потому что общаться с ним легче, и у нас плодотворно происходит общение.

- Здравствуйте! Как вас зовут?

- Здравствуйте! Извините, пожалуйста, мне нужно вопросы гостю?

- Да.

- Вот у меня онкология, мне поставили... ну, не поставили, проверили какую-то бородавочку, прокол сделали, и после этого врач сказала у вас ничего страшного нет, а потом у меня увеличилась и так отдает, симптомы какие-то на грудной кости вот было.

- Да.

- Так куда на консультацию, пожалуйста?

- Если до сих пор этот элемент, который вас то беспокоил или беспокоит, есть, присутствует, надо, наверное, кому-то показать еще, потому что, как правило, элементы на коже не пунктируются, они не такие большие, чтобы их убрать, и обо всем, по крайней мере, быть удовлетворенным тем, что выполнили это радикально, независимо от того – добро- ли, зло- ли. Если визуально есть признаки какие-то сомнительные, лучше изначально перестраховаться и удалить как недоброкачественный или переходный вариант, поэтому надо ее показать сейчас, обычно их не пунктируют, обычно их убирают так, чтобы можно было гистологическое исследование провести.

- Ну вот как лепешечка, небольшой, конечно, вот 8 сантиметров, 6-5.

- Сантиметров?

- Я хотела спросить у вас, Сергей Васильевич, куда на консультацию бы мне?

- Сергей Викторович разрешил дать свой сотовый телефон для связи: 8-902-794-08-33. Звоните, консультируйтесь, записывайтесь на прием. Еще раз напомню, что хирург-онколог Сергей Викторович Волков был гостем сегодняшней программы «Здоровый подход», я прощаюсь с вами. Пусть у вас будет меньше пациентов!

- Спасибо вам!

- До свидания!

- До новых встреч!

____________________

Программа вышла в эфир 21 июня 2016 г.

Читайте также:
«К нам в клинику обращаются наши соотечественники, уже побывавшие в зарубежных центрах. Потому что ресурс, для ведения системной терапии, которая вызывает большие побочные эффекты, в этих странах ограничен», — Надежда Гаряева, главный врач клиники онкологии «Лимфатек»
«Катетеры и порт-система имеют минимальный риск инфицирования, могут использоваться месяцами и годами соответственно. То есть столько, сколько необходимо пациенту для лечения его заболевания», — Александр Сидоров, руководитель центра лечения боли «Лимфатек»
«Подытоживая, на территории Пермского края лечить онкологическое заболевание мы можем полноценно. Есть нюансы, но встречаются они редко, когда на нашем этапе мы не справляемся», — Марина Другова и Антон Жигулев, главврач центра медпрофилактики и замглавного врача краевого онкодиспансера
Обсуждение
5035
0
В соответствии с требованиями российского законодательства, мы не публикуем комментарии, содержащие ненормативную лексику, даже в случае замены букв точками, тире и любыми иными символами. Недопустима публикация комментариев: содержащих оскорбления участников диалога или третьих лиц; разжигающих межнациональную, религиозную или иную рознь; призывающие к совершению противоправных действий; не имеющих отношения к публикации; содержащих информацию рекламного характера.